Н. А. Лукьянова типология русских лингвистических словарей



страница2/4
Дата02.11.2016
Размер0.72 Mb.
1   2   3   4

IV. Количественный состав словника и объем лексикографической информации. Эти два признака следует рассматривать в комплексе, они применимы не ко всем словарям. Обычно они учитываются (не всегда явным образом) при классификации общих толковых словарей на большой и малый. Традиционно Большим академическим словарем (БАС) принято считать семнадцатитомный «Словарь современного русского литературного языка» (М.; Л., 1948-1965. 2-е изд. в 20 т. (БАС-2)), отражающий более 120 000 слов и ФЕ от эпохи Пушкина до 50-х, 60-х, 70-х гг. ХХ в. и «по-прежнему остающийся наиболее полным описанием свода русской лексики» (БАС-2. Т. 1. С. 6), а Малым академическим словарем (МАС) называется четырехтомный «Словарь русского языка» под ред. А. П. Евгеньевой, описывающий от 80 000 слов и ФЕ в 1-м изд. (М., 1957–1961) до более 90 000 во 2-м и 3-м изд. (МАС-2. М., 1981–1984. МАС-3. М., 1985–1988). Эта традиция основана на том, что БАС и МАС создавались одновременно в Словарном секторе Института русского языка Ленинградского отделения АН СССР на общих позициях, они представляют лексику одного временного среза – «от Пушкина до наших дней». Однако различие между БАС и МАС не только в количестве лексикографируемых единиц (это внешний критерий), но и, главное, в объеме представленной в них информации и в их практическом применении: МАС отличается от БАС меньшим объемом содержательной части словарных статей; кроме того, он предназначался для широких кругов читателей с целью удовлетворения «назревшей потребности в общедоступном словаре, охватывающем общеупотребительную лексику и фразеологию современного литературного языка» (МАС-2. Т. 1. С. 6).

Сейчас эта традиция уже нарушена. Свидетельство тому, во-первых, появление определений большой и малый в названиях как общих толковых словарей, так и словарей других разновидностей, например: «Малый толковый словарь русского языка» В. В. Лопатина и Л. Е. Лопатиной (М., 1990. 5-е изд. М. 1998), фиксирующий около 35 000 наиболее употребительных слов и 70 000 словосочетаний; «Большой толковый словарь русского языка» (автор, рук. проекта и гл. ред. С. А. Куз­нецов. СПб., 1998. 2-е изд. СПб., 2000. 3-е изд. под названием «Современный толковый словарь русского языка». СПб., 2004), в нем описывается более 90 000 единиц; трехтомный «Большой толковый словарь иностранных слов» (сост. М. А. Надель-Червинская и П. П. Червинский. Ростов н/Д, 1995); «Большой словарь иностранных слов» (М., 1999), описывающий 20 000 слов и терминов, встречающихся в научно-популярной, технической и художественной литературе; комплексный «Большой словарь русского языка» (под ред. П. А. Леканта. 2-е изд. М., 1999), «Большой иллюстрированный словарь иноязычных слов» (М., 2002), отражающий 10 000 слов; «Большой словарь русского жаргона» В. М. Мокиенко и Т. Г. Никитиной (СПб., 2001), описывающий 25 000 слов и 7 000 устойчивых словосочетаний, «Большой орфографический словарь русского языка» (сост. А. А. Медведева. М., 2001). Во-вторых, осознана необходимость выделения разновидности средний словарь, которую, как говорилось выше, впервые выделял С. И. Ожегов. Например, Л. И. Скворцов, редактор последнего издания «Словаря русского языка» С. И. Ожегова (М., 2004), определяет его как средний по количеству описываемых в нем единиц – более 53 000 (меньше, чем в МАС). Следовательно, явно наметилась тенденция связывать определения большой, средний, малый только с количественным составом словаря.

Выделяется также разновидность краткий толковый словарь, которая, в принципе, может быть поставлена в оппозицию любой из названных выше разновидностей (большой, средний, малый словарь). Как правило, краткие словари имеют практическое назначение, например: «Краткий толковый словарь русского языка» И. Л. Городецкой и др. (М., 1978. 6-е изд. М., 1989) – фиксирует 5 000 наиболее употребительных слов, предназначен для изучающих русский язык иностранцев. К разновидности краткий словарь относятся также словари, описывающие отдельные разряды слов (топонимов, трудностей русского языка, эпитетов, иностранных слов и др.), словосочетния, фразеологизмы, например: «Краткий топонимический словарь» В. А. Никонова (М., 1966), «Краткий словарь трудностей русского языка для работников печати» (авт.-сост. В. Н. Вакуров и др. М., 1968), «Краткий словарь эпитетов русского языка» Н. В. Ведерникова (Л., 1975), «Краткий словарь трудностей русского языка» Н. А. Еськовой (М., 1994), «Краткий словарь иностранных слов» (сост. Т. Г. Музрукова и И. В. Нечаева. М., 1995), «Краткий словарь несвободных сочетаний русского языка» (сост. И. Н. Ермоленко, Н. Н. Кохтев и др. М., 1965), «Краткий фразеологический словарь русского языка» (сост. Е. А. Быстрова, А. П. Окунева, Н. М. Шанский. 2-е изд. СПб., 1994) и др. К разновидности кратких словарей можно отнести и популярные словари, как правило иностранных слов, например: «Популярный словарь иностранных слов» (М., 2002).

Названия некоторых словарей содержат определения полный и подробный, указывающие на полноту охвата лексикографируемых единиц или полноту лексикографической интерпретации последних, например: «Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке» (сост. М. Попов. М., 1904), четырехтомный «Полный церковно-славянский словарь (со внесением в него важнейших древнерусских слов и выражений)» (сост. священник магистр Григорий Дьяченко. М., 1993), «Подробный орфографический словарь» В. Зелинского (М., 1914). (Заметим, что в диалектографии полный словарь выделяется как тип диалектного словаря в его противопоставлении типу дифференциальный словарь (см. об этом далее)).



V. Аспекты лексикографического описания

1. Временной: синхронный – диахронный словарь. Данная оппозиция реализуется в подтипах словарь современного языка – исторический словарь и обычно используется при классификации общих толковых словарей. Хронологические границы обозначаются в концепции любого словаря, а также в названии любого исторического словаря (например, «Словарь русского языка ХI–ХVII вв.», «Словарь русского языка ХVIII века» и др.). Названия некоторых словарей включают слово современный, которое соотносит данный словарь с определенным временным этапом или отрезком непрерывного развития русского литературного языка (ЛЯ). Например, определение современный в названии БАС отражает существовавшее в 50–60-е гг. ХХ в. представление о современном ЛЯ – «от эпохи Пушкина до наших дней»; «Толково-комбинаторный словарь современного русского языка» И. А. Мельчука и А. К. Жолковского (Вена, 1984) дает семантико-синтаксическое описание лексики второй половины прошлого века; название «Толковый словарь современного русского языка: Языковые изменения конца ХХ столетия» под ред. Г. Н. Скляревской (М., 2001) явным образом указывает его хронологические границы (во Введении к словарю они точно обозначены – 1985–1997 гг.). Однако, как отмечает Г. Н. Скляревская, «традиционная идея “хронологического” представления современного языка (в хронологических рамках “от – до”) уязвима, так как предполагает его дискретное состояние, в то время как лексическую систему нельзя представить дискретной» [30]. Если подходить к языку как к функционирующей и динамической, т. е. постоянно развивающейся, системе, то в любом его синхронном срезе всегда можно обнаружить элементы современные (актуальные, подвижные, развивающиеся) и «несовременные», «отголоски» прошлых эпох. И синхронные словари ЛЯ, даже строго нормативные, всегда фиксируют определенную часть историзмов и архаизмов, «для которых в языковом сознании современности находится определенное место» [31]. В разработанной Г. Н. Скляревской концепции нового словаря – «Современного толкового словаря живого русского языка» – предлагается иной, нетрадиционный, подход к вопросу о хронологии словаря. «Корректнее не соотносить понятие “современный язык” с ограниченным хронологическим отрезком, а ориентировать его на социально-психологический аспект (курсив наш. – Н. Л.) – на то, в какой степени владеют этим языком современники, средние носители языка» [32]. Как видим, вопрос о синхронии и диахронии в лексикографии не такой простой, как кажется на первый взгляд. Сейчас мы намеренно не останавливаемся на нем, а отсылаем к работе Г. Н. Скляревской, в которой он освещается [33]. Заметим только, что любой словарь, описывающий языковые единицы (ЯЕ) определенного временного отрезка, является синхронным (современным) с точки зрения состояния языка данного времени и диахронным (историческим) с точки зрения состояния языка последующих этапов его развития.

В названиях некоторых словарей, изданных в последнее десятилетие, употребляются определения новый и новейший. Так, в концепции «Нового объяснительного словаря синонимов русского языка» прилагательное новый определяет новый (интегральный) подход к описанию синонимов, а в концепции «Новейшего словаря иностранных слов и выражений» (Минск; М., 2001) слово новейший связывается с широтой и полнотой охвата иноязычных слов различных областей (описывается более 100 000 единиц), «используемых в последнее время», и с уточнением значения многих слов в связи с изменившимся употреблением.

2. Описание системы языка в целом (через лексикографируемые единицы) – описание отдельного фрагмента («выреза», по Л. В. Щербе) системы. По этому критерию можно выделить такую оппозицию типов словарей, как общий толковый и собственно системный (или аспектный) словарь



VI. Параметры описания лексикографируемых единиц

По определению Ю. Н. Караулова, под лексикографическим параметром понимается некоторый квант информации о языковой структуре, который в экстремальном случае может представлять для пользователя (словарем. – Н. Л.) самостоятельный интерес, но, как правило, выступает в сочетании с другими квантами (параметрами) и находит специфическое выражение в словарях; иными словами, это словарное представление структурных черт языка [34]. Автор выделяет около 67 параметров, назову самые крупные, объединив частные грамматические параметры в один – грамматический: вход (или ввод) единицы, ударение, орфографический, фонетический (произношение), категориальный (часть речи), грамматический (род имени существительного, число, род имени прилагательного (родовые окончания), краткие формы прилагательных и др., вид глагола и способ глагольного действия, переходность, безличность, управление глагола и др.), словообразовательный, многозначность – однозначность, словарное толкование (дефиниция), ареальный, синтагматический (свободная сочетаемость), фразеологический (несвободная сочетаемость), иллюстративный, стилистический, эмоционально-оценочный, нормативный, статистический (частотный), лингвострановедческий (этнокультурно-исторический), родство (генетическая общность, этимология), заимствования, синонимы, антонимы, омонимы, ассоциативный, ономастический, терминологический, лингво-исторический (история слова), лексическая сочетаемость, паронимы, рифма (совпадающие финали слов), картинный (иллюстрация рисунком), лексикографический (указание других словарей, в которые включено данное слово) и др. [35]. Сочетание определенной совокупности этих параметров, или дифференциальных признаков, идентифицирует однородную группу словарей. Приведенный реестр параметров разработан с учетом тех словарей, которые были изданы к 1981 г. За прошедшие почти четверть века общее количество словарей и количество новых типов словарей увеличилось, следовательно, увеличилось и количество параметров описания языковых единиц. В частности, в данный реестр можно добавить такие параметры, как лингвокультурный (лингвокультурологические словари), когнитивный (когнитивные словари), ненормативный (словари арго и жаргонов), перифразы (словарь перифраз), сравнения (словари сравнений), агнонимы – слова, которые современный носитель языка плохо знает или совсем не знает: историзмы, архаизмы, диалектизмы, этнографизмы и др. (словари агнонимов), корпусный (электронные словари типа «Национальный корпус русского языка») и др. В любом словаре сочетается целый ряд параметров. Максимально возможное множество параметров реализуется в интегральном описании, или портретировании (по А. К. Жолковскому и Ю. Д. Апресяну), языковой единицы на единых основаниях. Лексикографический портрет языковой единицы есть результат его интегрального описания в словаре.



VI. Первичность – вторичность словаря. Вторичный словарь составляется на основе некоторого (некоторых) уже существующего (существующих) словаря (словарей), который (которые) можно назвать первичным (первичными) словарем (словарями). Так, вторичными являются словообразовательные, идеографические, обратные словари; уникальный двухтомный «Словарь современной русской лексики» (под ред. Р. П. Рогожниковой. М., 1991), объединяющий словники 14 словарей, «Морфемы русского языка: Частотный словарь» (сост. Зд. Ф. Оливериус. Прага, 1976), созданый на базе «Частотного словаря современного русского литературного языка» Э. А. Штейнфельдт (Таллин, 1963), и др.

VII. Функции, цели, назначение словаря. Все словари, будь то словари русского языка или других языков, имеющих письменность, объединяет то, что они относятся к сфере наших знаний о мире: о природе, человеке, человеческом обществе, о созданных умом, креативным мышлением, руками, трудом человека артефактах, о человеческих языках; они хранят эти знания, передают их из поколения в поколение. Через словари и письменные тексты язык выполняет кумулятивную функцию и функцию проводника культуры. И вся совокупность словарей как сокровищница знаний относится к духовным ценностям данного народа, социума, шире – всего человечества. Словари выполняют дескриптивную (описательную) функцию, участвуют в нормализации языка, связаны с наукой и демонстрируют уровень науки на конкретном этапе ее развития (сравните первые лексикографические опыты типа русских глоссариев, азбуковников, лексиконов с первыми многотомными академическими толковыми словарями (их названия даны далее), а последние – с БАС, толковыми словарями, изданными в конце ХХ – начале ХХI в., также словари синонимов, изданные в середине ХХ в., с «Новым объяснительным словарем синонимов русского языка»). Словари выполняют прескриптивную (предписывающую) функцию – упорядочивают употребление, закрепляют языковые нормы, тем самым участвуют в кодификации языка.

Словари выполняют множество функций. Общая функция всех словарей – фиксация, систематизация, накопление и хранение знаний о мире и о национальном языке, передача этих знаний от поколения к поколению. Знания хранит и человеческая память, но она ограничена, она не может накапливать и хранить знания на века. Только запись накопленных знаний может сохранить их для потомков. В этом смысле «словарь оказывается самой удобной формой общения и фиксации наших знаний» [36]. Словари разных типов имеют специфические функции: дидактическую (обучающую, педагогическую), межъязыкового общения, изучения языка культуры (латинского, греческого, старославянского) и др. Цели словарей – научная, справочная (научно-справочная и практически-справочная). Общее назначение словарей – быть инструментом активного владения устной и письменной речью.

Наряду со словарями выделяются словари-справочники и разговорники. Термин словарь-справочник (или справочник) подчеркивает практическую направленность словаря, например: «Трудности русского языка: Словарь-справочник» (под. ред. Л. И. Рахмановой.
3-е изд. М., 1993, 1994. Ч. 1, 2), «Справочник депутата», опубликованный в монографии «Культура парламентской речи» (М., 1994. С. 144–356),«Лексические трудности русского языка: Словарь-справочник» (авт.-сост. А. А. Семенюк, И. Л. Городецкая и др. 3-е изд. М., 2000), «Культура русской речи: Словарь-справочник. М., 1995), «Словарь-справочник по русскому языку: Правописание, произношение, ударение, словообразование, морфемика, частота употребления слов» А. Н. Тихонова и др. (М., 1996), «Русская речь в эфире: Комплексный словарь-справочник» Т. Ф. Ивановой и Т. А. Черкасовой (М., 2000). Практическую цель имеет и разговорник – небольшой словарь, фиксирующий иноязычные выражения (а также слова и выражения) повседневно-бытовой тематики, дающий их произношение и перевод на родной язык; разговорники обычно предназначены для туристов.

VIII. Адресаты (пользователи) словаря, или сфера использования: любой носитель русского языка, специалисты-филологи, преподаватели, студенты вузов, учащиеся различных учебных заведений, читатели русской классики, журналисты, иностранцы, изучающие русский язык, и т. д.

Названные критерии (признаки) в различной комбинации применимы при выделении разных типов словарей, одни из них могут быть обязательными при выделении одного типа и дополнительными при выделении другого (других) типа (типов).



* * *

Многообразие типов современных русских словарей, связанное с объектом описания, принципами отбора материала и способами его лексикографической интерпретации, с функциями словарей и другими признаками, делает довольно сложной задачу построения общей типологии словарей. Тем не менее попытаемся сгруппировать реально существующие отечественные словари в типы, подтипы и разновидности, представить их в общей схеме (см. приложение к статье) и прокомментировать принципы построения данной типологии. Главная ее цель – дать более детальную дифференциацию лингвистических словарей. В ней намеренно не дифференцируются переводные (двуязычные и многоязычные) словари, учебные словари. Очень кратко характеризуется типология диалектных словарей, в основном толковых, но названия некоторых из них включаются в перечень словарей того или иного подтипа, разновидности наряду с названиями словарей ЛЯ. В представленной типологии используется принцип оппозиции (бинарной или многочленной) выделении основных типов словарей. Деление словарей на типы, подтипы и разновидности осуществляется на нескольких уровнях.



На первом уровне представлена традиционная оппозиция лингвистические словари (ЛС) – энциклопедические словари (ЭС) и промежуточный тип лингвокультурологические словари (ЛКС), а на следующих уровнях производится членение внутри каждого из этих типов. Первая оппозиция выделяется на основе таких критериев, как объект описания, характер отраженного в словарях знания, способы толкования и стиль описания лексикографируемых объектов, структура словарной статьи, функции, цели словарей, их адресат.

– В ЛС описываются языковые единицы, они принадлежат сфере языкового знания, а в ЭС – неязыковые единицы, относящиеся к сфере знания в широком понимании этого слова: понятия (ментальные сущности), исторические события и факты, представления о личностях (персоналиях), явлениях, объектах мира природы (натурфактах), мира вещей (артефактах).

– Слова и словосочетания в ЛС получают лингвистическую интерпретацию в разных аспектах в контексте лингвистической науки, а в ЭС репрезентируют различные знания о картине мира, о человеке как ее центре в контексте истории и культуры данного народа, в контексте разных областей науки. Энциклопедия [фр. encyclopedia < греч. enkyklopaideia ‘круг знаний’ < греч. en ‘в, при’ + kyclos ‘круг’] ‘научное справочное издание, содержащее свод знаний по всем (универсальная э.) или отдельным (отраслевая э.) отраслям знания’ [37].

– В ЛС толкование (дефиниция) значения ЯЕ строится на основе «бытового понятия», т. е. обыденного, наивного (не строго научного) представления о ее денотате, в значении обобщаются те признаки класса однородных реалий, которые достаточны для выделения данного денотата из множества других, близких денотатов и для понимания данной ЯЕ большинством носителей языка, чтобы использовать ее в коммуникативном процессе. В ЭС, в зависимости от их объема, цели, адресата, даются развернутые научные описания понятий, событий, персоналий, фактов, явлений; в понятиях обобщается ряд классификационных признаков, известных науке на данном этапе ее развития.

– Соответственно различаются стили описания и способы толкования объектов, система отсылок в ЛС и ЭС. При общем научном стиле в ЛС допустимы отсылки к экспрессивным номинациям в толкованиях ЯE (например: объедение. То же, что обжорство), широко используются синонимические замены в толкованиях и т. д. В ЭС стиль описания строго научный, недопустимы экспрессивные номинации, выражение авторского «я».

– Имена (названия) объектов описания в ЭС располагаются в алфавитном порядке, как и во многих ЛС, но в последних может использоваться и другой порядок (система) расположения ЯЕ (идеографический, гнездовой, алфавитно-гнездовой, списочный и т. д.)

– ЛС создаются в недрах лингвистической науки, отраслевые ЭС – в сфере определенной науки, универсальные ЭС – в сфере разных наук.

– ЛС имеют свои, специфические функции: 1) дескриптивную – описывают различные стороны языковой системы, участвуют в нормализации языка, т. е. в установлении норм языка, тем самым – в реализации общественно-культурной функции; 2) прескриптивную, или предписывающую, – упорядочивают употребление, закрепляют языковые нормы (кодификация), служат инструментом овладения культурой речи, тем самым участвуют в культурно-речевой сфере. Следовательно, словари повернуты к культуре в широком смысле этого слова и к человеку как создателю и носителю данной культуры. Кроме того, ЛС имеют и другие функции, связанные с научным изучением языка, изучением родного языка (в школе, вузе), иностранных языков, культуры другого народа, с межкультурным общением, с необходимостью объяснения малоупотребительных, непонятных, малознакомых слов, например при чтении художественной литературы, и т. д.



Лингвистические словари

На втором уровне ЛС можно разделить по количеству описываемых языков (объектов описания) на одноязычные и дву-(много)язычные. В нашей классификации подтип «одноязычные (моноязычные) словари» охватывает русские словари в его противопоставлении подтипу «полиязычные, или переводные, словари». В других классификациях определение одноязычный можно распространить на любой толковый словарь одного языка (английский, немецкий, французский, итальянский, китайский и т. п.).

На третьем уровне одноязычные словари разделим на общие и учебные по признаку сферы (адресата) их использования: общие ЛС имеют широкую сферу использования, учебные – более узкую сферу, связанную с обучением и изучением русского языка в вузе или школе. По мнению С. Г. Бархударова и Л. А. Но­викова, «учебную лексикографию по сравнению с академической (общей. – Н. Л.) можно определить в целом как лексикографию меньших форм и большей обучающей направленности» [38]. Это мнение оспаривается В. В. Морковкиным, он считает, что «учебная лексикография есть лингвометодическая дисциплина, содержанием которой являются теоретические и практические аспекты описания лексики в учебных целях» [39].

На четвертом уровне общие ЛС разделим на системные и справочные.

На пятом уровне они дифференцируются: среди системных ЛС выделяется оппозиция «толковые / объяснительные – собственно системные (аспектные)», среди справочных ЛС – «научно-справочные – практически-справочные (ортологические)».

Системные словари а) описывают систему лексики в целом (толковые словари) или ее отдельные фрагменты (собственно системные); б) фиксируют языковые нормы разных уровней языка (толковые словари) или определенного уровня (собственно системные словари); в) используются в научно-исследовательских целях как источники материала для лингвистического анализа; г) используются в чисто практических (справочных) целях. Справочные словари а) фиксируют или фиксируют и описывают совокупность определенных норм (орфоэпических, орфографических, пунктуационных и т. п.); б) применяются в справочных целях, т. е. имеют прикладной характер; в) могут использоваться в научно-исследовательских целях (например, частотные словари, обратные словари, «Сводный словарь русской лексики» и др.); г) лишь отдельные справочные словари дают представление о том или ином фрагменте (фрагментах) системы (например, частотные словари дают информацию об активной лексике ЛЯ определенного отрезка времени, обратные словари – о фрагментах словообразовательных подсистем и словообразовательных микросистемах и т. д.). Как видим, отдельные критерии системных и справочных словарей совпадают. Тем не менее различие первого (главного) критерия (а) служит основанием для противопоставления системных и справочных словарей как двух подтипов общих одноязычных словарей.
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница