«много неясного в странной стране »



страница3/15
Дата22.04.2016
Размер1.81 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Подчеркнем, что подобные образы не могут быть объяснены только особенностями героя-носителя речи, как, например, стеклянная призма13, в которой, как известно, возят обитателей Канатчиковой дачи. 13



4. Фантастические (мифологические) образы и ситуации


В некоторой своей части они могут быть отнесены к предыдущей группе образов, на основе которых возникают и соответствующие событийные коллизии, но количество и разнообразие фантастической сказочности (или сказочной, «псевдонаучной» фантастики) в творчестве В.С. Высоцкого столь велико, что о них имеет смысл сказать отдельно, хотя и по необходимости кратко.

Фантастика В.С. Высоцкого всегда тем или иным способом вписывается в легко узнаваемую, изначально достоверную реальность, которая в итоге становится мороком, страшным абсурдом («Про черта», «Про джинна», «Мои похорона», «Гербарий»14, «Невидимка» и т.д.). Но возможен и ход обратный: хорошо знакомая действительность вламывается в миф, легенду, сказку – и разрушает их. В итоге смутное «двоемирие» этих произведений колеблется на границе реального и противоестественного, абсолютно достоверного и совершенно невозможного, знакомого и угрожающе непознаваемого.



5. Странные, бессмысленные, необъяснимые поступки


Оценка чужого поступка по критерию осмысленности – дело тонкое, поэтому сначала ограничимся примерами явной экзотической странности, В.С. Высоцким именно так изображенной, например: «То ходит в чьей-то шкуре,// То в пепельнице спит,// А то на абажуре // Кого-нибудь соблазнит» /1, 369/. Пародийная направленность другого текста стимулирует многообразное появление алогичного, странного, абсурдного: «Щелкал носом – в ем был спрятан 14 инфракрасный объектив...»15 Или (уже вне пародирования):

Тенор в арье Ленского заорал: «Полундра!» –


Буйное похмелье ли, просто ли заскок?
Дирижера Вилькина16 мрачный бас-профундо
Чуть едва не до смерти струнами засек /2, 120/.

Неопределенные, непонятные действия могут являться знаком недостаточности происходящего:

...Тот мужичок весь цирк увеселял
Какой-то непонятностью с шарами.
Он все за что-то брался, что-то клал,
Хватал за все, – я понял: вот работа!
Весь трюк был в том, что он не то хватал —
Наверное, высмеивал кого-то! /2, 26/ 15

Впрочем, неадекватное и внешне немотивированное поведение, нарушающее общепринятые нормы, может вызывать и симпатию автора, в этих общепринятых нормах сомневающегося:

Не то чтоб другу не везло,
Не чтоб кому-нибудь назло,
Не для молвы: что, мол, – чудак, –
А просто так. /1, 81/

Похожее поведение – просто так – в случае с тем бегуном и его неспортивным поведением:

...Тот, что крайний, боковой, –
Так бежит – ни для чего, ни для кого...
Он вдруг взял и сбавил темп
перед финишем,
Майку сбросил – вот те на!.. /1, 367-368/

«Осторожно, гризли» содержит развернутое описание из ряда вон выходящих, феерически хулиганских, неожиданных и необъяснимых поступков лирического героя, который плевать хотел на interdite, сопоставимое с «Путешествием в прошлое», где «Тут вообще началось // – не опишешь в словах...» /1, 141/.

Нельзя не вспомнить еще один, многократно обсуждавшийся образец необъясненного и потому, видимо, в конечном итоге необъяснимого поведения персонажа:

И припадочный малый, придурок и вор


Мне тайком из-под скатерти нож показал... /1, 375/

Здесь неясны ни цель действий «придурка-вора», который либо «пугает фраерка», либо зовет в сообщники17, либо еще какие только ему известные намерения имеет, ни подробности этих действий. 16

Л.Я. Томенчук, вполне логично и последовательно обосновывая свое понимание ситуации, почему-то предусматривает только два варианта «обстоятельств действий» этого «припадочного малого»: «Либо малый, наклоняясь, опускает руку под стол, либо же он под столом сидит (прячется)»18.

Действительно, слова вор... из-под скатерти можно «прямопонять» так, что «припадочный малый» находится под скатертью, хотя и необязательно под столом, который, заметим, – в тексте не упомянут. Но ведь существует еще масса других (вполне допустимых) вариантов: нож лежит под скатертью на столе, если предположить, что этот стол имеется и скатерть на него постелена, или – сидит (лежит) «придурок» вовсе не под скатертью, – ее он в руках держит, а под скатертью у него нож, который показал... Или вообще – лежит скатерть на покатом полу где-нибудь в углу, а под скатертью – этот самый нож... Или не в углу... Почему тайком показал – потому что только что украл неподалеку (ведь вор же он еще, а не только придурок!) и предлагает чужаку купить краденое...19

Подобных фантазий, интерпретаций и предположений может быть великое множество, поскольку ситуация изначально автором не определена. Не определена и, соответственно, только в этом качестве может рассматриваться корректно. Собственно, любые додуманные подробности и детали излишни, важна сама цепь образов, порождающая в нас чувства и разнообразные ассоциации. Именно в неисчерпаемом обилии возникающих ассоциаций (зачастую 17 иррациональных и глубоко субъективных) и есть сила «темных» поэтических образов В.С. Высоцкого20.

6. Фабульная и ситуативная неопределенность


В текстах В.С. Высоцкого мы иногда сталкиваемся с демонстративной невозможностью однозначного понимания и трактовки не только отдельных поступков, но и всех описанных событий, хотя само произведение вроде бы именно о них рассказывает. Сколько мы ни выставим доводов в пользу одной версии про Сережку Фомина, столько же мы можем получить их от оппонента, сторонника противоположной. Неопределимо, что отрезали тому парню в медсанбате – только пальцы или всю ногу, где, когда и в кого стрелял рядовой Борисов, как сентиментальный боксер 18 умудрился победить настырного Буткеева21... Наверняка, этот список можно и продолжить, поскольку в любых текстах, где есть какая-либо неопределенность и фабульность, фабульная неопределенность возникает автоматически как следствие любой другой неопределенности. И, что самое главное, – этим фабульность поэтических текстов В.С. Высоцкого снимается, деактуализируется. Прав Ю. Шатин, на примере «Тот, который не стрелял» определивший, что «Сюжет стихотворения преодолевает фабулу, поскольку центр основного события заключается не в том, кого расстреливали и за что расстреливали, а в том, кто стрелял и кто не стрелял»22.

Или другой пример: «Нужно провести разведку боем, – // Для чего – да кто ж там разберет... // Кто со мной? С кем идти?.. // Где Борисов? Где Леонов?.. // Кажется, чего-то удостоен…» /1, 237-238/. Или: «Кто-то уже, раздобыв где-то черную сажу, // Вымазал чистую Правду… // Некий чудак и поныне…» /1, 441-442/. Именно неопределенность ситуаций в значительной степени придает произведению углубленный смысл, обобщает его и нацеливает читателя-слушателя на главное.

У В.С. Высоцкого вообще фабула (роль которой иногда преувеличивается исследователями) часто оказывается фиктивной, она подчинена статичным образам, на которых и лежит основная смысловая и, разумеется, эмоциональная нагрузка, формирующая 19 лирический сюжет. Некоторые произведения В.С. Высоцкого («А у дельфина...», «То ли в избу...», «Заповедник») – это «каталоги образов», где представлено перечисление разнообразных объектов вне каких-либо событий или действий, их связывающих. Можно предположить, что и знаменитая «достоверность» поэзии В.С. Высоцкого основывается не столько на описываемых событиях, сколько на психологизме, суггестивности и точности образных деталей текста. Поэтому те же «басни» и «притчи» В.С. Высоцкого (жанры эпические) – это квази-басни и квази-притчи, содержание которых не может быть сведено к рационально определяемому «смыслу» или «морали». Впрочем, имеется и иной вариант реализации неопределенности: фрагментарная, «темная» фабула любовных отношений («Какие странные дела // У нас в России лепятся!» /1, 93/) завершается четкой, хотя и неожиданной сентенцией: И если б наша власть была // Для нас для всех понятная... /1, 94/

Остается только выяснить, кому эти слова принадлежат и насколько автор с ними солидарен.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница