Мое большое китайское путешествие



Скачать 429.14 Kb.
страница1/2
Дата09.05.2016
Размер429.14 Kb.
  1   2
МОЕ БОЛЬШОЕ КИТАЙСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
В Китай я попала почти случайно. Бывает, что люди давно и долго грезят, мечтают попасть в какое-нибудь определенное место, изучают историю, географию страны, или учат язык, или делают какие-либо иные приготовления, или просто очень желают и стремятся туда попасть… Я, например, уже много лет всем заявляю, что хочу в Бразилию! Такая старая песня. Правда, дальше заявлений дело пока не идет. Попозже!

Китаем никогда особо не интересовалась. Просто стечение обстоятельств: что Даша едет в Китай, и мне как раз на этот период удалось взять отпуск. Успела подать документы на визу буквально в последний день. Успела купить буквально последний обратный билет. Визу дали за пару часов до вылета. Пришла на работу с чемоданом и поехала в аэропорт с работы. Летела одна, т.к. Даша улетела на день раньше. До последнего не понимала, куда я вообще еду и зачем. Говорю: «Даша, мне все равно, куда мы там поедем, куда скажешь, я тебе доверяю на 200 процентов!»


САМОЛЕТ
В самолете до меня начало постепенно доходить, куда я лечу. Air China. Кругом – китайцы. Гомон чужой речи. Стюардессы-китаянки, все сплошь красавицы, их явно берут на работу по внешним признакам. У меня ряд номер 13. Моя соседка – беременная китайская девушка. Ей стало плохо почти сразу после взлета, прибежали несколько стюардесс, врачи, и ее увели, видимо, пересадили и первый класс, так как она больше не вернулась. Я, конечно, ей сочувствовала (мы с ней даже успели чуть-чуть пообщаться при помощи жестов), но зато у меня благодаря этому стало целых два кресла, и я могла поспать.

Быстро-быстро прохожу паспортный контроль, подхожу за багажом – именно в этом момент подъезжает мой чемодан. Хватаю его, выхожу, а вот и Даша стоит меня ждет, только подошла. Впервые слышу, как она говорит по-китайски, смешно так!


ПЕКИН
Первое впечатление от Пекина: смог, небо затянуто, солнце – туманный, еле различимый диск, а на домах – усы – провода, протянутые от кондиционеров и уходящие в стены домов.


  • И как иностранцы ездят в метро! Они же ничего не понимают!

  • Некоторые иностранцы говорят по-китайски лучше, чем мы с тобой.

(Диалог в пекинском метро)
Пекинское метро. Линий три – номер 1, номер 2, и почему-то номер 13. Названия станций – сплошная романтика. Мое любимое - «Девятиветковая сосна…», нет, лучше «Сосна о девяти ветвях»... Ну почему, почему в Москве нет подобных станций, что-нибудь из русского народного, чтобы из микрофона веселым голосом объявляли: «Осторожно, двери закрываются, следующая станция – «Змей Горыныч о трех головах»??…
Кондуктор в пекинском автобусе мечется по отгороженному для него/нее пространству, как в клетке. Кричит входящим, чтобы заплатили. Пространство находится сбоку в автобусе, между водителем и средней дверью. Для удобства там есть стульчик, на котором кондуктор может отдохнуть. Если войти в заднюю дверь и удачно прятаться от кондуктора, теоретически можно и не платить. В уханьском автобусе у кондуктора был помощник, который, пока первый метался в «клетке» и показывал на не заплативших пассажиров пальцем и криком, сквозь толпу добирался до них и забирал деньги. В Ченду в автобусе открывается только передняя дверь, около водителя стоит аппарат, и туда все при входе кидают деньги и откручивают билет. Я спрашиваю Дашу, а как отслеживается, сколько ты туда бросил? – Никак.
Первый вечер в Пекине. Инструктаж от Алины. Доезжаете до такой-то улицы. Там будет Макдоналдс. Слева от него - проходите через подворотню.

И после подворотни открывается окно в Париж. Точнее, в ночной Пекин. Как это можно описать? Попробуйте оживить в себе все свои представления о ночном азиатском городе, почерпнутые из сказок, книг, из фильмов о шпионах, о Джеймсе Бонде, из приключенческих фильмов, фильмов о экзотических странах, Индокитае, европейцах-колонистах, злачных местах…

Озеро, мосты, темно, а вокруг – бесчисленное количество баров, ресторанов, лодки, люди, огни, музыка, Пекин… Как же это красиво! Сказочное место… По случаю матча по футболу Китай – Япония народу было особенно много, столики вытаскивали на улицу, экраны, оживление, возгласы, крики, атмосфера праздника, курорта, карнавала, безумия… Посередине озера – остров, куда можно попасть только на какой-нибудь лодке, там живая музыка, ресторан, и тоже люди…

Мы ходим вокруг и любуемся, и я не верю, что это происходит со мной, где я, кто я, не понимаю, как в кино.

Вот прокат лодок. Есть водные велосипеды в виде уток. Есть моторные лодки. Мы хотим моторную. До последнего момента не верю, что ее нам дадут. В России бы не дали! Ни за что! Потребовали бы какого-нибудь удостоверения на управление плавсредством, немыслимый залог… Но мы в Китае! Взяли 200 юаней в залог, из них 60 юаней за лодку в час1, и оттолкнули от берега. Управлять действительно очень просто. Сначала вцепились в руль вдвоем, как бешеные, лодка зигзагами, визжим, но через пару секунд уже плыли ровно и управляли по одному. Вот веселуха, китайцы выдали лодку неизвестно кому, можем с ней творить что угодно, уплыть в море, путешествовать по Янцзы.

Управлять скоростной лодкой в таком чудесном месте – вот оно, счастье! Мы попали внутрь сказки и радуемся как дети. Ровно за час мы успели оплыть все озеро по периметру, осмотреть все вокруг еще раз с необычного ракурса, хладнокровно преодолеть пробки в узком месте под мостом, ни в кого не врезавшись, несколько раз прокатиться вокруг острова, послушать живую музыку (и решив, что вот с именно такой музыкой я и хочу компакт диск!) и пришвартоваться обратно как заправские любители мотолодочного спорта.

Китай в матче проиграл, но никаких особых беспорядков мы не заметили, мы даже и не в курсе были, чем закончился матч, заметили только, что люди стали постепенно перемещаться от экранов в другие стороны. Сели за столики у бара с живой музыкой. Заказали Long Island Ice Tea. Потом по Маргарите. Кстати довольно прилично сделали. Подъехала Алина с подругой.

Алина несколько лет провела в Пекине и буквально через пару дней возвращалась в Москву. В Пекине хорошо, даже замечательно, но есть одно большое НО: общение. Русских круг крайне ограничен. Остаются китайцы и иностранцы. С китайцами все-таки можно общаться только как с хорошими знакомыми, коллегами, но не более того. Иностранцев много, но все они страшно избалованы и развращены, еще хуже, чем в Москве. Китаянки перед ними – на задних лапках. Китайцы смотрят в рот. Противно. Бесплатный совет белым иностранцам, на родине ничего из себя не представляющим: хотите почувствовать себя важной птицей? Поезжайте в Китай! Впрочем, многие так и делают.

Мы потом поехали в ту часть города, где всю ночь напролет тусуются иностранцы. Такой аналог тусовочных курортов вроде Айя-Напы. Точь-в-точь. Но публика! См. предыдущий абзац. Желания ехать туда еще раз не возникало. То же самое можно найти и в Москве, разницы никакой. А вот к Озеру я бы вернулась, там очень остро чувствуется местный колорит. Романтика! Очень жалели, что не взяли с собой фотоаппарат.
Как я научилась есть палочками. В первый раз не получалось вообще, категорически. Пришлось попросить вилку. Даша говорит, учись, не во всех местах тебе смогут принести вилку! Будешь находиться в ситуации «око видит, а зуб неймет». А, говорю, я лучше стащу где-нибудь вилку и буду с ней ходить.

На следующий день нам надо было рано утром куда-то ехать, мы пришли на завтрак. Мы были в университетском ресторане в Пекине, там были приличные завтраки, так как, кроме вареных на пару пампушек и жидкого риса, там была яичница, курица (или это была соя?), блинчики… Так вот, мы спешим, времени совсем нет, я хватаю тарелку, вилку просить просто некогда, хватаю палочки, и начинаю есть. Не думая. Потом вижу и понимаю, что я ем палочками и все получается! Ура! Теперь при отсутствии вилок я не помру с голоду. На ум приходит история с сороконожкой, которую спросили, как она ходит, и она разучилась, упала и больше не встала. Метод бросания в воду не умеющего плавать. Кинули – плыви.


Гуляем по Гугуну (императорский дворец). Туристов очень много. Большинство ходит большими организованными группами. Чтобы никто не потерялся, нацепляют идиотские яркие бейсболки. И таскаются за гидом. Шаг влево, шаг вправо… Если кто хочет что-то сфотографировать – жди, пока толпа рассосется. Мы подобных проблем не испытываем, сами себе хозяева, гордо проходим мимо бейсболок. Веселимся, показывая друг другу на них пальцами и говоря сквозь зубы: «Организованный туризм!».
В каждом городе есть свои заколдованные места. Откуда очень сложно уйти.

В Пекине – около площади Тяньаньмэнь. Нам нужен автобус №59, чтобы на нем доехать до парка (достопримечательность). Находим остановку. Но это в обратную сторону. Логично, что на противоположной стороне должен быть автобус, который нам нужен. Спрашиваем китайца, он тоже машет рукой в ту сторону, где-то там. Ну, это мы и без него догадались. Идем. Мы к тому времени уже очень устали, жарюга, смог, душно. Бесчисленное количество каких-то ограждений, переходов, дорог. По ошибке спускаемся в метро. Путь назад наверх – есть эскалатор, ура, какое же это счастье когда есть эскалатор, когда не надо подниматься самим! Давай останемся в метро, тут прохладно! В итоге приходим совершенно не туда, далеко от автобусов. Сделав гигантский круг, приходится возвращаться. Заколдованное место, никак не можем попасть куда нам надо! Опять бредем. Находим, наконец, противоположную сторону с автобусными остановками, но там нет этого 59-го автобуса! Смотрим, куда едут другие, какой-то едет к ламаистскому храму, может, поехать туда вместо парка? Сидим на остановке в недоумении, сил нет, не можем сдвинуться с места. Решаем спросить людей. Нам говорят, что 59-ый останавливается там, откуда мы пришли, он разворачивается и едет в обратную сторону. Неужели идти назад теми же ужасными путями, снова куча переходов, спусков и т.д.?? Еле-еле находим в себе силы и трогаемся в путь. Из принципа, но мы найдем этот 59-ый автобус! В этом заколдованном месте, на этом пяточке, мы потратили час, вернувшись на то же место, откуда пришли.



Как только вошли в парк, первым делом нашли беседку и легли на лавки, усталые путники. Бомжи натуральные европейские. Я собиралась там поспать, но больше 10 минут полежать не удалось. Пришли аж три пары молодоженов, сели напротив, фотографировались, да и нам пора было в путь, некогда прохлаждаться. Тем более парк был замечательный. Очень романтичный. Его строили в соответствии с очень известной китайской книгой, по которой потом сняли сериал. Ходишь – и вот тебе дом, в котором жила героиня, вот мосточек, где герои целовались… или прощались… навсегда....
Кроме заколдованных мест, мы нередко становились жертвами идеи фикс. Как только нам надо что-то и мы начинаем это что-то искать, оно тут же пропадает, хотя еще минуту назад попадалось на каждом углу. Так бывало с кефирчиками2, с турагентствами, с магазинами, с кафе… Но самый потрясающий случай был с кокосами. Еще до поездки Даша обещала мне кокосы в последний день в тайском ресторане, куда мы пойдем за дисками, которые стоят там 2 юаня. Там какие-то очень большие кокосы. Но до него мы так и не добрались, к сожалению. Зато на улицах продают кокосы маленькие, обычные, там кокосовое молоко грамм 300 наверное, с трубочками. Во всех городах, где мы были, мы неизменно видели людей с кокосами, каждый раз спрашивали, где они их купили, они показывали рукой, мы бежали туда, и никогда, никогда не находили. Так было в Пекине, в Ченду, в Ухане. Кокосы стали наваждением, идеей фикс. В последний день в Пекине мы чудом нашли их. Человек с кокосом, как водится, снова показал нам неверное направление, но в соседней подворотне мы увидели их!
Заходим в книжный магазин. Листаю русско-китайский разговорник. Жаль, он продавался в наборе с семью предметами, иначе бы мы его купили, ничего смешнее придумать невозможно. Там были такие перлы! «Меня украли», «мою комнату похитили»… «Караул!» фонетически превращался в «ГАЛАУЛА!». Нам, кстати, очень понравилось слово «галаула», мы берем его в компанию к таким суперсловам, как «абырвалг» и «мутабор». Кто это составляет? А ведь бедные китайцы будут пытаться по ним что-то там говорить. Самое интересное, в последний день мы снова зашли в этот книжный магазин, я хотела хотя бы сфотографировать пару страниц этих приколов, но их уже не было. Раскупили!
Про вывески, надписи, инструкции, буклеты и т.п. на английском языке я вообще молчу. Такое впечатление, что переводом занимается человек, который не изучал языка никогда, но у него есть словарь, вот он сидит и находит эквиваленты и что-то там подставляет, «переводит». Ужас. Есть официальный термин – Чинглиш. Для иностранцев это притча во языцех. А китайцам - по фигу. Все равно ничто ничего не понимает. И правда, зачем напрягаться? Nice to live! (вывеска, имеется в виду, берегите природу).
Перед самолетом в Ченду гуляем по Пекину, куда глаза глядят, меняем последнюю валюту на юани, идем дальше, и тут над нами сгущаются тучи. Никаких зонтов у нас, конечно, нет. В Москве, кстати, мне почему-то бессознательно казалось, что в Китае всегда летом жара и дождей не бывает… Где бы нам скрыться от дождя? Как назло, улица, по которой мы сейчас идем – улица художественных магазинов, а это значит, что, кроме них, больше ничего нет, ни кафе, ни магазинов. В Китае так вечно, все однородное в куче, коллективизм! К счастью, художественная улица все-таки имеет конец, и на углу мы натыкаемся на ресторан пекинской утки. Довольно непрезентабельного вида, но сквозь окна видим, что публика – одни китайцы, а это знак качества (самый знаменитый ресторан «Пекинская утка» на главной площади – по свидетельству очевидцев, - неоправданно дорогой, и утка там невкусная, поэтому туда ходят только несведущие в этом вопросе иностранцы). Заходим туда, и тут же громыхает ливень. По асфальту текут мутные реки. Нас сажают у окна, видимо, специально: мы сидим как на витрине. Мимо проходит иностранец, при виде нас тоже решает зайти. Пока едим очень вкусную пекинскую утку, ливень заканчивается.
Мы посещаем парк, в котором повесился один из императоров, с горы любуемся на Гугун, тающий в пекинском смоге, едем в Университет. Там мы садимся в ожидающую нас машину с шофером и следуем в аэропорт.

Когда мы через некоторое время вернулись в Пекин, он встретил нас более радушно: смог исчез, солнце было абсолютно нормальное, а небо – голубое. Насколько голубое? Ну, по крайней мере, на столько же голубое, как оно бывает таким в Москве – разумеется, в ясную погоду.


ЧЕНДУ
Система продажи железнодорожных билетов отвратительная. Билет можно купить не раньше, чем за три дня, и только в том городе, откуда непосредственно выезжаешь. То есть купить в Ченду билет из Уханя до Пекина в принципе невозможно. Приходится действовать на свой страх и риск. Кроме того, в августе китайцы путешествуют все поголовно, с билетами совсем беда. В Пекине нам не удалось купить билеты на поезд до Ченду, пришлось лететь самолетом. Вернее, там были билеты в сидячий вагон, но, по свидетельству очевидцев, это нечто страшное, ехать 26 часов, плюс там продают билеты без мест, то есть люди размещаются где придется, под ногами, в проходах, под лавками, спят в туалетах, в раковинах… Грязь, мусор, сплошная антисанитария...

Можно покупать билеты через агентства, там можно это сделать и ранее этих трех дней, только дороже, но если билетов нет, то и у агентств их нет. Билеты Ченду – Ухань мы покупали у агентства, и то со скрипом, сначала нам сказали, нет билетов, но когда мы у них купили по два тура, и они увидели живые деньги, они сдались.



В Китае принято торговаться. И не только на рынке. Это касается и магазинов, а даже турагенств. Так, наша девочка-китаянка (подробнее о ней будет сказано чуть ниже) написала нам на бумажке, что тур в ДзюДжайГоу и ХуанЛун на 4 дня стоит 850. Приходим в агентство – Даша даже не стала смотреть на их цены (там было что-то вроде 1200), сразу дала им нашу бумажку. Они сказали, 850, Ок. Мы звоним девочке, она говорит, да, хорошая цена, покупайте. Потом, правда, оказалось, что китайцы из нашего автобуса заплатили по 750, но это нормально, нам еще повезло, иностранцам все стараются продать втридорога. Но нас не проведешь!
Летим в самолете Пекин – Ченду. Ориентировочное время прилета – около 10 вечера. Город чужой, знакомых нет, самонадеянно планируем как-то добраться из аэропорта до города и найти какую-нибудь гостиницу, «разберемся!». Слева от меня с нами летит китайская девушка, очень милая и общительная. Даша разговорилась с ней. Когда она узнала, откуда мы и куда следуем, она была в шоке. Вы что, говорит, вы не найдете сейчас никакой гостиницы, едемте ко мне! Даша поворачивается ко мне и говорит: «Мы едем к девочке ночевать!». Это на уровне интуиции, просто веришь человеку и все. И мы без разговоров едем. В итоге мы ночевали у нашей девочки четыре ночи, то есть все ночи, что мы были в Ченду, возвращаемся из поездки – и к ней. Есть в мире потрясающие люди, и какое же это счастье их встретить. Знать, что такие люди есть.
Приезжаем вместе с девочкой из аэропорта на такси в ее район, уже ночь. Она сначала заходит к знакомым за ключом – а нет их. Нет ключа от дома. Она вызвала какого-то знакомого, он подъехал на машине, привез нас домой, зашел с нами в подъезд, вынул набор для взламывания замков, и, соответственно, взломал дверь.
У нее две квартиры. Одна – ее, без горячей воды, в которой она редко живет. Вторая – совсем рядом – она как-то прибегала к нам оттуда в ночной рубашке - классная, с евроремонтом, там живет ее будущий муж, но обустраивают они ее вместе. Мы ночевали и там, и там.
Как-то проснулись с Дашей одновременно в 4 утра. Было темно и шел страшный ливень. Казалось, что сейчас крыша не выдержит, или окно прорвется. Это была первая ночь в Ченду, у девочки, и мы искренне радовались, что нам так повезло и у нас есть крыша над головой. Вообще, у нас по мере путешествий вместе развилась телепатия. Одновременно одни и те же мысли, слова, и т.д. В поезде одновременно проснулись в 2 ночи и, не сговариваясь, пошли умываться.
Всю жизнь, с самого раннего детства, ненавидела чай с молоком. В Китае случилось непредвиденное – я стала его пить! Наша девочка привела нас в ресторан, там фирменные напитки – молочные коктейли из зеленого чая. Разные, например, с кусочками ананаса. Вкусные необыкновенно! Потом, в Ухане, в кофейне заказала себе еще раз чай с молоком. Приносят большой бокал, тоже как коктейль, жидкость синего цвета и, в отличие от первого, теплая. Классический зеленый чай с молоком. И тоже очень вкусный. Вот никогда не ожидала, что полюблю такое!
В том же ресторане на столе стояли такие штуки с китайскими предсказаниями – опускаешь монетку, и выкатывается шарик. Мне сначала выкатился спецшарик с нарисованной рожицей, и текст в нем был примерно такой: «Вы – счастливчик! 10% скидка на все меню и бесплатный кофе». Второй шарик – более личный, больше всего мне понравилась «Большая удача в путешествиях…». Так вот почему всю дорогу нам так везло! Я – хоть толку от меня во многих отношениях было мало (как ребенок, которого таскают за собой родители, не говорю и не понимаю ничего) - я - наш талисман для путешествий!
А еще так потешно, в последний день в Ченду мы пригласили нашу девочку и ее мужа в ресторан – котел. Я вообще чувствовала себя маленьким ребенком, лет так 3-5. Там фишка в том, что посередине стола – котел, в котором находится такое кипящее варево, и туда ты сам кладешь продукты – рыбу, овощи и т.д. - а потом вылавливаешь, по мере готовности. Палочками, естественно. У меня довольно плохо получалось с вылавливанием. «Тебе надо бы подучиться пользоваться палочками», - сказал муж девочки. Постоянно все заботились обо мне, вылавливали мне всякие вкусности, беспокоились, не голодная ли я, может мне принести еще что-то, не хочу ли я риску, арбузика? Какой же все-таки кайф побыть временно таким ребенком, беспомощным, безответственным, чтобы все о тебе заботились!
Мы приехали в Ченду с двумя манго, которые купили еще в Пекине чуть ли не в первый день. Таскали их, все не могли съесть, то ножа не было, то не хотим. Они совсем мягкие, скоро пропадут. В первый вечер у девочки она нас угощала всякими фруктами, и мы достали одно манго. Второе осталось. Когда мы приехали к девочке во второй раз, мы купили еще фруктов, и опять все с этим манго. Положили его к остальным фруктам, чтобы девочка не узнала, что оно такое старое и потасканное: нам было стыдно. Она берет пакет, достает фрукты, чтобы помыть. А на пакете, в котором лежит манго, читает: «Пекин». Раскусила нас. Без комментариев.
В последний день в Ченду нам нужно было утром съездить в Чайна Пост, чтобы наконец забрать перевод по Western Union. Девочка отвезла нас на машине и припарковала ее у Holiday Inn (самый крутой отель города, а называется почему-то как сеть американских мотелей!). Возвращаемся – девочки нет. Ну, мало ли, по делам куда-то ушла. Прибегает – оказывается, она все это время бегала по магазинам в поисках дисков с китайской музыкой, чтобы нам подарить. “Best Folk Songs of China”. Красивые душевные песни всех народов похожи друг на друга. Мелодии, голоса. Все люди – братья.
С самого первого дня мы стали смутно осознавать, что у нас мало денег, что мы не рассчитали. Когда ходишь по городу и понимаешь, сколько всего здесь интересного, сколько сувениров можно привезти, и как все дешево. Только ходим и говорим друг другу: «Надо обязательно… (купить или сделать что-либо)». Плюс, форсмажорные траты типа самолета. И это несмотря на то, что мы очень скромно тратили деньги, и, кроме того, немало сэкономили на удаче, например, за все две недели мы платили за жилье ОДИН раз, когда ночевали в последнюю ночь в гостинице в пекинском хотуне. Мы прикалывались, придумывая способы, где нам взять деньги. Шутка первых дней: «Телеграфируйте денежки! Ха-ха-ха!» Через три дня эта идея перестала быть шуткой, и мы поняли, что деньги катастрофически кончаются, а больше никакого способа где-либо достать денег не существует. Поэтому, несмотря на то, что лейтмотивом нашего путешествия служили фразы «Разберемся!» и «Я подумаю об этом завтра!», мы решили действовать.
«Костечка, ты на связи? У меня ЧП! Я в Китае в глуши, денег нет, можешь наскрести 400 долларов и перевести по Western Union. Подробности по переводу в следующем смс. Даша.»

Сообщение – такое интригующее - отправлено (и доставлено!) по ошибке не Костечке, а на чужой номер. Я бы на месте получателя такого замечательного смс как-нибудь точно отреагировала! Но на том конце кто-то был совсем не любопытным. А непосредственно Костечка чуть попозже получил от нас и-мейл похожего содержания (но в более мягкой форме) и деньги перевел в тот же день, но мы смогли их получить только через неделю, поскольку часы работы China Post и банков и наш график путешествий категорически не совпадали.


«Мы в глуши, денег нет!» - сначала эта фраза нас веселила и вдохновляла, мы повторяли ее и смеялись. Даша: «Это даже придает нашим путешествиям некоторую пикантность!». Но с каждым днем она становилась все более и более похожей на правду… Дебри все гуще, а денег все меньше – и вот нам уже реально не хватает денег на билет до Пекина, а что там может произойти с переводом Western Union, на который мы рассчитываем, – да все, что угодно! Мы же в Китае! Нам стало страшно, и мы запретили себе произносить эту фразу – мысли материальны!!!…
ДЗЮ ДЖАЙ ГОУ И ХУАН ЛУН
Ждем на мосту автобус, на котором нам путешествовать четыре дня. Вся группа едет из отеля, и только мы – дикари, появляемся из ниоткуда, нас подхватывают по дороге. О времени и месте при этом нам сообщается, как в шпионских фильмах, за несколько часов, поздно ночью. Тем не менее, в условленное время автобуса нет. Звонок гида – «будем через минуту». Но что такое минута, в представлении китайцев, по сравнению с вечностью? – автобус пришел через полчаса. Подбегаем к автобусу, пытаемся войти – а гид при виде нас собирается захлопнуть дверь прямо перед носом: «Не вы, не вы, вам не сюда!»- говорит. Даша сует ему в нос наши путевки. Пустил.
Тут разворачивается типичная китайская забава. Гид заявляет, что теперь мы все одна большая семья, один за всех и все за одного, все будем друг другу помогать, и поэтому давайте все познакомимся. Микрофон ходит по автобусу, каждый пассажир должен что-нибудь о себе рассказать, или историю какую-нибудь смешную, или спеть. Попробуй заставь наших соотечественников что-то такое выделывать! Представляю реакцию. И что, нам тоже придется? Я в ужасе. Даша спела дежурную песню «Парня молодого…», она знала эту традицию, привыкла уже. Думаю, китайцам понравилось, все дружно приветствовали друзей из России. Это же совершенно необычная ситуация, из ряда вон выходящая, что иностранцы путешествуют вместе с китайцами в одном автобусе!
Ехать целый день. К гостинице в тибетской деревне приехали поздним вечером.
По дороге постоянно останавливаемся. Китайцы постоянно что-то едят. На всех остановках закупаются продуктами: фруктами, сладостями, огурцами… Но в целом китайцы – маленькие и худенькие. Только сейчас, когда в жизнь Китая безжалостно ворвался Макдоналдс и прочий американский фастфуд (Макдоналдсы, кстати, считаются ресторанами, там даже свидания назначают!), растет новое поколение китайцев – любители Макдоналдсов и американского стиля. Среди детей уже попадаются толстые дети. Китайцы могут в неограниченных количествах поглощать свою традиционную еду и оставаться такими же худенькими, но американская делает с ними то же, что и с самими американцами.
Наш автобус останавливает полиция. Тут один из китайцев выходит из автобуса. Мы, как всегда, шутим, и решаем, что он пошел сдаваться. Но он возвращается – в руках у него виноград. Это он воспользовался ситуацией и быстренько пошел еду покупать. Китайцы едят и найдут еду везде, в любых обстоятельствах, при любой возможности.
Одна из остановок – живописнейшее место и торговцы на краю обрыва. Даша нашла какую-то метлу и придумала с ней фотографироваться. Веселимся так. Рядом стоят местные и говорят друг другу: «Иностранцы собрались здесь подметать!». Плюс, там были яки. Мы фотографировали яков так много, что получилось целое портфолио яков. На обратном пути в этом же месте – яков больше не фотографировали – мы решили купить фруктов. У всех продавцов специальные подставные весы - такие палки непонятные с только продавцам понятными мерными делениями. Весы, созданные для обвеса. Чем они успешно и занимаются. Ну видно же, что эти жалкие три банана – ну никак не могут весить полтора килограмма! Спорить бесполезно.
В агентстве нам обещали двухместный номер. А тут гид нам говорит, все номера трехместные! Зато в последний – третий – день он, так уж и быть, даст нам двухместный. «Все номера трехместные» означает то, что в сезон путешествий, наплыва туристов, во все двухместные номера притащили по третьей кровати. Что ж, и на том спасибо, могли бы заявить, что все номера пятиместные, и укладывать людей штабелями, почему бы и нет?

К нам селят китаянку. Ей и достается третья нестандартная кровать. Это «тетенька с сыночком». Сыночек должен был ночевать в номере с гидом, но гид в первую ночь пьянствовал с другими гидами, и в итоге мы ночевали вчетвером. Впрочем, нам было все равно, переночевать и все, рано утром в путь. Во вторую ночь тетеньке досталась совсем уж нестандартная кровать, хуже раскладушки, тут уж и китайское терпение не выдержало, она устроила скандал, и кровать заменили. В третью ночь, как нам и обещали, нам выделили отдельный номер, хотя кровать для тетеньки была на месте, и несколько раз у нас были глюки, что она порывается к нам, ломится в дверь, пустите переночевать! Дело было в том, что та деревня, где мы останавливались в ту ночь, очень, кстати, продвинутая деревня, называется Маленький Шанхай, - родина нашего гида, поэтому он, судя по всему, ночевал где-то у себя, а в его номере разместили тетеньку и сыночка.


Еда. Есть знаменитая китайская кухня, интересная и вкусная. С ней мы имели счастье познакомиться в первые дни. До того момента, как отправились в тур с китайскими туристами. В нем было предусмотрено трехразовое питание в столовке. Замечу при этом, все столовки - разные, в разных местностях, но меню – совершенно одинаковое. За столом человек восемь. Положены восемь блюд и суп. Чая не дают. Салфеток тоже не дают – появлялись за все время пару раз. Ложки для супа – если попросить, принесут пару штук на весь стол. Скатерть одноразовая полиэтиленовая, к концу обеда на ней неизменно разводилась грязюка. По окончании трапезы приходили работники и сваливали все объедки в емкость из-под супа. Свиней, наверное, кормить. И вообще, изначально эта еда, видимо, предназначается именно для свиней, но в целях экономии ее сначала предлагают людям.

На завтрак мы сразу забили – китайский завтрак по определению никакой, есть там просто нечего. Обед и ужин в столовке – самое съедобное блюдо – рис. Остальное – отбросы. Сначала я пыталась в них ковыряться. Потом перестала. Даже огурцы и помидоры в столовке умудрялись превратиться в какую-то дрянь. Промолчу о блюдах, которые неизменно появлялись на столе, но к которым ни разу (!) никто не притронулся. Мы шутили, что они были покрыты воском и просто выставлялись каждый раз для проформы. Но, все равно, для оптимиста всегда найдется, что поесть даже на таком столе. Несколько раз была картошка. О, как мы ей радовались! Рис – основное блюдо, картошка на гарнир! Мое изобретение – рис плюс подливка из-под рыбы, типа рис с кетчупом получалось, очень даже ничего. Рыба, в принципе, съедобна, но костлявая… Проблемой было, чем переложить эту подливу в свою тарелку. Палочками нереально, ложек не дают. Сначала я передвигала к себе блюдо с рыбой и, наплевав на правила хорошего тона, просто через край переливала что-то себе в тарелку. Потом мы как-то попросили ложку у официантки. Китайцы тут же с меня собезьянничали, тоже стали так делать, хотя раньше никогда не делали. Еще как-то раз была лапша. Тоже – рис и лапша в качестве гарнира, вкусно!

Китайцы потом извиняющимся тоном говорили: «Вы, иностранцы, приехали в Китай, наверное, подумали, что это и есть китайская кухня? Ни в коем случае! Она совсем другая, вкусная, это здесь кормят такими отбросами…» Впрочем, питанием и размещением были недовольны все. Если бы я отправилась в Москву сразу после «столовки» – еще неизвестно, какие бы впечатления у меня остались от китайской еды… К счастью, китайская кухня успела себя реабилитировать.
Как-то нам дали сухой паек. Бутылка воды. Большой зеленый огурец. Пачка печенья. Маленькая колбаса (не очень съедобная). Что-то непонятное (не рискнули даже открыть, сразу выкинули). Банка консервированного супа.

Огурцы нам понравились. Смотрю – Даша открывает супчик, при этом сказав, что проголодалась и поэтому надо чем-то набить желудок. Съедает ложки три-четыре, морщится, и выкидывает все в урну. При этом все китайцы кругом наворачивают за обе щеки! Мне любопытно, я открываю. Не знаю, к сожалению (или к счастью?) я сейчас не способна вспомнить даже отдаленно этот вкус. Что-то приторно-сладкое и с какими-то бобовыми... Вот и все, что могу сказать. Кроме того, что, - хотите верьте, хотите нет, - но я не могу припомнить что-то более омерзительное, что я вообще пробовала в жизни, чем этот мерзопакостный супчик! Я его не смогла съесть ни ложки.


Еще гастрономический ужас-прикол. Подъезжаем к тибетским деревням. Гид предупреждает: ни в коем случае не покупайте у них мясо яков, они делают его из трупов. Хорошо. Так у них там в каждом доме, будь то сувенирная лавка или продовольственный магазин, на стенах висит МЯСО, ужас, ужас. Темно. Мы уже просто уверены, что это по крайней мере что-то людоедское. От отвращения тошнит. На тибетском шоу во время представления все пьют чай. Смотрим - разносят какие-то закуски. Подумали, что, как в Пекине, это какие-то местные сладости. Оказалось – МЯСО. Мы к нему не притронулись. На обратном пути нас завозили в магазины, где продают местные продукты, и все можно дегустировать, а мясо – как раз самое знаменитое, мясо яков, такое больше нигде не купишь. Тут, конечно, точно не из трупов, и Даша говорит, что оно вкусное очень, и она его пробовала раньше, и оно здесь хорошее. Но, как говорится, осадок остался, не перебивается ничем.
- Ты испытываешь страшный голод. Три блюда на выбор: супчик, мясо, и столовка. Что ты выбираешь?

- Конечно, столовка, там хотя бы есть рис… (после минуты обдумывания и всяческого кривляния морды лица).


ДзюДжайГоу. Я не сразу научилась выговаривать это название, сначала для меня это был бессмысленный набор звуков и звучало как что-то вроде DJ GO. Но когда Даша перевела мне, что это значит – Долина Девяти Поселений – звуки обрели смысл и я четко запомнила это название. Потрясающее место. Многие китайцы мечтают попасть сюда всю жизнь. Но добираются не все. Далеко, напряжно, и т.д. Территория огромна. Все очень цивильно устроено, постоянно курсируют автобусы, на которых можно переместиться из одного места в другое, дорожки, указатели, служители парка. Если бросить мусор в неположенном месте или плюнуть (для китайцев очень актуально!) – штраф 500 юаней. Идем, видим мусор: «О, 500 юаней валяются!». Но в целом очень чисто. И – Красота. Озера, водопады, каньоны, горы, облака, Первобытный Лес.

Разговор на тему, в какой штраф нам бы вылилось случайно упасть (то есть нагло спрыгнуть) с какого-нибудь моста, чтобы искупаться в одном из озер. Мы согласны даже пожертвовать промоканием некоторых вещей. Но это вандализм и надругательство над природой, 500 юаней явно не отделаться. Рассуждаем, сколько кто готов заплатить за возможность купаться здесь в течение часа… Нереализованная крамольная мысль выцарапать на скале: «Ося и Кися были здесь»…

Коренным тибетцам разрешено иметь дачи в заповеднике, вот устроились! Те самые девять поселений, только, думаю, их уже больше, чем в незапамятные времена. Деревеньки их очень интересные, так и тянет войти в какую-нибудь избушку поглядеть, как там внутри…

Место сказочное, но даже здесь когда-нибудь надоедает находиться, устаешь бродить даже среди такой красоты, озера уже кажутся почти одинаковыми, водопады вызывают возглас «все то же самое!», и тянет дальше.

Радуемся, когда приходит время уезжать. Селимся в очередную гостиницу и идем на культмассовое мероприятие. Думали, гид нам загнал билеты втридорога, но он оказался не таким пройдохой, какое впечатление производит. Вообще, под конец путешествия мы его полюбили и очень тепло к нему относились.
Тибетское шоу. Песни, пляски, развлечение публики. Артисты до выступления работают в зале. Девушки встречают при входе и вешают зрителям на шею белые шарфы, молодые люди помогают найти места в зале. Входим, ищем свои места. Подлетает тибетский юноша, провожает нас (при этом ошибается на ряд! Нас потом наш гид пересадил). Это и был Носатенький. У них очень красивые артисты, особенно мужчины, один другого краше, что для Китая необычно. Потом, когда они попросили выйти на сцену людей из зала, это особенно бросилось в глаза, какие же они красавцы по сравнению с обычными китайцами. Особенно нам приглянулся, конечно, Носатенький. Мы на него конкретно запали, несколько раз фотографировали, правда, издалека. Наводим на него объектив, приближение, ракурс, снято! Тут ищем его – где же он? Ага! Говорю Даше, так, поверни голову налево! Поворачивает - он стоит рядом-рядом. Но нам не хватило духу так нагло его сфотографировать, а зря, ему бы это польстило. По-моему, к тому моменту он просек, что мы положили на него глаз, сам нам уже глазки строил.

На столиках перед креслами – маленькие чашечки с вином и чаем. И вино, и чай пахнут костром. Мы вино тут же выпили, вкусненькое, потом, когда артисты пошли в народ, нам пришлось налить вместо вина чай и чокаться с ними чаем. Был момент, когда всех зрителей пригласили на сцену, плясать, все тут же повскакали и побежали, все-таки китайцы – как дети, такие номера у них проходят на ура. Русские бы недоуменно повели плечами, фыркнули и остались бы на местах (как мы!). Нам страшно хотелось в это время пройтись по рядам за вином… А сколько не выпитого осталось после представления! О, можно было литрами там ходить собирать…

Еще, когда на сцене поет кто-нибудь, у них принято выбегать на сцену и вешать на певца/певицу тот самый белый шарф, который выдается в начале, знак особого расположения. Особенно дети постоянно туда бегают, со всех ног, вприпрыжку, с разных концов сцены выбегают, бедному певцу мешают петь - поскольку он постоянно вынужден наклоняться из-за этих шарфов, чтобы ему их повесили на шею. Некоторые личности, особо предприимчивые, умудряются рядом с певцом попозировать, чтобы успеть с ним вместе сфотографироваться, ручкой помахать. Цирк! Когда певец весь опутан шарфами, с него их снимают, девушка их уносит и тут же снова раздает зрителям, и те снова бегут на сцену, и так по кругу.

Еще одно развлечение – конкурс для зрителей, вызывают четырех мужчин-добровольцев, и они соревнуются в перетягивании каната. Там был один персонаж, забавный, в штанах защитного цвета, при виде которого хотелось напевать: «Комбат…. Батяня.. батяня…. комбат….». Он привлек наше внимание еще во время «дискотеки», когда бесконечно фотографировался с артистками на фоне танцев, и вообще забавно плясал. Конечно, он победил, на четвереньках перетянул канат и в полуфинале, и в финале. Он был силен, раньше в армии служил. Его переодели в национальные тибетские одежды и назначили приз – невесту. О, как аутентично он смотрелся на сцене! Прирожденный артист! Артист комедийного жанра.


Выходим на улицу после шаманского выступления. Уже совсем темно. Это целый комплекс – концертный зал плюс отель Шератон (якобы пять звезд). Вокруг шаманские столбы и подсвечивающие их снизу, из земли, фонари. Если встать над таким фонарем, зрелище получается обалденное, фильм ужасов, а если еще при этом корчить рожи и махать руками, то совсем впечатляет. Мы валяем дурака, фотографируемся, веселимся. Кругом никого. Но, если иностранцы где-либо фотографируются, неважно где, неважно, достопримечательность это или нет, китайцы тут же получают сигнал: надо тоже тут сфотографироваться, и незамедлительно создается ажиотаж, неведомо откуда набегают китайцы с фотоаппаратами и тоже начинают щелкать. При этом столбов точно таких же, как наш, кругом полно, но нет, надо именно около нашего сфотографироваться! И так всю дорогу.

Обходим отель вокруг. Ага, пять звезд, а где бассейн? Хотим бассейн. Мы иностранцы, значит, нам все можно.



Типичная ситуация. В парке заходим в музейное помещение, фотографируем. Девушка, работающая там, говорит своей коллеге, ой, я не знаю, как будет по-английски, что здесь нельзя фотографировать! И поэтому ничего не делает, а мы продолжаем свои дела.
Хуан Лун. До самого главного места добираться вверх по лестницам и дорожкам километра 4. У нас к тому времени садились батарейки обеих фотокамер. Дашин фотоаппарат стал показывать, что садится, давно, но «умирал» очень долго. Зарядное устройство она оставила в Пекине. Мой – держался долго, но как только стал показывать, что садится – скоро и сел. Я пыталась его зарядить, но чтобы сделать это, нужно 12 часов непрерывного подключения, а как, если мы нигде не бываем 12 часов? Поэтому он заряжался абы как, и скоро опять садился. Мы поднимаемся в гору – обе камеры еле дышат. Бегаем в поисках батареек, как назло, их здесь не продают. Экономим кадры. То мой «оживет», то Дашин… Просто геройски. При этом мы знаем, что самая красота – в самом конце, и, как можем, экономим энергию, обидно до ужаса, ведь кругом – такое… И вот мы пришли. Вот оно! Мой фотоаппарат, на последнем издыхании, еле живой, делает последние 4 кадра этого чудесного места и умирает. Мы благодарны ему до слез. Ну и что, что можно было сделать здесь еще кадров 100 как минимум, ну и что, зато у нас есть хоть что-то! Спасибо.
Стоишь над самым красивым озером в мире, и хочется плакать от окружающей тебя Красоты. Прикосновение к Красоте, как к Святыне. Что-то запредельное. Не можешь оторваться. Ты в космосе… Хочется прокричать: «Я ничего не знаю, ничего не понимаю, ни о себе, ни о мире!!!!» - и улететь в космос. Со счастливой улыбкой на лице.
Спускались мы на одном дыхании. Дело было и в том, что на вершине мы познакомились с группой товарищей, которые говорили по-английски, и спускались вместе с ними. Гид долго не мог угадать, откуда мы. Даша беседовала с японцем по-китайски. Жаль, я не знала, что это японец, а ты бы «поговорила» с ним по-японски, я же в школе его «учила», выдала бы ему пору эффектных фраз про холодильник. Зато я общалась по-английски с гидом и девочкой-китаянкой. Гид, такой деловой молодой человек, говорит, давай я возьму тебя за руку, чтобы все думали, что ты моя подружка. Чтобы завидовали. Как бы не так! Зато каждые пять минут говорил мне комплименты и всякие приятные слова. Он из Ченду, предлагал нам быть нашим персональным гидом в Ченду. Жаль, что у нас не было времени, а то мне понравилась эта идея. Но мы уезжали домой, а он – вместе с группой – далее в Тибет, в Лхасу.
Все лезут в гору с баллонами кислорода. У нас тут же загораются глаза, привезти такое в Москву как сувенир и по приколу подарить кому-нибудь! Тем более, до нас сейчас как раз начинает докатываться мода на кислородные коктейли, кислородные кафе. Спрашиваем гида (молодого), где можно купить. Он говорит, здесь нет, далеко только. Тут же ловит ребенка с баллоном, забирает кислород, и сует мне – попробовать, потом Даше. Выдыхали весь последний кислород у ребенка! Ничего особенного, кстати, я не почувствовала.

Потом Даша спросила нашего гида, где тут можно купить кислород. Он, бедняга, всполошился, ой, девочки, мы сейчас уже уезжаем отсюда, спускаемся, сейчас будет получше! Подумал, что нам плохо, дышать нечем. Мы его успокоили, и он нам показал, где продается, купили по баллону. Таскали их как писаную торбу, они довольно здоровые, а рюкзачки маленькие.


По дороге назад. Читаем описание нашего тура. Там значится «Памятник красноармейцу». Ага, где он? Вот, как раз проезжаем! Почему мы не подъехали к нему?? Упущенная возможность посмотреть на памятник!
Возвращаемся из поездки не очень поздно, около 17 часов, нужно срочно в China Post за деньгами. Приходим – а они в субботу не работают! Посылают нас в банк, бежим в банк, а он закрылся ровно 15 минут назад. При этом завтра мы уезжаем снова в горы рано утром и приедем только через два дня. Ну, думаем, это судьба. И к лучшему! Если бы нам сейчас дали денег – мы бы сразу почувствовали себя миллионерами, начали бы кутить (а мы именно это собирались сделать!). Все, без вариантов, едем к нашей девочке. Денег ровно на то, чтобы сейчас доехать до нее, потом от нее до автобуса, а потом после последней экскурсии снова до девочки. Ну и пара юаней на кефирчик какой-нибудь и еду для обезьян. Впритык. Звоним ей, она говорит, буду дома часам к 8. Приезжаем в ее район немного раньше, находим Интернет кафе. К восьми двигаемся по направлению к ее дому. Бац – ни один из ее трех телефонов не отвечает. Сидим в центре квартала. Где реально не ступала нога иностранца, наверное, никогда. Кругом жизнь кипит, по вечерам как будто все жители квартала вылазят на улицу, что-то едят, или торгуют, или просто гуляют, или на чем-нибудь проезжают мимо, или еще что-то делают. Такая общинная дворовая коммуна. Прохожие пялятся на нас еще как. А мы что, нам весело, мы бомжуем и нас это очень радует, адреналин! Наши чемоданы и большинство вещей, в том числе мой билет на самолет в Москву, остались в Пекине и хранятся в офисе у Дашиной знакомой, часть вещей – дома у девочки. А мы тут, с рюкзачками, в дебрях Китая, на окраине города, в непонятных кварталах, трущобах, денег нет (уже не шутка! На гостиницу уже не хватит 100%), смеркалось... Прикидываем варианты, где можно переночевать. В подъезде, в Интернет кафе.. Пьем кефирчик. Фотографируемся, как мы бомжуем. Тем самым привлекаем еще более повышенное внимание. Группа прохожих подходят к нам, говорят, наш ребенок очень хочет с вами сфотографироваться, только у нас фотоаппарата нет. Ого, с нами уже хотят сфотографироваться без фотоаппарата! Рядом китайский юноша с гитарой, поет нам песни, поет «Подмосковные вечера» и «Катюшу» на китайском. При этом подкалывает нас: «Вот вы тут уже сидите полтора часа, что это значит?». В 10 вечера решаем двигаться в сторону подъезда девочки. Телефоны не отвечают. На первом этаже массажные кабинеты. О, можно на последние деньги туда завалить и не уходить, сказать, некуда нам идти, остаемся! Забираемся на ее этаж. И тут же дозваниваемся. Через 5 минут она пришла. Ключ при этом все время лежал тут же.
  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница