Н. А. Ганина вестготские короли: от арианства к православию



Скачать 123.18 Kb.
Дата08.05.2016
Размер123.18 Kb.
Н. А. ГАНИНА

ВЕСТГОТСКИЕ КОРОЛИ: ОТ АРИАНСТВА К ПРАВОСЛАВИЮ

Вестготы (исконно – визиготы1) вошли в историю прежде всего благодаря христианизации балканских готов, деятельности епископа Вульфилы, создателя готского алфавита и перевода Св. Писания2, военным успехам Алариха и Атаульфа и созданию вестготских королевств в Тулузе и Толедо. Эпоха господства вестготов на Иберийском полуострове длилась с 415 по 711 г. (вторжение арабов на Пиренейский полуостров). Это обширный период, в течение которого готы постепенно романизовались и утратили свой язык и этническую идентичность. Однако именно вестготы стали первыми христианскими государями Испании, дали миру мученика за православную веру – королевича Эрменегильда (в Русской Православной Церкви память св. Ерминингельда, царевича Готфского – 1/14 ноября) и благоверного короля Рекареда – восстановителя православия.

Зимой 414-415 гг. вестгот Атаульф, брат или родич Алариха I, двинулся в Испанию. Однако в августе 415 г. он был убит в Барселоне своим дружинником. Его преемника Сигериха через неделю постигла та же участь [Клауде 2002, 33]. Вестготы как племя впервые появляются на территории Иберийского полуострова в 415 г., когда Валия, наследник Атаульфа (брата Алариха I), попытался организовать их переселение из Южной Галлии в Северную Африку. Однако этот поход был достаточно кратким, так как при переходе Пиренеев вестготы нарушали условия договора, согласно которому они имели право лишь на захваченные ранее земли Южной Галлии. В 418 г. Валия умер. Констанций, второй муж Галлы Плацидии (вдовы Атаульфа), полководец и представителю императора Западной Римской империи Гонория, смог уговорить наследника Валии – короля вестготов Теодорида I – вернуться на север.

Однако вестготы не утратили интереса к Испании. В 423 г. их набеги на эти земли отражает Бонифаций, прокуратор Африки. В качестве федератов вестготы совместно с римскими войсками в 446 г. действуют против свевов, занявших северо-запад Иберийского полуострова. В итоге был заключен мир, король свевов Рикаред женился на дочери Теодорида, а группа вестготов поселилась в районе Сарагоссы [Щукин 2005, 402-403].

Теодорид погиб в 451 г. в битве на Каталаунских полях. Власть принял его сын Торисмунд (Торисмуд), которого в 453 г. был убит в результате заговора своих братьев Теодорида II (453-466 гг.) и Фридериха. Теодорид II воевал со свевами Рикареда, а затем и с собственным ставленником на свевском престоле – Аг(р)ивульфом (из племени варнов), причем одержал победу над обоими королями и казнил их [Вольфрам 2003, 255, Щукин 2005, 405]. В 466 г. королем вестготов стал Эврих (466-485 гг.). При нем и его наследнике Аларихе II (485-507 гг.; правнук Алариха I) вестготское Тулузское королевство достигло зенита своего могущества. Вестготским королям принадлежали все территории между Луарой, Атлантикой, Роной и Средиземным морем, включая Таррагону и прочие транспиренейские земли северо-восточной части Иберийского полуострова [Щукин 2005, 405].

Экспансия Эвриха оценивается исследователями по-разному, но Х. Вольфрам подчеркивает, что этот король всё же не стремился, подобно Атаульфу, к созданию всемирной готской монархии. Политика короля была направлена на создание компактной «patria Gothorum», граничащей по рекам Луаре, Роне и Дюрансу – с остальной Галлией, по приморским Альпам – с Италией и имеющий открытый Иберийский полуостров в качестве глубокого готского тыла [Вольфрам 2003, 270]. В быту Эврих ориентировался на римские обычаи и воспринимался современниками (ср. послания Аполлинария Сидония) как монарх мирового масштаба. Он умер своей смертью (что в ту эпоху было редкостью) незадолго до конца 484 г. в Арле. Его сыну-наследнику Алариху II предстояло консолидировать вестготскую державу на основах соответствующей церковной и правовой политики. Однако обстоятельства сложились так, что Алариху пришлось вести войны с франками Хлодвига. В конце лета 507 г. вестготский король погиб при в битве при Вуйе, которая положила конец Тулузскому королевству, но не истории вестготов.

Вестготская династия принадлежала к младшей ветви династии Балтов. Это название происходит от готского balþa- ‘храбрый, отважный’. Готы почитали этот род, и даже римляне знали, что Балты «происходят от королей и героев» [Sidonius Apollinarius Carmina V, 126, 203], цит. по: [Вольфрам 2003, 290]. Без сомнений, особый ореол славы создавало имя Алариха I, завоевателя Рима. Однако при Аларихе II Балты признавали, что Амалы знатнее [Вольфрам 2003, 290]; возможно, это было связано с выдающейся ролью Амала Теодориха, с которым Балты желали породниться3. Около 494 г. вестготский король женился на Тиудигото, дочери Теодориха Великого. Их сын получил имя Амаларих, в котором соединились компонент имени отца – *rīk ‘правитель’– и основа Amala-, указывающая на род матери [ibid.]. Младшая дочь Теодориха, Амаласвинта, вышла замуж за Эвтариха – сына и внука Амалов Видерика и Беремуда. Они были непосредственными потомками Эрманариха и еще в 419 г. бежали из Причерноморья или Потиссья к вестготам, но некоторое время скрывали свое знатное происхождение, чтобы не вызвать династических осложнений при вестготском дворе. Как подчеркивает М. Б. Щукин, в результате этих двух браков «две ветви рода Амалов и род вестготов Балтов, восходящий, вероятно, к Атанариху, оказались как бы завязанными в единый узел, что создавало вновь, спустя около 250 лет после Причерноморья, предпосылки для объединения вестготов и остготов в единый народ или, во всяком случае, в единое государство» [Щукин 2005, 405-406].

Таким образом, исторические судьбы вестготов и остготов V – начала VI вв. еще не разошлись. Есть и другие факты, свидетельствующие об этом. Несколько ранее, в эпоху Эвриха (473 г.) остготы, поселившиеся после битвы при Недао где-то между озером Балатон и поречьем Савы, потребовали от своих королей вести их в новые походы. Тиудимир (Теодемер) и его сын Теодерик (будущий Теодорих Великий) повели своих людей в Эпир, а Видимир попытался напасть на Италию, но был отбит войсками императора Гликерия (473-474 гг.) и погиб. Ему наследовал сын Видимир Младший, которому император приказал вести свой народ-войско к вестготам [Вольфрам 2003, 267-268, Щукин 2005, 405]. Так вестготское королевство пополнилось группой остготов, численность которой не поддается точному определению.

В битве при Вуйе вестготы потеряли почти все свои земли к югу от Луары, сохранив лишь Септиманию – узкую полосу северных склонов Пиренеев. Большая часть вестготов и рассеянных среди них остготов Видимира переместилась на территорию Испании. Возникло Толедское королевство вестготов [Щукин 2005, 406].

По мнению П. Перина, именно остготы Видимира, проникшие в Испанию, привнесли туда ряд элементов «дунайской моды», включая парные большие двупластинчатые фибулы с пальметтовидными накладками и изделиями в технике клуазоне (цит. по: [Щукин 2005, 405]). На основании этого М. Б. Щукин заключает, что роль и влияние остготов в сфере материальной культуры в начальную эпоху были более значительными, нежели вестготов.

Политическое объединение вестготов и остготов, наметившееся в Испании, было недолгим. Фактически этот союз ограничен правлением Теодориха Великого. Сводный брат Амалариха, Гезалех, попытался перехватить власть, но Теодорих защитил своего внука и дал ему в наставники своего оруженосца Теудиса (Теоду). К 511 г. объединение вестготов и остготов будто бы состоялось, поддерживались мирные отношения с франками (Амаларих был обручен с одной из меровингских принцесс), однако вскоре Теудис и Амаларих отказались выплачивать часть доходов в казну Теодориха. Всем готам в Испании, Галлии и Италии было предложено определиться с выбором господина-короля. Так наметился раскол, а в 531 г. Амаларих был убит в Барселоне при таинственных обстоятельствах, и династия Балтов угасла [Щукин 2005, 406-407].

Теудис стал правителем вестготов4 и во время войны в Италии пытался помочь своим собратьям-остготам, открыв второй фронт против Византии5. В 548 г. вестготы во главе с Теудисом высадились в Африке, но акция потерпела поражение, Теудис погиб. Тогда в Толедском государстве развернулась борьба готских претендентов на власть – арианина Агилы и православного Атанагильда. Последний обратился к императору Юстиниану с просьбой о помощи. Был заключен договор, содержание которого осталось неизвестным, и в 552 г. византийская армия под началом Либерия (знатока вестготских дел, патриция, которому в это время было около 90 лет) высадилась на южном побережье Испании. К 554 г. византийцы заняли большую часть полуострова, вплоть до Кордовы. Агила был убит, Атанагильд сделал столицей своего государства Толедо [Клауде 2002, 98, Щукин 2005, 407].

Опираясь на византийцев, Атанагильд действовал в своих интересах и, видимо, стремился к обособлению от прежних союзников. Д. Клауде полагает, что именно этим были обусловлены усилия вестготского короля по установлению дружественных отношений с франками [Клауде 2002, 99-100]. Но, как известно, дело сложилось иначе. Драматическая история дочерей Атанагильда – Галсвинты и Брунгильды, вышедших замуж за франков-Меровингов Хильпериха и Сигеберта – описана у Григория Турского и других авторов.

Атанагильд умер в 568 г., и королевство оказалось в тяжелом положении [Клауде 2000, 100]. После его смерти наступил период междуцарствия, длившийся 5 месяцев. Затем королем в Нарбонне был провозглашен Лиува I. Возможно, он нашел поддержку лишь у знати Септимании и никогда не ступал на испанскую землю. В конце 568 или начале 569 г. он назначил соправителем своего брата Леовигильда, причем они пришли к соглашению, что Леовигильд будет править в Испании. Сам Лиува сохранил за собой управление в Септимании, но с тех пор не упоминался в источниках вплоть до своей смерти в 572 г. [Клауде 2002, 110].

Леовигильд был энергичным правителем, о котором источники сообщают: «Он восстановил страну готов, уменьшившуюся в результате различных мятежей, в ее прежних границах» (Иоанн Бикларский под 569 г.; цит. по: [Клауде 2002, 111]). При этом король, очевидно, стремился объединить под своей властью весь Пиренейский полуостров и вел успешные войны, упраздняя союзные отношения с Византией на юге и подрывая власть племен саппов и кантавров на севере Испании. На юге Леовигильд в 571 г. занял Медину Сидонию, в 572 захватил Кордову, а в 577 – находившуюся в пограничной полосе между вестготским королевством и Византией местность Ороспеду (вероятно, в верховьях Гвадалквивира). На северо-западе Испании он в 575 г. одержал победу над правителем Аспидием «в арегенских горах». В 578 г. во внутренних областях Испании (где-то в провинции Гвадалахара) король основал город, названный Рекеполисом. Принято считать, что это название было дано в честь второго и любимого сына Рекареда, но возможно и другое толкование этого топонима как гибридного германо-греческого слова (гот. *rīk- ‘власть, могущество’ + греч. πόλις ‘город’) со значением «град царствующий» и соответствующей имперской интерпретацией на фоне соперничества с Константинополем [Ганина 2008, Ганина 2010]. Рекополис, очевидно, мыслился как новая столица вестготского государства [Клауде 2002, 112-113], но впоследствии утратил свое значение и был заброшен. Руины его и по сей день сохранились в Испании.

Однако правление Леовигильда было омрачено распрей со старшим сыном – Эрминегильдом. Леовигильд и его жена Гоисвинта были арианами, тогда как Эрминегильд женился на православной Ингунде, дочери короля франков Сигеберта. Разгорелась распря, подогреваемая Гоисвинтой. Леовигильд выделил сыну область с главным городом Севильей и поставил его там в качестве самостоятельного правителя. В 579 г. Под влиянием Леандра, епископа Севильского (учителя св. Исидора Севильского) Эрминегильд перешел в православие, принял при крещении имя Иоанн и поднял в Севилье восстание против отца. Царевич заключил соглашение с византийцами, которым, по-видимому, была передана Кордова; свою помощь Эрминегильду предложили король свевов Мирон и король Бургундии Гунтрамн. Очевидно, какое-то содействие оказывали и франкские родичи Ингунды, тогда как король франков Хильперик из-за своих разногласий с Гунтрамном и другими поддержал Леовигильда [Клауде 2002, 115].

Леовигильд двинулся против сына только в 582 г., но уже в 580 г. в Толедо состоялся арианский собор (первый и единственный в королевстве вестготов), на котором шла речь о том, чтобы «обратить римлян в арианскую ересь» (Иоанн Бикларский под 580 г.; цит. по: [Клауде 2002, 119]). При этом собор был попыткой компромисса: так, Леовигильд считал оправданным называть Иисуса Христа равным Богу Отцу (aequalis), в то время как ариане называли Сына лишь «подобным» («similis»). Арианские епископы заявили о своем отказе от повторного крещения православных, а Леовигильд ввел почитание св. мучеников и св. мощей, до тех пор неизвестное арианам. Однако арианам были дарованы все преимущества и переданы православные храмы, а православным угрожала ссылка. Один православный епископ – Винцентий Сарагосский – перешел в арианство, но других примеров такого рода не было.

Когда Леовигильд пошел войной против сына, тот скрылся в Кордове у византийцев, но Леовигильд подкупил губернатора и вернул город под свою власть. Эрминегильд укрылся в церкви и покинул ее, лишь получив клятву, что его жизни ничто не угрожает. Затем он был сослан в Валенсию, а позднее в Таррагону, где в 585 г. был убит – по преданию, в темнице на Пасху. Его жена Ингунда осталась у византийцев и умерла на пути в Константинополь.

С одной стороны, вестготская Испания в эту эпоху стремилась к мирной жизни, а не к внутренним распрям, и потому даже православные хронисты Иоанн Бикларский и св. Исидор Севильский оценивали восстание Эрминегильда как мятеж [Клауде 114-115]. С другой – вестготы уже не были так связаны с арианством, как остготы Теодориха, и не чувствовали себя чужими там, где поселились. Со времен Эвриха ни один вестготский король не чинил прямых препятствий православному исповеданию.

Король-отец Леовигильд умер в 586 г. Казалось бы, он добился упрочения своей власти. Однако последнее слово в споре о вере осталась не за ним. В 587 г. его сын и преемник Рекаред принял православие. Убиенный Эрминегильд был причислен к лику святых. Его мученическая кончина оказала большое моральное влияние на общество и стала победой. В 589 г. в Толедо состоялся исторический Поместный собор, где председательствовал сам король и присутствовали все пять митрополитов Испании, 48 православных и 8 бывших арианских епископов (диоцезы в областях, ранее находившихся под властью свевов), арианские священники и готская знать. Не были представлены лишь арианские диоцезы Нарбонна, Мериды и Гранады. Следует особо отметить присутствие на соборе еп. Леандра, ставшего ближайшим советником короля по церковным делам. Собор открылся торжественным обращением ариан в православие, причем обращенные арианские епископы сохранили свой сан. Арианские епископы и готская знать подписали православное исповедание, собор также вынес несколько постановлений о литургии и вопросах церковного права и принял несколько законов против приверженцев иудаизма [Клауде 2002, 123]. Единственной «исторической издержкой» было то, что на соборе постановили сжечь все священные книги ариан; тогда же, вероятно, погиб и труд Аблавия, которым пользовался Иордан [Щукин 2005, 408]. Потому сейчас нет готских (вульфилианских) рукописей, происходящих из Испании. Впрочем, неизвестно, использовался ли готский язык в богослужении вестготов-ариан в конце VI в.

Как отмечают исследователи, значение III Толедского собора для вестготской истории невозможно переоценить. Это был успех политики объединения, которую Рекаред продолжал вслед за своим отцом, но иным путем. После торжества православия пал последний барьер между большинством вестготов и римлянами. Для королевской власти Толедский собор означал дальнейшее возвышение и укрепление. Деяния Толедского собора вознесли Рекареда на сакральный уровень. Он был назван «священнейшим правителем» (sacratissimius princeps), «исполненным божественного духа» (divino flamine plenus), «ему же подобают апостольские заслуги, ибо он исполнил апостольский долг». Тем самым Рекаред был поставлен в один ряд со св. равноапостольным царем Константином. Повелителя Константинополя называли православным императором (orthodoxus imperator), вестготского короля – православным королем (orthodoxus rex) [Клауде 2002, 124]. Рекаред (586-601) отменил запрещение на браки готов и римлян и установил правовое единство. Так сложилась вестготская Испания.

Дальнейшая история вестготского королевства, как и всякая история, далека от идилличности и насыщена драматическими перипетиями (так, уже сын Рекареда Лиува II, взошедший на престол в возрасте 18 лет, в 603 г. пал жертвой заговора). Однако эта эпоха отмечена расцветом культуры – строятся многочисленные церкви, вырабатывается специфический архитектурный стиль (с явным влиянием Византии) и особый облик прикладного искусства. Самым ярким примером этой эпохи являются вещи из знаменитого клада в Гуарразаре (Толедо): два больших креста, обломки еще более крупного, процессионного, и пять вотивных подвесных корон. На двух есть имена дарителей – королей Свинтилы (621-631 гг.) и Рекесвинта (653-672 гг.), изображенные узорными латинским буквами-подвесками [Щукин 2005, 408]. Вестготская Испания была оплотом церковной учености и культуры. Следует особо упомянуть св. Исидора Севильского («Этимологии», «Хроникон», «История готов, вандалов и свевов», «Книга изречений» и другие труды), его старших современников епископов Леандра Севильского и Масоны Меридского, Браулио («Житие св. Миллана», эпистолярный сборник), Иоанна Бикларского («Хроника»), Зазея из Кордовы (крупный философ). Наряду с ними в испанской традиции представлен еще целый ряд ученых и одаренных авторов (ср.: [Альтамира-и-Кревеа 2003, 99-100]). При этом вестготские короли Рекаред, Хиндасвинт (Киндасвинт), Рекесвинт и Сисебут, а также представители вестготской знати – герцог Клавдий (сверстник и соученик св. Исидора Севильского), граф Булгаран, граф Лаврентий (владелец богатой библиотеки) – принадлежали к выдающимся писателям-мирянам своего времени.

Литература


Источники

Иордан. О происхождении и деяниях гетов (Getica) / Вступ. ст., пер., комм. Е. Ч. Скржинской. Изд. 2-е, испр. и доп. СПб, 1997.

Научная литература

Вольфрам Х. Готы. От истоков до середины VI века (опыт исторической этнографии)./ Пер. с нем. Б. П. Миловидов, М. Ю. Некрасов. / Под ред. М. Б. Щукина, Н. А. Бондарко и П. В. Шувалова. СПб, 2003. [перевод издания: Wolfram H. Die Goten. Von den Anfängen bis zur Mitte des 6. Jahrhunderts. Entwurf einer historischen Ethnographie. München, 1990].

Ганина Н. А. Имя и традиция рода: к этимологии гот. *Amal- // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология.. 1999, № 6.

Ганина Н. А. Имя и путь: различия в готском ономастиконе как отражение миграций // Трансконтинентальные и локальные пути как социокультурный феномен. М-лы XX Чтений памяти В. Т. Пашуто. М., 2008. С. 29-33.

Ганина Н. А. Готские языковые реликты. Дис. … д.филол.н. М., 2008.

Ганина Н. А. Готские имена: проблемы и интерпретации // Именослов. История языка, история культуры. (Труды Центра славяно-германских исследований. I). СПб, 2010. С. 42-63.

Клауде Д. История вестготов. / Пер. с нем. С. В. Иванова. СПб, 2003. [перевод издания: Claude D. Geschichte der Westgoten. Stuttgart – Berlin – Köln – Mainz, 1970].

Щукин М. Б. Готский путь. СПб, 2005.




1 Этноним с украшающим эпитетом, восходящим к гот. *wisi-, и.-е. *wesu- ‘хороший’.

2 Вульфила (311-383), чье имя буквально означает «Волчонок», был сыном знатного гота и пленной гречанки (каппадокийки). Уже в юности был чтецом в церкви. В конце жизни впал в арианство, так как эта ересь была тогда принята при дворе византийских императоров.

3 Согласно готскому племенному преданию, Амалы происходили от «ансов» Готский историк Иордан, будучи христианином, называет ансов «полубогами». Anses (ansis) – древнейшая форма слова, известная нам из скандинавской традиции как «асы». Иордан отмечает способность ансов приносить удачу в битве. Гот. Amala-, по всей очевидности, является одним из имен Водана (сканд. Один), которого многие древнегерманские племена считали родоначальником своих королевских династий. В индоеврпоейском плане имя Амалов может быть сопоставлено с названием омелы. О мифологии рода Амалов см.: Ганина 1999.



4 Между прочим, он, как и Теодорих Великий, стал именовать себя императорским именем Flavius – «Флавий» [Клауде 2002, 117].

5 До того с Теудисом, очевидно, вел переговоры король вандалов Гелимер, собиравшийся ввиду угрозы от войск Юстиниана бежать с королевской сокровищницей в Испанию [Клауде 2002, 96].


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница