Молитвы Батюшки Олега из проповедей за 2007 год Из проповеди №218 «О царице добродетелей – молитве» (2007-01-14)



Скачать 499.51 Kb.
страница1/3
Дата06.11.2016
Размер499.51 Kb.
  1   2   3
Молитвы Батюшки Олега из проповедей за 2007 год
Из проповеди №218 «О царице добродетелей – молитве» (2007-01-14)

«Для того, чтобы духовно расти, в том числе расти в молитве и через нее приобретать смирение, прежде всего, сокрушение, плач и все прочие необходимые для спасения добродетели, нужно заниматься помимо Церковной общественной молитвы еще и домашней, келейной, которая, кроме места общественного богослужения и собраний, всегда нам доступна. Потому что, где бы мы ни находились, нам должно заниматься этой молитвой, даже присутствуя на богослужении и внимая ему, мы можем, – если уже стяжали навык, – произносить и личную свою молитву: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго (или грешную)". От этого произношения внимание к Церковной молитве и ко всему богослужению будет только увеличиваться. Польза от нашей Церковной молитвы будет ещё больше, если мы через молитву личную будем воздействовать на свое естество, на свое состояние».

«Просительные молитвы имеют как бы два вида. Когда молимся Иисусовой молитвой – «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», – мы выражаем своё прошение общей формулой: "помилуй мя". Эти слова, как было уже сказано, включают в себя все основные прошения без их расшифровки. Но иногда необходимы конкретные прошения о том, в чем мы имеем нужду. Тогда помимо общей молитвы – «...помилуй мя», – мы молим Бога о даровании конкретной помощи в деле спасения, например: «Господи, даждь ми плач за грехи моя» или «Господи! даруй мне зрети моя согрешения и не осуждати брата моего».

«Итак, мы заключаем свой ум в слова молитвы и стараемся при этом, чтобы ни один посторонний помысел – неважно, греховный он будет, нейтральный, или, может быть, даже духовный на вид, – не мешал нашему деланию. Если я произношу Иисусову молитву, то в этот момент не занимаюсь ни Богомыслием, ни духовными рассуждениями, ни заботами о житейском. Я все оставляю и говорю: "Господи! Я буду сейчас заниматься призыванием Твоего Имени. Благослови меня, укрепи!". И начинаю призывать, призывать, призывать, заключая ум в слова молитвы: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного". Никакие помыслы, рассуждения, никакие впечатления не должны в этот момент меня безпокоить. Если они приходят, и я вижу, как бы боковым зрением, что эти помыслы начинают приближаться, то понимаю, что это – искушение, что это брань, это демоны и падшее естество пытаются вырвать меня из моего правильного устроения и из моего спасительного делания. И поэтому я, наоборот, цепляюсь усилием своей воли за внимание и держусь за слова: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного", как за единственную возможность своего спасения. Внимание, терпение и частота повторения этой молитвы – это первые необходимые действия, которые я проявляю в молитве. И так навыкаю».

«Но этого недостаточно! Это очень важно, необходимо, но недостаточно! Даже если мы, осознав важность частоты молитвы и необходимость внимать каждому ее слову, будем произносить: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного", как будто заливаем эти слова в формы, таким способом удерживая внимание и противясь всем помыслам и ощущениям, которые будут пытаться вырвать нас из внимания – этого недостаточно! Молитва наша при всем внимании, при всей частоте должна быть еще предметной. Она должна быть к кому-то направлена. К кому же направлена наша молитва? – К Тому, Кого мы призываем! А призываем мы Имя нашего Спасителя Иисуса Христа и "...нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян.4,12), – так говорит Писание. Во всей вселенной – ни на небе, ни на земле, ни в преисподней – нету имени выше Его Имени. Вся вселенная подчиняется Имени Господа нашего Иисуса Христа».

«Это единственное, что требует Бог от молитвы новоначального. Больше пока ничего не требуется. Но вы должны помнить! – Это частота, внимание, терпение всех прискорбностей во время молитвы, предстояние пред Богом и вознесение Ему слов молитвы с покаянным чувством. Если это делаете, вы блаженны! Ибо вы на правильном пути. Обязательно, рано или поздно, плод этого делания от количества и частоты так совершаемой молитвы, проявится в вас!».

«При этом мы дополняем ход этого делания прошениями, на которые выделяем конкретное время: либо во время своего утреннего или вечернего правила, либо по ходу Иисусовой молитвы, когда мы молимся, молимся, а потом взываем: "Господи, прости, у меня есть нужда. Я не вижу своих грехов, я их не признаю, я всё время оправдываюсь. Мне кажется, что я не такой грешный. Я понимаю, что это обольщение. Помоги мне! Сжалься надо мною! Даруй мне увидеть мою греховность, даруй мне увидеть ее такой, какой она на самом деле есть, чтобы я ужаснулся, чтобы я испугался, чтобы я действительно позаботился о спасении своем и исповедал Тебя своим Спасителем! Не по-книжному, не внешне, а от глубины духа своего, от глубины своей души ощутил нужду в Тебе! Чтобы я смиренно упал Тебе в ноги и лобызал бы их своим вниманием, своим усердием, ибо губами я недостоин прикасаться к Твоим Пречистым ногам, но, хотя бы таким образом, словно лобызая их, умолял Тебя помиловать, сжалиться надо мною. Если я не увижу свою греховность, то не восплачу и не примирюсь с Тобою никогда! Я это понимаю. Даруй мне зрение зрение моих грехов!" – И так вымаливаем, пока не увидим. Но увидим мы эту греховность, опять-таки, не просто так, не понятно где и как, а во время занятия внимательной Иисусовой молитвой, пред БОГОМ предстоя. Это будет особое умозрение, которое неожиданно придет по благодати, и мы поймем тогда, о чем шла речь, переживем это все на собственном опыте, и станем – наконец-то! – в разряд истинно-кающихся. Это и будет началом покаяния».

Из проповеди №219 «Пастырь и его овцы на лозе Христовой» (2007-01-21)

«Плачем, рыдаем, вопием: «Спасителю, спаси нас, погибаем!»


Из проповеди №220 «Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец (Мф. 24,6)» (2007-01-28)

«В чём состоит приготовка? – Во-первых, бдите и молитеся, да не внидите в напасть. Внимательная жизнь и усердная молитва, прежде всего Иисусовая, и прошения по теме, по конкретному дню, по событиям просим: «Господи! защити, сохрани, изведи!» – позволяет нам избежать чего? – вхождения в напасть».


«Но наше как бы выживание – не самоцель просто жить ради жизни, а по заповеди «Не внидите в напасть», «Бдите и молитеся» мы совершаем самые необходимые действия, уповая на Промысел Божий, на Милость Божию, и говорим: «Господи! я в Твоих руках! моя жизнь в Твоих руках! Если мне полезно выжить и Тебе хочется меня использовать дальше, то располагай мою жизнь. Но я приму те меры, как Ты мне открыл через Писание, через Свои слова, через Писания, через святых людей, через моего Духовного отца. Я буду принимать эти меры. Вот буду готовым к этому, ибо это приближается. Пусть я не знаю точно, когда это будет, но видно, что нагнетается, все эти разговоры, слухи неслучайны».
Из проповеди №221 «Колдовство и защита от него в наши дни» (2007-02-04)

«И обязательно в свои молитвы домашние, келейные, вставляйте краткие просьбы о защите от демонов, от их козней, от их напастей и от злых, лукавых людей и, в частности, от колдунов и чародеев: «Господи! огради меня силой Честнаго и Животворящего Креста от всякого зла и вреда, от демонов, от всех их козней, от чародеев, колдунов, от всего их злого воздействия, меня, мою жену, моих детей, мою мать, отца, брата, сестру (и т.д.)».


Из проповеди №222 «Наше место на Страшном Суде или как нам избежать осуждения» (2007-02-11)

«Самое надёжное вложение – вкладывать в Бога. И поэтому Батюшка Серафим Саровский правильно говорил, сравнивая жизнь христианина, с куплей, с торговлей, что мы должны приобретать духовную корысть. Т.е. исполнением заповедей, исполнением Воли Божией, которую мы должны тщательно выискивать и в заповедях, и в молитвах: «Господи! научи мя творити Волю Твою!».


«А есть ещё конкретно исполнение Воли Божией, это когда человек выходит на уровень Богообщения такой, что он может вопрошать: «Господи! скажи мне, что Ты хочешь, чтобы я сделал?». И Господь открывает Свою Волю».
«Чем чище мы будем после покаяния, чем глубже мы переживаем своё падение, свою греховность, неотлипчивость греха, свою немощь, свою слабость перед грехом, своё пристрастие и чем больше мы оплакиваем это, чем больше отторгаемся внутренне своей волей: «Не хочу быть мерзким, нечистым!! Господи! не хочу, ненавижу это!!», тем точнее и лучше будет исполнение заповедей и будет нам приносить больше пользы и учитываться будет иначе».
«Без Бога сердце не сокрушится. Бог посетит нас, и мы переживём Богообщение впервые и совершенно иначе отнесёмся к нашему Богу. Мы узнаем Его с той стороны, с которой мы никогда Его не знали. Для нас это какая-то пока «Официальная фигура», мощная, сильная, славная, там какая-то, но не наш Родной Бог, не Спаситель моей именно души. Я Его не знал таким ещё, что Он именно меня любит, что Он именно меня хочет помиловать, что Он именно ко мне пришёл, меня исцелить! меня из ада достать, что Он и Спаситель и ада Победитель, и грехов Избавитель, но именно моей души грешной! а не просто всех вообще. Да, всех – в обще-то, да, но именно моей! Потому что для меня важно, что это мне, для меня, чтоб я из ада вышел, и это – моя задача! Для этого Бог меня создал – чтоб я блаженствовал, а я гибну и от голода духовного и от греха, и нахожусь в аду».
Из проповеди №223 «О браке и семье в наши последние дни» (2007-02-18)

«Сатана избрал первым объектом своей атаки именно жену Адама. Почему он избрал жену Адама, а не самого Адама? Потому что он проанализировал и рассчитал по-своему, что будет, если на Адама нападёт и что будет, – если на Еву. И всё это рассчитав, он предположил, что успех наиболее вероятен будет, если он начнёт обольщать Еву, а через Еву – Адама. Потому что напрямую Адама было трудно бы совратить, а через жену, к которой он имел очень большое расположение, будет намного легче. И он преуспел, как мы видим из последующих событий. Его расчёт оказался верным для него, потому что Ева первая вступила в собеседование. Это была её самая страшная ошибка, то, что она начала собеседование. Ибо она не имела опыта противления внушениям от противного. Она была в блаженном состоянии, невинная, чистая, святая, но неопытная. И поэтому человек, не имеющий опыта в чём-то должен избегать того, что ему представляется, с чем он незнаком, убегать, сказать: «Я этого не знаю и не хочу знать!», призывая Бога на помощь».


«Для Адама искушение пришло от жены. Он не общался с сатаной, но наблюдал со стороны, потому что он был рядом и никогда не оставлял жены своей. И вот это его попустительство тоже было уже для него грехом. Вместо того, чтобы образумить Еву и сказать: «Жена! Не слушай ты! кого ты слушаешь? Вспомни Бога!». И вот это богозабвение, овладевшее Евой, оно передалось и Адаму. Он тоже как бы забыл о Боге. Он увлёкся наблюдением этой беседы, хотя сам не собеседовал с сатаной, но он увлёкся со стороны наблюдением за этим».
«Поэтому Своим искуплением Господь как бы снял вот это господство мужа над женою и перевёл его в план послушания. Но Он не снял зависимости жены от мужа. Он перевёл её просто в более такую мягкую форму послушания: жена да повинуется своему мужу и да боится своего мужа (Еф.5,33). Т.е. повинуется осознанно. Не просто: вот так установлено, как вот есть раб, а есть господин, а вот он родился рабом, он должен слушаться, иначе его там будут сечь, всякими наказаниями добиваться от него выполнения. Нет! Она повинуется осознанно, как верующая, Богобоязненная, послушная БОГУ, любящая Бога и выражающая свою любовь к Богу послушанием Ему. «Любящий Меня, заповеди Мои исполнит» (Ин.14,15). Поэтому я люблю Бога, слушаюсь Его. А Он сказал, чтобы я повиновалась мужу. Значит, моё благо в этом повиновении, а не в противоположном, т.е. в строптивости, в непослушании, в возвышении над мужем, в господстве над мужем и т.д. и т.д».
«Благодать Божия не может прийти на нарушителя заповеди. Это – закон. Как только она смирится и скажет: «ну, пусть я умнее мужа, но Господь! дал заповедь, чтоб умная жена повиновалась глупому мужу, например. Ибо не сказано о качестве. Сказано просто: повинуется мужу. Потому что он – муж. Мужу повинуйся. А я смотрю на него не как на мужа, а как на человека с таким-то именем и отчеством и с такой-то фамилией, с такими-то качествами и т.д. И в этом-то и ошибка – я смотрю не на мужа, а на какого-то человека, который ещё и муж мне. А надо смотреть на мужа, который ещё и человек такой-то. Т.е. жена к мужу связана. А в качестве мужа выступает сейчас этот человек. Ну что сделать? Мне кажется, что он глупее меня». Но ведь благодать приходит за исполнение заповеди Божией, а не из-за того, что муж, там, глупый или неглупый. И это на благодать никакого отношения не имеет».
«И мы должны быть готовыми, планируя создание семьи и планируя воспроизводство детей в своей семье, мы должны быть готовыми, что, может быть, мы не знаем дня и часа, может быть как раз, когда у нас младенец будет грудной, и случится, что нам придётся бежать, и т.д. Поэтому сразу я должен быть готовым. Сказать: «Господи! принимаю от Тебя, как есть. Дай мне силы пережить. Лишь бы мой младенец был член Церкви и ушёл к Тебе чистым, церковным человеком в Твою милость во спасение!».
«И поэтому семья становится самым надёжным бастионом всему этому, когда мы всему этому ненормальству, безумию, разврату, ставим точку, и говорим: «Нет! а я буду жить христианской нормальной семьёй, как положено. Помоги мне, Господи! укрепи! И дай мне мою крепость – мою семью! (от всего этого)». И убегаю блуда. Куда? – в брак!».
«И смотрим мы на свой выбор так же – во спасение. Смотрим всё время, держим в фокусе своего внимания спасение. Вот мне при моих немощах, которые я познал и ещё которых не познал, вот при моих немощах, вот этот человек будет во спасение или нет?».
«И была неслучайно в народе мудрость, высказанная такими словами, что жена (или муж) выбирается не глазами, а слезами. А что значит «слезами»? Значит, вымаливается с сокрушением и с плачем «Господи! пошли мне мужа во спасение!», «Пошли мне жену во спасение!», «Дай мне создать православную семью во спасение, крепкую, надёжную, чтобы до конца дней, сколько Ты дашь нам в этой жизни, чтобы разделить всё, как обещается в Таинстве брака – и радости общие, и горести, и скорби, всё вместе пополам делить».
Из проповеди №224 «Твоё покаяние лицемерно или нет?» (2007-02-25)

«Поэтому мы видим на примере святого царя Давида и других Отцов, что они в свои молитвы вставляли слова, отражающие вот этот важный очень момент УСЛЫШАНИЯ Богом, принимаемость Богом: «Господи! услыши мя! Отверзи ухо Твое! Приклони ухо Твое! Услыши мя, Боже!»


«И хотя царь Давид молился, и Бог его слышал часто, но он, тем не менее, всякий раз просил: «Господи! услыши! Потому что вчера Ты меня слышал. Но я не знаю сегодня Ты меня услышишь или нет, ибо я – грешник!».
«Очень осторожно смиренномудрый человек относится. И он не верит себе, а умоляет Бога услышать его, принять его, ответить ему и благоугодить Ему: «Господи! научи мя творити волю Твою! Научи мя угождать Тебе! Научи мя покаянию такому, чтобы оно было Тебе угодно, чтобы оно Тобой принималося, и чтобы оно принесло мне спасительные плоды!».
«Не обижайся ни на людей, ни на животных, ни на насекомых, ни на стихийные бедствия, ни на обстоятельства, ибо это всё из рук Божиих приходит. А раз из рук Божиих, то какая разница кто тебя сегодня обидел, унизил или причинил боль или страдания, через кого оно пришло? через человека – соседа, знакомого, родственника, или через стихийное бедствие? или через животное? или через насекомое? или через какую-то другую Божию тварь. Важно, что БОГ попустил это сегодня тебе потерпеть это. Бог попустил! Так вот и обратись: «Господи! принимаю, приемлю, да и достоин по делам своим! и куда худшего достоин. Но молю, немощь мою помяни и укрепи меня в моей немощи да достойно понесу во спасение! Да не сойду с креста Твоего, да не сойду с пути узкого и тесного, ведущего в жизнь вечную. Да не пойду путём широким, погибельным, куда массы, именующих себя христианами, идут. Да не будут мои делания и покаяние лицемерным! Избави меня от лицемерия! Избави меня от лукавства! От самооправданий!». Ибо если человек оправдывает себя, он тут же ложет предел своему спасению. Потому что как можно исправляться, если человек постоянно себя оправдывает в чём-то? И это как раз показатель, что он не хочет исправиться. Раз он оправдывает себя, значит «он и так хорош! И не надо ничего исправлять».
Из проповеди №225 «О хлебе насущном» (2007-03-04)

«Поэтому не сходите с креста покаяния! Терпите всё, что только будет попущено. Бог сверх сил не даст. Но по нашей немощи нам кажется, что эти жернова настолько тяжелы, что мы будем роптать иногда, негодовать и возмущаться внутренне. Но тут же исповедуйте Богу эту немощь, говорите: «Господи, прости меня немощного (или немощную), что я никак не могу потерпеть тяжесть этого делания. Но я понимаю умом – хотя бы, – что это необходимо. Если меня не будут скорби перетирать, как из меня выйдет полезная мука?».


Из проповеди №226 «Искусство Богообщения» (2007-03-18)

«Т.е. предстоит что-то сделать. Надо посмотреть, прежде всего: а угодно это Богу или нет? Рассудить: а как будет более Богоугодно? Вот так, если я поступлю, или вот так? Т.е. если смотреть на что-то предлежащее, то именно ставить вопрос только так: а угодно это Богу? А по Воле ли Божией это?».


«И поэтому основной молитвой вот в этом научении является как бы молитва Духом Святым, прописанная в Псалтири Давидовой: «Научи мя творити Волю Твою! Господи! научи меня творити Волю Твою! яко Ты еси Бог мой! яко у Тебе источник Живота!» (Пс.142,10)».
«Если человек имеет дерзновение, то ему не нужно многого. Он скажет: «Господи, пожалуйста, умилосердися на мне, грешнике, услыши, сделай то-то и то-то, помоги такому-то, такому-то, тому дай то, тому дай сё», и Бог сразу исполняет. Потому что человек уже в общение вступил. Он им дорожит, благоговеет. Он знает своё место, он знает Кто Такой Бог и кто он. Он угождает Ему. Он всячески отслеживает Волю Божию, и малейшее уклонение врачует покаянием. Он говорит: «Господи! прости. Да как же я посмел ослушаться Твою Волю? сделать не то, что Ты хотел, не так, как Ты хотел...ой, забыл! Или не вовремя, или не той мерой, или не тем весом, ой, прости меня окаянного, исправи, помоги мне!», и оплакивает себя и всё. И восстанавливает покаянием прежнее своё положение».
«Поэтому изучайте Волю Божию: и прописанную в Писании, и открытую из опыта Святых Отцов, но научайтесь ею в собственном своём делании. Узнавайте её! вымаливайте! – «Господи! научи мя творити Волю Твою!».
«Что бы ни случилось – Христианин настроен так – что бы со мной не случилося, где б меня бесы не преткнули, где б меня страсть не одолела, в какой бы грех меня не втянул, – я твёрдо раз и навсегда решился следовать Богу, искать Его Волю, возвращаться к Нему всегда из грязи, как блудный сын, всегда к Нему возвращаться: вставать и идти! Вставать и ползти! Вставать, очищаться и омываться! И пусть каждый день по многу раз меня будет грех бросать в грязь, я буду ВСТАВАТЬ и ВСТАВАТЬ! Мыться и чиститься! Мыться и чиститься! И так до смерти!».
Из проповеди №228 «О смерти Безсмертного и о добровольности Его страданий» (2007-04-01)

«И вот теперь подумайте, всмотритесь, вдумайтесь, что происходило с нашим Господом, когда Он заранее знал всё, что Его ждёт во всех подробностях. И почему Он в Гефсиманском саду, в ночь ареста, так усердно, до кровавого пота, умолял Отца Небесного в коленопреклонных молитвах о том, что аще возможно да мимоидет чаша сия мимо Него, но не как Я хочу, а как Ты, Отче. Т.е. Он смирялся и принимал, в конце концов, волю Отца Небесного, будучи послушным сыном, но выражал в этой скорбной молитве как бы Своё отношение, что если возможно, если есть какой-то вариант, чтобы не пить этой чаши – т.е. какой? – смертной чаши! – то сделай так, Отче! Но если невозможно, если воля Твоя, чтобы Я её испил, то да будет воля Твоя!

Вот в этой молитве, которую мы из Евангелия хорошо знаем, что хотел донести Господь? Вернее, что мы видим из этой молитвы краткой, что за ней стоит? Т.е. какое состояние духа, души было у Сына Человеческого Иисуса Христа, Который одновременно всегда был Богом Совершенным и стал Совершенным Человеком в одной Личности, что Он так молился? Есть толкования, что Он так молился ради нас, чтобы нам дать пример, образец – и они правильные. Всё это действительно так и было. НО это было второстепенным значением. Т.е., конечно же, эта молитва была не просто напоказ. Он САМ так молился, Он САМ так переживал, но ещё в дополнение к этому оно послужило нам и великим образцом смирения, отсечения своей воли, когда в наши трудные минуты мы можем молиться подобной молитвой уже от своего лица к Богу о миновании какой-то открытой нам чаши страданий и затем, подражая Господу, говорить «Но, Господи Боже наш, но не как я хочу, а как Ты! Буди воля Твоя! Только укрепи!».
Из проповеди №229 «Господь воскрес, а мы? О радости и печали в нашей жизни» (2007-04-15)

«Опять, уже в Литургии, в Таинстве Евхаристии, в нашем Причащении мы опять видим это удивительное сочетание радостопечалия. С одной стороны мы смерть Господню возвещаем, а с другой стороны причащаемся Чаши Жизни и радуемся, ибо Господь, как Жизнь, не мог быть удержан смертью, не мог быть удержан гробом! Он Воскрес и показал, что Он Победитель всего, и Он Жизнь истинная и Источник жизни, источник Воскресения. И поэтому с одной стороны мы скорбим о своём недостоинстве, о своей худости, о своём убожестве, о своей нищете духовной, о своей греховности, мерзости, немощи, и эту скорбь приносим Господу даже здесь, в Таинстве соединения: «Господи! недостоин есть Причащения, его же мя сподоби!». Но вторая часть радостная – «Не смотря на всё моё вот это жуткое состояние, на моё неправильное ко всему отношение и видение, на моё грехолюбие, на мои немощи, Господь готов принять меня, лишь бы я был расположен к покаянию, к изменению, лишь бы я хотел это и доказывал и свидетельствовал, что я хочу измениться! Я ненавижу это состояние своё! Я не хочу таким быть! – мерзким, отвратительным, жутким, извращенцем. Не хочу быть в рабстве у бесов, у страстей. Хочу быть Божьим! Хочу быть Его последнейшим, но рабом Его! исполнять Его волю! Возлюбить хочу Его и быть Ему верным и преданным».


«Потому что Бог принимает такого исповедника, такого кающегося грешника, который в сердце своём, именно в глубине своего сердца, духа, положил, что он больше не будет грешить. Он возненавидел грех! Он его отторг и вот с этим настроением он приходит на исповедь. И если он грех исповедует, то именно по тому, что, увы, к сожалению, я нашёл в себе это, «Господи, прости меня! есть эта гадость, мерзость во мне! Очень склонен я к ней! очень грехолюбив я! но я ненавижу и грех и себя за то, что постоянно как свинья валяюсь в этой грязи! Ненавижу! Не хочу! Устал! Избави, помоги, сам не могу и перстом двинуть! Господи! Боженька! Избави меня! Умоляю! Батюшка, помогите, разрешите, очистите! не могу в грязи этой жить, задыхаюсь, вот тяжесть давит, мучает. Не хочу! Избавиться хочу! Помогите! Спасите! Родненький, миленький!». Целует руки, ноги, не притворно, а искренно, потому что действительно...тогда это – исповедь! Не обязательно в буквальном смысле целовать, можно и письмом, и через интернет и пр. Важно, отношение чтобы это было. Тогда исповедь не лицемерная».
«Но оно важно, когда каждый грех, высказанный вами, который вы соделали, имеет в вас должное отношение и воздействие, когда вы его отторгаете, ненавидите и говорите: «Господи! опять! Батюшка, опять!! Я сделал грех, эту мерзость, опять...не хочу, помогите!!». Вот отторгаю, исторгаю из души, выдираю с болью, с кровью, с корнями. Тогда это – исповедание греха!
«Любите враги ВАША, вот кто вам лично причиняет какое-то зло, вы его любите тем, что не отвечаете ему злом за зло, что молитесь и желаете ему обращения от погибели. В этом ваша любовь к личному врагу! Что не мстите ему, в сердце своём не злопамятствуете, прощаете ему: «Господи, прости, да я достойна и худшего!».
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница