Муслим Магомаев Избранное



Скачать 116.95 Kb.
Дата30.04.2016
Размер116.95 Kb.

Муслим Магомаев

Избранное



Спасибо, что Вы распечатали мой юбилейный альбом! Я буду Вам признателен ещё больше, если Вы захотите его послушать. Самому мне, готовя его к выпуску, пришлось прослушать более трёхсот своих записей только тех, из которых я решил выбрать. Но осталось ещё немало других, по разным причинам не вошедших в альбом. Естественно, возникали вопросы “На чём остановиться?”, “Сколько составить дисков?” Несомненным для меня было то, что в первый из них войдут записи оперных арий. Оперную музыку я слышал с детства. От моего деда, композитора Муслима Магомаева, дома остались пластинки с записями великих итальянских певцов М. Баттистини, Э. Карузо, Б. Джильи, Тита Руффо, которых я мог слушать бесконечно и которым пытался подражать, когда у меня обнаружился голос. Родным для меня был Бакинский театр оперы и балета, куда мальчишкой я ходил постоянно, а впоследствии стал его солистом.

Почти все арии, вошедшие в этот диск, я записал с Государственным симфоническим оркестром кинематографии и дирижером Ниязи на Всесоюзной студии грамзаписи “Мелодия”. Записывали мы в здании бывшей англиканской церкви на улице Станкевича (теперь это Вознесенский переулок). Так складывалось в моей жизни, что мне довелось быть первым в осваивании разного рода новшеств грамзаписи и на “Мелодии”, и на радио. Вот и в этом здании с его особой акустикой я был первым, кто записал тогда арии с большим оркестром, до этого здесь записывали только эстрадную музыку. Обычно я работал быстро, хотя, естественно, делал помногу дублей. Но на этот раз работа шла медленнее, чем я хотел, и вовсе не по причинам творческого характера. Дело было в своеобразии отношений маэстро с оркестром: не раз бывало так, что во время его объяснений кто-нибудь из музыкантов переговаривался с соседом, и тогда Ниязи, не делая замечаний, замолкал и начинал долго и пристально смотреть на них. Все уже давно сидели тихо, а он всё смотрел, смотрел… Возможно, он ждал извинений за такое проявления невнимания к себе. Сейчас я вспоминаю об этом с улыбкой, но тогда такие невольные паузы задерживали работу. Тем не менее, мы сделали всё в течение трёх дней. Я считаю эту запись удачной, хотя обычно редко бываю, доволен собой.

Мне во многом помогали редактор Анна Качалина и звукорежиссер Виктор Бабушкин, с которыми я сделал большую часть своих записей на студии “Мелодия”. С Бабушкиным я много записывал и на “Мосфильме”. Виктор был не просто профессионалом высокого класса, это был человек, увлечённый своим делом, великолепный музыкант, композитор, писавший музыку для кино. С ним я первым осваивал на “Мелодии” цифровую запись, часто консультировался, когда начал записывать сам. Вспоминаю, как он помог мне перед одним из моих концертов, который должен был состояться в Баку в только что построенном Дворце микрофонов. Я позвонил в Москву, Виктор Бабушкин приехал, “поколдовал”, расположил микрофоны как надо и всё пошло нормально.

Ещё один диск с классической музыкой – это старинные арии, записанные с Камерным оркестром Азербайджанского радио с дирижером Назимом Рзаевым. В те годы его оркестр считался одним из лучших в СССР. Рзаев собрал в нём прекрасных музыкантов, в основном выпускников Бакинской консерватории, которая славилась замечательными профессорами и воспитанниками. Записывали мы в Баку. От студии “Мелодия” тогда ездили по стране мобильные группы с необходимой аппаратурой, чтобы на местах отбирать и записывать лучшее, что было в республиках. Когда одна из таких групп приехала в Баку, Назим Рзаев предложил мне сделать запись старинных арий. Я любил эту музыку, хотя не могу сказать, что пел её в том строгом стиле, как принято, и меня упрекали за это. Должен признаться, что хотя я отношусь с уважением к “немецкой”, как я её называю, манере пения, но для себя её не приемлю, поскольку считаю, что в ней больше “алгебры”? чем души. Мне более близка итальянская манера с её экспрессией. Конечно, я старался придерживаться традиционного исполнения старинной музыки, но всё равно пел по-своему: ведь традиции это же не что-то раз и навсегда застывшее. В искусстве нет шаблонов, понимание произведения, он имеет право на свою, присущую только ему интерпретацию… Редактирование той записи производилось в Москве, я же был в Баку и потому не мог принимать в этом участия. Зато теперь, готовя этот альбом, я внёс свои коррективы в ту давнюю запись, смягчил с помощью перезаписи звуки, особенно на верхних нотах, использовал эффект “эхо”, чтобы создать иллюзию присутствия в церковном зале, поскольку в прежнем варианте всё звучало слишком сухо.

На диске со старинными ариями помещены и романсы П. Чайковского и С. Рахманинова, которые были записаны в студии на улице Станкевича. Этой работой я тоже могу быть удовлетворён и не только потому, что у меня был очень строгий редактор Ирина Орлова, но и потому, что аккомпанировал мне незабвенный Борис Александрович Абрамович. Я считаю подарком судьбы, что в моей жизни был этот человек. Он был концертмейстером на моём первом сольном концерте в зале имени П. И. Чайковского осенью 1963 года. Мы потом работали с ним в течение нескольких лет, и был он для меня не просто концертмейстером – он был моим наставником. Профессионал высочайшего класса, он обладал не только стилистическим чутьём, безупречным вкусом и музыкальной логикой, но и феноменальной памятью. Почему-то он не любил, когда на пюпитре рояля стояли ноты, возможно, они его отвлекали, и потому всегда играл наизусть. Если мне было необходимо транспортировать какой-либо романс ваше или ниже, Борис Александрович несколько секунд смотрел в клавир, откладывал его в сторону и начинал играть в нужной тональности. В этом было что-то невероятное… До сих пор я храню в своём сердце благодарную память об этом необыкновенном человеке и музыканте.

В альбоме есть диск, посвящённый романсам и песням. Правда, выдержан он не в столь академическом стиле, как предыдущий. Это скорее сборник, который я условно назвал бы “серпантином”. Здесь собраны разные произведения: и романсы У. Гаджибекова, и старые романсы А. Варламова, Н. Листова, и песни. Несмотря на кажущуюся пестроту, в подборе этих произведений нет ничего случайного они, на мой взгляд, нормально соседствуют друг с другом.

Отдельный диск посвящён столь любимым мною неаполитанским песням, которыми я увлекался, ещё учась в музыкальной школе. Впоследствии я часто исполнял их в своих концертах, неоднократно записывал с разными музыкальными коллективами. В альбом вошли в основном и те итальянские песни, которые мы сделали с Ниязи в одно время с записью оперных арий. Я тогда только приехал из Милана после первого года стажировки в Ла Скала, был в хорошей форме, полон впечатлений от прекрасной страны, её музыки и потому работал с особым удовольствием. Несколько других песен записаны позже с Академическим оркестром русских народных инструментов Гостелерадио и прекрасным дирижёром Николаем Некрасовым, а также с Азербайджанским государственным эстрадно-симфоническим оркестром, которым я тогда руководил. Мысль о создании своего коллектива долгое время не давала мне покоя. Ещё в 1969 году в Сопоте, где я участвовал в Международном фестивале эстрадной песни, я услышал, как там играют большие эстрадные оркестры, и подумал вот бы и у нас иметь такие же. Я не люблю малые составы, в эстрадном же оркестре есть возможность смешивать звучание разнохарактерных инструментов. Через какое-то время мечта о создании настоящего, большого эстрадного оркестра осуществилась. Мне во многом помог в этом композитор и дирижёр Владимир Терлецкий. Основу оркестра составили лучшие в то время джазовые музыканты: главным дирижёром стал Николай Левиновский, солистами были Герман Лукьянов, Алексей Кузнецов, Виктор Двоскин, Виктор Епанешников…

С этим оркестром, объединив его с Оркестром симфонической и эстрадной музыки Центрального телевидения и Всесоюзного радио под руководством Александра Михайлова, мы записали отрывки из американских мюзиклов, которые вошли в один из дисков. А. Михайлов был великолепным музыкантом, сам писал очень хорошую музыку. Человек стихийной увлечённости, он любил звуки живые и звуки компьютерные, и в этом мы были с ним похожи. Жаль, что приходится говорить о друге в прошедшем времени… Редактором записи отрывков из мюзиклов был Владимир Рыжиков. Наряду с ними в диск вошли и популярные песни из кинофильмов. Вспоминаю кино нашего детства… Это было одно из самых любимых развлечений и увлечений. Мы смотрели фильмы помногу раз, хотя уже знали их наизусть, мы пытались подражать полюбившимся героям, распевали полюбившиеся песни… Завершает диск потрясающая песня И. Дунаевского из кинофильма “Цирк” – “Широка страна моя родная”. Сейчас её нигде не исполняют, о ней словно забыли. А зря… Ведь её пели наши деды и отцы. Эта могучая, гимнического размаха песня – часть нашей общей истории.


Все музыкальные произведения в юбилейном альбоме исполняются в сопровождении:

Оркестр Большого театра СССР,


Дирижёр – Народный артист СССР Ниязи
Государственный симфонический оркестр кинематографии,

Дирижёр – Народный артист СССР Ниязи

Эстрадно-симфонический оркестр Центрального телевидения и Всесоюзного радио,

Дирижёр – Народный артист СССР Ю. Силантьев

Оркестр симфонической и эстрадной музыки Центрального телевидения и Всесоюзного радио,

Дирижёр – Народный артист СССР А. Михайлов



Академический оркестр русских народных инструментов Гостелерадио,

Дирижёр – Народный артист СССР Н. Некрасов
Камерный оркестр Азербайджанского радио и телевидения,

Дирижёр – Народный артист Азербайджана Н. Рзаев
Эстрадно-симфонический оркестр Азербайджана,

Дирижёры – В. Терлецкий и Н. Левиновский
Эстрадно-симфонический оркестр Росконцерта,

Дирижёр – Л. Мерабов
Партии фортепиано – концертмейстер Б. Абрамович
Вокальные группы “Улыбка”, “Аккорд” и вокальная группа эстрадно-симфонического оркестра Азербайджана.
/использованы записи 1962-1998 г.г. /

Издатели альбома и Муслим Магомаев благодарят Федеральное Государственное унитарное предприятие “Фирма Мелодия” в лице главного редактора г-на Вихолайнена Сергея Александровича и архив радио и телевидения Азербайджана и лично г-на Камиля Шахвердиева за предоставленные музыкальные материалы.

Так же вошли в историю и давно стали классикой многие песни советских композиторов. В моём детстве и юности они звучали постоянно и повсеместно, и я не просто увлекался ими, я учился на них. Став певцом, исполнял эти “старые песни о главном” пусть и не столь часто, но всегда с удовольствием и на авторских вечерах наших композиторов, и в своих концертах. При этом мне хотелось, чтобы давно знакомые мелодии зазвучали по-новому, в более современном стиле, в современной аранжировке. Мне довелось работать с прекрасными аранжировщиками: с Юрием Якушевым, который оркестровал основную часть песен из моего репертуара, с Алексеем Мажуковым, Владимиром Терлецким, Владимиром Хорощанским. Каждый оркестровал в своей манере, и каждый был великолепным музыкантом.

Записи песен составляют большую часть этого альбома. И главная тема этих песен – любовь. Но один из таких “песенных” дисков я назвал “Война и мир”. Нет, я не покушался при выборе названия на приоритет Льва Толстого, и его великий роман здесь не причём. Я исходил из того, что в жизни немало явлений прямо противоположных: в ней существуют добро и зло, любовь и ненависть, “стихи и проза, лёд и пламень”. Песен патриотического, гражданского звучания я пел немного, но они были в моём репертуаре, и я посчитал необходимым представить их на этом диске. Начинается он песнями, связанными с темой войны. Одна из них, “Бухенвальдский набат”, это песня о нашей общей боли. Завершают диск песни о том, что называют миром, мирной жизнью.

Несмотря на большое число исполненных мною песен, композиторов, писавших специально для меня, было немного, это “мои” композиторы, которые при создании новых песен учитывали мои возможности, мою индивидуальность. И один, точнее, одна из них – Александра Пахмутова. У меня в репертуаре более двадцати её песен. Кроме них у Александры Николаевны много и серьёзной, симфонической музыки. Она сама пишет партитуры, сама садится за рояль. Эта маленькая женщина – огромный талант… Успех песен Пахмутовой полностью разделяет её супруг, великолепный поэт – Николай Добронравов.

Немало прекрасных произведений написал для меня Арно Бабаджанян. Созданы они в основном в содружестве с великим русским поэтом Робертом Рождественским. Очень часто, едва прозвучав, они сразу становились суперпопулярными. Но была у Арно одна особенность, которую можно назвать сочинительской жадностью: не раз бывало так, что, написав очень хорошую песню, он не давал ей времени достигнуть пика своей популярности и тут же “выдавал” другую. Его мелодии, рождаясь одна за другой, словно “поджимали” друг друга, и получалось, что один шлягер обкрадывал другого.

Во многом обогатил мой репертуар своими песнями Оскар Фельцман. Естественно, я знал его как автора широко известных эстрадных произведений, но однажды, когда Оскар Борисович показал мне свой цикл “С любовью к женщине” на стихи Расула Гамзатова, другие песни, я увидел, как изменился его композиторский почерк. Они так понравились мне своей новизной, что я сразу записал их… Песни Алексея Мажукова широкой публике известны меньше, потому что они не стали тем, что называют шлягерами. Но это очень красивая музыка, и я горжусь тем, что эти песни были в моём репертуаре. Петь их самим в какой-нибудь компании трудно, их лучше слушать в исполнении профессиональных певцов. Это серьёзная эстрада.

В альбоме звучит много песен моего друга детства Полада Бюль Бюль оглы. Очень талантливый композитор, прекрасный мелодист, он хорошо чувствовал время, и если бы сейчас он не был занят другой деятельностью, то, несомненно, писал бы хорошую современную музыку. Я решил соединить на одном диске песни Полада и свои. Среди этих записей одна не совсем обычная – в дуэте с Ларисой Мондрус мы исполняем его “Песню птиц”, а Полад выступает как рассказчик. Есть на диске и ещё один интересный дуэт. Однажды я услышал молодую певицу, чей чистый голос очень понравился мне. Это была Валентина Толкунова, работавшая тогда в ВИА под руководством Юрия Саульского. Я предложил ей исполнить вместе мою песню “Если в мире есть любовь“ для кинофильма “Концерт для баритона с оркестром”.

В юбилейном альбоме я решил собрать не только записи, сделанные в студиях, но и трансляционные. Мне показалось интересным вспомнить неповторимую атмосферу, в которой проходили мои концерты прошлых лет, снова услышать непосредственную реакцию публики. Один из таких дисков я назвал “На камерной и оперной сцене”. Естественно, что прежде всего я отобрал для него несколько произведений, которые исполнял в своём первом сольном концерте в зале имени П. И. Чайковского в ноябре далекого уже теперь 1963 года, когда мне аккомпанировал Б. А. Абрамович. Очень много выступал я и с Ниязи, и в альбом среди других вошла одна из таких трансляционных записей 60-х годов – выступление в Кремлёвском Дворце съездов. Ниязи тогда дирижировал оркестром Большого театра.

Памятен для меня и концерт посвящённый Великому Ланца. Я всегда чтил этого прекрасного певца за неповторимость его великолепного голоса, стихийную экспрессию и озвученное сердце. Легендарный итальянский дирижёр Артуро Тосканини назвал Ланца “величайшим голосом ХХ столетия” и с этим нельзя не согласиться. Концерт, посвящённый памяти Марио Ланца, мы спели вместе с Тамарой Синявской. В значительно сокращённом виде я воспроизвёл его на отдельном диске. Не могу не заметить, что спустя некоторое время великолепный тенор Жозе Коррерас спел такой же концерт, и, приблизительно в то же сценарии. (он также является почитателем голоса Ланца). Плагиат?! Нет. Думаю, просто совпадение…

Когда меня уговорили после десятилетнего перерыва снова выйти на оперную сцену, то из спектаклей, которые я в своё время пел в Бакинском театре оперы и балета, я выбрал “Севильского цирюльника”. Готовясь к этому выступлению, я полгода не пел эстрадную музыку. Спектакль, в котором моими партнёрами были Рауф Атакишиев и Нелли Рагулина, я спел, доказал себе, что могу продолжать исполнять оперную музыку, - и успокоился. Правда, на оперную сцену я не вернулся. А вот отрывок из трансляционной записи именно этого спектакля решил включить в альбом.

Чтобы у слушателей этого альбома не сложилось впечатление, что он состоит в основном из одних только “московских” записей, я поместил на диске, который назвал “Баку, Москва, Париж”, трансляционные записи концертов в других городах и странах. Там тоже делались записи, но качество некоторых из них оставляет желать лучшего. Например, у меня сохранилась запись одного из концертов в Неаполе, сделанная любительски, на диктофон. Она интересна тем, что на ней слышно, как эмоционально реагируют итальянцы на моё выступление, их слышно даже лучше, чем меня, но её технические недостатки не позволили использовать её в альбоме. Зато одну запись, пусть и несовершенную, поскольку оригинала по прошествии стольких лет мне не удалось найти, я поместил на диске. Сделана она была в Париже, где во второй половине 1960-х годов в зале “Олимпия” проходили мои выступления. Пусть не сочтут это за нескромность, но мне приятно вспомнить, как горячо принимали меня в этом знаменитом зале. После одного из таких выступлений директор “Олимпии” Бруно Кокатрикс решил “заполучить” меня на год. Рекламу в Париже, во Франции он брал на себя. Но сначала ему надо было заручиться разрешением Министерства культуры СССР, ведь я не мог сам давать согласия на предложение Кокатрикса. Разрешения он не получил… Правда, я был, кажется, единственным из певцов, кому на нашей эстраде разрешали тогда исполнять зарубежные шлягеры. Бывая в Италии, в других странах, я слышал их там и потом пел у нас. И они сразу становились популярными и в нашей стране.

Конечно, некоторые архивные записи, использованные при подготовке альбома, далеки от совершенства, ведь среди них есть и монозаписи давних лет. Я понимаю, что многие из них могут быть интересны в основном меломанам и моим преданным поклонникам. Потому я и включил их в свой юбилейный альбом.

И ещё раз спасибо Вам за внимание.


**********************
И в заключении я хочу поблагодарить Фонд друзей культуры Азербайджана и лично его главу – очаровательную Мехрибан АЛИЕВУ за идею создания этого альбома, неоценимую помощь и поддержку. Без этого, наверное, я бы никогда не нормализовал свои архивные записи.

Так же благодарен своему другу, прекрасному художнику Никасу Сафонову за разрешение использовать его картины в оформлении альбома.




База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница