Н. В. Загладин Всемирная история. XX век. 10-11 классы



страница11/25
Дата22.04.2016
Размер5.17 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   25

Глава 6. ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ И РАЗВИТИЕ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ


Идеи всегда оказывали большое влияние на общественное развитие. Еще Аристотель говорил о «состоянии умов», которое могло повлиять на стабильность общества или его изменение.

Во все времена, прежде чем назревшие перемены воплощались в политических действиях, преобразованиях, идеи о необходимости преобразований должны были не только сформироваться, но и овладеть достаточно широкими слоями населения. При этом содержание и форма изложения данных идей неизбежно отражали характер и уровень развития общества в целом, состояние его политической культуры. Например, в средневековой Европе господствовало религиозное сознание. Преобладающее духовное влияние оказывала римско-католическая церковь, ориентировавшаяся на защиту незыблемости существующих порядков. Соответственно, покушения светских феодалов на церковные земли, затем первые выступления зарождавшейся буржуазии против ограничивающих ее права сословных перегородок сопровождались распространением ересей, альтернативных вероучений. Не ставя под сомнение основные положения христианства, те, кого считали еретиками, отрицали право римско-католической церкви выступать посредником между человеком и Богом. Так получили распространение кальвинизм, лютеранство, англиканство и иные формы протестантизма, который стал религиозной основой идеологии первых буржуазных революций Европы в Голландии и Великобритании.

В сфере духовной жизни эпоха Просвещения была связана с разрушением религиозно-мистических представлений, отводивших человеку роль инструмента в руках высших сил, ориентировавших на покорность судьбе. Рациональное объяснение мира было проникнуто верой в человека, в его способность к самореализации, к активному влиянию на условия его жизни.

В XIX веке, с его достижениями в области естественных наук и техники, новые идеи, претендовавшие как на обоснование необходимости изменений в обществе, так и на оправдание проводившейся политики, стали обосновываться научными (или наукообразными) аргументами. Объективно роль науки еще больше возросла в XX веке, когда актуальной стала проблема упорядочения процессов социально-экономического развития. В то же время возросло значение духовной культуры как инструмента отражения новых, противоречивых реальностей мира, осмысления новых тенденций в социальном и политическом поведении людей.


§ 19. ТЕНДЕНЦИИ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ


Начало XX века было связано со значительным ростом многообразия течений и направлений в литературе, изобразительном, театральном искусстве. В среде творческой элиты усиливались настроения пессимизма, озабоченности будущим, росло стремление к переосмыслению прошлого философского, историко-культурного наследия.

Эти настроения отразили те реальности, которыми ознаменовалось наступление нового века. Успехи естественных наук разрушили упрощенные, вульгарно-материалистические представления о простоте мира. Развитие индустрии, рост городов с их обезличенными промышленными пейзажами, стандартизация образа жизни, быта и потребления порождали представление о неестественности, искусственности происходящих перемен. Обострение социальных проблем, к решению которых общество было не готово, массовые движения социального протеста, митинги, манифестации, связанные с возникновением массовых партий и профсоюзов, одновременно и пугали, и восхищали творческую интеллигенцию. Ощущая, что прежний мир, с четкими социальными перегородками, упорядоченностью, уходит в прошлое, она стремилась осознать, понять, что идет ему на смену.

Первая мировая война, вспыхнувшая между нациями, считавшими себя цивилизованными, превратившаяся в многолетнюю бойню, усилила настроения скептицизма в отношении перспектив европейской цивилизации. Многие мыслители (немецкий философ О. Шненглер, 1880—1936) предрекали закат европейской культуры, наступление эры «нового Средневековья» (русский философ Н.А. Бердяев, 1874—1948). Скептицизм в отношении традиционной европейской культуры был порожден также расширением горизонтов знания, благодаря которому европейцы открыли для себя культуру народов Востока (Тибета, Китая, Японии, Индии), африканских народов, афро-американцев, американских индейцев, доко-лумбовой Америки и т.д.

Отрицание возможности неуклонного поступательного развития общества, идея которого была преобладающей в европейской науке в XIX веке, нашло отражение у многих мыслителей, стремящихся постичь логику исторического процесса. Так, английский историк А. Дж. Тойнби (1889—1975) рассматривал мировое развитие как процесс смены локальных цивилизаций, каждая из которых проходит своеобразный жизненный цикл от рождения до надлома, упадка и умирания. Тойнби искал ответ на вопрос — имеет ли современная ему западная цивилизация силы, чтобы разорвать этот цикл, достичь новых горизонтов развития? Как считал отечественный ученый Л.Н. Гумилев, каждый этнос (народ) проходит несколько этапов в своем развитии — от возникновения, взлета энергии (пассионарности) до упадка и исчезновения. При этом главным источником этногенеза (процесса зарождения и развития этносов) Гумилев считал взаимодействие этносов со средой их обитания.

Подобные идеи были попыткой синтезировать миросозерцательные, религиозно-этические воззрения Востока с материалистической, механистической философией Запада. Их авторы не отрицали поступательности происходящих в мире перемен. По мысли Тойнби, каждая сменявшаяся цивилизация опиралась на достижения предшествовавших ей культур, достигала новых, более высоких рубежей развития. В то же время это развитие уже не воспринималось как чисто механическое увеличение объемов производства и потребления.

Большое влияние на образ мышления, мировосприятие интеллектуалов оказало преодоление упрощенных взглядов на самого человека. Это было связано с развитием культурологии, психологии, достижениями социальной мысли.

В духовной жизни, в восприятии мира философской мыслью в первой половине XX века выделились два основных направления: рационалистическо-прагматическое и иррационалистическое.

Иррационализм, в известной мере, опирался на достижения науки, в частности на выводы 3. Фрейда (1856—1939) — австрийского психиатра, эмигрировавшего в Англию. По мнению Фрейда, психика человека имеет сложную структуру, включающую несколько уровней. Помимо осознаваемого, индивидуального человеческого «Я», выделялось «сверх-Я» — усвоенные от родителей культурные, ценностные установки, определяющие поведение человека в обществе, и «Оно» — основа психики, которую составляют инстинкты и влечения. Важнейшим инстинктом Фрейд считал сексуальный. Порождаемая им эротическая энергия (либидо) могла якобы воплощаться (сублимироваться) в различных формах деятельности, в том числе и в творчестве.

Поведение человека, по мнению 3. Фрейда, в значительной мере определяется неосознаваемыми им мотивами. Они могут выражаться на языке культуры, не воспринимаемом в рациональных категориях, будучи формой материализации психической энергии бессознательного. Грань между «нормальным» и «ненормальным» в культуре, по Фрейду, условна. Она определяется не беспристрастными приборами, а людьми, которые исходят из мнений, суждений, предрассудков, меняющихся с течением времени, неодинаковых в разных обществах.

Швейцарский психиатр К. Юнг (1875—1961), развивая идеи Фрейда, считал, что именно в культуре находит выражение отношение человека к смыслу жизни, деятельности, добру и злу, справедливости и несправедливости, нормальности и ненормальности. Будучи порождением подсознательных мотивов человека, культура выступает по отношению к нему одновременно внешним и внутренним фактором. Это определяет возможность конфликта между осознанными стремлениями и внутренними ограничениями на их реализацию, такими как совесть, честь, достоинство.

К. Юнг ввел в оборот науки такое понятие, как «коллективное бессознательное». По мнению Юнга, в основе мышления, воображения личности лежат некие первичные образы — архетипы, одинаковые у всех людей и сформировавшиеся в незапамятные времена, когда человек жил в единстве с природой (образы матери-земли, мудрого старца, демона и т.д.). Архетипы выражали себя в мифологии, религии, магии, искусстве, призванных компенсировать отдаление человека от природы. Чем больше развивалась сфера сознания, особенно в условиях индустриальной европейской цивилизации, тем больше сознание становилось невосприимчивым к архетипам подсознания. Итогом стало распространение не только индивидуальных, но и массовых психозов, к следствиям которых Юнг относил массовые движения, войны, революции. Это, по его мнению, свидетельствовало о вторжении в культурную жизнь людей иррациональных сил, «коллективного бессознательного», проявляющегося в самых грубых и примитивных формах.

Развивая идеи К. Юнга, французский философ К. Леви-Строс утверждал, что хотя человек применяет условные знаки, символы (буквы, цифры) сознательно, в сфере культуры человек создал мир символов, выражающих бессознательные начала разума. А потому духовная культура в очень большой мере условна, построена на символах, иррациональных началах и понятиях.

Всем ли понятна и доступна символика культуры? Согласно мнению многих философов (в частности, Й. Хейзинга, 1872—1945, X. Ортега-и-Гассета, 1889—1955), утилитарный, материалистический подход к жизни, превращающий труд, производство и потребление в идеал и идола, уничтожает дух подлинной культуры. Ее вытесняет суррогат, создаваемый для полуграмотных масс, вступающих в духовную жизнь, в то время как подлинная духовность и культура развиваются и понимаются лишь немногими, элитой.

Основоположником рационалистически-прагматического подхода к культурной жизни принято считать американского философа Д. Дьюи (1859—1952). Его подход к познанию и творчеству, получивший название прагматического, предполагал, что они не более чем инструменты решения жизненных задач, позволяющие рационально организовать свое поведение.

Когда человек добивается жизненного успеха он, по мнению Д. Дьюи, добивается гармонии с окружающим миром, получая от этого эстетическое наслаждение. Искусство в этой системе выступает как особая форма обобщения жизненного опыта, не имеющая самостоятельного познавательного, интеллектуального значения, как форма разрешения личных проблем человека, плохо приспособленного к среде. Культура прошлого, считал Дьюи, имеет лишь музейную ценность, если она не связана с повседневным, текущим опытом человека.

Своеобразными формами прагматизма в XX веке стало отношение к культуре, искусству как к инструментам достижения определенных идейно-политических целей. Подобное отношение сложилось в среде тех деятелей культуры, которые сами непосредственно принимали участие в политической борьбе и деятельности. Так, в Германии в 1931—1933 гг. действовал «Союз революционных художников», во Франции в 1932—1935 гг. — «Ассоциация революционных писателей и художников». В Мексике под влиянием революционных событий 1910—1917 гг. сложился «Революционный синдикат работников техники и искусства». Аналогичные организации существовали и в других странах. Характерной чертой революционного искусства было обращение к конкретным, социальным проблемам общества, стремление быть понятым массами, звать их к действию.

Другим вариантом политического использования искусства была его обращенность к национальной идее, особенно популярная в Германии как в начале века, так и в 1920—1930-е гг. Восхваление славного прошлого, подлинной народности, обычно ассоциируемой с идиллическим изображением крестьянской темы, выступало формой компенсации неудовлетворенного или униженного национального самосознания, готовило духовную почву прихода к власти партий национального реванша.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ



Из книги Хосе Ортега-и-Гассета «Восстание масс»:

«С Европой происходит что-то странное и нездоровое. Европейские заповеди утратили силу, а других пока что не видно. Европа, говорят, перестает править, а заменить ее некому. Под Европой прежде всего и главным образом подразумевается триумвират Англии, Франции и Германии. На участке планеты, который они занимают, был выработан тот модуль человеческого существования, в соответствии с которым преобразовывался мир. И если, как сейчас утверждают, эти три народа пришли в упадок и жизненная программа их обесценена, нечего удивляться, что мир распадается <...>

Какое-то время этот распад радует и даже внушает смутную надежду. Подневольным кажется, что с них свалилась тяжесть. Заповеди с того самого дня, когда их запечатлели в камне и бронзе, хранят эту тяжесть. Этимологически «править» — руководить — означает заставлять, загружать человека, не давать его рукам воли. Правление — это неослабное бремя. Подневольные всего мира уже по горло сыты принуждением и понуканием, и для них празднично время, лишенное тягости императива. Но праздник недолог. Без заповедей, диктующих образ жизни, она становится неприкаянной. Лучшие из молодых уже испытывают это нестерпимое внутреннее чувство. Ощутив себя свободными, ничем не связанными, не обремененными, они ощутили пустоту. Неприкаянная, невостребованная жизнь — больший антипод жизни, чем сама смерть <...>

Конец правления Европы не представлялся бы столь серьезным, будь у нее преемник. Но ждать его неоткуда».



Из работы К. Ясперса «Смысл и назначение истории»:

«В настоящее время мы все осознаем, что находимся на рубеже истории, живем в период, который уже сто лет назад сравнивали с закатом античного мира, а затем все глубже стали ощущать его громадное значение не только для Европы и западной культуры, но и для всего мира. Это век техники со всеми ее последствиями, которые, по-видимому, не оставят ничего из всего того, что на протяжении тысячелетий человек обрел в области труда, жизни, мышления, в области символики <...>

Техника радикально изменила повседневную жизнь человека в окружающей его среде, насильственно переместила трудовой процесс и общество в иную сферу, в сферу массового производства, превратила все существование в действие некоего технического механизма, всю планету — в единую фабрику. Тем самым произошел — и происходит по сей день — полный отрыв человека от его почвы. Он становится жителем Земли без родины, теряет преемственность традиций. Дух сводится к способности обучаться и совершать полезные функции.

Эта эпоха преобразований носит прежде всего разрушительный характер. Сегодня мы живем, ощущая невозможность найти нужную нам форму жизни. Мир предлагает нам теперь не много истинного и прочного, на что отдельный человек мог бы опереться в своем самосознании.

Поэтому человек живет либо в состоянии глубокой неудовлетворенности собой, либо отказывается от самого себя, чтобы превратиться в функционирующую деталь машины, не размышляя предаться своему витальному существованию, теряя свою индивидуальность, перспективу прошлого и будущего, и ограничиваться узкой полоской настоящего, чтобы, изменяя самому себе, стать легко заменяемым и пригодным для любой поставленной перед ним цели, пребывать в плену раз и навсегда данных, непроверенных, неподвижных, недиалектических, легко сменяющих друг друга иллюзорных достоверностей.

Тот же, кто таит в себе недовольство, проявляющееся в вечном беспокойстве, постоянно ощущает внутренний разлад. Он вынужден всегда носить маску, менять эти маски в зависимости от ситуации и от людей, с которыми он общается. Он говорит все время «будто бы» и перестает постигать самого себя, так как, нося постоянно маску, он в конце концов сам уже не знает, кто он. Если человек лишен почвы, отзвука своего подлинного бытия, если он не пользуется больше уважением <...> если люди не возвышают мне душу скрытым в их существовании, взывающим ко мне требованием из глубин внутреннего бытия, тогда беспокойство превращается в отчаяние...»



Из книги А. Дж. Тойнби «Цивилизация перед судом истории»:

«Западный мир стал очень обеспокоен собственным будущим, и наше беспокойство есть естественная реакция на угрожающую ситуацию, в которой мы оказались. А ситуация действительно угрожающая. Обзор исторического пейзажа в свете известных нам данных показывает, что к настоящему моменту история повторялась около двадцати раз, воспроизведя общество такого вида, к которому принадлежит наш Западный мир. И что, за вероятным исключением нашего собственного общества, все представители этого вида обществ, называемых цивилизациями, уже мертвы или находятся в стадии умирания. Более того, когда мы детально рассматриваем эти мертвые или умирающие цивилизации, сравнивая их между собой, мы находим указание на повторяющуюся схему процесса их надлома, упадка и распада. Естественно, мы задаем себе вопрос, не должна ли именно эта глава истории неизбежно повториться и в нашем случае».


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какое место занимает духовная культура в развитии общества? Почему ее значение в XX веке возросло?

2. Назовите важнейшие, на ваш взгляд, изменения в духовной жизни, культуре стран мира в первой половине XX века?

3. Какие проблемы отразило развитие философской, социальной мысли? Чем они отличались друг от друга, что нового внесли в представления о человеке и обществе? Какое влияние они оказывали на духовную жизнь общества?

4. Как вы думаете, почему идеи 3. Фрейда имеют довольно широкое распространение в наше время?

5. Почему в первой половине XX века приобрели широкую популярность идеи «заката Европы»? Проиллюстрируйте ваш ответ примерами из приложенных текстов. Как вы считаете, насколько были обоснованы пессимистические оценки будущности европейской цивилизации?


§ 20. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО И АРХИТЕКТУРА


В XX веке в изобразительном искусстве продолжали свое творчество такие представители классического реализма, как И.Е. Репин и В.И. Суриков. Импрессионисты, К. Моне, О. Ренуар, Э. Дега и другие, стремились с помощью игры красок отразить красоту мира в простых, окружающих человека явлениях и предметах. Эти направления, как и постимпрессионизм, предпринимавший попытки как бы раздвинуть горизонты пространства (П. Сезанн), имели немало последователей. В то же время в рамках поиска новых подходов к отражению сущности мира в начале века сложился ряд модернистских направлений изобразительного искусства, оказавших большое влияние на последующее развитие художественной культуры.

Одним из новых направлений начала века был примитивизм — попытка увидеть мир как бы детскими глазами, сохранить связь с усложняющейся действительностью, выразить самые общие, всем понятные его черты. В стиле примитивизма на раннем этапе своего творчества писал французский художник А. Матисс, называвший направление своего творчества фовизмом. Кубизм, родоначальниками которого была группа французских художников — П. Пикассо, Ж. Брак, X. Грис, Ф. Леже, Г. Аполлинер, М. Жако — стремился передать не облик, а конструкцию, архитектонику предмета. Кубизм, особая форма примитивизма, акцентировавшая внимание на стереометрии предмета, изображала мир в виде взаимосвязанных геометрически правильных фигур. Наибольшую известность приобрел П. Пикассо, создавший в 1937 г. композицию «Герника», посвященную трагедии жителей испанского города, уничтоженного бомбами германской авиации во время гражданской войны в Испании.

Типичным порождением начала XX века стал футуризм — творческий стиль, зародившийся в начале века в Италии. Он не только идеализировал то новое, что принесла в жизнь человечества индустриальная эпоха, но и претендовал на создание культуры будущего. Первый Манифест футуризма, написанный писателем Ф.Т. Маринетти в 1909 г., призывал к разрушению «старого мира» и его памятников, воспевал войну, насилие, революцию, достижения техники. Футуристы мечтали не только о новой технике, новых городах, свободно парящих в воздухе, но и о новой расе людей. Художники-футуристы У. Боччони, К. Карр, Л. Руссоло передавали динамику движения, перемен. Руссоло пытался также воплотить футуризм в музыкальном творчестве, создав так называемую музыку механических шумов, используя такие предметы, как гудки, пишущие машинки, счеты и т.д. Футуризм был популярен и в России кануна войны. В частности, одним из приверженцев нового, нетрадиционного футуристического стиля в поэзии был В. Маяковский. Показательно, что футуристы, как правило, поддерживали резкие перемены в жизни общества. Так, Маринетти сблизился с Муссолини, считая фашизм своего рода футуристическим экспериментом, делающим реальным любые утопии.

Почти одновременно с футуризмом появляется такое направление художественного творчества, как абстракционизм — создание абстрактных композиций из геометрических форм.

Родоначальниками абстракционизма были В. Кандинский, П. Мондриан, К. Малевич, последний определял свое творчество как суперматизм. Они стремились полностью освободить искусство от необходимости отражения реальности, ограничивающей свободу творчества художника. Вершиной абстракционизма принято считать «Черный квадрат» на белом фоне К. Малевича (1913). Некоторые художники, близкие к абстрактному направлению в живописи, экспериментировали с попытками передать цветом и формой музыкальные мотивы (М. Чюрленис, А. Хёльцель).

Развитием новаторских, технократических идей в 1920-е гг. стал конструктивизм, пытавшийся максимально сблизить культуру с инженерным творчеством, рационализировать творчество. Конструктивизм впоследствии развился в искусство дизайна. Первая лаборатория дизайна была создана в Германии (школа Бахауз, 1919—1932). Наиболее популярен был конструктивистский стиль в архитектуре, самыми яркими представителями которого были Ле Корбюзье и И. Леонидов. В 1922 г. Корбюзье создал проект «Города будущего» на 3 млн. жителей, лишенного привычного деления на центр и окраины. Идеи конструктивизма состояли в том, что подлинную красоту способен создать только строительный гений человека, организующий пространство более рационально и эстетично, чем природа.

Особым направлением конструктивизма стала так называемая тоталитарная архитектура, зародившаяся в Германии. Ее цель состояла в том, чтобы, не останавливаясь перед затратами, увековечить в камне величие новой империи А. Гитлера, потрясти воображение и немцев, и представителей покоренных народов. Идея воздвижения монументальных сооружений, символизирующих достижения СССР, не оставляла и И.В. Сталина, однако ограниченность ресурсов помешала реализации наиболее амбициозных проектов.

Пессимизм в отношении реальностей технологизирующегося мира нашел свое выражение в стиле модерн, зародившемся в конце Х1Х-начале XX века в Германии. Его духовным двойником была поэзия символизма. Для модерна и символизма характерно обращение к мистическим, персонифицированным образам природы, символам мрака, ночи и разрушения, выражающим глубинную связь явлений. Модерн, охвативший и живопись, и зодчество, и прикладное искусство, и графику, отрицал традиции Ренессанса и эпохи Просвещения, обращался к основам национальной культуры (нордическо-германской, кельтской, русской). Классическим примером модерна является творчество М. Врубеля, Г. Климта.

Индустрия XX века использовала популярность стиля модерн, применяя созданные им орнаменты в предметах широкого потребления, быта, что обеспечило ему долгую жизнь, хотя и привело к творческой деградации. В архитектуре стиль модерн пытался уйти от привычной симметрии технологичных конструкций, создать многообразие форм. Его развитием был стиль неоклассики, воспроизводивший формы средневековой архитектуры.

Влияние бурных событий периода первой мировой войны и последующих социально-политических потрясений обусловило наступление нового этапа в художественной жизни, определяемого как неомодернизм.

Наиболее скандальную известность приобрел дадаизм, получивший такое название от словосочетания «дада», обозначающего бессвязный лепет новорожденного ребенка. Дадаисты (Т. Тцара, М. Дюшан, К. Швиттерс и другие), считая возникшую цивилизацию омерзительной, отвергали ее основные ценности, в том числе и эстетические. В их творчестве преобладал гротеск, стремление шокировать публику изображением наиболее антиэстетичных, отталкивающих сторон жизни.

Гротескные тенденции проявились и в другом течении, скептически воспринимавшем достижения европейской цивилизации, — экспрессионизме, зародившемся в Германии и проявившем себя в живописи, музыке, литературе. Экспрессионизм характеризуется повышенной эмоциональностью, выражающейся через буйство звуков, красок, отрицанием эмпирического, житейского, обыденного опыта, обращением к иррациональности, апокалиптизму. Одним из самых известных представителей экспрессионизма в живописи является М. Шагал.

Идеи дадаизма, романтизм экспрессионизма отразились в сюрреализме — культурном течении, зародившемся в 1920— 1930-е гг. Согласно эстетическим воззрениям сюрреалистов, художник, поэт, писатель — бог-творец, созидающий собственный мир — сверхреальность (сюрреальность). Эта сверхреальность неподвластна законам обыденного мира, в ней текучи время и пространство, она иррациональна, символична, открыта грезам, фантазиям, чуду. Самым известным представителем сюрреализма является С. Дали, дань ему отдавали М. Шагал и П. Пикассо.

В первой половине XX века возрастающее влияние на тенденции в художественном творчестве стали оказывать национальные традиции регионов, ранее находившихся на периферии развития мировой культуры. Так, в Латинской Америке сложилась самостоятельная школа художников-монументалистов (Д. Ривера, Д. Сикейрос), стремящихся сочетать национальные реалистические традиции (лирический пейзаж, бытовой мотив, правдивый портрет) с показом эпических картин истории, патетики революционной борьбы. В то же время новые течения в изобразительном искусстве проявлялись в небольшой группе стран, они оказывали лишь ограниченное влияние на творчество большинства народов мира.

Большое развитие первоначально во Франции, затем и в других странах получило искусство плаката (А. Тулуз-Лотрек, П. Боннар), карикатуры (Ж. Эффель, журнал «Сатирикон» в России). Этот вид живописи непосредственно был связан с текущими политическими проблемами и интересами, обращен к широким массам населения.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Из Манифеста 20 февраля 1909 г. Ф.Т. Маринетти:

«Мы молоды, сильны, живем в полную силу, мы футуристы!

А ну-ка, где там славные поджигатели с обожженными руками?

Давайте-ка сюда! Тащите огня к библиотечным полкам! Направьте воду каналов в музейные склепы и затопите их! И пусть течение уносит древние полотна! Хватайте кирки и лопаты! Крушите древние города! <...>

Не где-нибудь, а в Италии провозглашаем мы этот манифест. Он перевернет и спалит весь мир. Сегодня этим манифестом мы закладываем основы футуризма. Пора избавить Италию от всей этой заразы — историков, археологов, искусствоведов и антикваров <...> Не существует красоты вне борьбы, нет шедевров без агрессивности. Мы на мысе веков <...> Пространство и время умерли вчера. Мы прославляем войну — единственную гигиену мира, милитаризм, патриотизм, разрушительный жест анархистов, жест, обрекающий на смерть и презрение к женщине <...> Мы будем воспевать рабочий шум, радостный гул и бунтарский рев толпы, пеструю разноголосицу революционного вихря в наших столицах; ночное гудение в портах и на верфях под слепящим светом электрических лун. Пусть заводы привязаны к облакам за ниточки вырывающихся из их труб дыма. Пусть мосты гимнастическим прыжком перекинутся через ослепительно сверкающую под солнцем гладь рек. Пусть пройдохи пароходы обнюхивают горизонт. Пусть широкогрудые паровозы, эти стальные кони в сбруе из труб, пляшут и пыхтят от нетерпения на рельсах. Пусть аэропланы скользят по небу, а рев винтов сливается с плеском знамен и рукоплесканиями восторженной толпы».

Из предисловия к первому номеру журнала «Сюрреалистическая революция» Жак-Андре Буаффара, Поль Элюара, Роже Витрака, 1924 г.:

«Мы все зависим от милости грез, мы обязаны грезам, ощущая их власть, когда бодрствуем. Это страшный тиран, обряженный зеркалами и вспышками. Что такое бумага и перо, что такое письмо, что такое поэзия перед этим гигантом, который держит своими мышцами мускулы облаков? Вы бормочете что-то запинающимся языком при виде змеи, не ведая о мертвых листьях и ловушках из стекла, вы боитесь за свое состояние, за свое сердце и свои удовольствия, и вы ищете в тени грез математические знаки, которые сделают вашу смерть более естественной. Иные, и это пророки, слепо направляют силы ночи к будущему, заря говорит их устами, и восхищенный мир ужасается или поздравляет себя с праздником. Сюрреализм открывает двери грезы всем тем, для кого ночь слишком скупа. Сюрреализм — это перекресток чарующих сновидений, алкоголя, табака, кокаина, морфина; но он еще и разрушитель цепей; мы не спим, мы не пьем, мы не курим, мы не нюхаем, мы не колемся — мы грезим».

Из Второго манифеста сюрреализма А. Бертона, 1929 г. Антология французского сюрреализма:

«Проблема социальной активности — это лишь одна из форм более общей проблемы, которой занимается сюрреализм; а проблема эта звучит так: человеческие способы выражения во всех их формах. Тот, кто говорит о выражении, говорит прежде всего о языке. А потому не удивительно, что вначале сюрреализм полагал себя исключительно в сфере языка <...> Логические механизмы предложения оказываются все более и более неспособны сами по себе обеспечить человеку то эмоциональное потрясение, которое лишь одно способно придать его жизни некоторую ценность. И напротив, продукты этой деятельности — спонтанной или еще более спонтанной, непосредственной или еще более непосредственной, продукты, которые сюрреализм предлагает во все возрастающих количествах, то есть книги, картины и фильмы, на которые человек прежде взирал в ошеломлении, теперь эти продукты окружают его со всех сторон, и именно им он с большей или меньшей робостью перепоручает задачу изменения самого способа своей чувственности».

Набоков В. Собр. соч.: В 5 т. Т. 3., М.,1997. С.575-576:

«Я не вижу какой-либо существенной разницы между абстрактным и примитивным искусством. И то и другое искренне и просто. Естественно, в этих вопросах не следует обобщать — в счет идет только отдельный художник. Если, однако, мы на мгновение примем общую идею современного искусства, нам придется признать, что беда его в том, что оно слишком банально, подражательно и академично. Пятна и кляксы просто-напросто заменили общедоступные красивости столетней давности — изображения итальянских девушек, благообразных нищих, романтических руин и так далее. Но подобно тому как среди этих банальных полотен могло попасться творение подлинного художника, с более богатой игрой света и тени, с какой-то невиданной чертой неистовства или нежности, так и в ряду банальностей примитивного или абстрактного искусства можно наткнуться на проблеск большого таланта».


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. В чем состояли особенности отражения мира представителями различных направлений изобразительного искусства, архитектуры?

2. Какие черты отличали модернистское направление в живописи, архитектуре, дизайне?

3. Что такое неомодернизм? Какими течениями он был представлен в 1920—1930-е гг.?

4. Сравните манифесты футуристов и сюрреалистов. Что в них общего, что различного? В чем вы видите принципиальные различия взглядов представителей этих течений в искусстве?

5. Назовите известные вам произведения художников, архитекторов первой половины XX века? Какие из них и почему особенно привлекают ваше внимание?

6. Чем вы объясните активный поиск новых форм отражения мира в художественном творчестве первых десятилетий XX века не только в развитых странах, но и на периферии развития мировой культуры?

§ 21. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА, МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ, ТЕАТР, КИНО


Большое влияние на литературу XX века оказало оформившееся в прошлом веке направление критического реализма, обращающегося к нерешенным в обществе проблемам, судьбам людей, вырванным обстоятельствами из привычных условий существования.

Его развитием стало течение психологического реализма, наиболее яркими представителями которого были У. Фолкнер, Э. Хемингуэй, Г. Бёлль, С. Цвейг, А. Сент-Экзюпери и другие. В центре внимания их творчества — личность, ее судьба в меняющемся мире, внутренний мир, поиск смысла жизни. Их герой — человек ищущий, стремящийся к счастью для других, к возвышенной любви. Главная его победа — над самим собой, героя можно убить, но не победить.

Одним из ведущих стало направление интеллектуального реализма, характеризующегося усилением философского, концептуального начала в литературном творчестве. Представители этого направления в различных жанрах (английский писатель и драматург Б. Шоу, английский фантаст Г. Уэллс, чешский фантаст и драматург К. Чапек, немецкий драматург Б. Брехт) показывают, что мир не только губит человеческое в человеке, но и создается человеком как мир бесчеловечный. Особенно ярко эта мысль выступает в произведениях антивоенной направленности английского писателя Р. Олдингтона, немецкого прозаика Э.М. Ремарка, книга которого «На Западном фронте без перемен» была переведена на десятки языков.

К интеллектуальному реализму относится творчество А. Франса, Т. Манна, Дж. Голсуорси, Т. Драйзера, С. Льюиса, А. Кронина и других авторов. Их метод — создание произведений, показывающих широкую панораму общественной жизни в ее развитии через описание истории нескольких поколений одной семьи («Сага о Форсайтах» Д. Голсуорси), биографии вымышленной яркой личности, как в «Американской трагедии» Т. Драйзера. Ряд авторов, как Л. Фейхтвангер, обратились к событиям прошлых веков, стремясь навести читателей на аналогии с наиболее острыми современными им проблемами.

Писателям реалистического направления в целом свойственен гуманизм, сочувствие к страданиям людей, негативное отношение к насилию и социальной несправедливости. Многие из них принимали активное участие в социальной благотворительности, политической деятельности, отстаивали идеи активизации социальной политики государства.

Новые веяния в области художественного творчества не обошли и литературу. Многие писатели отдали дань авангардизму, который стремился отойти от традиционных сюжетных линий, логики повествования, показать действительность в преломлении сознания. Один из основателей авангардизма, Д. Джойс, использовал метод потока сознания, описывая все случайные переходы мыслей, впечатлений, ощущений. С авангардизмом экспериментировали М. Пруст, А. Жид и другие писатели.

Идеи иррациональности мира, бессмысленности попыток понять его, нашли отражение в экспрессионистском направлении в литературе. Так, австрийский писатель Ф. Кафка в своих произведениях показывает мир, в котором за повседневной рутиной жизни действуют обезличенные, враждебные человеку силы. За ними просматриваются контуры бездушной государственной машины. Для экспрессионизма характерен гротеск, отсутствие оптимистической перспективы, показ незащищенности человека, его одиночества.

Идея механистического характера государства, чуждости человеку любых общественно-политических институтов, подавляющих индивидуальность, нашла отражение и в таком литературном направлении, как экзистенциализм. Его представители (Ж.П. Сартр, А. Камю) рассматривали личность как абсолютную ценность. При этом, что вообще характерно для авангардизма, у экзистенциалистов отсутствуют привычные для реалистической литературы положительные герои. Люди у авангардистов чаще всего эгоцентричны, враждебны друг другу и обществу. Идеи экзистенциализма стали основой культуры молодежного бунта последней трети XX века.

Широкое распространение получили художественные произведения, относящиеся к жанру социальной антиутопии, сочетающей элементы авангардизма и реализма. Английские писатели О. Хаксли (1894—1962), Д. Оруэлл (1903—1950), известный фантаст Г. Уэллс (1866—1946), создатель приключенческо-романтических саг о героях освоения Аляски Дж. Лондон (1876—1916), русский писатель Е.И. Замятин (1884—1937), обращаясь к теме будущего, создали романы-предостережения. Герои их произведений живут в обществе, где получили полное воплощение тенденции, которые уже дали о себе знать в начале века. Власть в этом обществе принадлежит узкой группе элиты, установившей с помощью манипулируемых, малообразованных и интеллектуально ограниченных членов массовых политических партий безраздельный контроль над государством и обществом. «Железная пята» новой олигархии беспощадно искореняет не только инакомыслие, но и стремится в принципе не допустить появления людей, способных к самостоятельному, критическому восприятию реальности. Последствием возникновения такого общества, предостерегал Г. Уэллс, будет полная деградация и управляющих и управляемых.

Многие из предостережений авторов социальных антиутопий материализовались в странах, где у власти оказались режимы, установившие тоталитарный контроль над жизнью общества, в первую очередь духовной. В странах, именовавших себя социалистическими, отстаивался принцип партийности литературы. Он означал, что художественное творчество должно служить воспитанию человека, убежденного в правильности политики правящего режима.

Социалистический реализм должен был служить показу преимуществ централизованно управляемой экономики, коллективного труда под мудрым руководством партийных чиновников, разоблачать пороки буржуазного общества. Он упрощенно отражал мир, деля его на «своих», коммунистов, революционеров, пролетарские массы, и «чужих». К последним обычно причисляли представителей класса собственников, интеллектуалов, людей, стремящихся к личному успеху и обогащению. Элементы дозированной критики коррупции, бюрократизма, карьеризма допускались лишь в отношении отдельных лиц, принадлежащих к правящей партии, и то при условии, что будет показана нетипичность этого явления. Социалистический реализм предлагал идеалистическую, одностороннюю картину общества, разрывая с традициями критического реализма.

Было бы, однако, упрощением рассматривать социалистический реализм только как направление, ориентированное на выполнение определенного идеологического заказа, продиктованного сверху. У его истоков в России стоял М. Горький, который сознательно, исходя из собственных социально-политических убеждений, еще в начале века обратил свой талант в поддержку революционного крыла социал-демократического движения. В странах Запада многие выдающиеся писатели и поэты по разным мотивам пришли к участию в деятельности коммунистического движения, поддержке радикальных, революционных идей. Во Франции это Р. Рол-лан, А. Барбюс, Л. Арагон (ранее приверженец сюрреализма), в Германии — Б. Брехт, А. Зегерс, в Испании — Г. Лорка, в Чили — П. Неруда. Им удалось ввести в литературу образ масс, охваченных единой идеей, порывом, способных как к разрушению, так и к созиданию.

Формальные каноны социалистического реализма даже в СССР сложились далеко не сразу. В 1922 г. по распоряжению В.И. Ленина около ста ученых, писателей, поэтов, не принявших Октябрьской революции, не скрывавших своего скептицизма в отношении партии большевиков, были высланы из Советской России. Идея, что искусство должно служить революции, последовательно отстаивалась руководителем Народного комиссариата просвещения А. Луначарским.

Государство все более жестко контролировало издательства, типографии, превращая их в общественную (государственную) собственность. Эта же участь постигла киностудии, музеи, выставочные залы, ужесточалась цензура. После этого замалчивать те направления творчества, которые были неугодны властям, стало несложно. В то же время 1920-е и отчасти 1930-е гг. можно охарактеризовать как период поиска новых, послереволюционных форм искусства, творческих исканий, когда жесткие рамки разрешенного и запрещенного еще не определились. Существовало несколько объединений пролетарских писателей. Выделялись направления, определяемые как пролетарский реализм (Ф. Гладков, Ю. Либединский); тенденциозный реализм (В. Маяковский); монументальный реализм (А. Толстой). Продолжали свое творчество столь далекие от социалистического реализма писатели и поэты, как представитель неоромантизма А. Грин, гуманисты М. Булгаков, Б. Пастернак, М. Цветаева, О. Мандельштам и А. Ахматова. Сохранял популярность жанр сатиры (М. Зощенко, И. Ильф и Е. Петров). Некоторым писателям, считающимся классиками социалистического реализма (М. Шолохову, А. Серафимовичу, А. Фадееву и другим), удалось создать произведения, отразившие характер эпохи и вошедшие в сокровищницу мировой литературы.

Лишь после принятия постановления правящей партии «О перестройке литературно-художественных организаций» (1932) и кампании массовых репрессий 1930-х гг., унесших жизнь многих представителей творческой интеллигенции, литература и искусство были поставлены под жесткий идеологический контроль Коммунистической партии.

В музыкальной жизни начало XX века также ознаменовалось активизацией поиска новых форм, нового стиля, получившего название экспрессионизма. Попытки воплотить в музыке мир подсознательного за счет новых приемов предпринимали известные композиторы И. Стравинский и Б. Бар-ток. Противоположное сюрреализму, видящему в музыке стихийный взрыв эмоций, направление олицетворяли французские композиторы Л. Дюррей, Ж. Мийо, Ф. Пуленк. Они стали основателями стиля музыкального конструирования, отрицающего эмоциональность в музыке.

В 1920—1930-е гг. ускорилось формирование национальных музыкальных школ. Мировую известность приобрели Бостонский и Филадельфийский симфонические коллективы. США стали одним из центров музыкальной жизни благодаря творчеству композиторов Д. Гершвина и эмигранта из России С. Рахманинова, дирижеров А. Тосканини и Л. Стоковского.

Америка была также родиной джаза — легкой музыки, сложившейся на основе народных ритмов афро-американцев. Джазовые мотивы приобрели общемировую популярность и использовались в творчестве многих композиторов.

Театральное искусство в период между двумя мировыми войнами переживало период значительного расцвета. Реалистическая тенденция его развития, связанная с творчеством К.С. Станиславского, получила признание во многих странах мира. Поиск новых форм театрального искусства наиболее полно отразился также в российской театральной школе В.Э. Мейерхольда, немецкой — М. Рейнгардта. Условное, экспрессионистское направление в театральном искусстве было связано с отказом от традиционной трактовки авторского текста, введением новых, символических персонажей, широким использованием нестандартных приемов оформления сцены.

С изобретением кинематографа в 1895 г. получил распространение новый вид творчества — киноискусство. Очень быстро кино вышло за рамки создания документально-хроникальных фильмов, и, несмотря на ограниченность технических возможностей, началось создание игровых фильмов. Появилась комбинированная, трюковая, панорамная съемка, съемка крупным планом, значительно расширившие творческие возможности кино. В первых игровых фильмах типичными были жанры мелодрамы и комедии. Артисты М. Линдер (Франция) и Ч. Чаплин (США) приобрели мировую известность. Пригород Лос-Анджелеса в Калифорнии — Голливуд — в начале века превратился в мировую «фабрику грез».

В 1920-е гг. киноискусство, особенно в Германии, начинает осваивать экспрессионистский стиль, обращаясь к иррациональным сюжетам, мистике, показу духовного мира душевнобольных, маньяков. Получает распространение и социальная проблематика. Особое внимание ей уделяет советское киноискусство, в частности С. Эйзенштейн, выведший на экран кинематографа народные массы.

Новые возможности открылись с изобретением звукового кино в 1930-е гг. В 1933 г. в США был снят первый цветной фильм. По своим творческим возможностям кино приблизилось к театральному искусству, а по обращенности к массовому зрителю превзошло его.


ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Охарактеризуйте основные направления развития художественной литературы первой половины XX века. Какие произведения отечественных и зарубежных авторов вам известны?

2. Определите общее и различия в критическом и социалистическом реализме. Чем объясняется их различие?

3. Охарактеризуйте основные новаторские идеи в музыкальном искусстве XX века. С именами каких композиторов они связаны?

4. Какие основные тенденции характеризуют развитие театрального искусства первой половины XX века?

5. Какие жизненные проблемы затрагивало киноискусство? Раскройте его роль в духовной жизни общества.

6. Подумайте, можно ли по приведенным в главе данным говорить о взаимовлиянии национальных культур, о развитии мировой культуры? Свой ответ обоснуйте.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница