Морис Дэйви Эволюция войн



страница20/28
Дата01.05.2016
Размер4.26 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28

Г. ВОИНСТВЕННОСТЬ

Племена нутка «находятся в состоянии постоянной войны друг против друга, а наследственные конфликты передаются от поколения к поколению». Индейцы, жившие у залива Пьюджет (район современного города Сиэтл, северо-запад США, штат Вашингтон), также «постоянно находились в состоянии войны со своими северными соседями». Северные племена штата Нью-Мексико, «находясь в состоянии постоянной войны», искушены в тактике ведения войны. «Пимы ведут постоянную войну против апачей, а пуэбло вечно враждуют со своими соседями навахо». Кровожадные апачи никогда не занимались ничем иным, кроме войны и охоты, и считали охоту своим основным делом. Не менее воинственными были индейцы, живущие в нижнем течении Миссисипи, и их всегда считали «очень мстительными» и «непримиримыми врагами». Они могли ожидать противника на тропе в течение восьми дней, питаясь только подножным кормом, лишь бы снять с него скальп.

Индейские племена северо-западных земель Южной Америки постоянно вели друг против друга войну, пока их всех не уничтожили испанцы. Хотя 30 племен бассейна Амазонки считаются мирными племенами, 83 племени считаются племенами воинственными, а четырнадцать из них вообще являются каннибалами. Говорят, что многие племена находятся в состоянии постоянной вражды, а большинство из них столь воинственны, что нападают на любого человека, попавшего на их территорию, и не поддерживают дружеских отношений ни с одним племенем. Гуарани, как и все коренное население Бразилии, «были в состоянии постоянной войны друг с другом». Как пишет Кристисон, бесчеловечность и кровожадность стали второй натурой гаучо (Центральный Уругвай). Индейцы канелос считались самым воинственным племенем Южной Америки, отражавшим атаки и других индейских племен, и испанцев, и до недавнего времени они оставались непобежденными. Индейцы бороро постоянно воевали со своими соседями. Индейцы мбайя, собственно, и жили войной с другими племенами, а арауканы в Южном Чили совершали постоянные набеги на соседние поселения. Они сражались с испанцами столь упорно и были такими бесстрашными, что на их территории колонии испанских поселенцев могли существовать только вблизи укрепленных городов и крепостей. Даже самые хорошо защищенные из них время от времени захватывались индейцами, и при этом все их обитатели уничтожались. Жители Патагонии, как говорят, были весьма добродушными людьми, но это не распространялось на военные действия, когда «выражение их лиц полностью менялось, а их горящие глаза и изменившиеся черты лица выражали неприкрытую ярость».

Точно так же война является преобладающим видом деятельности народов Океании. Поселенцы на острове Борнео (Калимантан), например, на суше подвергались нападениям со стороны племени даяков, то есть коренных жителей Борнео, а на море – со стороны племени ланунов, так что они живут в постоянном страхе, ведь нападающие могут разграбить и уничтожить их плантации или рыбачьи суда. Кеньяхи, как и другие племена в Сараваке (север Калимантана), «столь воинственны и всегда готовы отразить атаку врагов или самим пойти войной на соседние племена». Рот говорит о коренных жителях этого острова, а также Британского Северного Борнео (в настоящее время, как и Саравак, входит в состав Малайзии. – Ред. ), что самая ужасная черта их жизни – это межплеменные междоусобицы, которые ведутся с незапамятных времен и которые они не в состоянии урегулировать. Состояние вражды усиливается обычаем снимать с поверженных врагов головы. Еще недавно на острове Целебес (Сулавеси) жили дикие племена, у каждого из которых был собственный диалект и которые находились в состоянии войны друг с другом.

Папуасы Новой Гвинеи живут отдельными поселениями, и это является результатом вражды, каннибализма, охоты за головами, а также разнообразия языков и верований. Разные группы живут в состоянии постоянной вражды и воюют друг с другом. Живущие на побережьях особенно боятся нападений со стороны жителей гор из глубины острова. Поэтому они строят такие жилища, из которых легко бежать в случае внезапного нападения. Племена, говорящие на языке бинандере (binandere), «являются каннибалами и страшно воинственны», и живут в состоянии постоянной войны с другими племенами.

Из-за ежегодной охоты на рабов в голландской Новой Гвинее местные жители боялись выходить за пределы своей территории. Деревни у озера Сантани также постоянно воюют друг с другом; дорехсены (dorehsen) и арфаки (arfak) с незапамятных времен находятся на тропе войны. Жители острова Ади постоянно воевали с племенами, живущими на побережье (полуострова Бомберай). Жители залива Гелвинк (ныне Чендравасих) боялись пиратов-биасков (с острова Биак), которые часто нападали на них. На севере Новой Гвинеи вандамены, судя по всему, поклялись уничтожить мефуров. Жители острова Япен постоянно враждуют с жителями побережья, а на западе тугери столь часто нападали и грабили племена васси и маут, что последние покинули свои постоянные жилища и стали кочевниками. Алфуры и ати-ати постоянно нападали на северные деревни. И малайцы, и чернокожие папуасы – отважные и жестокие воины, но особенно это верно в отношении племени моту на юго-востоке Новой Гвинеи.

Жители острова Марри в Торресовом проливе известны своей склонностью к войне. Придя в возбуждение, коренные жители острова Тимор «необыкновенно жестоки». О жителях острова Понапе (ныне Понпеи) говорят, что они «неутомимые и выносливые» воины, собственно, как и другие коренные жители Каролинских островов. Жители Соломоновых островов известны своей воинственностью, вандализмом и склонностью к предательству. На острове Новая Каледония «войны не заканчиваются никогда потому, что страна (владение Франции. – Ред. ) состоит из множества маленьких племен, которые крайне ревниво относятся друг к другу и делают все возможное, чтобы навредить друг другу». В целом Меланезия считается обиталищем диких племен, где процветает деспотизм, каннибализм, где на одном острове живут десятки враждующих между собой племен, а поскольку они не поддерживают никаких контактов друг с другом, то на этом острове существует множество языков и диалектов. На Полинезии – примерно такое же положение вещей, поскольку племена «постоянно находились в состоянии войны». Коренные жители острова Ниуэ (Дикарей) были «яростны, как молодые вепри», а жители Маркизских островов считались «крайне диким народом», разделенным на множество племен, практикующих каннибализм. На острове Пасхи «они вели жестокие войны и постоянно сражались друг с другом».

Тасманийцы также были очень воинственны и беспрестанно вели войны. Австралийские племена различаются в степени воинственности, однако «крайне редко можно найти племя, свободное от войны». Хотя их сражения были в основном бескровными, но тем не менее они постоянно были настороже. «Жизнь аборигенов всегда была полна тревог и опасностей. Абориген жил в постоянном страхе перед своими врагами. Иногда он даже не мог поддерживать огонь в своем лагере, чтобы огонь не выдал врагу местоположение его убежища. В другое время он сам нападет на врага, желая отомстить за причиненное ему неудобство или неприятность. Иногда налеты на лагерь совершались внезапно, когда его обитатели были на охоте. Когда охотники возвращались, они обнаруживали, что оставшиеся дома женщины убиты, а многие молодые девушки увезены в лагерь врага. Поэтому у них очень часто были веские основания для мести». Маори (Новая Зеландия) были известны своей любовью к сражениям. Война была их страстью, а одной из причин их разложения стал мир, который лишил их главного интереса в жизни и заставил покинуть свои укрепленные деревни на склонах гор и переселиться в сырые, болотистые места неподалеку от их плантаций картофеля.

Древние цивилизованные народы были искушены в искусстве войны. Вся история Египта и Месопотамии – это история войн. Изначально арабы также были воинственным народом, да и попав под власть халифов, они не утратили своего воинственного духа. Евреи в ходе своей ранней истории вели много войн, как гражданских, так и межплеменных. Век Гомера был веком насилия, а война была столь же обычным делом, что и мир. Мужчины постоянно носили при себе оружие, а на войну смотрели как на обычную работу настоящих мужчин. При Чингисхане (и его преемниках) и Тамерлане (Тимуре) монголы продемонстрировали всю ожесточенность и жестокость варварских войн.

В настоящее время (1920-е гг. – Ред. ) полуцивилизованные племена Северной Африки и бывшей Османской империи считают войну естественным образом жизни. Как и неутомимые горцы по всему миру, берберы Марокко – независимый и воинственный народ. «Мелкие войны, которые они постоянно ведут между собой, делают их жизнь нестабильной, и существует пословица, что араб боится голода и потому постоянно голоден, городские жители боятся смерти и потому живут недолго; а берберы боятся быть убитыми и падают от рук убийцы». Из-за вечного состояния внутриплеменной борьбы – в которой не только племя сражается с племенем, а семья с семьей, но и отдельные люди сражаются против отдельных людей – берберы долгое время оставались под игом арабов. Султан Марокко периодически отправлял против них экспедиции, чтобы распространить свою власть или собрать эти племена воедино. Арабские племена «находятся в состоянии почти постоянной борьбы друг с другом; редко бывает так, что племя наслаждается миром со всеми своими соседями». То же самое справедливо в отношении ваххабитов в Аравии и бедуинов. Курдские племена Османской империи также постоянно находились в состоянии войны. Даже сегодня племена в горах Албании (то есть в Европе!) живут в каменных башнях в два-три этажа высотой, в которых нет окон, но зато есть бойницы для винтовок.



1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница