Н. А. Лукьянова типология русских лингвистических словарей



страница1/4
Дата02.11.2016
Размер0.72 Mb.
  1   2   3   4

Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 3. Вып. 1. Филология

Н. А. Лукьянова

ТИПОЛОГИЯ РУССКИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ СЛОВАРЕЙ


Словарь оказывается самой удобной формой обобщения и фиксации наших знаний не только о языке.

Ю. Н. Караулов
Одним из первых вопросов лексикографии является, конечно, вопрос о различных типах словарей.

Л. В. Щерба


Данная статья является переработанным вариантом публикации автора «Типология современных русских словарей» 1996 г. [1]. Возвращение к этой теме продиктовано тем, что российская лексикография бурно развивается в последнее два десятилетия, за прошедшие годы после ее издания появилось много новых словарей, среди них немало словарей новых типов и разновидностей, поэтому необходимо пересмотреть предложенную в статье типологию словарей. Вопрос о систематизации (классификации) словарей, актуальный в теоретическом и практическом отношениях, приобретает особую значимость в вузовской, а также и школьной практике. В процессе обучения студенты (в большей степени) и учащиеся средних учебных заведений (в меньшей степени) знакомятся с различным словарями, но далеко не всегда могут их типизировать и использовать в качестве источника в своей самостоятельной работе. Вузовские учебники по лексикологии с традиционным разделом, посвященным словарям, предлагают весьма скудный материал по лексикографии, ограничиваясь в основном кратким комментарием отдельных словарей, а представление о типах словарей (такие параграфы содержатся в учебниках Н. М. Шанского «Лексикология современного русского языка», Д. Н. Шмелева «Современный русский язык: Лексика» и некоторых других) обычно исчерпывается общей характеристикой оппозиции «энциклопедический – лингвистический словарь». Выделяются как типы «толковый словарь», «словарь синонимов», «словарь омонимов», «словарь антонимов» и другие, но не выделены оппозиции типов, например, толковый словарь как тип не противопоставлен типу «нетолковый» или какому-либо другому типу и т. п. В учебнике «Современный русский язык: Теоретический курс: Лексикология»
(авторы Л. А. Новиков, В. В. Иванов, Е. И. Ке­дайтене, А. Н. Тихонов; под ред. Л. А. Нови­кова. М., 1987), в разделе «Лексикография», выделена тема «Типология словарей», в ней несколько упрощенно излагается типология словарей Л. В. Щербы. Однако при характеристике основных словарей русского языка не изложена в явном виде общая типология лингвистических словарей, не подводятся под общий тип словари синонимов, антонимов, омонимов, типологически сближены словарь иностранных слов и терминологический словарь на том основании, что как в том, так и в другом описываются преимущественно термины. Только словообразовательный словарь выделяется как тип с двумя его подтипами (в учебнике – типами) – морфемный и собственно словообразовательный (§ 55). В небольшом разделе «Лексикография» нового учебника для вузов «Современный русский литературный язык» под ред. В. Г. Костомарова и В. И. Максимова (М., 2003, с. 284-306)) дается информация о толковых словарях современного русского языка (словаре под ред. Д. Н. Ушакова, словаре С. И. Ожегова, семнадцатитомном словаре, словаре под ред. А. П. Евгеньевой и словарях иностранных слов) и словарях-справочниках (синонимических, антонимических, словарях новых слов, фразеологических словарях и иных). А в учебнике «Современный русский язык» под ред. В. А. Белошапковой (М., 1981; 2-е изд., 1989; 3-е изд., 1997) вообще отсутствует раздел по лексикографии, авторы ограничиваются только перечнем названий справочников, словарей и энциклопедий (3-е изд., с. 904–913). Замечу, что издание «Лексикология. Лексикография. Культура речи» С. И. Оже­гова [2], рекомендованное в качестве учебного пособия для вузов, является все же не учебником, а собранием избранных трудов ученого.

В середине 90-х гг. прошлого века был опубликован краткий очерк «Словари русского языка» И. Ф. Протченко [3], но оказался недоступным для студентов, поскольку не попал в нужном количестве в библиотеки вузов. В начале нынешнего века было издано специальное учебное пособие для студентов вузов В. А. Ко­зырева и В. Д. Черняк «Вселенная в алфавитном порядке: Очерки о словарях русского языка», переизданное под названием «Русская лексикография» [4]. Но и это замечательное, наиболее полно представляющее словари русского языка пособие невозможно иметь в университетских библиотеках в достаточном для студентов количестве по вполне понятным экономическим причинам. Поэтому сохраняет актуальность задача написания статей и подготовки учебных пособий по лексикографии для студентов. Это тем более важно делать потому, что современная российская лексикография имеет огромное множество словарей русского языка (см. их перечень в названных учебных пособиях В. А. Козырева и В. Д. Черняк, а также в учебном пособии автора данной статьи [5]), и их поток увеличивается с каждым годом, а помочь студентам разобраться в этом море словарей, чтобы эффективно использовать их в процессе обучения и в дальнейшей самостоятельной деятельности, должны преподаватели вузов. Кроме того, владение речевой культурой, т. е. некоторой совокупностью определенных языковых и неязыковых навыков, опирается на знание словарей и умение работать с ними [6].



* * *

Впервые вопрос о типах словарей был поставлен Л. В. Щербой в его докладе (1939 г.), а затем в статье «Опыт общей теории лексикографии» (1940 г.) [7]. Он выделил шесть оппозиций («противоположений») типов словарей. При этом Л. В. Щерба, с одной стороны, опирался как на собственный богатый лексикографический опыт, так и на накопленный к тому времени опыт русской и зарубежной лексикографии, с другой стороны, разработал теоретическую программу дальнейшего развития отечественной лексикографии. Приоритетное место в ней отводилось словарям разных типов: энциклопедическим, общим (толковым, академическим), справочным, идеологическим (в современной терминологии, идеографическим), переводным, учебным и др. В основу разработанной Л. В. Щербой типологии словарей были положены фундаментальные теоретические положения автора, относящиеся к языку в целом и лексике как его структурной части: необходимость разграничения языка-системы, «языкового материала» – всего того, что сказано, написано и понято (а применительно к письменному языку «языковым материалом» являются «опубликованные на этом языке тексты»), и речевой деятельности; обоснование лексики как целостной системы, предвосхитившее будущие теоретические разработки в этой области; целесообразность рассмотрения изменений слов «внутри такой системы», т. е. на фоне тех изменений, которые происходят в лексической системе в целом; соотношение в словарях разных типов элементов нормативных, представленных в «языковом материале», и окказиональных, т. е. «речетворчества», и др. Так, в основе противоположения словаря академического (нормативного) типа и словаря-справочника лежит идея ученого о том, что слова в словаре академического типа «служат для взаимопонимания членов определенного человеческого коллектива», «имеют своим предметом реальную лингвистическую действительность – единую систему данного языка», а слова словаря-справочника «не образуют цельной, единой выразительной системы, или принадлежа к разным – хронологически или географически – человеческим коллективам, или представляя собой лишь часть слов, образующих эту систему» [8], они являются «лишь более или менее произвольным вырезом из нее» [9]. Границы словаря-справочника оказались очень широкими, они включают, по Щербе, диалектные словари, словари языка писателей, терминологические словари и др. Для современной лексикографии такое понимание словаря-справочника не актуально. Л. В. Щерба подчеркивал целесообразность создания словарей новых типов, по-своему понимал типы «исторический словарь» и «thesaurus», которые реально уже имели место в лексикографической практике того времени. По мнению ученого, исторический словарь должен отражать динамические процессы в языке, это словарь, «который давал бы историю всех слов на протяжении определенного отрезка времени, начиная с той или иной определенной даты или эпохи, причем указывалось бы не только возникновение новых слов и новых значений, но и их отмирание, а также их видоизменение» [10]. В thesaurus'e, считал Л. В. Щерба, должны найти отражение «языковой материал», т. е. нормативные явления, «речетворчество» – окказиональные элементы и даже «отрицательный языковой материал», т. е. отступления от нормы и ошибки, которые необходимо использовать в процессе обучения русскому языку в целях их предупреждения и предотвращения в речевой практике говорящих [11], тем самым ставилась и дидактическая задача. В обосновании важности составления учебных словарей для нерусских отразилась забота ученого-гражданина о тех, кто приобщается к русскому языку и его культуре.

Чрезвычайно актуальны для современной когнитивной лингвистики и лексикографии идеи Л. В. Щербы об идеологических словарях, которые, по его мнению, имеют большое практическое и теоретическое значение. «Мы всегда подходим к языку с его формальной стороны и уже от нее переходим к идеям», а можно «подойти к явлениям языка именно со стороны мышления», – писал ученый [12]. Поэтому и словарь «можно организовать … исходя от значений, т. е. от понятий, выражаемых фонетической формой слов (идеологический словарь)». [13]. Идеологические словари «должны дать материал для построения истории мышления, отраженного в языке» (курсив наш. – Н. Л.) [14]. С лингвокультурологических позиций он подходил к отбору собственных имен в общий (толковый) словарь, предлагая вводить в него те номинации, которые вписываются в культурный контекст в широком смысле этого слова: исторический контекст (имена исторических деятелей, например Людовик ХIV), литературный (имена персонажей, например Хлестаков), географический (названия стран света, например Австралия) и т. п., однако эти идеи ученого не были восприняты последующей лексикографической практикой в той ее отрасли, которая связана с созданием общих толковых словарей.

В полном объеме программа Л. В. Щербы не воплотилась в последующей лексикографической практике, но его положения, несомненно, оказали значительное влияние на ее развитие. В частности, его представление о динамическом толково-историческом словаре легло в основу концепции «Словаря русского языка ХVIII века». В нем с помощью специальных графических знаков помечены новые слова, отдельные значения слов, словосочетания, появившиеся в русском литературном языке в течение 90-х гг. ХVII – 10-х гг. ХIХ в., ушедшие или уходящие из употребления, изменившие грамматические формы, стилистические характеристики.

После Л. В. Щербы проблема типологии словарей ставилась и решалась во многих работах (С. И. Ожегова, В. В. Морковкина, А. М. Цывина, П. Н. Денисова, Л. И. Сквор­цова, А. С. Герда, Ю. Н. Караулова, В. А. Ко­зырева и В. Д. Черняк и др.). В некоторых из них даются классификации словарей, относящихся к определенному направлению (отрасли): толковых, учебных, словообразовательных, терминологических и т. п. Например, замечательный советский лексикограф С. И. Ожегов в 1952 г. выделил три основных типа нормативных общих (толковых) словарей русского языка: «большой – представляющий современный литературный язык в широкой исторической перспективе» (обычно это историческое время определяется границами «от Пушкина до наших дней». – Н. Л.), средний – с детальной разработкой исторически оправданного стилистического многообразия современного литературного языка, краткий, популярного типа, стремящийся к активной нормализации современной литературной речи» [15]. Известна классификация идеографических словарей В. В. Морковкина [16] и др.

Общую классификацию словарей предложил Л. И. Скворцов [17], но она является повторением одной из оппозиций Л. В. Щербы. Она включает две группы словарей: 1) «словари языка в собственном смысле слова» – это толковые словари, 2) собственно-нормативные словари-справочники – это очень объемная недифференцированная группа, в которую включены словари собственно практической направленности (орфографические, орфоэпические, ортологические, или словари правильностей, словари трудностей – паронимов, вариантов слова), а также так называемые аспектные словари, ориентированные не только на практические, но и научные цели (синонимов, антонимов, омонимов, иностранных слов, фразеологизмов и др.). Часть словарей автор выделяет в промежуточную «группу»: обратные, частотные, грамматические [18]. Таким образом, в данной классификации задан слишком широкий критерий, поэтому любой не толковый (в традиционном понимании) словарь попадает во вторую рубрику, вмещающую все разнообразие таких словарей, которые реально уже существовали в 1980 г., когда была опубликована монография Л. И. Скворцова. Несомненно, эта рубрика требует внутреннего членения. Эта же классификация (с введением еще одной разновидности – школьные словари) повторена в «Кратком справочнике по современному русскому языку» [19].

Нередко при рассмотрении вопроса о типологии лингвистических словарей авторы ограничиваются перечислением их типов, не выделяя оппозиции типов. Перечень типов словарей дают, например, ЭРЯ-1979 [20], ЭРЯ-1997 [21], ЛЭС [22].

Принцип оппозиции кладется в основу построения типологии словарей П. Н. Денисовым. Он считает, что классификация словарей может приобрести научный статус в том случае, если какой-либо реально существующий словарь соответствует некоторому словарю «чистого типа». Поэтому теория лексикографии начинается с введения и обоснования понятия инварианта (модели, образца) словаря [23]. Однако, как отмечает А. С. Герд, такого типа словаря нет и быть не может. И это объясняется, по его мнению, «не совсем удачным перенесением методов анализа, оправдавших уже себя в собственно структурной лингвистике, преимущественно в фонологии и морфологии, на такую сложную область, как лексикография» [24].

Попытка построения универсальной, глубинной и перспективной классификации словарей на принципе двучленной оппозиции (противопоставлении) реальных словарей предпринята А. М. Цывиным. Под универсальной автор понимает такую классификацию, которая способна «охватить все объекты данной области», под глубинной – многоуровневую, под перспективной – способной «гибко реагировать на появление принципиально новых объектов», т. е. словарей [25]. Автор предлагает восемь многоуровневых классификационных схем, построенных на основании определенных дифференциальных признаков (ДП) словарей: на первом уровне – соотношение правой и левой сторон словаря, способ расположения заглавных словарных блоков (ЗСБ), состав ЗСБ, характер отбора ЗСБ, объект отображения, отражение исторических процессов, цель и назначение словаря, проприативность / нарицательность ЗСБ; всего выделено от трех до пяти уровней в каждой схеме. Любой словарь можно охарактеризовать по разным ДП. Например, «Словарь современного русского литературного языка», 2-е изд. (БАС-2): по I-й классификации – двусторонний, непереводной, объяснительный; по II-й – алфавитный, прямой; по


III-й – лексикон (в оппозиции к словарям-фразариям), глоссарий (в оппозиции к морфемариям), обычный (не цепной, как словари синонимов, антонимов и т. п.); по IV-й – атезаурус (в оппозиции к тезаурусу в традиционном понимании этого типа – «словарь, отражающий лексику определенного объекта без всякого отбора» [26]); по V-й – литературного языка; по VI-й – синхронный; по VII-й – словарь-справочник, описательный, научно-описательный; по VIII-й – апеллятив (в оппозиции к ономастиконам). Как видим, в этих схемах учтено довольно много ДП. В то же время не выделены такие разновидности словарей, как системные, или аспектные (они попали в общий разряд цепных словарей по составу ЗСБ), активные – пассивные, лингвоэнциклопедические и др., которые уже существовали во время выхода в свет статьи А. М. Цывина. За прошедшие более чем четверть века лексикографическая ситуация в России, конечно, сильно изменилась в связи с появлением новых словарей традиционных типов и словарей новых типов и разновидностей. И рубрик приведенных автором классификационных схем уже недостаточно, чтобы охватить все множество реально существующих русских словарей.

В названном выше учебном пособии В. А. Козырева и В. Д. Черняк «Русская лексикография» [27] подчеркивается важность разграничения традиционного противопоставления – лингвистические (прежде всего толковые) и энциклопедические словари, а характеристика русских словарей осуществляется с опорой на типологию филологических (лингвистических) словарей, разработанную в издательстве «Русский язык». В ее основание положены три признака: тематика, адресат словаря, объем словника. В ней выделяется 14 рубрик (типов):

I. Словари, описывающие лексическую систему русского языка, она членится на шесть разделов: 1. Толковые словари различного объема для различных категорий читателей. 2. Словари новых слов. 3. Словари иноязычных слов. 4. Аспектные словари (синонимов, антонимов, омонимов, паронимов). 5. Словари по фразеологии и паремии. 6. Словари по ономастике и топонимике.

II. Словари, описывающие грамматическую систему русского языка.

III. Словари сочетаемости.

IV. Словари по словообразованию.

V. Словари по орфоэпии.

VI. Словари по орфографии.

VII. Словари трудностей.

VIII. Словари по этимологии.

IХ. Исторические словари.

Х. Словари языка писателей.

ХI. Справочники по словарной литературе.

ХII. Словари терминов по языкознанию.

ХIII. Памятники русской лексикографии.

ХIV. Словари по лингвостатистике.

В учебном пособии получили описание и характеристику информативных возможностей словари 32 разновидностей.

В статье невозможно дать более или менее полный анализ существующих типологий русских словарей. Поэтому ограничусь этими краткими сведениями. Дополнительный материал можно найти в «Русской лексикографии» В А. Козырева и В. Д. Черняк [28].



* * *

В данной статье предлагается развернутая многоуровневая типология словарей русского языка. Следует различать термины типология словарей и классификация словарей. Под типом словаря мы понимаем некоторое абстрактно представляемое множество реально существующих словарей, объединенных определенным общим признаком (признаками), в его противопоставлении некоторому другому множеству словарей по определенному ДП (признакам). Следовательно, один тип словаря определяется в его оппозиции к некоторому другому типу. На втором уровне членения внутри определенного типа словаря выделяются подтипы при наличии у словарей наряду с общими и ДП. На третьем уровне подтип может члениться на виды, разновидности по другим ДП и т. д. Однако терминов тип, подтип, разновидность словаря явно недостаточно из-за многоуровневости типологии, поэтому некоторые «сбои» в их употреблении естественны, например, типом называется абстрактно представляемое множество словарей на первом и втором уровнях типологии. Типы, подтипы и разновидности словарей могут пересекаться, т. е. входить в различные рубрики как результат многочисленности типологических признаков и их пересечения. Таким образом, общую типологию русских словарей можно изобразить в виде разветвленной схемы-дерева. Под классификацией словарей мы понимаем группировку реально существующих словарей внутри определенного типа, подтипа, разновидности. В данной статье словари группируются в хронологической последовательности – по году их первого издания (иногда указываются и другие издания). В тексте статьи невозможно представить все названия реально существующих словарей в каждой рубрике типологии, поэтому я отсылаю студентов (и других читателей) к названному выше учебному пособию, в котором каждый тип, подтип, разновидность словарей сопровождается перечнем названий соответствующих словарей в их хронологической последовательности [29].

В статье более подробно освещается вопрос о типологии лингвистических словарей.

При выделении типов словарей учитывается определенная совокупность признаков (критериев) из следующего общего (но отнюдь не полного) их списка.



I. Признаки, относящиеся к объекту словарного описания

1. Объект лексикографического описания: языковая единица – неязыковая единица (понятие, памятная дата, событие, личность и т. д.). Эта оппозиция лежит в основе выделения двух традиционных типов словарей: лингвистический словарь – энциклопедический словарь. Промежуточное положение занимает тип лингвоэнциклопедический, или лингвокультурологический словарь, в котором описываются языковые единицы в контексте культуры.

2. Конкретизация объекта применительно к лингвистическим словарям. Если объект описания – языковая единица, то какому уровню языковой структуры она принадлежит: лексическому (слово, устойчивое словосочетание с номинативной функцией – синлексема) – лексические словари, морфемному (морфема) – словари морфем (морфемарии, по А. М. Цывину), словообразовательному (производящее и производные слова; аббревиатуры) – словообразовательные словари, морфологическому (грамматическая парадигма) – грамматические словари, фразеологическому (фразеологическая единица (ФЕ)) – фразеологические словари (фразарии, по А. М. Цывину), синтаксическому (синтаксическая модель, словосочетание, синтаксема – элементарная единица русского синтаксиса, предложение) – синтаксические словари и т. п. Объектом фиксации или фиксации и описания может быть поле или группа (идеографические словари), ряд (словари синонимов, антонимов, паронимов, омонимов, лексических вариантов слова), гнездо (словообразовательные словари) единиц, связанных либо некоторым общим признаком, либо определенными системными отношениями.

3. Принадлежность единицы описания (преимущественно – слова и ФЕ) к языковой страте: к нормативному литературному языку – нормативные словари, к ненормативным стратам: территориальным диалектам (группе говоров, отдельному говору) – диалектные словари, народно-разговорной речи – словари живой, народно-разговорной речи, городскому (внелитературному) просторечию – словари просторечий, социальному диалекту (арго, жаргону, сленгу) – словари жаргонов, арго, сленга.

4. Если описываемые единицы связаны с литературным языком, то принадлежат ли они языку-системе – общие толковые и собственно системные словари или индивидуальному дискурсу (писателя, личности, ребенка и т. д.) – идиолектные словари.

II. Порядок расположения объекта описания в лингвистических словарях:

1) прямой (по алфавиту начальных звуко-букв вокабул) – обратный, или инверсионный (по алфавиту конечных звуко-букв, или финалей, вокабул);

2) алфавитный – алфавитно-гнездовой – гнездовой – корнеслов;

3) двусторонний (наличие вокабулы (левой стороны) и ее объяснения (правой стороны)) – односторонний, или левосторонний (наличие одной, левой, стороны, представляющей только вокабулы), ср.: толковый словарь, переводной словарь и обратный, частотный, орфографический, орфоэпический словари.



III. Наличие – отсутствие дефиниции (толкования) значения языковой единицы: толковый / объяснительный – нетолковый (например, словари обратные, частотные, некоторые словообразовательные словари, «Сводный словарь современной русской лексики», орфоэпические, орфографические и др.). (В принципе оппозиции «двусторонний – односторонний словарь» и «наличие – отсутствие толкования» накладываются друг на друга.) Определение объяснительный употребляется в двух смыслах: как синоним определению толковый и как особая разновидность словарей, в которых дается подробное, полное объяснение (описание) всех признаков (формальных, грамматических, лексических, семантических, функциональных, прагматических, стилистических и т. п.) языковой единицы или ряда единиц, например: «Новый объяснительный словарь синонимов русского языка» (рук. проекта, один из сост. и ред. Ю. Д. Апресян. М., 1997. Вып. 1. М., 2000. Вып. 2), созданный на основе интегрального принципа описания синонимов, «Объяснительный словарь русского языка: Структурные слова…» (под ред. В. В. Мор­ковкина. 2-е изд. М., 2002). Традиционно определение толковый применялось по отношению к словарям общим, не специализированным на каком-то определенном корпусе лексики, например: «Толковый словарь живого великорусского языка» В. Даля, «Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, семнадцатитомный «Словарь современного русского литературного языка», «Толковый словарь русского языка конца ХХ в.: Языковые изменения» под ред. Г. Н. Скляревской и др. В современной русской лексикографии появилось много словарей с названием толковый, в которых описывается определенный класс или пласт лексики, например: «Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка» Т. Ф. Ефре­мовой (М., 1996), «Толковый словарь русских глаголов: Идеографическое описание» (М., 1999), «Толковый словарь русских существительных: Идеографическое описание» (Екатеринбург, 2001), «Толковый словарь служебных частей речи русского языка» Т. Ф. Ефремовой (М., 2001), «Толковый словарь: Язык газеты» Г. Я. Солганика (М., 2002).
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница