Муслим магомаев



Скачать 107.12 Kb.
Дата28.10.2016
Размер107.12 Kb.
Поёт молодой артист

МУСЛИМ МАГОМАЕВ.

Одна из лучших традиций русской вокальной школы - вдумчивое отношение певца-актера к каждой музыкальной фразе.

Вспомним, как исполнял романсы Чайковского И Рахманинова Леонид Витальевич Собинов. Настроение светлой грусти в романсе Чайковского «Средь шумного бала» было сродни теплому тембру голоса великого русского певца. Мечтательные звуки лились, западали в душу. Выразительно, с глубоким чувством, языком человеческого сердца «говорил» со слушателями Собинов. Теплота и эмоциональность исполнения соединялись с законченностью вокальной линии.

Леонид Витальевич говорил, что своим музыкальным развитием он обязан русской романсной литературе: «Я того мнения, что только на русских романсах можно развить музыкальную фразу. В них музыкальное изложение и текст идут рука об руку».

Внимательно и чутко относился к окраске интонации слова Ф.И.Шаляпин.

«Всякая музыка, - говорил он, - всегда так или иначе выражает чувства, а там, где есть чувство, механическая передача оставляет впечатление страшного однообразия. Холодно и протокольно звучит самая эффектная ария, если в ней не разработана интонация фразы, если звук не окрашен необходимыми оттенками переживаний».

Это не означает, что Федор Иванович отвергал технику вокализирования. Наоборот, он был непревзойденным мастером бельканто (прекрасного пения), но никогда не воспринимал его как самоцель. По отзывам современников, «Шаляпин всегда «пел, как разговаривал», но именно пел, передавая смысл и значение слова через полнозвучную музыкальную речь».

Чтобы убедиться, насколько эти традиции живы в наши дни, пожалуй, не нужно прослушивать пластинки с записями голосов современных талантливых вокалистов. У многих из нас, как говорится, «на слуху» романсы Чайковского, исполненные Александром Огнивцевым, цикл «Песни и пляски смерти» Мусоргского, спетый Галиной Вишневской, Исполнение песен Таривердиева Зарой Долухановой, русских народных песен - Людмилой Зыкиной и многими другими. Наша страна всегда была родиной талантов редкого своеобразия. О встрече с одним из них хочется рассказать в этом очерке.

Однажды на сцене Кремлевского Дворца съездов и на голубых экранах телевизоров москвичи впервые увидели молодого азербайджанского певца Муслима Магомаева. За неюношескую серьезность и глубину исполнения его полюбили сразу. Знакомство началось с широкоизвестной песни Вано Мурадели «Бухенвальдский набат».

Люди мира на минуту встаньте!

Слушайте, слушайте:

Гудит со всех сторон -

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон, колокольный звон…

Чеканя каждое слово, звучал выразительный голос. Слова падали спокойно, сурово. Казалось, певец не пел, а разговаривал. Но это только казалось: в действительности он пел, постепенно раскрывая эпическую мощь музыки. Драматическая экспрессия возрастала от фразы к фразе. За спокойной суровостью первых тактов послышались гневные всплески голоса.

«Люди, я вас любил, будьте бдительны», - сами собой всплывали в памяти слова пламенного борца против фашизма, национального героя Чехословакии - Юлиуса Фучика.

Песня Мурадели звучала, как реквием по мертвым и предостережение живым:

Берегите,

Берегите,

Берегите мир!

Голос замолк. Но скорбные интонации и призыв к памяти сердца, вложенные исполнителем в песню, потрясли эмоциональным зарядом.

Вот она, ни с чем несравнимая выразительность человеческого голоса! И то внутреннее «видение» образа, которое придавало и придает пению Шаляпина и его последователей драматическую действительность. Слушая Магомаева, мы «видим», о чем он поет, ибо он не только поет, но убеждает, воздействует на слушателей.

Один из участников Международного форума молодежи в Москве, Муслим Магомаев на собственном опыте понял, как много может сделать талантливый исполнитель, заставив тысячи сердец биться в унисон.

Встречи со слушателем и зрителем для каждого певца - серьезный экзамен, Концерт перед открытием Московского форума был для Муслима Магомаева серьезным экзаменом на политическую зрелость. Люди съехались в Москву из различных уголков земного шара, чтобы обсудить важные вопросы. Когда на эстраде появился худенький юноша и запел пламенную песню «Бухенвальдский набат», зрители в зале Кремлевского Дворца съездов переглянулись в радостном изумлении. Исполнитель своим художественным творчеством ответил на животрепещущие вопросы современности: песня, призывающая народы разных стран к единодушию в борьбе за мир и дружбу, вызвала глубокое эмоциональное потрясение.

О молодом певце заговорили. О нем писали. Билеты на его концерты доставались «с бою». Москвичи щедры на ласку для истинных любителей талантов. Вспомним, как тепло любители музыки всякий раз демонстрируют свою симпатию молодому американскому пианисту Вану Клиберну.

И успех Муслима Магомаева - это успех не только юности, но прежде всего талантливого своеобразного артистизма.

Молодому певцу двадцать два года. С детства жизнь мальчика была связана с песней. В доме Магомаевых музыку любили все: и дедушка Муслим, тоже Муслим Магомаев - крупнейший азербайджанский композитор, автор оперы «Наргиз», основатель Бакинской консерватории, и его сын - отец Муслима, художник по профессии, погибший на фронте за три дня до взятия Берлина, и мать Муслима - актриса передвижного театра.

Отец часто писал мальчику с фронта, и в этих письмах, хранимых, как реликвии, Муслим увидел его образ, научился у него любить Отчизну и ненавидеть фашизм.

После гибели отца мальчик воспитывался в семье дяди, государственного и партийного работника.

Сначала Муслим учился игре на фортепиано в музыкальной школе-десятилетке и даже немного сочинял музыку. Но ему очень хотелось петь. Желание было так велико, что тринадцатилетний мальчик, наслушавшись пластинок с записью голосов прославленных итальянских теноров - Карузо и Джильи, уходил на берег моря и здесь, в одиночестве, пробовал свой голос.

Через некоторое время Муслим Магомаев становится любимцем бакинцев. Без его участия не обходится ни один вечер молодежи, ни один концерт художественной самодеятельности. Муслим поет эстрадные песенки, песни советских композиторов Кулиева и Бабаджаняна, аккомпанируя себе на рояле или гитаре. Популярность его растет. Он выступает и на комсомольских стройках, и у нефтяников Каспия, и в воинских частях, и у колхозников, и на школьных вечерах.

Восемнадцати лет Муслим Магомаев получает приглашение стать солистом профессионального оркестра. Но эта перспектива его не привлекает: Муслим мечтает об опере. Он знает, что путь на оперную сцену нелегок, что надо начинать с азбуки вокальной техники, приучить себя к настойчивости в достижении цели и методичности в работе над голосом. И он поступает на первый курс Бакинской консерватории.

Почти одновременно ему предлагают попробовать свои силы на сцене Государственного Азербайджанского театра оперы и балета имени Мирзы Фатали Ахундова. Это было и заманчиво и страшно, но Муслим Магомаев решился. Так началась интересная, творчески напряженная новая жизнь.

С первых шагов на сцене молодой певец проявил разумную требовательность к себе. Конечно, слава, успех - это замечательно. Однако отсутствие настоящей вокальной техники давало о себе знать. Муслим Магомаев чувствовал, что голос его не окреп. Петь сообразно своим вокальным данным он еще не умел, да и подходящий для него репертуар не был отработан. Муслим мечтал побывать на родине прославленного бельканто - в Италии, и мечты его сбылись. Советское правительство сочло целесообразным направить для стажирования в знаменитом миланском театре «Ла Скала» третью по счету группу вокалистов. Среди них находился Муслим Магомаев.

Сколько в этом, казалось бы, скромном факте любви и заботы о молодых певцах! До революции такую поездку могли разрешить себе немногие. Современная молодежь не знает тех преград, которые в прежние времена чинились юношам и девушкам, не принадлежавшим к привилегированному классу.

Вернувшись из Италии, Муслим Магомаев исполнил на сцене родного Бакинского театра партию беззаботно веселого Фигаро в «Севильском цирюльнике» Россини.

Эту трудную партию, требующую от исполнителя динамических взрывов, отточенного вокального мастерства и продуманности сценического рисунка, молодой певец пел со вкусом, стилистической достоверностью. Правда, севильский цирюльник в исполнении Муслима Магомаева необычно молод. Артист упивается положениями, в которые попадает герой, и радуется вместе с ним великолепному многообразию жизни. В его цирюльнике есть и смелость, и бесстрашие, и бес лукавства, иронии, озорства. Все это придает характеру Фигаро особую прелесть.

Когда смотришь на артиста в этой роли, получаешь большое эстетическое удовлетворение. Муслим Магомаев гармонически соединяет в себе музыкально-артистическое дарование, красивый голос, обаятельную внешность и молодость. У него открытый, щедрый темперамент, богатая мимика, выразительные, «говорящие» руки. Энергичны и естественны его движения, пластична «импровизация» игры на гитаре при исполнении знаменитой каватины.

Артист как бы купается в ритме великолепной музыки Россини. Чувствуется, какое огромное удовольствие и творческую радость доставляет ему самому партия Фигаро. И в голосе молодого певца нет ненужных эффектов, все звучит просто и естественно. Он не подражает итальянцам и не старается перепеть других исполнителей, а создает свой образ, тесно связывая действия с музыкой.

Образ, созданный Магомаевым, сценически очень выразителен, жест артиста всегда связан с характером героя и соответствует его чувствам. Но некоторая суетливость все же имеет место. К.С.Станиславский знал за актерами эту «болезнь» и упорно боролся с нею на репетициях, иной раз предлагая петь сидя и положа руки «под себя».

Чувство художественной меры редко рождается на первых спектаклях. Исполнив партию десять-пятнадцать раз, актер начинает более или менее «привыкать» к ней, чувствовать себя на сцене, «как дома». И молодой певец со временем, конечно, избавится от «многожестия».

Муслим Магомаев - частый гость разных городов и театров Советского союза. Он выступал в Москве, Киеве, Ленинграде, пел на разнообразных концертных площадках, встречался с художественной молодежью и энтузиастами комсомольских строек, ездил по стране. Такие поездки крепят дружбу, под их непосредственным впечатлением возникает немало художественных произведений, растет исполнительское мастерство.

Подвижное лицо Муслима преображается в зависимости от характера произведения: оно то сурово («Бухенвальдский набат»), то нежно («Ожидание» Бабаджаняна), то лукаво (каватина Фигаро), то грустно.

В призывно и страстно прозвучавшем «Бухенвальдском набате» есть широта охвата событий, ораторская интонация. И каждое движение певца строго рассчитано. Муслим стоит на земле, чуть-чуть расставив ноги, подняв руку, и в этой позе мы видим скульптурный образ трибуна, борца за мир.

Муслим Магомаев проявил удивительную способность передавать тончайшие движения музыкальной мысли яркими вокальными и сценическими средствами. Когда смотришь и слушаешь в его исполнении «Бухенвальдский набат», возникает мысль о возможном стремлении молодого певца превратить сцену в театр одного актера. Такие попытки заслуживают поощрения, они свидетельствуют о творческой пытливости молодого артиста, о поисках новых форм сценической выразительности.

Это естественно. Молодые годы - пора напряженных поисков «себя самого». В природе юности заложено желание нового, большого. И подлинно талантливое обладает заразительной силой. Такой художник, как Муслим Магомаев, черпающий источник для творчества в народной жизни, в велениях времени, непременно отыщет свой путь. У него есть великолепные союзники в достижении этой трудной цели: искренность и простота исполнения, умение вскрыть музыкальный подтекст, выразительная мимика, темперамент, красота и пластичность движений, хорошие вокальные данные.

Но иногда, по молодости лет, Магомаеву не удается справиться с задачей создать единый вокально-сценический образ. Певца, как в таких случаях говорят, «захлестывает» темперамент. Иногда попытки драматизировать приводят к переигрыванию, дробят вокальную фразу, толчками нарушают кантилену. Это произошло, когда Муслим Магомаев исполнял арии Папагено из «Волшебной флейты» и Лепорелло из «Дона Жуана» Моцарта.

В исполнении ариозо Мизгиря («Снегурочка» Римского-Корсакова) молодому певцу еще не хватает страстной увлеченности, а в исполнении романса Демона («Демон» Рубинштейна) - теплоты, пластичности звука, силы, необходимой для верного восприятия образа «небесного революционера».

Конечно, трудно требовать всех этих качеств от двадцатидвухлетнего певца, который находится в стадии творческого роста, далеко еще не завершенного.

На концертной эстраде, в камерном репертуаре достаточна природная чуткость к пропорции динамики и темпа, вдохновенная передача смысла, выразительная взаимосвязь слова и музыки. Вот почему Муслим Магомаев с таким хорошим вкусом исполняет романсы Чайковского и Рахманинова и вот почему громадным успехом пользуется спетая им песня «Бухенвальдский набат».

Голос молодого вокалиста - драматический баритон с великолепным нижним регистром - не отличается большой силой, но привлекает красивым, наполненным звуком. Этот голос можно принять за бас-баритон, что случается в наши дни не часто.

Жанровый диапазон Муслима Магомаева довольно широк. Артист оперного театра, наряду с ариями из опер и романсами русских и зарубежных композиторов-классиков он поет народные - итальянские и испанские - песни, популярные песни Куртиса, Биксио, Марини, Буцци-Печа, песни советских композиторов. Во всех этих, таких не схожих между собой жанрах молодому вокалисту удается обнаружить основные качества своей исполнительской манеры: артистизм, проникновение в сущность исполняемого, задушевность и простоту.

Особенно хорошо поет Магомаев песни советских композиторов. В них удается чутким ухом услышать и правдиво отобразить думы и чувства многих людей. Прекрасна в его исполнении маленькая поэма о чистой и трогательной любви - «Ожидание» А.Бабаджаняна. Здесь всякий раз голос певца приобретает ласковость, а тембровая окраска звука светлеет.

С каждым днем крепнет и мужает талант Муслима Магомаева. На одном из концертов он исполнил ариозо Онегина из шестой картины оперы Чайковского. Все, кто любит его творчество и следит за его успехами, порадовались, увидев и услышав повзрослевшего певца-мастера.

Ариозо прозвучало не как коронный номер баритона, обычно исполняемый на «бис», а как монолог внезапно прозревшего человека, мысли и чувства которого наполнены радостью ожидания. Полноводной рекой лился теплый мужественный голос, звуки плавно тянулись друг за другом, посветлел тембр. Сколько в этом Онегине было энергии и силы! Неудержимо стремился он к Татьяне, в ответном чувстве которой теперь заключался смысл его жизни. И каким трагичным для такого Онегина должен был стать призрак одиночества!

Муслим Магомаев умеет быть на сцене и проникновенным лириком. Достаточно послушать в его исполнении романсы «Сон» Рахманинова, «Хотел бы в единое слово…» Чайковского, «Арабскую мелодию» Гуно. С захватывающим темпераментом исполняет артист народные итальянские песни - на итальянском языке. Ему удается «прочувствовать» ритмы этих песен и взволнованно передать их характер слушателям.

Муслим Магомаев заявил о себе, как художник, способный заразить своим искусством зрительный зал, заставить себя слушать и понимать, способный серьезно мыслить и не терять при этом непосредственности. Он умеет быть поэтом, отражающим в творчестве свое время. Песни советских авторов, так талантливо и благородно им спетые, утверждают идеи мира, воспевают романтику труда и любовь, играют немалую роль в воспитании высоких качеств советского человека. Исполнительская манера артиста нередко напоминает как бы беседу с людьми: так естественно «говорит» он со слушателями. Но определяющее в творчестве Муслима Магомаева - внутренняя потребность откликнуться на то, что в данный момент волнует человечество, воплотить в художественных образах положительные идеалы.

Недавно Муслиму Магомаеву было присвоено звание заслуженного артиста Азербайджанской республики. Впереди у молодого артиста - целая жизнь со множеством творческих этапов, завоеваний, преодоления неизбежных трудностей…


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница