Музей и турист: управление процессом межкультурной коммуникации



Скачать 238.21 Kb.
Дата28.10.2016
Размер238.21 Kb.
Опубликовано: Менеджмент. Наука. Образование. Культура: Сб. науч. тр. /Санкт-Петербургский гос. Ун-т культуры и искусств. – СПб: СПбГУКИ, 2003 – 312. (Труды. Т. 155). – С. 194-208. (в соавт. Шляхтина Л. М.)
Музей и турист: управление процессом межкультурной коммуникации.
В эпоху глобализации экономических и социальных процессов, растущей взаимозависимости цивилизаций и этносов современная культура отличается многообразием идей, интересов, представлений и предпочтений. Свойственные ей динамизм, противоречивость взаимоисключающих импульсов отражают стремление осознать и использовать региональный и мировой культуротворческий потенциал. В быстроменяющейся обстановке, обусловленной изменениями политической ситуации, экономических условий, идеологических установок, духовных и нравственных ориентиров предъявляются новые требования ко всем социокультурным институтам, в том числе и к музеям.

Традиционно в сознании многих людей бытует представление о музее, в котором всегда царит тишина, в стеклянных витринах хранятся экспонаты, подернутые пылью веков, а к посетителю выходит всезнающий, строгий ментор – экскурсовод. Это распространенное мнение выразил известный французский поэт Поль Валери: «музеи – навощенные пустынности, на которых лежит печать храма и салона, кладбища и школы».

Однако современный музей - это своеобразный символ культуры, о котором существуют различные позиции и точки зрения. Сегодня музей предстает перед нами многочисленными гранями: в виде творческой "лаборатории", "сокровищницы", "машины времени", переносящей нас в другие времена и страны; в виде "места сохранения, изучения и экспонирования материальных свидетелей прошлого", "собора лиц", встающих за конкретными предметами, "живого организма", "способа диалога времен и культур", "хранилища, занимающегося научно-исследовательской и просветительской деятельностью"; одновременно "театром культуры" и "кладовкой ценностей"...

Таким образом, происходящие трансформации социокультурного пространства, с одной стороны, и расширение границ понимания музея, с другой стороны, влекут за собой, по-нашему мнению, и изменения парадигмы музея. Это связано в первую очередь с феноменологией музея - "museion"а –"храма мус". В различные периоды значение слова несколько отдалялось от первоначального, например, музей рассматривался как "собрание древностей или редкостей", продукт "века истории". Современные ученые все чаще обращаются к пониманию, восходящему к истокам, к "храму мус" – покровительниц искусств и наук, склоняясь в сторону то первого, то второго слова этого определения, то есть, понимая музей как сакральное место, храм, либо как центр искусств и культуры. Подобно храму, музей, помогает человеку каждый раз подтверждать свои убеждения, сравнивать свое мировосприятие с ценностями, принятыми в данном обществе в данную эпоху. Исследователи также видят музей как культурный центр и социальный инструмент.

Данная трактовка феномена музея, как нам представляется, соотносится с коммуникационным подходом, утвердившимся в проблемном поле музееведения и культурологии в последнее время. Она позволяет рассматривать музей как специализированный способ трансляции культуры и освоения культурного опыта, а также как компоненту социализации, характеризующейся приобретением культурной компетенции. Элемент аккультурации становится все более важным в современных социокультурных стратегиях, в том числе и в процессах межкультурных коммуникаций.

Музей, сохраняя культурное и научное наследие, интерпретируя прошлое и настоящее, играет главную роль в культурной жизни практически всех стран. Однако современные музеи столкнулись с тем, что общество, сильно «испорченное» развитием высоких технологий, особенно глобальной сети Intеrnеt, которая позволяет найти ответ почти на все интересующие вопросы, даёт возможность совершать путешествия по городам, странам и музеям, не выходя из дома, требует от них кардинально нового во взаимодействии с реальным и потенциальным посетителем. Несмотря на доступность информации, потребность видеть своими глазами и памятники древности, и шедевры мирового искусства, и природные заповедники заставляет людей собираться в путь и становиться туристами.

В силу этого проблема «музей и туризм» приобретает в настоящий момент особую актуальность. Неслучайно многие музеологи выделяют ее в качестве приоритетной в XXI веке, подчеркивая значимость аспектов управления процессов взаимодействия музеев с индустрией туризма.. По мнению Яни Эрреман, в последние годы именно туризм признан тем феноменом международного значения, который потребовал пересмотра и корректировки деятельности музеев. Никто не сомневается, что развитие туризма способствовало радикальным изменениям, произошедшим в музее в последние годы, но музейное сообщество пока так и не выработало определённой стратегии действий.1 По этому вопросу идёт обширная полемика среди специалистов. Некоторые уже готовы принять изменения, происходящие в музее, а другие настаивают на том, что они несут в себе угрозу музеям и другим хранилищам наследия. Одни утверждают, что «музеи захлестнула обыденщина, снижение культурного уровня, они превратились в место развлечений и массовых увеселительных мероприятий на потребу индустрии туризма и в угоду экономическим требованиям».2 Их оппоненты думают наоборот, поскольку видят музей активным участником текущих глобальных процессов. Для этой группы своеобразным девизом стало высказывание Ролана Арпена: «Музей - это не остров. Музей является частью «культурной системы».3 Дискуссионность проблемы подтверждает ее несомненную актуальность и недостаточную изученность.

Анализируя взаимодействие музея и туризма в современном мире, мы можем заметить, что оба эти явления глубоко взаимосвязаны друг с другом. В нынешних условиях туризм приобрёл поистине массовый характер и стал одной из форм проведения свободного времени не только элитной части общества, но и среднего класса, молодёжи и учащихся, что привело к формированию мощной индустрии досуга со своей инфраструктурой. Появляется необходимость определения в ней не только специфической роли музея, но и задач управления процессами межкультурной коммуникации. Обращает на себя внимание изменение отношения к туризму со стороны общества, в котором важное место занимают приоритеты в системе духовных ценностей. Специалисты отмечают, что в первые годы после Второй Мировой войны люди использовали свободное время для восстановления физических и умственных сил в целях повышения производительности труда; в 1960-1970-е годы в западных странах проявляется стремление к потреблению и накоплению материальных благ (приобретение недвижимости, предметов роскоши), а в 1980-х годах потребление материальных благ отходит на задний план, уступая место духовным ценностям, в частности, потребности в путешествиях.4 Так, исследователи указывают на интенсивное развитие туризма в США, фиксируя рост интереса к природным и культурным ландшафтам, памятникам и музеям с 1991 по 1995 год на 16. По данным Ассоциации индустрии путешествий США в этот период около 54 млн. человек посетили музеи и другие исторические места. По мнению американских социологов, происходит смена мотивации от чисто развлекательных мероприятий к более глубокому знакомству с культурно-историческими ценностями. Отмечается также, что личность туриста – любителя исторического наследия отличается более высоким уровнем образования, интеллекта и материального обеспечения. Цель его путешествий – пополнение знаний, участие в познавательных и просветительных программах, а досуг и развлечения стоят на втором месте.5

Таким образом, туризм рассматривается как способ использования свободного времени, дающий большой простор креативному развитию личности. Он может иметь форму учебных поездок, разнообразных экскурсий, посещений фестивалей, участия в праздниках и т. д. Эту же мысль высказывает исследователь Е.В. Середина. Анализируя развитие российского музейного дела и туризма, она выявила взаимозависимость музеев и туризма, которая выражается в том, что именно музеи часто определяют формирование и туристских маршрутов. Так появился популярный маршрут в Пушкинские горы, в котором прежде всего привлекает внимание музей-заповедник «Михайловское». Одновременно происходит и обратный процесс: высокий спрос на духовные ценности или привлекательность значимого историко-культурного памятника и территории становятся причиной создания новых музеев. В качестве примера Середина приводит музея Михаила Булгакова в Москве, появление которого было обусловлено массовым наплывом туристов, стремящихся попасть в квартиру созданных писателем литературных героев.6

Подобная взаимозависимость существует во всём мире: мы не можем представить туриста, посетившего Петербург и не побывавшего в Эрмитаже, так же как пребывание в Париже невозможно без осмотра Лувра, и такие примеры многочисленны. На современном этапе развития индустрии туризма маршруты создаются как раз с учётом разнообразия культурного наследия, что порой вызывает опасения у специалистов.7 Они говорят о том, что туризм в последнее время превратился в новую форму паломничества. Шедевры музейных собраний и исторические места становятся для некоторых туристов священными реликвиями и, стремясь их увидеть, они способны проделать путь в сотни и даже тысячи километров. Подобное паломничество к памятникам культуры несёт в себе опасность перенасыщения музеев посетителями и отрицательного воздействия на сохранность музейных коллекций и памятников, что и актуализирует разработку новых технологий управления этим процессом.

Широко бытует мнение о том, что музеи - это великие символы цивилизации, кладовые человеческого наследия, и вполне естественно, что люди стремятся к ним, пытаются хоть чуточку прикоснуться к истории, ощутить особый аромат эпохи, почувствовать себя сопричастным с ней. Это доставляет немалое удовольствие многим туристам. Но музеи не всегда в состоянии справиться с возрастающим потоком желающих их посетить. Нелсон Граберн, хранитель раздела североамериканской этнологии в музее Херста (США), указывает на необходимость постоянно находить возможности для создания специальных мест, которые бы принимали часть туристов на себя. Такими местами могут быть зоологические и ботанические сады, заповедники, музеи восковых фигур и др.8 Ещё одним способом рассредоточения туристов может быть развитие «туризма первооткрывателей», за который ратует Катлин Перье-Д'Итерен. «Туризм первооткрывателей», направленный на стимулирование любознательности публики, позволит показать ей малоизвестные, а часто просто забытые, памятники и расширить доступ к культурному наследию. Для этого необходима разработка оригинальных маршрутов по конкретной тематике и составление специальных путеводителей.9

Одной из главных положительных сторон развития взаимодействия музеев с туризмом является расширение канала межкультурной коммуникации. Как уже говорилось, туристы всё больше обращаются к музеям, видя в них лучшее средство знакомства и понимания истории, культуры и жизни страны, региона или города. Становится ясно, что «самосознание и знание окружающего мира, развитие личности и достижение поставленных целей - всё это немыслимо без получения знаний культурного характера дома, на работе и во время путешествий».10 По мнению Терри Стивенса, музеи на рынке услуг организации свободного времени должны рассматриваться в качестве основного средоточия культуры и отправной точки для изучения туристом всей страны или ее части, выбора дальнейших маршрутов.11

Мы полагаем, что, расширяя кругозор в целом, музеи способствуют аккультурации посетителей, то есть развитию понимания и оценки представленных в них национальных или инонациональных культур. Культурно-образовательные горизонты музея ценны тем, что человек не просто получает разнообразную информацию, но может удостовериться в ней с помощью музейных предметов, которые представляют собой социокультурные реалии, прошедшие ценностно-познавательный анализ, являющиеся подлинными свидетельствами, убедительным доказательствами исторического прошлого или настоящего национальной и мировой культуры.

Туристы обращаются к таким институтам, как музеи, не только, чтобы узнать подлинную правду об ушедших или иных мирах, но и чтобы найти и оценить свое собственное место в культуре.12 Иными словами их взаимодействие позволяет туристу осуществить культурную самоидентификацию, что невозможно без формирования чувства уважения к культурному наследию. Музеи признаны достоянием всего человечества, поскольку их главное предназначение - научить человека понимать и воспринимать традиции других народов и наций, быть кросскультурным центром синхронного и диахронного развития мировой культуры.

Итак, по общему признанию, музеи являются главным «действующим лицом» в индустрии туризма13. С течением времени взаимосвязь между музейной и туристской деятельностью постоянно усиливается: музеи включаются в систему туристско-экскурсионных маршрутов; новые туристские маршруты возникают на базе новых музеев и, наоборот, появление новых музеев может быть следствием интенсивной туристской деятельности. Проходившая в Каракасе конференция приняла декларацию, где отмечалось: «...мы должны быть впереди, мы должны с честью выполнить миссию учреждения, ответственного за сохранение нашего наследия, и в то же самое время предпринять действенные меры, направленные на обеспечение сбалансированного развития человеческой личности и достижение благополучия в обществе».14 О том, что данная проблема волнует специалистов, свидетельствуют многочисленные конференции и салоны, проводимые в разных странах. Так, в 1995 году в Венесуэле (Баркисимето) при участии Национального комитета Венесуэлы ИКОМ, представителей туристических агентств и директоров учреждений культуры, проходил форум под названием «Наследие, музеи и туризм», главным выводом которого является мысль о необходимости тесного сотрудничества в целях успешного развития музеев и индустрии туризма.15 В 1996 году на Кубе (Гавана), при содействии Юнеско состоялась Международная встреча по проблемам культурного туризма в Латинской Америке и странах Карибского бассейна,16 а в ноябре 1997 года во Франции (Нант) прошёл первый Международный салон по культурному туризму, на который были приглашены специалисты по музейному делу и туризму со всего мира. В центре внимания был вопрос о наиболее рациональных формах работы в сфере музейно-туристского бизнеса.17

Начало XXI века, отмеченное интенсивным развитием туризма и ростом числа музеев, привело к превращению музеев из центров пассивного созерцания памятников истории и культуры в место приобретения индивидуального опыта, экспериментов с новыми методами распространения и получения информации, а также развития коммерческой деятельности. Изменение взглядов на культуру, признание за каждой эпохой права на собственное видение мира, права на диалог с современной культурой позволило переосмыслить возможности воздействия культурной среды музея на туристов. Музейная среда понимается нами не как «созерцательное пространство», где человек выступает в роли наблюдателя раскрывающихся перед ним нравственных, духовных коллизий ушедших эпох, а как «живое», развивающееся пространство, обладающее высокой силой информационного и эмоционального воздействия. В этом пространстве турист, получая визуальную и вербальную информацию и выполняя определенные поведенческие действия, вступает в диалог с уже несуществующими культурными реальностями, что позволяет не только осуществлять межкультурную коммуникацию, но и управлять ею.

Следует отметить, что характерной особенностью современного туриста, который рассматривается как реальный и потенциальный посетитель музея, является повышение его образовательного уровня. Сегодня аудитория музея - достаточно грамотные люди, которые уверенны в своей образованности и хотят получить максимум информации в минимум времени. Независимо от возраста, они отличаются от посетителей 1970-1980-х годов, воспринимавших всю информацию «на веру», пассивно слушавших экскурсовода или лектора. В силу этого музеи, создавая атмосферу психологического и интеллектуального комфорта, постепенно становятся гостеприимнее и уютнее, а методы взаимодействия как с отечественными, так и зарубежным туристом претерпевают существенную трансформацию, связанную с получением удовольствия от посещения музея. Это обуславливает необходимость создания в музее инфраструктуры в виде всевозможных услуг, удовлетворяющих разнообразные потребности туриста.

Очевидно, что в XXI веке роль музея в туризме, предопределенная феноменом музейного предмета и музейной среды, будет трансформироваться, наполняясь новым содержанием и обретая новые черты. По нашему мнению, это приведет к изменению границ и смыслового содержания взаимодействия музея и туриста в процессе межкультурной коммуникации. Не претендуя на исчерпывающее объяснение, попытаемся обозначить объективные факторы, определяющие развитие этого сложного и многогранного процесса.



  • Современная цивилизация стремительно преображает окружающую среду, социальные институты, бытовой уклад. В этой связи культура оценивается как фактор творческого жизнеустроения, неиссякаемый источник социальных новаций. В современном обществе в связи с проходящими в нем процессами диверсификации культура постепенно утрачивает связи со своей изначальной средой, становясь всеобщей, более открытой и доступной благодаря интенсивному развитию информационных технологий и средств связи, что является проявлением всеобщей тенденции глобализации.

  • В прошлом, индивид, появившись на свет, заставал определенную структуру культурных ценностей, которая не менялась с течением столетий. Теперь на протяжении одной жизни чередуются несколько культурных эпох. Это предопределило последовательную и радикальную переоценку просветительной модели культуры. Возникают новые модели, во многих отношениях противоположные прежней, показывающие принципиально иное понимание культурных феноменов. Это связано с необходимостью противостояния глобализации и сохранения культурной идентичности.

  • В современном мире туристическая индустрия представляет собой целый межотраслевой комплекс. В социально-экономической системе городов, регионов и стран музей или музейная сеть играют все более заметную роль. Усиление внимания к развитию туризма – общепризнанная мировая тенденция, ибо наряду с активным развитием культурных связей и контактов, характерным для процесса глобализации, все более возрастает интерес к богатству и своеобразию национальной культуры.

  • Музеи предоставляют туристам уникальную возможность, с одной стороны, расширения границ культурного пространства и осмысления социальной памяти, а с другой стороны, они создают условия активизации наблюдательных возможностей человека, стимулирования смелости в проведении сравнений и поиске аналогий, а также и моделировании многочисленных социокультурных ситуаций.

Выделенные факторы взаимодействия музея и туриста определяют, по нашему мнению, многоуровневый характер межкультурной коммуникации, в контексте которой это взаимодействие осуществляется. Методологической основой понимания межкультурной коммуникацией для нас являются концепция диалога, разработанная М.М. Бахтиным, которую переосмыслил и развил применительно к культуре ХХ века В.С. Библер. Мы солидарны с его мнением о том, что «культура есть всеобщая форма одновременного общения и бытия людей различных – настоящих, прошлых и будущих - культур, каждая из которых есть всеобщая форма одновременного общения и бытия людей».18 Здесь будет уместно вспомнить также и идеи русского философа начала XX века Н. Ф. Федорова. Размышляя о музее как феномене культуры, он понимал его как проект объединения всех прошедших поколений («отцов») с последующими («сынами»). Музей в трактовке Федорова является посредником между Прошлым и Будущим, между культурой ушедшей и культурой настоящей, то есть своеобразным механизмом, с помощью которого ныне живущее общество обеспечивает себя информацией о культурно-историческом пространстве, в котором оно существует.19 Опираясь на эти суждения, мы считаем необходимым акцентировать внимание на том, что именно пространство музея создает оптимальные условия и для «вхождения» в культуру, и для «общения» в культуре в указанном выше смысле. Попадая в музейную среду, турист имеет возможность «погрузиться» в прошлое, соприкоснуться с иной, отличающейся от современной предметно-пространственной средой, познакомиться с другими культурными нормами и традициями и т.д. Любому музею, как традиционно устроенному, так и организованному по новаторским принципам, имманентно присуща способность быть «перекрестком» времен и культур, что осознанно или неосознанно привлекает к нему туриста.

Так, большой популярностью в Европе пользуется музей под открытым небом Блистс Хилл (Blists Hill). Его экспонаты – подлинные и реконструированные здания рабочий посёлка конца прошлого столетия, рассказывающие о жизни простых людей в Англии на рубеже XIX и XX веков. Переступая порог этого музея, посетители оставляют за плечами привычный мир и переносятся на сто лет назад, в типичный промышленный городок эпохи королевы Виктории. Они встречают людей, одетых по моде тех лет, которые занимаются своими повседневными делами, гуляют или отмечают праздники. Первое, что туристы видят на своём пути - банк, где их радушно встречает клерк и предлагает обменять современные деньги на старинные пени и шиллинги. Это позволяет глубже окунуться в эпоху, прикоснувшись к ней через эти старые монетки, которые можно здесь и потратить. Атмосфера и «жители» города сами рассказывают о себе. История как будто оживает на глазах у посетителя, а он становиться её частью. Ему предоставляется удивительная возможность прожить один день в девятнадцатом столетии. На главной улице расположены продуктовая лавка, аптека, где можно купить такие же продукты, которые покупали жители, населяющие эту территорию. Для посетителей всегда открыта дверь в местные закусочную и паб, где можно расслабиться, отдохнуть, отведать блюда, приготовленные по старинным рецептам, и насладиться прохладой настоящего английского пива. Невозможно пройти мимо пекарни, от которой исходит аромат свежевыпеченного хлеба, и дети ни за что на свете не пропустят магазин сладостей, не попробовав конфет, которыми лакомились их сверстники сто лет назад. Здесь действует небольшая типография, где каждый может напечатать газету на старинном станке, мастерская по производству свечей, лепных деталей из гипса, столь популярных украшений в домах, литейная мастерская, шахта по добыче угля, лавки плотника, портного, приемная врача и многое другое. Везде работают люди, показывая процесс производства той или иной вещи. С ними можно поговорить, узнать, чем они занимаются. Двери местной школы всегда открыты. Сидя за партами, можно прослушать урок по какому-нибудь предмету, попробовать пописать специальными карандашами на небольших дощечках. Немного в стороне располагаются доменные печи, где выплавлялся первый чугун, обжигался кирпич. Стоя на специально оборудованной площадке, присутствовать и при изготовлении вещей с помощью ковки, видя разницу в технологии получения кованого и литого чугуна.20 Возможность и увидеть, и сделать какие-то вещи– это не только получение знаний и представлений об эпохе XIX века, но и активное включение в процесс межкультурной коммуникации.



В музее, вне зависимости от его вида, типа и профиля, кроме пространственно-временного общения осуществляется межкультурная коммуникация и на межличностном уровне. Культура, являясь «феноменом самодетерминации человеческого бытия» и «формой самодетерминации судеб и сознания индивидов», как указывает В.С. Библер, - это не просто общение, а, «общение различных форм понимания», что предполагает диалогичность, позволяющую, по выражению М.М. Бахтина, «почувствовать себя дома в мире других людей». Диалог включает в себя обмен идеями и мыслями, чувствами и переживаниями, нравственным опытом и жизненными коллизиями. Постижение нравственных перипетий, сосредоточенных в историческом опыте и образцах культуры, аккумулированных в музее, намного активнее происходит между людьми, совместно ищущими истину в процессе диалогического общения. Интерполируя мысль выдающегося философа М. Мамардашвили, считавшего что «современного человека» как понятия не существует, мы полагаем, что человек, по сути, есть попытка стать человеком, и всегда, пока живет, находится в стадии становления, неся веру в способность себя переделывать. Человек не просто существует, он человеком становится. Он - единственное существо, способное к движению человеческого в самом человеке.

В музее личность, в нашем случае турист, испытывая воздействие историко-культурной среды, прямо или опосредованно, совершает внутренний акт самоопределения, соотнося свои взгляды и представления, знания и опыт, этические и эстетические критерии с нормами других эпох, народов, культур. Таким образом, в процессе межкультурной коммуникации происходит акт познания как мира вокруг себя, так и мира в себе. Известно, что картина мира входит важнейшим компонентом в структуру мировоззрения, а уникальные условия музея и специфика туризма не только способствуют расширению сознания, но и активизируют чувственное познание путем получения наглядных впечатлений. Гносеологическая роль музея не вызывает сомнения и прежде всего с генезисом и развитием его образовательной функции. Однако в рамках обозначенной проблемы нас интересует аспект управления познавательно-рекреационной деятельностью, поскольку туризм является средством удовлетворения растущих потребностей людей в знакомстве с культурой своей и других стран и одновременно способом с организации свободного времени. Туризм (внутренний, выездной и въездной) и посещение музеев стали сегодня заметной формой времяпрепровождения людей. Современное постиндустриальное общество, обремененное разнообразными психологическими стрессами, зачастую не приемлет музейный консерватизм, требуя большей аттрактивности и зрелищности. Музеи все более активно завоевывают свое место в индустрии досуга с учетом собственной рекреативно-познавательной специфики. Стратегически важным является развитие системы развлекательных и релаксационных форм взаимодействия с туристами, что стимулирует создание новых структурных подразделений (отделы гостеприимства, отделы культурных проектов или культурных программ и т.д.). Так, посещение Царского Села входит в типовую Программу пребывания в Санкт-Петербурге российских и зарубежных туристов, предлагаемую большинством турфирм. В среднем, один только Екатерининский дворец принимает более 1 млн. 200 тыс. экскурсантов в год, каждый третий из которых – иностранец. Развивая инфраструктуру, государственный музей-заповедник «Царское село» превращается в культурно-туристский «продукт».21 Дворцово-парковый ансамбль Царского Села как императорская летняя парадная резиденция, сочетавшая пышное великолепие дворцовой жизни с покоем и простодушием дачного места, был всегда в центре развлечений и городских праздников. Эти традиции возрождаются и сегодня. В музее-заповеднике существует свой концертный зал, в Запасном дворце формируется инновационный театральный центр Елены Левшиной, есть своя конюшня, пять экипажей, сани, школа верховой езды. Организовано прогулочное катание в экипажах (кареты, фаэтоны, кабриолеты, троечные сани и др.) для туристов. В Китайской деревне можно снимать элитные квартиры в аренду, летом работает база отдыха и т.д. Школа верховой езды предполагает развитие систематического экскурсионного обслуживания туристов. Раз­рабатывается историческая «Царская конная тропа» маршрута по Александровскому и Баболовскому паркам. В перспективе — возрождение рыцарских турниров, или «Царскосельских карусе­лей», распространенных в XVIII веке живописных зрелищ, превращаемых в яркое театрализованное костюмированное действо, а также использование свободных луговых пространств для создания различных объектов досуговой индустрии — ипподрома, манежа, гольф-клуба.

В современном мире музеям неизбежно приходится конкурировать с другими активно развивающимися учреждениями досуга. Стремясь стать более привлекательными для туристов и при этом не утратить основных функций, музеи ищут пути модернизации своей деятельности для решения проблем межкультурной коммуникации. По мнению Маргарет Дж. Кинг, «музеи развиваются, превращаясь - одни с готовностью, другие с беспокойством - из закрытого клуба или монастыря XVIII века в хорошо налаженную общественную машину XX и XXI столетий. Каждый, кто заинтересован в будущем музеев, должен, отбросив предубеждения, совершить этот головокружительный скачок». Результатом такого «скачка» можно считать превращение некоторых музеев в центры культурно-исторического наследия. Показательным, на наш взгляд, примером переосмысления традиционных направлений деятельности старейшего в России «классического» музея- заповедника за счет освоения новых пластов культурного наследия являются усилия, предпринимаемые коллективом Государственного мемориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедника А.С. Пушкина «Михайловское». Инновационный характер деятельности этого музея, проявляющийся в создании новых экспозиционных комплексов, реализации интересных и нестандартных культурно-образовательных проектов, а также в развитии ландшафтного, паломнического, усадебного, этнографического и других видов туризма, был изначально заложен в его новой концепции.22

Своеобразным вызовом музеям в последние годы стали так называемые центры наследия, возникшие вследствие интенсивного развития туризма. Они представляют собой что-то среднее между тематическими парками и музеями. Центр наследия отличается от музея тем, что строит свою деятельность на основе темы, а не коллекций, используя технологии тематических парков с увлекательными аттракционами. Располагаясь как в старых зданиях (бывших церквях, заброшенных промышленных или складских помещениях), так и в новых, они в доходчивой и нетрадиционной форме рассказывают о местной истории, культуре, традициях и людях. Примером такого центра наследия может служить «Джорвик вайкинг сентер» в Йорке (Великобритания). Туристам предлагается пройти по культурно-временному туннелю, после чего он попадает в деревню викингов. Деревня была воссоздана на основе точных научных данных, полученных во время раскопок, проводившихся неподалёку. Воображение посетителей поражают оригинальные экспозиции, сопровождающиеся особыми звуковыми эффектами и запахами.23 Часто в подобные центры наследия приглашают людей, которые играют роль местных жителей и в то же время осуществляют охрану. Центры наследия привлекают большое число туристов, что связывают с тем, что там можно провести целый день вместе с друзьями или семьей и наравне с приобретением знаний и опыта, можно хорошо отдохнуть и развлечься.

Видя всё возрастающий интерес туристов к объектам «впечатления и переживания», многие музеи стали ориентировать свою деятельность на создание специальных культурных проектов, которые предусматривают осуществление в пространстве музея межкультурной коммуникации всех уровней: пространственно-временной, межнациональной и межличностной. Одним из примеров такого рода проектов может быть Царскосельский Карнавал в г. Пушкине (Санкт-Петербург). О масштабе данной акций свидетельствует количество участников (более 400 тысяч человек), а также разнообразие его программы, включающей Карнавальные Конкурсы, Парады и Шествия. Среди них: «царица карнавала», «царь карнавала», конкурс исторического костюма «дела давно минувших дней», конкурс экстравагантного костюма «третье тысячелетие карнавала», конкурс детских карнавальных костюмов «старая, старая сказка», конкурс карнавального костюма для собак «dog-карнавал», конкурс карнавальных зонтов «крыша мира», конкурс карнавальных тортов «пир на весь мир!», конкурс карнавальных балконов «бал балконов». Церемония закрытия карнавала традиционно проходит на территории Екатерининского парка музея-заповедника и заканчивается театрализованным представлением и фейерверком.24 Карнавал как символ смешения высокого и низкого, бытового и бытийного, смешного и грустного, национального и интернационального, прошлого и настоящего как нельзя более адекватно выражает суть кросскультурных контактов. Музей и турист, вовлеченные в «водоворот» эпох, культур, стилей и жанров, открывают новые грани возможностей межкультурной коммуникации.

Современный музей, реализуя познавательно-рекреационный потенциал, становится местом встречи и общения культур и индивидуумов. Диалог, перерастающий в полилог, является сегодня основной формой взаимодействия музея с человеком. Интенсивное развитие индустрии туризма и изменение роли и места музея катализирует развитие стратегических направлений и приоритетных видов их взаимодействия. Сегодня музеи, активно внедряя менеджмент и маркетинг, видят свою перспективу в использовании новейших технологий управления. Рассмотренная нами тема находится в открытом проблемном поле и, безусловно, требует дальнейшей теоретической разработки и практических исследований. Сложность феномена музея, многоаспектность сферы туризма, быстро меняющиеся социально-психологические параметры личности современного человека предопределяют необходимость интеграции усилий музееведения, культурологии, психологии, социологии, педагогики и других наук, что обусловлено и полифоническим характером современной культуры в целом.



 Основываясь на положениях теории музейной коммуникации, разработаннной канадским ученым Д. Камероном в 60-е годы XX века, зарубежные и отечественные музееведы в дальнейшем активно их развивали и использовали для решения теоретических и практических задач музейного дела. Об этом подробнее см.: Cameron D. F. A viewpoint: The museum as communication system and implication for museum education. // Curator. 1968. V.11. № 1. Гнедовский М.Б. Современные тенденции развития музейной коммуникации.//Музееведение: Проблемы культурной коммуникации в музейной деятельности. Сб. науч. Тр. М.,1989. С. 199-222.; Гнедовский М.Б., Дукельский В.Ю. Музейная коммуникация как предмет музееведческого исследования. //Музейное дело. Музей – культура – общество: Сб. науч. Тр. Вып. 21. М.,1992; Музей и коммуникация: Концепция развития Самарского областного историко-краеведческого музея им. П.В. Алабина./ Под ред. Н.А. Никишина и В.Н. Сорокина. М.-Самара, 1998 и др. работы.

 В какой-то мере это можно объяснить тем, что данная проблема стала особенно волновать музеологов сравнительно недавно. В отечественной литературе можно отметить реферативный обзор А.В. Крикловенской - Работа музейных объединений с туристами//Музейное дело и охрана памятников. Экспресс-информация. Вып. 1. М., 1987, а также статью П.М. Шульгина, раскрывающую экономические и организационный аспекты деятельности музея как «туристско-экскурсионной системы»// Региональные проблемы развития музейного дела. М.,1990. С.141 – 149.

Отдельные работы, посвященные данной проблематике, можно найти преимущественно в специализированных периодических изданиях, таких как «Museum Journal», «Мир музея», «Parks & recreation». Большое внимание было уделено рассматриваемой теме в двух номерах (№ 199-200) журнала «Museum» за 1999 год.




 Музей Blists Hill является одним из семи объектов открытого в 1968 году музейного комплекса Траст Музей ущелья Айренбридж (The Ironbridge Geiorge Museum Trast) в Англии, в графстве Шропшир на берегу реки Северн. Это место получило мировую известность как колыбель английской промышленной революции, здесь впервые был выплавлен чугун и построен чугунный мост, а также находились заводы по производству фарфоровых изделий и керамической плитки.

1

Примечания:



1 Эрреман Я. Музеи и туризм: культура и потребление// Museum. 1999. № 199. - С. 4-5.

2 Там же. С. 8.

3 Там же. С. 7.

4 Ефремова М. В. Основы технологии туристского бизнеса. - М., 1999. - С.25.

5 Confer J.C., Kerstler D.L. Past perfect: Exploration of heritage tourism. //Park and recreations. 2000 № 2. - P. 28-38.

6 Середина Е. В. Роль музеев в формировании территориальных рекреационных систем. Автореф. дис. … канд. геогр. наук. - М., 1995. - С. 6.

7 Перье-Д'Итерен К. Туризм и сохранение исторического наследия: стремление к гармонии // Museum. 1999. № 200. - С. 10.

8 Граберн Н. В поисках самобытности // Museum. 1999. № 199. - С. 18.

9 Перье-Д'Итерен К. Туризм и сохранение исторического наследия: стремление к гармонии // Museum. 1999. № 200. - С. 12.

10 Квартальнов В. А. Туризм, экскурсии, обмены: Современная практика. - М., 1993. - С. 75.

11 Стивенс Т. Путник с тяжёлой ношей остро нуждается в друге...// Museum. 1999. № 199. - С. 24.

12 Граберн Н. В поисках самобытности // Museum. 1999. № 199. - С. 18.

13 Блавия де М. Г. Музей как посредник // Museum. 1999. № 200. - С. 23.

14 Там же.

15 Там же. С. 21.

16 Там же. С. 22

17 Пищулин. Ю. Осенние откровения Нанта // Мир музея. 1998. №1. - С 53.

18 Библер В.С. От наукоучения – к логике культуры. Два философских введения в XXI век. - М.,1991. - С. 289

19 Музей, его смысл и назначение // Федоров Н.Ф. Сочинения. - М.,1982. - С. 580 - 596

20 О музейном комплексе подробнее см.: Hitchcock M. Tourist Trap. //Museum Journal. 1998. №6. P. 37-39.

Hobbey S. Friendly faces. //Museum Journal. 1986. №6. - P. 32-33.



21 Стрельникова В. Как из Царского Села сделать конфетку: В Царском Селе начата реализация комплексной программы развития туризма. Известия, 2000, январь, 21. - С.12

22 Василевич Г.Н. О сохранении и развитии Пушкинского заповедника (концепция и традиция) // Михайловская пушкиниана. Вып. 4. - М.,1999. - С.5-44.


23 Трампам У. «Те папа»: музейная программа нового типа// Museum. 1999.№199. С. 31.

24 См.: Биржаков М.Б., Воронцова И.В., Метелев Н.И. Событийный туризм: Карнавалы в истории и современном туризме //Туристские фирмы. Вып. 23. - СПб.,2001. - С. 192 – 198; Коршунова В., Думащин Ю. Карнавал нас всех объединил // Царскосельская газета, 2000, июнь, 29. - С.1.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница