Моу октябрьская сош учебно-исследовательский проект



Скачать 371.02 Kb.
Дата09.11.2016
Размер371.02 Kb.
МОУ Октябрьская СОШ
Учебно-исследовательский проект

«Владимир Высоцкий-Пушкин ХХ века»


Авторы проекта:

Авдонина Светлана (11 класс)

Беломыльцев Евгений (11 класс)

Мачалкин Сергей (11 класс)
Научный руководитель:

учитель русского языка

и литературы Цветкова Л.В.

Оглавление


Введение...................................................................................................................2
Политическая обстановка в СССР в годы правления Л.И. Брежнева. Магнитофонная революция....................................................................................4
«Мне судьба – до последней черты, до креста/ Спорить до хрипоты...»...........7
«Может, кто-то когда-то поставит свечу/ Мне за голый мой нерв, на

котором кричу...»...................................................................................................10

«Лукоморья больше нет…» (Пушкинские традиции в творчествеВысоцкого)…………………………………………………………15
«Но кажется мне – не уйдем мы с гитарой/ в заслуженный и нежеланный покой...»..................................................................................................................26
Заключение..........................................................................................................28

Возможности практического применения полученных данных…………31

Перспективы дальнейшего изучения данной темы…………………………32

Приложение……………………………………………………………………33


Список используемой литературы……………………………………………37

Его слава поэта, голосом которого

кричит Время.

Ф. Абрамов


Введение

При жизни Владимир Высоцкий казался человеком непредсказуемым, способным на самый неожиданный шаг. И сейчас мы так же представляем себе Владимира Семеновича, как человека, идущего «поверх барьеров».

Личность Владимира Семёновича, безусловно, яркая и выдающаяся, но сегодня «спорить о Высоцком, о том подлинная он величина или мнимая, стало уже скучно», нужно «говорить о Высоцком не только как о «неповторимом феномене» (…), но и как о поэте, как о профессиональном литераторе, множеством нитей связанном и с реальностью современной жизни, и с реальностью современной поэзии»1. Его творчество охватывает многие стороны жизни, мы же остановились на социальном аспекте. Цель работы – это попытка через произведения Высоцкого отразить настроение эпохи, представить мироощущение человека, а также проблемы творчества и индивидуальности в тоталитарном государстве – ведь Высоцкий в своих песнях и стихотворениях в силу чуткого ощущения правды передавал то, о чём нельзя было говорить в открытую.

Актуальность темы заключается в том, что без выявления и осмысления этого основополагающего аспекта творчество поэта не может быть воспринято и истолковано верно. Он определяет его жизненную позицию, на нем строится вся поэтическая система поэта. Нами предпринимается попытка интерпретации указанного мотива в наиболее характерных для творчества поэта – песенника произведениях. Мы использовали интерпретационный метод с факторным анализом политической обстановки в стране в годы правления Л.И. Брежнева




Обзор литературы

Исследуя поставленную проблему, мы ознакомились с разнообразной литературой: от непосредственно стихотворений и песен Высоцкого до критических статей в советских газетах, воспоминаний его современников, трудов биографов.

Нашим основным источником было собрание сочинений Владимира Высоцкого, изданное в 1999 году издательством «Локид». Особый интнрес в этой книге представила вступительная статья А. Кулагина «Четыре четверти пути», в которой автор представил жизнь поэта через его произведения. Для полного изучения биографии мы воспользовались книгой Вл. Новикова «Высоцкий» в серии «Жизнь замечательных людей» и Ф. Раззакова «Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы». Таким образом, у меня появилась возможность более детально овладеть биографией поэта для более точного понимания и достижения поставленной нами задачи.

Книга «Письма Высоцкого» и другие репортажи на радио «Свобода» привлекла нас тем, что она содержит множество интервью с Владимиром Высоцким. Также в своей работе мы обратилась к книге «Монологи со сцены», изданной недавно в России и Украине. В ней мы нашла ценную и необходимую информацию: Олег Терентьев, составитель данной книги, почти 20 лет собирал уникальные монологи Владимира Высоцкого, сохранившиеся на старых пленках с его концертов. С помощью этой книги нам удалось более ясно осмыслить живую мысль поэта.

Мы посчитали целесообразным обратиться к книге, написанной женой Владимира Высоцкого М. Влади, «Владимир, или Прерванный полёт». Она как никто другой знала Высоцкого, чувствовала терзания его души, видела, в каких муках рождаются его песни. Конечно, как каждая книга подобного рода, воспоминания Марины Влади достаточно субъективны, но, тем не менее, она оказалась очень познавательной относительно реалий советской эпохи, причём глазами стороннего наблюдателя.

При сопоставительном анализе стихотворений В. Высоцкого и А. Пушкина мы обратились к сборнику стихов А. Пушкина(т.2).



1. Политическая обстановка в СССР в годы правления Л.И. Брежнева.

Магнитофонная революция

«Не хлебом единым жив человек» - это евангельская истина очень часто цитировалась в первые годы прихода к власти Л.И.Брежнева. Уже на закате правления Н.С.Хрущева отмечалась активность творческой интеллигенции, прежде всего в политике, сопровождавшаяся публичными дискуссиями между высшим руководством и писателями, художниками, артистами. Для многих представителей культуры «стабильность» означала надежду на бóльшую свободу. Небольшой «просвет между хрущевской оттепелью и расцветом брежневской эпохи» - так для многих и останется это время, как счастливый миг.

В сентябре 1965 в Москве были арестованы писатели Андрей Синявский и Юлий Даниэль, которые были мало известны за пределами определенного круга и публиковали свои произведения (сатирические и критические заметки о советской власти) под псевдонимами за рубежом. В частности Андрей Синявский был известен как Абрам Терц. Совесткое общество в произведения Терца-Синявского представлено резко отрицательно (Суд идет) или гротесково (Любимов). В общественной жизни СССР эти аресты обозначили памятную дату. Это был вызов: писатели, обратившись к зарубежным издательствам, нарушили неписаный закон советского образа жизни, в то время поиск поддержки за границей был равносилен предательству. Незадолго до того Б.Л.Пастернак по такой же причине был не только заклеймен властями, но практически остался в изоляции среди коллег (его роман «Доктор Живаго» впервые был напечатан в 1957 году в Италии, но травля началась еще тогда, когда власти узнали, что рукопись находится за границей). Но на этой раз реакция была совершенно другой. В центре Москвы на Пушкинской площади прошла демонстрация протеста против ареста писателей, небольшая, всего в несколько человек, но такого случая, начиная с 20-х годов еще не было.

Реакция еще больше усилилась во время процесса, начавшегося в январе 1966 года. Советское правительство настораживали несогласия внутри страны, которые уже нельзя было не замечать. Формировалась оппозиция – явление скорее политическое, нежели культурное. В публикациях о процессе появлялось только то, что подтверждало обвинительное заключение. Но родные и близкие обвиняемых писали другие отчеты, которые начали ходить по рукам. Так родился новый метод борьбы. Протест стал явным. Оппозиция нашла способ распространения своей информации. Репрессии стали усиливаться.

А тем временем в советскую жизнь вошло новое явление – «самиздат». Из-за жесткой цензуры неугодные властям произведения искусства и политические идеи не могли проникнуть в официальную печать, но теперь был найден альтернативный подход – они перепечатывались на машинке и передавались от одного человека к другому.В середине 60-х годов «самиздат» становится явлением в культурной жизни общества. В «самиздате» печатались такие поэты и писатели, как Н.И.Глазков, А.И.Солженицын.

В мае 1967 года А.И.Солженицын пишет письмо IV съезду Союза писателей, на который он не был приглашен (КГБ обвинил его в сотрудничестве с немцами во время войны, уже с 1966 года сочинения писателя перестают печатать, а опубликованные изымают из библиотек), в этом письме он в самых острых выражениях осуждает гибельный характер цензуры и требует ее отмены. На съезде писателей письмо не было зачитано, но практически все были с ним ознакомлены. 84 человека открыто и письменно поддержали А.И.Солженицына – было написано коллективное письмо съезду. Все эти документы появились в «самиздате» и попали за границу.

Процесс Даниэля-Синявского и письмо Солженицына стали двумя ключевыми точками в эволюции советского общественного мнения 60-х годов. Они выделялись на фоне растущей интеллектуальной деятельности.

Идеологический контроль над литературой, бюрократическое вторжение в самую интимную сферу индивидуальной творческой деятельности постепенно приводили к утрате поэзии как своеобразного жанра, где поэт мог бы свободно излагать свои чувства и эмоции.

Но была и особенная черта культуры 60-х - 70-х годов - так называемая «магнитофонная революция». Записи песен, а также сатирических выступлений, воспроизводимые в домашних условиях, практически не поддавались контролю и получили массовое распространение. Непризнаваемые официально, они вошли в быт, в сознание миллионов людей. Признанными лидерами здесь были В. Высоцкий, Б. Окуджава, Ю. Ким, Ю. Визбор, Е. Клячкин, Н. Матвеева, песни которых пользовались популярностью и всеобщей любовью. «Магнитофонная революция», пожалуй, - это единственная бескровная революция в России в XX веке.

    Магнитофон стал неизменным спутником бардовской (авторской) песни, которая определилась как важный пласт советской культуры и повседневности в 1960 — начале 1970-х годов. Публицист Лев Аннинский вспоминал свою первую встречу с Булатом Окуджавой, которая произошла в одной из московских коммуналок. Поэт пел под гитару. Сосед по коммуналке, послушав какое-то время «…кинулся к себе и вернулся, таща свой «Спалис» или «Днепр» — такой же огромный, ящероподобный, как все магнитофоны той поры, с помощью двух монет он состыковал шнуры и подключился к нашему»2. Песни Александра Галича и Юрия Визбора, Булата Окуджавы и Новеллы Матвеевой, Юрия Кукина и Юлия Кима, а, главное, Владимира Высоцкого, распространялись в советском обществе именно благодаря магнитофонам. Они крутились на магнитофонных лентах в каждой квартире и ознаменовали собой социологический феномен, который долго не желали признать власти – фактически установившийся в обществе плюрализм мнений. Это был полный провал официальной идеологии.



2. «Мне судьба – до последней черты, до креста/ Спорить до хрипоты...»

(В.С. Высоцкий)

В поэтическом мире Высоцкого чаще всего повторяется местоимение «я», тем самым автор показывает, что берет на себя ответственность за свои слова, что он не боится говорить от имени собственного. Лирический герой Высоцкого – бунтарь, мятежник. Но этот мятеж направлен больше против несовершенства жизни вообще – старости, смерти, забвения, чем против советской власти. Ведь люди верили в нее, просто были «не те вожди». И правление каждого последующего вождя – это каждый раз новая эпоха в истории Советского Союза.

Высоцкий написал портрет эпохи правления Брежнева. «Я пишу о нашем времени, в котором есть много юмора и много недостатков»3, - говорил поэт.

Высоцкого слушали не потому, что он был запрещен и не из-за манеры исполнения, а потому, что он формулировал то, что многие пытались сказать, говорил то, о чем говорили на кухнях.

Повсеместно признанный художник зачастую в России «изгнанник». Если художник благополучен душевно (или, в меньшей мере, материально), он имеет мало побудительных причин для творчества, у него нет желания протестовать. Тут-то и проявляется противоречие между художником и властью. Правда, А.И.Солженицын назвал писателя в России вторым правительством. Надо думать, оппозиционным, а то и правительством в изгнании. При всём при этом политика всегда была гибельна для художника, ушедшего в неё. Поэтому писатель обычно ходит по краю, что мобилизует его чувства. Творить он может преимущественно в таких условиях.

Высоцкий обострил эти обстоятельства в своей подчёркнуто независимой творческой жизни, что вызвало дополнительную меру сочувствия у поклонников. Эта несгибаемость красноречиво отразилась в «Беге иноходца»:

Мне набили раны на спине,

Я дрожу боками у воды.

Я согласен бегать в табуне —

Но не под седлом и без узды!

(«Бег иноходца» 1970)

Принципом жизни, отражающей отношение Высоцкого ко времени, в котором он жил, явилась формула «не как все». Лирический герой многих песен – человек, пытающийся жить и действовать не так, как все, проявляя свою индивидуальность, в противовес провозглашаемому временем единообразию и единомыслию:

Я скачу, но я скачу иначе,-

По камням, по лужам, по росе.

Бег мой назван иноходью – значит:

По-другому, то есть – не как все…

(«Бег иноходца» 1970)

Под седлом, в узде, но – без него!

(«Бег иноходца» 1970)

Оказывается, главное – «без него»: можно быть «под седлом, в узде» и в то же время сохранять свою позицию при условии, что нет того, кто контролирует, управляет. Вся беда исходит от него. Заметим, что тот, кто правит у Высоцкого обезличен. И «без него» герой может достичь определенных высот и результатов :

…Я пришел, а он в хвосте плетется –

По камням, по лужам, по росе…

(«Бег иноходца» 1970)

Последние заключительные строки создают парадоксальную ситуацию :

…Я в первые не был иноходцем –

Я стремился выиграть, как все!

(«Бег иноходца» 1970)

В центре песни «Чужая колея» – герой, пытающийся выбраться из «чужой колеи», то есть жить «не как все», своей жизнью.

Основная, главная идея песни «Чужая колея» заложена уже в самом названии. Эта песня, как и многие другие песни В.Высоцкого, аллегорична: колея подразумевает под собой проторенную общую дорогу жизни, что противоречит индивидуальности.

Сам виноват – и слезы лью, и охаю:

Попал в чужую колею глубокую.

Я цели намечал своина выбор сам –

А вот теперь из колеи не выбраться.

(«Чужая колея» 1973)

Как и в песне «Моя цыганская», где дорога жизни героя обставлена темным лесом и нет возможности свернуть с нее:

Вдоль дороги – лес густой

С бабами –ягами,

А в конце дороги той –

Плаха с топорами.

(«Моя цыганская» 1967/68)

здесь своеобразным пространственным ограничителем выступает определенная линия, «колея», из которой «не выбраться». Тот же мотив обнаруживается и в песне «Горизонт», где дорога жизни предлагается герою как дорога «по шоссе», «параллельно проводам». Но, как и во всех вышеперечисленных случаях, герой песни «Чужая колея» пытается найти свой путь, свою дорогу жизни, он пытается «выбраться» из колеи.

Герой обладает некой свободой, поскольку сохраняет реальную возможность выбора и предпочтения. Он сам выбирает свои цели, однако на пути к этим целям «попал в чужую колею».



3. «Может, кто-то когда-то поставит свечу/ Мне за голый мой нерв, на котором кричу...»

(В.С. Высоцкий)

Пусть кружит над Москвою
Охрипший его баритон,
Ну а мы вместе с ним посмеемся
И вместе поплачем.

Б. Окуджава

Теперь я к основному перейду.

Один, стоявший скромно в уголочке,

Спросил: «А что имели вы в виду

В такой-то песне и в такой-то строчке


Ответ: во мне Эзоп не воскресал,

В кармане фиги нет – не суетитесь, -

А что имел в виду – то написал, -

Вот – вывернул карманы – убедитесь!

(«Я все вопросы освещу сполна» 1970/71)

Цель большинства стихотворений Высоцкого - снять с читателя


розовые очки, высмеять его благодушие и окунуть в мир высших ценностей человеческого бытия. Поэзия Высоцкого не оставляет шанса на спасение в неизменной действительности.

Написанная в конце лета 1968 «Охота на волков» была в первую очередь связана с личными переживаниями Высоцкого, с той травлей, что развернулась тогда против него в прессе, но случайно совпавшее с рождением этой песни осложнение ситуации в Чехословакии (войска СССР и четырёх других стран Варшавского договора вступили в Чехословакию, чтобы прекратить происходивший там процесс реформ) расширило значение этой песни, придало ей даже политический оттенок.

Загнанный зверь в «Охоте на волков» - это сам Высоцкий, который летом 68-го года (именно тогда написана эта песня) выдержал первую травлю в советской печати - серия статей, помещенных как в центральной (статья «О чём поёт Высоцкий?» в газете «Советская Россия» от 9 июня 1968 года ), так и в провинциальной прессе (статьи в «Тюменском комсомольце» и в «Тюменской правде»). Эти разгромные статьи имели целью опорочить имя поэта и его творчество. Нужно было дать достойный отпор, и в ответ на злобные нападки прогремела "Охота на волков".Он действительно ощущал травлю, как и многие ранимые творческие люди, опередившие свое время:

Рвусь из сил и из всех сухожилий,


Но сегодня - опять, как вчера,-
Обложили меня, обложили,
Гонят весело на номера.

(«Охота на волков» 1968)

Но Высоцкий был уверен, что вырвется из загона:

Я из повиновения вышел

За флажки, - жажда жизни сильней!

Только сзади я радостно слышал

Удивленные крики людей.

(«Охота на волков» 1968)

«Враги» высоко оценили "Охоту", запретив ее исполнение в спектакле театра на Таганке.

То же самое произошло и с песней «Банька по-белому», которая была написана одновременно с «Охотой», она токже была запрещена: Высоцкий прямо высказывает своё отношение к сталинским репрессиям:

А потом на карьере ли, в топи ли,

Наглотавшись слезы и сырца,

Ближе к сердцу кололи мы профили,

Чтоб он слышал, как рвутся сердца.

(«Банька по-белому» 1968)

Местоимение «он» выделено курсивом – нетрудно догадаться, на кого акцентирует внимание автор:

Сколько веры и лесу повалено,

Сколь изведано горя и трасс!

А на левой груди – профиль Сталина,

А на правой – Маринка в анфас.

(«Банька по-белому» 1968)

В «Райских яблоках» герой песни попадает в рай, который оказывается ни чем иным как зоной. Высоцкий мастерски обыгрывает сходство двух, казалось бы, противоположных полюсов бытия:

Прискакали – гляжу – пред очами не райское что-то:

Настоящий пустырь и сплошное ничто – беспредел.

И среди ничего возвышались литые ворота,

И огромный этап – тысяч пять – на коленях сидел.

(«Райские яблоки» 1978)

Поистине тюрьмой, адом обернулся для России двадцатого века тот «рай», который сулили ей пришедшие к власти. Но Владимир Семенович пишет не о политике (он никогда не считал себя политическим певцом), он – лирик. И в сюжете баллады постоянно звучит мощная лирическая нота, свидетельствующая о глубоко личном переживании народной трагедии:

В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок...

Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.

(«Райские яблоки» 1978)

Судьба героя его поздней лирики неотделима от общенациональной судьбы. По выражению критика Вл. Новикова, «Высоцкий всегда один и всегда со всеми»4.

Высоцкий пародирует стереотипы сознания и языка, стертые от частого и бездумного употребления. Он низводит набившие оскомину лозунги советской эпохи :«За хлеб и воду и за свободу – Спасибо нашему совейскому народу!», Высоцкий придумал слово «совейский».

Песни и стихи Высоцкого не изолированы друг от друга, они вступают в диалог, в спор, группируются явные и неявные циклы , сам Владимир Семенович говорил: «песни и стихи я пишу на разные сюжеты. У меня есть серии песен на военную тему, спортивные, сказочные, лирические. Циклы такие, точнее. А тема моих песен одна - жизнь».

В интервью радио Италии в 1979 Высоцкий признался, что не считает себя писателем: «мне даже сложно назвать себ поэтом. <…> я в своих стихах рассказываю о том, что меня беспокоит в этой жизни. <…> что происходит в мире, что происходит в моей стране. Что мне нравится, что мне не нравится. Когда я пишу свои песни, я пытаюсь разобраться в этом. Главное в моих песнях – это человек.»5

Проявляя свободу воли, человек непременно вступает в открытое противостояние с теми, кто пытается его ограничить. Смирение же убивает свободу.

А люди все роптали и роптали,

А люди справедливости хотят:

«Мы в очереди первыми стояли, -

А те, кто сзади нас, уже едят!»

(«А люди все роптали и роптали…» 1966)

Ропот сам по себе – это уже выражение несогласия, протеста, но для достижения целей свободной воли этого мало, как мало и просто «справедливости хотеть». Люди желают справедливости, но не хотят за нее выступить открыто. Высоцкий показал в, казалось бы, бытовой ситуации корни русского менталитета: непротивление. Почему бы людям открыто не заявить о своем недовольстве, не высказать свою позицию несогласия? Нет, слышен только ропот.

Мотивировка сложившейся ситуации («Мы в очереди первыми стояли, - /А те, кто сзади нас, уже едят!») парадоксальна:

Им объяснили, чтобы не ругаться:

«Мы просим вас, уйдите, дорогие!

Те, кто едят, – ведь это иностранцы,

А вы, прошу прощенья, кто такие?»

(«А люди все роптали и роптали…» 1966)

В другом случае теми, «кто едят», оказываются «делегаты». Возникает своеобразная оппозиция: иностранцы – люди – делегаты. Причем, иностранцы и делегаты оказываются намного выше и важнее простых людей. Значит, человек вне социального звания не ценен? Дело в том, что «иностранцы» и «делегаты» сумели проявить свою волю (пусть даже она несправедлива в отношении остальных), добившись таких постов, которые ценятся в обществе; люди тоже могли бы (даже не пробиваясь вверх по социальной лестнице) быть уважаемыми наравне с «иностранцами» и «делегатами». Но вся суть в том, что они не могут или не хотят «ругаться», чтобы высказать свою волю открыто и суметь за нее постоять. Безвольный человек обществом постепенно затаптывается, не ценится.

Само построение произведения довольно примечательно: оно состоит, по сути дела, из 2-х четверостиший, которые, повторяясь с изменением одного-двух слов и чередуясь, образуют песню. В одном четверостишие говорится о «ропоте» людей, в другом – объяснения администратора. Эта повторяемость строф уже на интонационном уровне создает ощущение непрерывности, неразрешаемости ситуации.

И это на фоне повседневного ожидания советскими людьми неминуемого счастья, тем более, что его обещали их вожди. Конечно, такая вера отчасти возмещала постоянную неустроенность жизни. Кроме того, все устремлённые в будущее жить в настоящем не умели, а может, не хотели в силу его скучности и обременительности для этих мечтателей.

«Лукоморья больше нет…» Пушкинские традиции в творчестве В. Высоцкого.

В конце января и в начале февраля есть две даты: это 25 января -день рождения В.С.Высоцкого, одного из лучших поэтов 20 века, и 10 февраля

( 29 января)- день смерти А.С.Пушкина -гения 19 столетия. «Солнце русской поэзии закатилось» в 19 веке, и , может быть ,то самое солнце поэзии русской взошло в 20 столетии , ибо годы и расстояния незримыми нитями связали этих двух поэтов.

Вопрос о пушкинских традициях в творчестве любого русского художника слова чрезвычайно важен и злободневен, так как это вопрос долга и совести, ответственности поэта перед всей историей русской литературы. И В.С.Высоцкому был необходим А.С. Пушкин, живой и настоящий, для диалога , разговора с ним о том, как оценить сегодняшний день и то, что ждёт всех в будущем.

В книге «Владимир, или прерванный полёт» М. Влади пишет: « Единственный поэт, портрет которого стоит у тебя на столе, - это Пушкин. Единственные книги, которые ты хранишь и время от времени перечитываешь, - это книги Пушкина. Единственный человек, которого ты цитируешь наизусть, - это Пушкин. Единственный музей, в котором ты бываешь, - это музей Пушкина .Единственный памятник, к которому ты приносишь цветы,- это памятник Пушкину. Единственная посмертная маска, которую ты держишь у себя на столе,- это маска Пушкина.

Твоя последняя роль – Дон Гуан в « Каменном госте». Ты говоришь, что Пушкин один вмещает в себя всё русское Возрождение. Он – мученик, как и ты, тебе известна каждая подробность его жизни , ты любишь людей, которые его любили, ты ненавидишь, кто делал ему зло, ты оплакиваешь его смерть, как будто он погиб совсем недавно… ты носишь его в себе. Он - твой кумир, в нём соединились все духовные и поэтические качества, которыми ты хотел бы обладать» «Я занимаюсь авторской песней, - говорил В. Высоцкий, - считаю, что это просто другой песенный жанр: это стихи, которые исполняются под гитару или под другой какой-нибудь инструмент. Просто стихи, положенные на ритмическую основу…»

Традиции авторской песни на Руси существовали давно. Первыми авторами-исполнителями своих песен были скоморохи. Их озорные песни были направлены против господствующей силы, и поэтому скоморохов просто уничтожили. От их инструментов и песен почти ничего не осталось, кроме упоминания в одной чудом сохранившейся былине. Мы знаем только бардов, менестрелей, вагантов, миннезингеров – традиции западные.

Одним из самых первых, кто начал восстанавливать авторскую песню в России, был А. Пушкин. В «Сценах из рыцарских времён» он вывел на сцену нового героя, которому подарил одно из любимейших своих стихотворений, «Жил на свете рыцарь бедный…», необыкновенно смелое, вызывающее, глубокое и удивительно певучее, - образец авторской песни.

Именно Пушкин как бы заново открыл этот жанр, ощутил необходимость его для русской поэзии. Поэзия родилась вместе с песней, была при рождении песней, и развивалась под аккомпанемент струнных инструментов.

В авторской песне достигается самая высокая степень свободы – свобода в выражении своих взглядов, свобода в выборе сюжетов, политическая свобода. Всё это началось во времена Пушкина и Лермонтова, и Высоцкий прекрасно отдавал себе отчёт в том, что и кого он продолжает. Он принадлежит к числу тех поэтов, которые взялись возрождать поэзию золотого века, идущую от самых корней русской и мировой традиции.

В воспоминаниях близких и друзей Высоцкого имя Пушкина всплывает постоянно. Говорят о похожести их судеб. Это неудивительно, поскольку, как у больших художников, тут многое совпадает, и в этом, видимо, существует своя закономерность.

Детство обоих было опалено войной. Через Царское Село, где учился Пушкин, проходили русские войска сражаться с Наполеоном. Высоцкий мальчиком видел, как по улицам Москвы прогоняли колонну немецких пленных солдат. Царскосельский лицей сыграл в жизни Пушкина такую же большую роль, как в жизни Высоцкого Большой Каретный. Здесь прошли годы юности, родилась и окрепла та дружба, которая была пронесена через все последующие годы. «Мерседес», как у генсека страны, сродни пушкинскому фраку на царских балах. И памятник – на том же Страстном бульваре…

«Володя читал очень много и очень хорошо знал литературу, особенно классику, - вспоминает Г. Епифанцев. – О Пушкине мог говорить сутками! Мало кто об этом знает, но он великолепно знал Пушкина».

Кто ваши любимые писатели и поэты?»

- «В первую очередь Пушкин…»

- «Не стали ли мы в последние годы слишком часто и много выказывать свою любовь к Пушкину?»

- «А как же его не любить? Можно быть вообще равнодушным к поэзии, в том числе и к Пушкину, но если поэзия волнует, то Пушкин – в первую очередь» (Из интервью Высоцкого газете «Литературная Россия»).

Творческий диалог с Пушкиным – одна из главных сквозных линий поэзии Высоцкого, начиная с раннего его творчества («Скоморохи на ярмарке», «Песня о Вещем Олеге» и «Лукоморья больше нет» 1967г.) до стихотворений «Монумент», «Французские бесы», «Купола», «Старый дом», «Кони привередливые» последних лет творчества.

Пушкинские строки, образы и мотивы вводятся в произведениях Высоцкого отнюдь не как подражание, они служат отправной точкой поэтической мысли, предметом глубоких размышлений. Мысли и чувства, волновавшие Пушкина – поэта Х1Х века, нашли своё творческое развитие и переосмысление в творчестве Высоцкого – поэта века ХХ-го.

Это можно проследить на многих примерах.

. Уже в ранних юмористических стихах 60-х годов Высоцкий использует пушкинские сюжеты и образы. В своей песне Высоцкий как бы разрушает пушкинско-сказочный мир:
Лукоморья больше нет,

От дубов простыл и след, —

Дуб годится на паркет —

так ведь нет:

Выходили из избы

Здоровенные жлобы —

Порубили все дубы

на гробы. (1, 1, 186)

В чем пародийность стихотворения «Лукоморья больше нет»? Прежде всего в том, что знаменитый пушкинский сюжет использован для показа современной повседневности.

что сравнение современной поэту действительности со сказочным миром Лукоморья позволяет Высоцкому вынести приговор реальной жизни:

В общем, значит, не секрет:

Лукоморья больше нет, —

Все, про что писал поэт,

это – бред.

В жизни, с грустью замечает современный поэт, нет места сказке, как нет места и для многих высоких и чистых чувств, воспетых Пушкиным. Нынешние сказочные герои живут, увы, подобно обычному обывателю: пьянствуют, склочничают, норовят урвать кусок побольше. Почему в конце стихотворения Высоцкий и приходит к неутешительному и достаточно резкому в условиях того времени выводу:

Раз уж это присказка —

Значит, сказка – дрянь.

В «Песне о вещем Олеге», обыгрывая сюжет знаменитого пушкинского произведения, Высоцкий, во многом повторяя пушкинскую коллизию, явно ее модернизирует, причем, надо сказать, не стремится пародировать. Перед нами своеобразный «вольный пересказ» стихотворения Пушкина. Оба текста сюжетно и композиционно в определенной мере параллельны. Правда, Высоцкий намеренно изменяет жанр своего произведения с высокого («Песнь...») на более низкий («Песня...») по сравнению с пушкинским.

Включение прямых цитат из Пушкина в сочетании с намеренно сниженной, разговорно-бытовой современной лексикой тоже приводит к намеренному снижению высокой исторической темы, даже к некоторому очевидному юмористическому эффекту:

Как ныне сбирается вещий Олег

Щита прибивать на ворота,

Как вдруг прибегает к нему человек —

И ну шепелявить чего-то.

«Эх, князь, – говорит ни с того ни с сего, —

Ведь примешь ты смерть от коня своего!» (1, 1, 169)

Интересен образ героя-повествователя, от имени которого говорит Высоцкий. Это человек невысокого культурного уровня, обыватель, знакомый с Пушкиным разве что только по школьной программе. Как отметил В. Новиков, «сюжет трансформирован в духе нашего жестокого века, и язык к нему приближен: грубоватый, прозаичный, обыденно-разговорный. Это помогает нам самим включиться в ситуацию, найти свое место в споре. Короче говоря, это не простое использование классического текста, это диалог с ним». (20, 63

Вслед за Пушкиным Высоцкий продолжает поэтический мотив нерукотворного памятника и в 1973 году создаёт свой « Памятник» со своим , дерзким « весь я не умру»:

Командора шаги злы и гулки.

Я решил: как во времени оном-

Не пройти ли , по плитам звеня?-

И шарахнулись толпы в проулки,

Когда вырвал я ногу со стоном

И осыпались камни с меня.

Пушкинский Командор жив и бессмертен, потому что жива в веках поэзия, рождаются новые поэты, сверяющие своё творчество с Пушкиным. Таков В.С. Высоцкий. Перекличку с великим учителем он ведёт и в стихотворении «Слева бесы, справа бесы

При кажущейся похожести стихотворений они различны по настроению, динамике чувств лирических героев. Несмотря на одинаковый размер (хорей), стихотворения отличаются ритмическим рисунком. Первое - более протяжённое, второе –динамичное, ритмичное, короткое: всего 4 строфы. Музыка стиха Пушкина, его эпитеты ( «снег летучий», «в чистом поле», « ночь мутна», «в тьме пустой»…) создают народнопоэтическую картину природы и места действия. Повторы передают ритм размеренного движения («еду, еду», «колокольчик дин-дин-дин»), а глаголы придают картине ощущение движения, внезапной остановки , беды. Отсутствие эпитетов в стихотворении Высоцкого создаёт напряжённый, прерывистый ритм, напоминающий прозаическую речь. Чёткие рифмы поэта ( бесы - кресел , налей- злей, дали- врали, беда- невода…) жёстко отсчитывают удары , ведь идёт поединок с бесами, невидимый, но жестокий , Метафора «море бед» не названа, но её присутствие ощущается в лексике стихотворения : « пей, дружище, если пьётся,- всё пустыми невода», «что искать нам в жизни этой, править к пристани какой?». Стихотворение Высоцкого по форме-диалог, но собеседник не назван и молчалив. Он не отвечает на вопросы героя, потому что полностью согласен с ним. Его молчаливое присутствие ощущается в глаголах повелительного наклонения ( «налей», «пей» ) и в обращении «друщище». Трагический накал в душе героя подчёркнут риторическими вопросами. По содержанию это исповедь с глубоким философским подтекстом. Если « Бесы»- « одно из самых тревожных и напряжённых стихотворений у Пушкина» ( Ю.Лотман), то «Слева бесы, справа бесы»- одно из самых трагических у В.С.Высоцкого. А.С. Пушкин поставил в « Бесах» драматический вопрос о судьбе России. В.С.Высоцкий по-своему пытался найти пути решения этого непростого вопроса.

В продолжение одной из вечных тем нашей литературы о судьбе поэта Высоцкий создал стихотворение «О фатальных датах и цифрах» – грустное наблюдение, что истинным поэтом в России может считаться только тот, «кто кончил жизнь трагически». И одним из первых в этом горьком ряду называется имя Пушкина, тем более что цифра 37 – число прожитых великим поэтом лет, – по мнению Высоцкого, является роковой для многих поэтов прошлого:

С меня при цифре 37 в момент слетает хмель, —

Вот и сейчас – как холодом подуло:

Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль

И Маяковский лег виском на дуло. (1, 1, 354)

Пушкинская ассоциация вновь возникает и в стихотворении «Я не успел», где Высоцкий говорит о своей судьбе:

Я не успел произнести: «К барьеру!» —

А я за залп в Дантеса все отдам. (1, 2, 94)

Собственно, поэтический диалог с Пушкиным Высоцкий вел на протяжении всего своего творчества. Само сопоставление имен Пушкина и Высоцкого, на первый взгляд, может показаться чересчур смелым, а постановка проблемы пушкинских начал в творчестве «дисгармоничного» Высоцкого – парадоксом. Однако, обратившись к лирике Высоцкого без предубеждений, можно увидеть много общего у него с Пушкиным.

Первое, что роднит признанного гения и народного поэта наших дней, – это универсальность их художественного мира. Чувство общего рождается в особенностях взаимодействия личности с миром, в специфике их мироощущения. Например, достаточно взглянуть на романтически обобщенный идеальный образ, присутствующий в пушкинской лирике, когда на первый план выходит чувство поэта, характеризующее его личность в удивительной духовности и гармонии во всех ее проявлениях: «Я вас любил: любовь еще, быть может. ..», «На холмах Грузии...», «Сожженное письмо», и сопоставить его с героем Высоцкого в произведениях о любви: «Люблю тебя сейчас...», «Баллада о любви», «Здесь лапы у елей дрожат на ветру..».

Глубоко лиричное стихотворение «Люблю тебя сейчас...», посвященное Марине Влади, строится на прямом противопоставлении пушкинскому:

В прошедшем – «я любил» —

печальнее могил,

Все нежное во мне бескрылит и стреножит, —

Хотя поэт поэтов говорил:

«Я вас любил: любовь еще, быть может...»

Так говорят о брошенном, отцветшем,

И в этом жалость есть и снисходительность,

Как к свергнутому с трона королю... (1, 2, 78)

Высоцкий включает в поэтическую ткань собственного стихотворения первый стих лирического шедевра классика, между тем как дальнейшее развитие его сюжета предполагает важный смысловой поворот:

Ах, разность в языках, —

не положенье – крах!

Но выход мы вдвоем поищем – и обрящем.

Люблю тебя и в сложных временах —

И в будущем, и в прошлом настоящем!

Лирический пафос стихотворения Высоцкого – переживание любовного чувства как чувства сегодняшнего, не зависящего от того, что человеком уже пережито. Поэт не цепляется за прошлое, не может и не хочет ручаться за будущее, но о настоящем уверенно говорит:

Люблю тебя сейчас,

не тайно – напоказ, —

Не после и не до в лучах твоих сгораю;

Навзрыд или смеясь,

но я люблю сейчас,

А в прошлом – не хочу, а в будущем – не знаю.

О преемственности двух поэтов говорит и тот факт, что в песнях-стихах Высоцкого часто встречаются пушкинские цитаты. Использование их в новом, неожиданном контексте придает песням оптимистический, веселый настрой. Так, в песне «Про речку Вачу и попутчицу Валю» бродяга, повествуя о своих злоключениях, вдруг прибегает к цитате из стихотворения Пушкина: «Вача – это речка с мелью // Во глубине сибирских руд...». Пушкинские мотивы встречаются и в стихотворениях «Дорожного дневника» («Жил-был один чудак...»). Судьба героя, которому запрещен выезд за рубеж, ассоциируется с судьбой поэта, подвергавшегося гонениям:

Другой бы, может, и запил —

А он махнул рукой:

«Чтó я, – когда и Пушкин был

Всю жизнь невыездной!» (1, 2, 71)

Поэтическим завещанием Высоцкого следует считать стихотворение «Памятник», написанное им в 1973 году. На протяжении веков поэты всех времен и народов искали свое слово о вечном, адресованное потомкам. В их ряду Гораций, Ломоносов, Державин, Пушкин, Маяковский... Высоцкий не только с законным правом присоединился к этой традиции, но и нашел свой неповторимый аспект разговора на тему о бессмертии:

Я при жизни был рослым и стройным,

Не боялся ни слова, ни пули

И в привычные рамки не лез... (1, 1, 431)

Читая Высоцкого, мы слышим его желание остаться в памяти людей «живым» человеком, без хрестоматийного глянца, со всеми присущими ему достоинствами и недостатками. Протест против нивелировки, сглаживания «острых углов» с особой силой звучит в последних строках стихотворения:

И шарахнулись толпы в проулки,

Когда вырвал я ногу со стоном

И осыпались камни с меня.

Накренился я – гол, безобразен, —

Но и падая – вылез из кожи,

Дотянулся железной клюкой, —

И, когда уже грохнулся наземь,

Из разодранных рупоров все же

Прохрипел я похоже: «Живой!»

На протяжении 20 лет (1960 – 1980) поэтический пример Пушкина сопровождал Высоцкого. В 1966 году на съемках фильма “Вертикаль” в горах Домбая Владимир Семенович сделал на фотографии с горным пейзажем несколько неожиданную, но логичную для окружающих его условий надпись: “Кавказ предо мною – один в вышине. Пушкину от Высоцкого! С уважением! Высоцкий”.

Что-то проснулось в нем в тот момент от взгляда на величавую красоту белого безмолвия (“Лучше гор могут быть только горы:”): то ли хрестоматийно-книжное, усвоенное еще со школы, то ли внутреннее ощущение близкой, вне времени, личной сопричастности поэтическому слову классика и вековой классической природе:

Размышляя о Высоцком, слушая в записи живое дыхание его голоса сквозь гитарный перебор, все время как бы за кадром, на втором плане, слышится пушкинская легкая сказочная подсказка о Певце-корабельщике с того самого кораблика, что “бежит себе в волнах на поднятых парусах мимо острова крутого, мимо города большого”. И вот кораблик в гостях у князя Гвидона:

“Чем вы, гости, торг ведете? И куда теперь плывете?" Корабельщики в ответ: “Мы объехали весь свет:”

Все концы земли измерив, въяве и мысленно, Высоцкий, вероятно, ощущал себя таким путешествующим в пространстве поэтом-корабельщиком, сказителем простых, но вечных истин. Да и образ морской стихии (“Парус! Порвали парус!..”), образ корабля, как “надводной обители” (“И ушли корабли – мои братья, мой флот”, “Киль, как старый неровный гитаровый гриф”) постоянно присутствуют в морском поэтическом цикле песен-баллад Владимира Высоцкого:

Разомкните ряды, все же мы –

корабли,

Всем нам хватит воды, всем

нам хватит земли -

Этой обетованной, желанной, И колумбовой, и магелланной:

Высоцкий – настоящий корабельщик-кормчий, умело управляющий своим парусником среди морской стихии. Здесь он эпичен, грандиозен, земная материя его тяготит, он все время стремится в открытое море-океан:

Когда я спотыкаюсь на стихах, Когда не до размеров,

не до рифм, -

Тогда друзьям пою о моряках, До белых пальцев стискивая

гриф.

::::::::::::::.. Всем делам моим на суше



Вопреки

И назло моим заботам

на земле

Вы возьмите меня в море,

моряки,

Я все вахты отстою



на корабле!

Постоянно погружаясь в стихию старой сказки, эпохи Возрождения, в далекое историческое прошлое, Высоцкий предугадывал будущее, конфигурируя его очертания (“Я вам расскажу про то, что будет:”). Умирая, он находил в себе силы для воскрешения (“Мы успели: в гости к Богу не бывает опозданий:”), формируя на чистом листе бумаги и в своей многомерной жизни-бытии собственную философию общего дела. Две клинические смерти вплотную приблизили его к мысли о вещих снах-пророчествах, тайных предсказаниях, о переселении душ, о чем он и высказался в своих песенных притчах ( “Песня о вещей Кассандре”, “Песенка о переселении душ”, “Веселая покойницкая”, “Прерванный полет”, “История болезни”, “Песня о судьбе”, “Райские яблоки”, “Мой черный человек в костюме сером:”, “Мне судьба – до последней черты, до креста”, “И снизу лед, и сверху – маюсь между:”). Вообще тема смерти проходит сквозной линией в последнее десятилетие жизни поэта-барда. Он поднимает ту тему до фантасмагории, прямо перекликаясь с пушкинским “Гробовщиком” из “Повестей покойного Ивана Петровича Белкина”. Символичны и реалии таганского бытия Высоцкого-актера: частенько, особенно по молодости, он с сотоварищами по театру посещал близлежащее кафе-рюмочную, которое в народе называли “Гробики”, так как двери в двери располагался магазин ритуальных услуг, где в витрине всегда были выставлены гробы с венками. Как никто другой, сыграл Высоцкий предка Пушкина, да ещё крестника Петра Великого, в фильме А. Митты «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил». Увлечённый мыслью сыграть « интеллигентного человека в неинтеллигентном мире», он написал мудрую и грустную песню « Купола», серьёзные и трагические слова которой, конечно , не прозвучали в этом фильме:

В синем небе, колокольнями проколотом,

Медный колокол, медный колокол

То ль возрадовался , то ли осерчал…

Купола в России кроют чистым золотом,

Чтобы чаще Господь замечал.

М.А.Швейцер, режиссёр фильма «Маленькие трагедии», вспоминает: « … Мне кажется, что Дон Гуан—Высоцкий---это тот самый Дон Гуан, который и был написан Пушкиным.

Для меня был важен весь комплекс человеческих качеств Высоцкого, которые должны были предстать и выразиться в этом пушкинском образе. И мне казалось ,что всё, чем владеет Высоцкий как человек , всё это есть свойства пушкинского Дон Гуана . Он поэт, и он мужчина. Я имею в виду его Высоцкого, бесстрашие и непоколебимость, умение и желание взглянуть опасности в лицо, его огромную, собранную в пружину волю человеческую…Чтобы получить нужную, искомую правду личности, нужен был актёр с личными качествами , соответствующими личным качествам Дон Гуана, каким он мне представлялся. Понимаете, пушкинские герои живут « бездны мрачной на краю» и находят « неизъяснимы наслажденья» существовать в виду грозящей гибели. Дон Гуан из их числа…То есть для этой роли колебаний никаких не было. Высоцкий был предназначен для неё».

Москва, начало июля 1980 года. Центральное телевидение показывает премьеру сериала М. Швейцера по мотивам пушкинских “Маленьких трагедий”. В сценах “Каменного гостя” роль Дон Гуана исполняет Владимир Высоцкий. Он еще успел увидеть этот фильм-спектакль, прожив свою последнюю роль с отчаянным напором искупительной жертвы. Как и предсказывал пушкинский персонаж, Каменный гость пришел за ним “в июле:ночью”. Предчувствуя скорое пожатье “тяжелой каменной десницы”, Высоцкий пишет такие строки:

И снизу лед, и сверху, -

маюсь между.

Пробить ли верх иль

пробуравить низ?

Конечно, всплыть

и не терять надежду,

А там – за дело,

в ожиданьи виз.

Лед надо мною -

надломись и тресни!

Я весь в поту, как пахарь

от сохи.


Вернусь к тебе, как корабли

из песни,

Все помня, даже старые стихи.

Мне меньше полувека – сорок

с лишним.

Я жив тобой и Господом

храним.

Мне есть что спеть, представ



перед Всевышним,

Мне есть чем оправдаться

перед Ним.

Эти последние строки-завещание он посвятил Марине Влади – своей Донне Анне.



4. «Но кажется мне – не уйдем мы с гитарой/ в заслуженный и нежеланный покой...»

Поэт в России больше чем поэт.

Е.Евтушенко

Бардов в то время было не так уж мало, а лишь Высоцкого с одинаковым удовольствием слушали и эстеты, и снобы, и работяги, и власть имущие. Высоцкий – вышедший из народа народный поэт. С народным, привычным языком. Его слушали вне зависимости от социального происхождения, уровня образования и места работы.

Работники КГБ были первые исследователи творчества Высоцкого - они сами его с удовольствием слушали. В одной из его песен есть такая фраза: «Меня зовут к себе большие люди, чтоб я им пел «Охоту на волков». И в этом момент истины.

Прошло уже более 30 лет со дня его смерти, а песни Высоцкого звучат, фильмы с его участием также любимы, многие его стихотворения актуальны и сегодня: «Он здесь, с нами, он поёт и сегодня, сейчас!»6

Творчество Высоцкого это роли в театре и кино, стихи и проза, песни и драматургия. Он написал более полутысячи песен. Они сложились в определенные циклы: блатные, спортивные, военные, сказочные, антиалкогольные... Каждая его песня являлась маленьким спектаклем, исполнялась искренне и на таком предельном напряжении чувств, что казалось будто сам автор и сидел в лагерях и воевал. Высоцкий обладал покоряющим обаянием и уникальным чувством юмора. Герои его сатирических песен узнаваемы. Понятным для всех слоев общества языком он говорил о замалчиваемых социальных болезнях общества и высоких нравственных качествах, присущих русской душе. А. Вознесенский назвал поэта «нервом века».

Несмотря на большую загруженность в театре и кино, на то, что его стихи не публиковались, Высоцкий с концертами объездил всю страну и получил всенародное признание. В. Смехов вспоминал: «При жизни поэта, на концерте у строителей КамАЗа, нам, актерам тогдашней Таганки, доказали тысячи рабочих глаз и ладоней – каким глаголом он смог прожечь сердца. Мы следили изумленно и пристально за гигантским залом, сотворенным в степи в один вечер, чтобы послушать концерт театра из Москвы, где Высоцкий».7

...И нас хотя расстрелы не косили,

Но жили мы, поднять не смея глаз,

Мы тоже дети страшных лет России –

Безвременье вливало водку в нас.

(«Я никогда не верил в миражи» 1979 или 1980)

Его сердце не выдержало напряжения работы, он скончался в 42 года 25 июля 1980 года .

Кроме четырех строчек о кончине в газете «Вечерняя Москва» и пары строк в «Советской культуре», СМИ никак не отозвались на смерть любимого народом поэта и артиста, в отличие от зарубежной прессы (в газете «Нью-Йорк таймс» от 29 июля 1980 года вышла статья «Советская полиция вмешивается, когда тысячи людей волнуются на похоронах барда», «всего же с 26 июля по 23 августа в свет вышло 42 статьи»8) .

Высоцкого постигла злосчастная участь композитора Сергея Прокофьева, умершего в один день со Сталиным и потому не удостоенного ни словом в некрологах центральной печати и на радиовещании. Власти кощунственно сочли необходимым замолчать факт смерти Высоцкого, дабы не омрачать Олимпийские игры, открытые самим Брежневым. Тем не менее, за гробом Высоцкого шел нескончаемый людской поток, и это вызывало оторопь сотрудников КГБ, следивших за теми, кто пришел отдать замечательному литератору и актеру последний долг. Агенты вели съемки похорон в театральном помещении, на улицах и на кладбище. А там были люди со всей страны, всех возрастов и званий, но особенно много было молодежи… Он похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.


Заключение

Стихи Высоцкого удивительно в том числе и тем, что они они говорят о том, как человеку не просто выжить, а суметь Жить, полагаясь больше всего на то, что внутри тебя, что сильнее обстоятельств, потому что таково твоё стремление и твой выбор. Собственно, и у тех, кто давно знает и любит творчество Владимира Высоцкого, и у тех, кто только начинает знакомитсья с ним, неизменен интерес к той энергетике, которой дышат и звучат его строки. И в доказательство слова самого Высоцкого в подтверждение сказанному: "В жизни-то ведь интересно иметь дело с личностью, с тем человеком, который имеет своё мнение и суждение о тех вещах, о которых он говорит".9

Исследовав творчество Высоцкого со стороны социального аспекта, можно с уверенностью сказать, что читая стихи и песни поэта можно представить себе брежневскую эпоху, ведь голосом и словом его кричало Время.

Закончить свою работу нам хочется стихотворением Сергея Красникова «На смерть Высоцкого»:

Смерть смерти рознь, был человек поэт,
И что осталась память куплетиста.
Великий бард, теперь его уж нет,
Ах как он «Баньку» пел и про штангиста. .

Он надрывался, пел свои стихи


Под музыку простого гитариста,
О дружбе пело эхо с высоты.
Он не любил продажность коммуниста…

Высмеивал он ложь, ничтожность презирал,


Стремление достигнуть совершенства.
Ах, как на сцене и в кино играл
И ненавидел лживого блаженства

Смерть жизни всегда рознь за углом,


Россия не увидела героя,
Который не уехал за кордон.
При жизни был он превращен в изгоя.

Поэт и бард, он ездил за кордон,


Душа всегда витала здесь в России.
Высоцкий жив, но не надменен он,
И «Парус» оборвался в той стихии…

Порвали парус, покаялся он сам,


Как будто был он там за капитана
Сегодня умер он, как капитан.
Высоцкий не любил зла от тирана.

Велик поэт – магистр слов и дел.


Оборвана струна, жизнь оборвалась,
Народ советский со слезой смотрел
Как хоронили поэта, - власть ругалась.

С полей Олимпиады хлынул свет,


Затмил он праздник трауром великим.
Таких людей, как он, на свете нет,
Нет, и не будет, никогда безликим….
P.S.

Сейчас появилась тенденция зарабатывать деньги на смерти человека (все эти календарики с портретом Высоцкого на Ваганьковском кладбище), рыться в «грязном белье»... Но надо ли это? Ответом может послужить русская поговорка: «не выноси сор из избы».

Сразу после похорон издали наполовину кастрированный сборник текстов его песен, появились памятники (не всегда отличающиеся вкусом). Сейчас рассусоливают истории его отношений с женщинами, с друзьями, близкие "друзья" рассказывают о том, какой он был алкоголик и наркоман. Его песни выпустили на пиратской кассетке с приблатненным аккомпанементом в стиле так называемого "русского шансона", а прямо говоря – дешевой блататы.

Но грязь не липла и не липнет к нему. Высоцкий – явление не только культурное. Он в полном объеме – политическое явление в жизни страны. Но именно поколение Высоцкого стало опорой перемен в стране. Да, его можно назвать «голосом» поколения, но в первую очередь он был Поэтом с большой буквы:


Поэты ходят пятками по лезвию ножа –

И режут в кровь свои босые души!

(«О фатальных датах и цифрах» 1971)
И плавится асфальт, протекторы кипят,

Под ложечкой сосет о близости развязки.

Я голой грудью рву натянутый канат, -

Я жив – снимите чёрные повязки!

(«Горизонт» 1971)
Возможности практического применения данного материала

Программа по литературе в 11 классе представляет возможность познакомиться со стихами Высоцкого при изучении темы «Авторская песня». Однако отведённый на эту тему один урок не может дать полноценного представления о феномене Высоцкого, раскрыть истоки, закономерность возникновения, художественную и общественную ценность его творчества. Поэтому материал научно-исследовательского проекта может быть применён на уроках литературы уже с 5 класса в целях повышения интереса к чтению. С периода 1990-х гг. общество перестаёт быть «литературоцентричным», падает статус «Человека читающего» и статус чтения во многих социальных группах. Так, согласно данным ВЦИОМа, 34% взрослых россиян уже не читает. Сегодня мы стоим перед острой необходимостью проведения государственной политики в области чтения и особенно чтения подрастающего поколения.

Также данный материал может быть использован при подготовке к ЕГЭ по русскому языку и литературе в 11 классе, на внеклассных мероприятиях .

Перспективы дальнейшего изучения данной темы
Известно, что в поле внимания Высоцкого попадали и творчески переосмыслялись такие пласты культуры, как античность и Библия, русский фольклор и классика XІX столетия, поэзия Серебряного века и авангард, городской романс и блатная песня.

Чтобы донести до учащихся более полное представление о поэзии Высоцкого, ставшей одним из самых ярких и оригинальных явлений в культурной жизни России второй половины XX века, необходимо на уроках литературы рассмотреть следующие темы:

«Фольклорные традиции в поэзии Высоцкого», «Стихотворная пародия Высоцкого», «Высоцкий и Лермонтов», «Высоцкий и Шекспир», «Высоцкий и Блок», «Высоцкий и Есенин», «Высоцкий и Маяковский».

Приложение


Владимир Высоцкий – актёр театра им. А.С. Пушкина


Кадр из фильма-спектакля «Каменный гость» по мотивам пушкинских «Маленьких трагедий». Дон Гуан – Владимир Высоцкий. (Режиссёр М. Швейцер)

.

Кадр из фильма А. Митты «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил».



Предок Пушкина – Высоцкий



«Пушкин и Высоцкий» художник Дробышев

Список используемой литературы

  • Аннинский Л.А. Барды- М.: Согласие, 1999

  • И.Л. Альми Статьи о поэзии в прозе

  • Влади М.В. Владимир, или Прерванный полет- М.: Аст, 2004

  • Высоцкий В.С. Монологи со сцены- М.: Аст, 2000

  • Высоцкий В.С. Нерв- М.:Современник, 1988

  • Высоцкий В.С. Сочинения- М.:Локид, 1999

  • Казаков А., журнал «Литературная Россия» №8, «Тема моих песен –

жизнь», 1986

  • Кохановский И.В. Письма Высоцкого и другие репортажи на радио «Свобода»- М.: Физкультура и спорт, 1993

  • Лаврова В.П. Ключи к тайнам жизни- СПб.:РИФ, 1994

  • А.С. Пушкин Избранные сочинения. Т. 2 М. 1980

  • Новиков В.И. Высоцкий- М. Молодая гвардия, 2002

  • Раззаков Ф.И. Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы- М.:Пресском, 2004

  • Чупринин С., журнал «Знамя» №1, «Вакансия поэта: Владимир Высоцкий и его время: размышления после юбилея», 1988


1 журнал «Знамя» №1, 1988 г.стр.5

2 Аннинский Л.А. «Барды». М, 1999 г., стр.10

3 Кохановский И.В. «Письма Высоцкого и другие репортажи на радио «Свобода». М, 1993, стр.58

4Новиков В.И. «Высоцкий». М, 2002 стр. 361


5 Высоцкий В.С. «Монологи со сцены».М, 2000, стр. 153

6 Влади М.В. «Владимир, или Прерванный полет».М, 2004, стр. 25

7 Раззаков Ф.И. «Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы». М, 2004, стр. 313

8 там же стр.76

9 Журнал «Литературная Россия» №8 1986 г, с. 9






База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница