Михайлов Борис Борисович Хочу быть столбовою дворянкой



страница1/2
Дата03.05.2016
Размер0.5 Mb.
  1   2



Михайлов Борис Борисович

Хочу быть столбовою дворянкой

Сатирическая комедия


  Пьеса о быте и нравах «новых властителей» жизни, добившихся успехов в постперестроечное время.

В Москве и Петербурге, да и в провинции, все шире распространяется создание закрытых сообществ, клубов по интересам, потомков бывших дворянских фамилий. Последних привлекает тщеславие, принадлежность к избранным, участие в мероприятиях «светского общества». Дворянские балы и рауты, различные привилегированные клубы, приглашения на престижные европейские балы в Вену и Лондон.

Герой пьесы Вадим Васильев купил в Подмосковье неперспективную деревню, одноименную с его фамилией. Приобрел вместе с жителями и домами, озером и лесом. Восстанавливает полуразвалившийся дом, бывший дворянский особняк, и, теперь всеми правдами и неправдами стремится получить титул князя Васильева. У него молодая жена, несколько любовниц. Усилиями адвокатов, удается доказать, что Васильевка его родовое поместье. Отметить получение долгожданного титула собираются друзья. Бывшая жена с последним любовником, нынешняя жена с подругой – моделью, одноклассники главного героя. Приглашена стриптизерша.

На торжествах оказываются и незваные гости – аборигены деревни.

Действующие лица:

ВАДИМ НИКОЛАЕВИЧ ВАСИЛЬЕВ – управляющий коммерческим банком, 36 лет.


ЛАРИСА – его жена, 25 лет.
ТАМАРА АЛЕКСАНДРОВНА, первая жена Вадима, чиновница Министерства экономики,36 лет.
ВАЛЕРИЙ –15 - летний сын Вадима и Тамары, спортивного сложения юноша, на вид старше своих лет.
СЕРГЕЙ – юрист банка и адвокат семьи Васильевых, друг детства и одноклассник Вадима.
НИНА – его жена, одноклассница Вадима.
ОЛЕГ КАШИН – приятель Вадима, владелец сети автозаправочных станций, 35 - 38 лет.
ЛИЛЯ – жена Олега, бывшая модель, близкая подруга Ларисы, 27 лет.
РИТА – любовница Вадима, корреспондентка журнала «Бизнес и коммерция», 24 - 26 лет.
АНТОНИНА – любовница Вадима, практикантка в банке, 20 лет.
СЛАВА – бой-френд Тамары, служащий в Госдуме.
В эпизодах гости преуспевающие деловые люди, сотрудники банка с женами, жители деревни: старики МАТВЕЙ и ФЕДОР, старуха АВДОТЬЯ, охранник ГРИША, строители, стриптизерша.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ


           ПРОЛОГ

Двухэтажный старинный дом в стиле ампир в строительных лесах. Идет реставрация. Несколько рабочих азиатской внешности таскают трубы, ведра с раствором, слышится стук отбойного молотка. В окне второго этажа всполохи электросварки. Все громче раздается песня

«Имел бы я златые горы», исполняемая пьяными голосами. На сцену выходят два мужика, непонятного возраста, но явно за шестьдесят, одеты в какое-то старье. У одного в руках гармонь, это они поют.
МАТВЕЙ (останавливает товарища). Федя, постой! Пошли отсюдава. Надысь Еремея встретил, говорит, сегодня барин приедет с гостями. Лучше не попадаться на глаза. Не даст свою пенсию, на что тогда жить будем?

ФЕДОР. На государеву пенсию. Пить станешь меньше.

МАТВЕЙ. Кто бы говорил! Пить меньше…

ФЕДОР. Нету тут никакого барина. Один таджик - десятник. (Растягивает меха гармонии и продолжает песню «Имел бы я…»


МАТВЕЙ (силой уводит товарища). Пошли! Пошли! У Клавки еще полбутылки самогонки осталось.

ФЕДОР (сопротивляется, не хочет уходить, но гармонь смолкает). Чего ты так бздишь барина? Понаехали из города, разорили всё, что еще осталось от советской власти, и порядки теперь свои наводят. Где хочу, там хожу. (Снова растягивает меха и поет, Матвей уводит его со сцены).




        Затемнение

     Гостиная или столовая в доме Васильевых в Жуковке. С первого взгляда видна рука дизайнера, оформившего интерьер, согласно последнему крику моды. Лариса в дорогом вечернем платье, напевая, заканчивает накрывать праздничный стол. Свечи, шампанское, цветы. Сегодня в семье небольшой юбилей четыре года совместной жизни. Она включает видеомагнитофон, на широком плазменном экране идут кадры их свадебной церемонии. К приходу мужа, Лариса выглядит словно модель с обложки глянцевого журнала. Просыпается домофон, Лариса бросается в прихожую, на ходу поправляя прическу.
             Вадим на руках вносит жену, бережно опускает на тахту, они продолжают целоваться и любовно ворковать.

ЛАРИСА (капризно). Нехороший! Так долго не шел. Забыл, про юбилей?


ВАДИМ (поднимается, любуется женой). Извини, Ларочка, работа. Никак не мог освободиться. Кстати, четыре года не круглая дата. (Вытаскивает из кармана коробочку с подарком, протягивает жене).
ЛАРИСА (рассматривает подарок, целует мужа и торопится к зеркалу примерить новые сережки). Мы договорились каждый год отмечать два обязательных праздника – день знакомства и годовщину свадьбы. Забыл? Мой руки, и за стол!
ВАДИМ (целует). Как мог забыть! Что говоришь! Неделю готовился, ждал, а опоздал – работа задержала. (Выходит).
            Лариса вставляет в уши новые серьги – подарок, зажигает на столе свечи, и выходит. Возвращаются вместе, у Вадима в руках галстук, он подходит к зеркалу, прикладывает к себе.
ВАДИМ. Спасибо! Мечтал о такой расцветке, всё никак не попадалась. (Целует жену, показывает на экран, где идет их бракосочетание). Четыре года минуло, а всё словно вчера. (С экрана зазвучал свадебный вальс, Лариса обнимает мужа и тащит танцевать).
ЛАРИСА (танцуя). Ты меня любишь? (Муж кивает). Очень?
ВАДИМ (целует). Очень.
ЛАРИСА. Очень – очень? Как перед нашей свадьбой?
ВАДИМ. Еще больше. Как увидел впервые, потерял голову. Влюбился, как мальчишка, как случается впервые в жизни. Безумно, на всю жизнь. С каждым днем люблю все сильнее.
           Вальс закончился, свадебная церемония на экране ТВ продолжается.
ЛАРИСА. (Уменьшает звук телевизору). Великолепно вальсируешь! Закружил. Пошли за стол.
           Садятся, Вадим со звуком открывает шампанское, разливает по бокалам. Лариса гасит электрическое освещение.
ВАДИМ. За нас! (Чокаются).
ЛАРИСА. Чтобы этот день отмечали еще сто лет!
ВАДИМ. Жили долго – долго и умерли в один день.
ЛАРИСА (показывает на экран ТВ). Вспоминаешь тот сумасшедший день?
ВАДИМ (кивает, целует жену). Забудешь!.. Всю оставшуюся жизнь будем вспоминать! Могу обрадовать, проблема с титулами продвигается. (Встает, полностью выключает звук телевизора и приносит тоненькую книжицу, протягивает жене). Новые дворяне тоже не отстают. Прислали Устав своего общества. Почитай, что предлагают.
ЛАРИСА (читает про себя, затем вслух, удивляется). Самый дорогой титул у князя – 12 тысяч евро, граф – 8 тысяч! Граф, оказывается, ценится ниже князя. Считала, наоборот. А барон… Барон всего на пять с небольшим тысяч тянет… Что мы выбираем?
ВАДИМ. Князя. Граф звучит солиднее, но я на графа не похож. Для меня графы – это Монте-Кристо, герои Дюма и Вальтер Скотта, владельцы замков по берегам Рейна. Наша Васильевка не тянет на графское поместье.
ЛАРИСА (хлопает в ладоши). Я буду княгиней! Княгиня Лариса Васильева!
ВАДИМ. Наберись терпения, титул еще получить. Дело, похоже, не быстрое.
ЛАРИСА. Жалко было заплатить и оформить через… (смотрит в бумаги) «Новую Элиту России»? Они не копаются глубоко в прошлом. Никоновы за несколько месяцев стали графами. Ты за год не сдвинулся, бросаешь деньги на ветер.
ВАДИМ. Купленные титулы не пользуются уважением в обществе, а у меня будет потомственный. Я тебе говорил, юристы работают с Департаментом Герольдии Российского Дворянского Собрания. Серьезная международная организация. Среди её членов царская семья, эмигранты первой волны. Они тщательно проверяют материалы из губернских архивов Родословных книг, которые мы представили.

ЛАРИСА. Спасибо! (Радостно). Я буду столбовая дворянка!

ВАДИМ. Это еще как, столбовая?

ЛАРИСА. Не знаешь? Нашу семью будут принимать как старинный потомственный род. Не помнишь, пушкинскую «Сказку о рыбаке и рыбке»? Что просила старуха?

Воротись, поклонися рыбке,

не хочу быть черной крестьянкой.

Хочу быть столбовою дворянкой.

Название происходит от средневековых списков, так называемых Столбцов, о предоставлении представителям служилого сословия поместий за их службу в ХVП и ХVШ веках. Древность рода – предмет особой гордости. И я буду столбовая дворянка! (Обнимает мужа). Ваше сиятельство князь Васильев, их жена княгиня Васильева! Звучит!

(Помолчав, шутливо). Врешь ведь, что предки дворяне, признайся хоть мне.
ВАДИМ. Зачем мне врать? Родители не сберегли документы. Сгнили бы с ними в ГУЛАГе. С чего это у тебя сомнения появились, кто-то из подруг напел?
ЛАРИСА. У самой возникли. Из ваших разговоров с Сергеем сделала вывод.
ВАДИМ (обнимает, целует). Птичка моя, певчая, не ломай голову и не сомневайся. Сказал, будем князьями, значить будем. Валерка на будущий год едет учиться в Англию, его будут принимать в знатных английских семействах. Может и невесту найдет. Бывая за границей, я встречаюсь с серьезными людьми! Титул прибавит уверенности, партнерам – доверия. Своим прошлым я заинтересовался, когда заработал первый миллион. Вспомнил, бабушка рассказывала, а ей мама, что родители блистали на губернских балах Великого князя Сергея Александровича, имели многочисленную прислугу. Я и сообразил, не будь дворяне, на губернаторский бал не попали бы.
ЛАРИСА (с поддевкой). Раз бабушка с мамой говорят, не попали бы, верю. Не пустили.
ВАДИМ. Зря смеешься.
ЛАРИСА (садится к нему на колени, обнимает). Повелитель мой, князь! Пойдем бай - бай. Люблю тебя и без титула. Весь день ждала. Хотела тебя, не представляешь как! До самого утра будем заниматься любовью. Говорить разные ласковые слова, непристойности, угу?
ВАДИМ. (Он устал, не охотно). Завтра мне на работу. (Помолчав, целует жену). Конечно, покажем, на что способны. (Лариса прижимается к нему, целует).

ЛАРИСА. Надолго запомним эту ночь, правда? Отметим юбилей.

ВАДИМ. Исполним все твои фантазии.
            Поднимает жену на руки и уносит в спальню.
З а т е м н е н и е

           Двухэтажный старинный дом в стиле ампир реставрируется, в строительных лесах. Несколько рабочих таскают трубы, ведра с раствором, слышится стук отбойного молотка. В окне второго этажа всполохи электросварки. В строительных касках, из дома выходят Сергей, Олег, и последним Вадим. Издалека доносятся звуки гармони, пьяные мужские голоса поют «Имел бы я златые горы».



ОЛЕГ. Новый дом построить не обошлось бы дешевле? Больше ста лет особняку, не меньше.
СЕРГЕЙ. Сто пятьдесят с хвостиком. Генерал получил поместье и несколько сот крепостных за Крымскую войну. Долго строил дом. Потомки достраивали, перестраивали. В гражданскую был штаб белых и красных, позже – сельсовет, правление колхоза, медпункт, и еще хрен знает что. Дом ни разу не ремонтировался, обветшал. В перестройку бесхозный дом принялись расстаскивать по кирпичику.
ВАДИМ. Геологи исследовали, фундамент надежный. Я на всякий случай укрепил, закачал бетонный раствор. Простоит еще триста лет.
ОЛЕГ. Считаешь, наши архитекторы не нарисовали бы что-то подобное?
ВАДИМ. Нарисовали мне в Жуковке, а построили, получилось совсем не то. Старый восстановленный дом создаст особую атмосферу, принесет дух старины, надежности.
ОЛЕГ (задумчиво, после паузы). Со временем все вокруг можно обустроить не хуже, чем у Никиты Михалкова под Нижним Новгородом.
ВАДИМ. Видел его усадьбу. Тоже построю лодочную станцию на озере. Теннисный корт, поле для гольфа, лошадей заведу.
ОЛЕГ (в тон ему продолжает). Церковь построю.
СЕРГЕЙ. Чтобы шлялись все, кому ни лень? Нет, церковь мы восстанавливаем в райцентре. Построим дорогу – пять минут езды. Попа, в случае необходимости, привезем в дом.
ВАДИМ (Олегу). Хотел посмотреть – увидел? (Обводит рукой горизонт, гордо). Вот оно, мое поместье! Всё вокруг.
ОЛЕГ. Развернулся ты! Я гордился размерами своего участка – почти сто гектаров, ты переплюнул. Сколько у тебя?
ВАДИМ. Сто восемьдесят с небольшим. С лесом, деревней, плюс озеро.
ОЛЕГ. Ого! Участком не назовешь. Верно, сказал – поместье! Осталось получить дворянский титул.
СЕРГЕЙ. Продолжаешь подкалывать Вадима. Финансовых успехов мало, подай еще дворянский титул? А знаешь, в Х1Х веке, землевладельцев в России автоматически причисляли к дворянам. Имена заносили в Родословную книгу губернского Дворянского Депутатского Собрания, утверждали Правительствующим Сенатом. Мы нашли Васильевых в Родословной книге. Теперь работаем с архивами Департамента Герольдии. Путь сложный, но самый надежный.
ОЛЕГ (подумав, Вадиму). Название села Васильевка, козырь в твою пользу. Убедительное доказательство, усадьба фамильная.
ВАДИМ (проговаривается). Считаешь, повезло? Специально выбирал деревушку со своей фамилией. Чтобы жителей минимально, лес вокруг, озеро или речка. Риэлторы с ног сбились в поисках. Позже Сергей с командой принялись копаться в архивах.
           Звуки гармошки и песня звучат всё громче. Вскоре выходят и сами исполнители – Матвей и Федор. Песня и гармонь смолкают.
ФЕДОР (качается). Наше вам с кисточкой! Благодетели наши! (Кланяется).
МАТВЕЙ (пытается оттащить приятеля от хозяина и его гостей). Пойдем, не будем мешать господам!
ФЕДОР. Боишься, пенсию свою не даст? Заплатит!
ВАДИМ (строго). Мужики, вам чего? Предупреждал, когда гости, чтобы никого не видел!
МАТВЕЙ. Уходим, уходим. Извините, Вадим Николаевич. У Феди в Москве еще один внук народился, он и поддал.
ВАДИМ. А ты за компанию. Пошли! Пошли отсюда!
           Федор растягивает меха гармонии и запевает «Имел бы я златые горы», мужики уходят.
ВАДИМ (Олегу). Такие работнички и остались, а ты спрашиваешь, зачем таджиков навёз.
ОЛЕГ. Докажешь принадлежность поместья предков, еще уйма проблем возникнет при оформлении документов. Закона о реституции ведь нет.
ВАДИМ. Все учтено, за всё уже заплачено. Администрация района в моих руках, глава подпишет что угодно. Отвалил ему два годовых бюджета. Проведет приличную дорогу, новую газовую магистраль. Деревню объявили не перспективной, трубы сгнили, газ отключили. Электричество я провел заново.
ОЛЕГ. Не представлял, размахнёшься так широко. Ты прав, места кругом великолепные! Воздух… Наша Жуковка и всё Рублево - Успенское шоссе отдыхают.
ВАДИМ. Сколько звал приехать посмотреть!
СЕРГЕЙ. Деревни пустеют, жители устремляются в города. Если мыслить по - государственному, здравый смысл подсказывает продать все неперспективные поселения состоятельным людям. Они приведут их в приличное состояние. Когда все домовладения, земля и деревни станут принадлежать одному владельцу, можно будет их сохранить, жителям создать сносные условия жизни.
ВАДИМ (у него звонит сотовый). Извините, мужики. Слушаю… Маргарита? Кто тебе дал этот номер?.. Занят. Очень занят… Да. Не дома, ну и что? … Сегодня никак не смогу. Завтра будет завтра. Я сам позвоню. Пожалуйста, вычеркни из своего блокнота этот телефон. Никогда больше звони, я дал номер, по которому можешь звонить … Да… Я тоже… (Выключает, говорит как бы про себя). Ну и прилипчивая!
ОЛЕГ. Новая милашка?
ВАДИМ. Даже не знаю... Журналистка. Приходила уговаривать дать рекламу банку, потом собирала материал, теперь замучила звонками.            Олег понимающе улыбается и перекидывается взглядами с Сергеем.
СЕРГЕЙ. «Новая Элита» опять прислала приглашение воспользоваться их услугами.
ВАДИМ. Пошли ты их!
СЕРГЕЙ. Послать никогда не поздно. (Открывает папку и передает Вадиму несколько листков, а он, не глядя, Олегу). В случае неудачи, придется пойти к ним.
ВАДИМ (Олегу). Посмотри, может, заинтересует.
ОЛЕГ (листает, останавливается на последней странице). «Новая Элита России»… Ого, утверждено Министерством Юстиции Российской Федерации. Дело поставлено на широкую ногу.
ВАДИМ. Ни хухры - мухры. (Сергею). Ты с Юрием, надеюсь, сделаешь всё возможное, чтобы не связываться с этой элитой.
СЕРГЕЙ. К их услугам прибегнем лишь в крайнем случае. Конечно, сделаем все, чтобы документально доказать твои права на землю и титул. Закорючек разных много, но документы будут легальными, не купленными.
ОЛЕГ. Остается, чтобы анекдот, родившийся в Госдуме, у вас претворился в жизнь. Помните? В перерыве между заседаниями депутаты делятся своими проблемами. Зарплаты себе прибавили. Квартиры в Москве получили. Валютные счета за рубежом открыли. Загородные дома построили. Теперь и о людях пора подумать… Выделили бы еще душ по двести каждому...
ВАДИМ. Да… (Мечтательно). Рабочие руки в хозяйстве пригодились бы!
ОЛЕГ. Я преклоняюсь перед предками Голицыных, Шереметьевых, Одоевских, другими фамилиями, за их добрые дела во славу России. К сожалению, их потомки, с кем приходится общаться, сегодня лишены благородства, лишены основного дворянского достоинства – чести.

СЕРГЕЙ. Что касается Вадима, он человек чести. Спроси любого московского предпринимателя или финансиста. Он достоин возвращения титула.



ОЛЕГ (насмешливо Вадиму). Оформишь титул, как к тебе обращаться, – Ваше сиятельство?
ВАДИМ (с улыбкой). Как раньше. Титул важен не столько мне, как молодой жене. Ради неё всё и затеяли. Возможно, поможет сыну, когда будет учиться в Англии.
ОЛЕГ (не громко, почти про себя). Может и мне заняться розыском предков? Что, если и они носили какой - нибудь титул?.. Нет! Маловероятно. Крепостными были.

СЕРГЕЙ. Займись. Подключи юристов. Доказать можно всё, что угодно. Поместье приобрести не проблема, когда есть деньги. Дать тебе адрес компании «Своя деревня»? Занимается продажей неперспективных деревень в Тверской области. Недалеко от Москвы.


ОЛЕГ. В моем бизнесе титул что-то прибавит?
ВАДИМ. Уважения. Особенно при контактах с иностранцами, в командировках за границу.
ОЛЕГ (смеется). Еще убедите… Нет, мужики, для меня дворяне – это декабристы, Пушкин с Лермонтовым. Куда мне со своим крестьянским рылом в этот ряд? ВАДИМ. А Лиля, как Лариса была бы счастлива. Спроси её. ОЛЕГ. Ваше сиятельство, а сегодня у тебя, можно с часик порыбачить, не нанесу урон фауне? Когда еще вырвусь на природу.
СЕРГЕЙ. Сейчас не интересно. Осенью выпустим молодь, рыбка подрастет и на будущий год будет настоящая рыбалка.
ВАДИМ. Щука хорошо и сегодня идет. На спиннинг ловишь?
ОЛЕГ. Если можно, часик покидал бы.
ВАДИМ. Пошли, там, в сторожке приготовлены снасти. Часик и себе позволю покидать спиннинг.

З а т е м н е н и е

           Квартира Тамары – бывшей жены Вадима. Здесь тоже все оформлено со вкусом, но более традиционно, не бросается в глаза роскошь, как у Ларисы. Тамара разговаривает по телефону с подругой.



ТАМАРА. А ты… Да ну тебя… Нет, нет! Что ты! Мужчина приятный во всех отношениях. Согласна, 36 лет давно пора остепениться… Не готова снова к семейной жизни. (Входит Валерий, берет книгу с полки, собирается выйти, она, в трубку) Адачка, секунду отвлекусь, извини. (Сыну). Опять к отцу ходил?
ВАЛЕРА. Тетя Лара обещала перевести английский текст.
ТАМАРА. Всегда она будет переводить? Ты когда всерьез займешься языком?
ВАЛЕРА. Слишком длинный текст, времени уйдет много. (Выходит).
ТАМАРА (возвращается к разговору с подругой). Не отключилась?.. Повадился к жене Вадима ходить… Кто – сын Валерка. Самому лень сидеть со словарем, а Ларисе неудобно отказать… Да, нет. Что говоришь! Дважды в одну реку не войдешь.
(Голос охранника в домофоне). Тамара Александрова, к вам корреспондентка Маргарита Жутова, впустить?
ТАМАРА (охраннику). Пусти. (Подруге в трубку). Адачка, извини, позвоню позже, гостья ко мне. Журналистка из «Бизнес и коммерция»… Пишет о Вадиме… На днях в «Метле» пристала, я и пригласила…Поклялась, положительный материал… Поверила…(Входит Рита). Всё! Целую. Потом перезвоню. (Опускает телефонную трубку, поднимается навстречу Маргарите. Гостья с любопытством оглядывает гостиную, располагающе улыбается).
РИТА. Добрый день! В тот вечер в «Метелице» не удалось поговорить.
ТАМАРА (покровительственно). Здравствуй. Садись, раз пришла. (Открывает бар). Что будешь пить?
РИТА. Все равно. Что вы.
ТАМАРА (достает открытую бутылку мартини, лед, бокалы). Так, что собираешься услышать о Васильеве? Если собираешь компромат про бывшего мужа, зря пришла. Мы в приятельских отношениях и относимся с уважением друг к другу.
РИТА. Что вы, Тамара Александровна! Я не из желтой прессы. «Бизнес и коммерция» серьезный журнал. Редакция готовит рекламную полосу, посвященную банку. Рассказывая его историю, нельзя не помянуть управляющего. Тем более, у Вадима Николаевича скоро день рождения, будет небольшим подарком.
ТАМАРА. Вадим Николаевич про статью знает?
РИТА. Естественно. Достаточно фактов могла бы взять из официальных документов и не беспокоить вас. Хочу сделать статью теплее, читабельней. Рассказать об управляющем просто, как о человеке. Наверняка знаете, бытует мнение, становлению Вадима Николаевича способствовала удачная женитьба. А ведь это не совсем так? Многого он добился после того, как вы расстались.
ТАМАРА (перебивает). Он с красным дипломом окончил Плешку. Плехановскую академию. Получил кучу заманчивых приглашений на работу.
РИТА. Редактор тоже считает, Вадим Николаевич сделал себя сам.
ТАМАРА (помолчав). Вероятно, ваш редактор прав. (Поднимает бокал). Будем! (Выпивает весь бокал, Рита следует примеру). Так, что тебе рассказать? Познакомились и поженились студентами. Первые два года не замечала скромного однокурсника. После второго курса оказались на практике в одной западной фирме в Петербурге. Поселили нас в комфортабельной гостинице, принадлежащей фирме. Каждый день общались, я и влюбилась. Однокурсник был не похож на богатых сынков, кичащихся своими связями и родословной, которые всегда окружали меня.
          Вернувшись в Москву, продолжали общаться. Более надежного юношу и замечательного любовника до него не встречала. Влюбилась и была готова сама сделать предложение. Он долго не решался, не верил, у меня серьезно. Боялся, слишком избалована, из другого социального круга. Отцу Вадик понравился сразу, папа понял, юношу интересую я. В отличие от прежних поклонников, а не его должность и возможности. Для семейной жизни лучше спутника мне не найти. Ему Вадим потенциальный помощник в делах. В итоге, папа благословил нас.
РИТА. Оба такие положительные, любили друг друга, и разошлись. По какой причине?
ТАМАРА. Оказался, как и я, лидером. Я же надеялась, что Вадик и дальше будет смотреть на меня снизу вверх, во всем слушаться. Не сразу разобралась. У обоих один и тот же потенциал, целеустремленность. Однако семь лет прожили, можно сказать, в любви и согласии, как пишут твои собратья. Удивительно одинаковыми оказались у нас взгляды на большинство житейских проблем, искусство, литературу. Редко, когда мнения не сходились, и выпадал случай поспорить.
РИТА. Скучно стало?
ТАМАРА. Не сказала бы. Не пропускали ни одной премьеры или мало-мальски знаковой тусовки. Вместе ездили по курортам и заграницам. И все же, подтвердили статистику, семи счастливых лет хватило, чтобы семейная жизнь осточертела. Следующие пять лет сходились – расходились, продолжали жить вместе. Боролась с собой, понимала, Вадик любит меня, я люблю его, а отношения тяготят. Обоим не доставало личной свободы. Брак подавляет индивидуальность, заставляет играть по правилам партнера. Валерка подрос, и мы развелись. Оба, вырвавшись на свободу, как с цепи сорвались, кинулись в разгул. Вадим быстро нагулялся и женился, а я…
РИТА. Все еще любите его?
ТАМАРА (вздохнув). Не знаю.
РИТА. Всё не так, как представляла. Как болтают на тусовках.
ТАМАРА. Интересно! Что же ты там слышала?
РИТА. Разное. Вы оставили его, он изменял вам. Другие говорят … (Помолчала). Вы изменяли, и он потребовал развода, больше не нуждаясь в покровительстве вашего всемогущего папы.
ТАМАРА. Люди злые, завистливые. Не то еще наговорят!
РИТА. Так, кто кому изменял?
ТАМАРА. Без комментариев. И так лишнего наговорила. Давай, лучше выпьем. (Поднялась к бару, достала открытую бутылку коньяка, блюдце с нарезанным лимоном, рюмки, разливает).
РИТА (с рюмкой в руке). Раскаиваетесь, что пустились в воспоминания?

ТАМАРА (одним глотком выпивает). Не в чем мне раскаиваться!


РИТА. Со второй женой Вадим Николаевич не собирается разводиться? Отношения у них напряженные, снимал квартиру одной любовнице, сейчас обещает жениться другой.
ТАМАРА (с удивлением смотрит на корреспондентку, затем возмущенно). Откуда тебе известно?
РИТА. Разве не правда? В банке циркулируют слухи, на тусовках сплетничают. (Рита молчит, а Тамара закипает с каждой секундой всё больше, повышает голос).

ТАМАРА. Ты зачем пришла?! Факты для рекламной статьи собрать или материал для желтой сплетницы? Попробуй только!.. Вон! Чтобы не видела тебя больше!


РИТА (поднимается, не сразу понимает, что переборщила с вопросами). Зря вы. Никого я не собираюсь подставлять.
ТАМАРА (грозно). Я тебе подставлю! Вон! Позвать охранника, выкинуть тебя?

Рита торопливо идет к выходу. Тамара возвращается к столу, наливает себе.
З а т е м н е н и е


Апартаменты Ларисы. Она разбирает гардероб. На столе, креслах, кругом разбросаны шубы, пальто, теплые куртки, танцуя, что-то примеряет перед огромным зеркалом, напевает модный шлягер. Где-то вдали раздается звонок и домработница – малайка вводит подругу Лилю. Они обнимаются, целуются, отпускают друг другу комплименты.
ЛАРИСА. Прекрасно выглядишь. Где укладку делала?
ЛИЛЯ. У нас в «Элле». Тоже прекрасно смотришься. В этих джинсах, хоть на подиум. Сидят как влитые.
ЛАРИСА. Спасибо. (Вертится перед зеркалом, рассматривая свои джинсы). Говоришь, сидят хорошо?
ЛИЛЯ. Отлично. (Рассматривает груду сложенной одежды). Не рано к зиме готовишься?
ЛАРИСА. Смотрю от чего избавиться, шкафы переполнены, ничего не помещается. Третий шкаф вдвое расширила и опять теснота. Какие новости из мира моды?
ЛИЛЯ. Новости? Давно смотрю те же журналы, что и ты. Когда в агентстве работала, ездила с показами в Милан, Париж, могла чем-то поразить.
ЛАРИСА. Наши Султанова с Зайцевым продолжают удивлять, изгаляются. Всё только для подиума. Смотрю итальянские журналы – там больше классики и традиционного.

ЛИЛЯ. Позволь, примерю. (Бесцеремонно надевает одну из шуб, вертится перед зеркалом, проходит по комнате походкой модели на показе) Как на мне?



ЛАРИСА. Великолепно. Чего задержалась? Я уж страха натерпелась. Не идешь и не идешь, а Валерка уже звонил, с минуты на минуту появится.
ЛИЛЯ. Не стоило паниковать, домработница дома, я же звонила, что еду.
ЛАРИСА. Рассказывала? В прошлый раз повалил, колготки порвал, за трусы взялся. Едва отбилась. Не представляешь, какой сильный! Говорю: пожалуюсь отцу, он смеется. Скажу, сама пыталась меня изнасиловать. По телу юному соскучилась. Папа мне поверит, а не тебе.
ЛИЛЯ. Говорила, включай диктофон, когда заходит. (Продолжая примерять шубу). Великолепна! Стоит, наверное, двух приличных автомобилей. Сколько отдала?
ЛАРИСА. Девяносто тысяч. На после рождественской распродаже в Лондоне. Потому недорого.
ЛИЛЯ. Долларов?
ЛАРИСА. Ну, что ты! Фунтов! (Снимает один топик, собирается примерить другой и в этот момент дверь без стука открывается, на пороге вырастает Валера, сын мужа от первого брака с Тамарой. Пятнадцатилетний красавец, сексуально озабоченный юноша. Лариса, оставшись в бюстгальтере, испуганно прикрывается).
ВАЛЕРИЙ (кричит с порога). Привет, девочки! Всё в тряпках копаетесь?
ЛИЛЯ. Стучать полагается, когда входишь к женщине.
ВАЛЕРИЙ. (Улыбаясь, окидывает Лилю похотливым взглядом). Я думал мама одна. Не знал, у неё гости. (Ларисе). Папа сказал, переведешь мне две странички, еще возьму кое-какие книги.
ЛИЛЯ. (Подруге). Он называет тебя мамой?
ЛАРИСА. Перед тобой паясничает. Какая я ему мама!
ВАЛЕРИЙ. Рад бы видеть подружкой, но жена моего отца, кто, как не мама?
ЛАРИСА. Вот и относись, хотя бы как к мачехе, а не подружке – ровеснице! Оставь текст. К завтрашнему утру переведу. Книги, что возьмешь, перед уходом покажи. Папа наказал проследить, чтобы не взял ничего из раритетов.
ВАЛЕРИЙ. Покажу. За переводом водитель приедет.
           Валерий еще раз раздевающим взглядом снизу вверх осматривает Лилю, переводит взгляд на Ларису и выходит.
ЛАРИСА. Видела, как смотрел на меня? Раздевал. Спасло твое присутствие. Не ты, начал бы приставать, уговаривать. Тебя, мол, не убудет.
ЛИЛЯ. Показалось, больше меня рассматривал. Раздевающим взглядом опытного мужчины. Парень класс! Прямо Антонио Бандерас в первых фильмах. С таким юношей провести ночь... Я бы не прочь. Чего противишься? Доставь себе удовольствие. Когда еще представится случай потрахаться с красавцем - мальчиком. Тем более, отец скоро отправляет его в Англию.
ЛАРИСА. Соображаешь, что говоришь? Чем закончится минутное удовольствие? Вадим если не убьет, выгонит, в чем есть, на улицу.
ЛИЛЯ. Пошутила. От скуки подобные мысли. Давно собираюсь завести собственное дело, увлечься чем-то. Вернуться на подиум Олег не позволяет. Пока еще зовут. Будь склонность к бизнесу, попросила бы купить фитнес - клуб или косметический салон. Он не против, но подумаю, придется вникать в массу цифр, следить за дебитом - кредитом, разными показателями, руки опускаются, желание пропадает. Надоело без дела. Нам с тобой завидуют, а мы ведь в клетке золотой. Мечтают, пока не окажутся в клетке. (Помолчав). Пришла не только от пасынка спасать. Посоветоваться хочу и с просьбой.
ЛАРИСА (Оставила перебирать одежду, вопросительно смотрит на подругу). Что случилось?
ЛИЛЯ. Донесли, последняя любовница Олега в положении. Если убедится, не можем зависти ребенка по моей вине… Боюсь и предположить, как поступит.
ЛАРИСА. Кто она, знаешь?
ЛИЛЯ. Из «Blue stars» восходящая старлетка Наргиз.
ЛАРИСА. Как же она умудрилась? (Показывает пальцем у виска). Совсем того, что ли?
ЛИЛЯ. Рассчитанный шаг. Бывшие коллеги, возможно, просветили, Олег мечтает о ребенке. На бензоколонке познакомились. Узнала, у него не одна колонка и тянет теперь денежки.
ЛАРИСА. Плохи твои дела.
ЛИЛЯ. Оставит, с сумой не пойду. Мне двадцать семь, вернусь в модельный бизнес. Шанс удачно выйти замуж останется. А если не удастся? Сколько конкуренток моложе обивают пороги агентств! (Задумалась, и вдруг заговорила совсем о другом). Однажды меня подвозил ваш охранник, не помню имя, обычно с Вадимом ездил. Коротышка лысый, здоровяк с бандитской рожей.
ЛАРИСА. Веня. Вениамин. Вадим уволил его.
ЛИЛЯ. Не поможешь разыскать? У вас должны остаться координаты. Только Вадима не посвящай.
ЛАРИСА. Найти можно. Дом помню, а подъезд, квартиру – уволь. Несколько раз останавливались у его дома, я не выходила из машины. Съездим как-нибудь, покажу. Имя не слишком распространенное, поспрашиваешь, опишешь внешность, соседи подскажут.
ЛИЛЯ (бросилась обнимать подругу). Спасибо, Лара! Когда поедем? Сейчас не можешь? Машина у калитки.
ЛАРИСА. Знаешь, как далеко! В Люблино! Учитывая пробки на дорогах, уйдет часа два – три, если не больше.
ЛИЛЯ. Очень прошу!
ЛАРИСА (показывает на разложенные повсюду вещи). С этим что делать?
ЛИЛЯ. Вернешься – уберешь.
ЛАРИСА. Ладно, едем. Догадываюсь, зачем Веня понадобился, спрашивать не буду. Пожелаешь, сама расскажешь. (Выходят).

З а т е м н е н и е

         Вадим в домашнем кабинете работает за ноутбуком. Звонит телефон.


ВАДИМ (в трубку). Что хотел, завтра нельзя решить? Никаких кредитов Варфоломееву!.. Пусть рассчитается со старым… Нет, нет! Ни в коем случае… Тем более, а ты звонишь… Пока. (Опускает трубку стационарного телефона, включает сотовый). Сергей?.. Что так долго?.. Приедешь – расскажешь. Знаю, и в воскресенье дороги забиты. Жду!
           В кабинет заглядывает Лариса, подходит, обнимает.
ВАДИМ. Ларочка, извини, зашиваюсь.
ЛАРИСА (капризно). У… Нехороший. В воскресенье тоже работа.
ВАДИМ. Иди пока к себе, я скоро освобожусь.
ЛАРИСА (целует мужа). Мне скучно. Обещал, поедем к Кашиным.

ВАДИМ. (Оставляет компьютер, обнимает жену). Обязательно поедем. Еще полчасика посижу, ты пока подумай, что наденешь). (Поцеловав мужа, Лариса выходит. Вадим продолжает работать за ноутбуком, неожиданно в комнату входит его недавняя любовница Антонина, девица лет двадцати. Вадим не сразу замечает гостью, а она подходит сзади, закрывает ему глаза).


ВАДИМ. Ларочка, я же сказал, немного осталось. Не мешай!
АНТОНИНА. Не узнал! Еще недавно восторгался моими руками. Не Ларочка я.
ВАДИМ (поворачивается, убирает ее руки, удивлен). Тоня?
АНТОНИНА. Номера телефонные сменил, не звонишь. Вадим, я беременна.
ВАДИМ (удивлен, недовольно). Я причем?
АНТОНИНА. Я не Дева Мария, зачать от Духа святого. Твой ребеночек. Пятый месяц. Что будем делать?
ВАДИМ. Делать, мы? Не школьница, раньше следовало думать. Чего от меня хочешь? От кого залетела, не знаю, и знать не хочу. Приехала шантажировать?.. И нашла!
АНТОНИНА. Что мне делать? Посоветуй.
ВАДИМ. В подобных делах не советчик. Рожай, делай аборт. (Возмущенно). Всё, что хочешь, и больше, чтобы тебя не видел! Нашла крайнего! Не помню, когда тебя в последний раз видел!
АНТОНИНА. Твой ребеночек. Рожу и привезу тебе.
           Вадим берет трубку сотового телефона.
ВАДИМ. Гриша, зайди. (Антонине). Я тебе привезу!
            Входит охранник - громила Гриша, вопросительно смотрит на Вадима.
ВАДИМ. Выпроводи, и скажи ребятам, чтобы никогда не пускали эту шантажистку!
           Григорий неловко обнимает Антонину и пытается увести. Она ни с места.
АНТОНИНА. Есть врач, готов помочь. Две тысячи евро за операцию требует. У меня таких денег нет, сам понимаешь. Ты последняя надежда. Еще неделя и никто не возьмется.
ВАДИМ. Где раньше была? С меня ничего не получишь. Не тщи себя надеждой. Шантажистов похлещи тебя выпроваживал. (Дает знак Григорию вывести девицу. Охранник берет за руку и тащит Антонину к выходу).
АНТОНИНА. Не желаешь помочь – обращусь к жене. Пожалеешь!
ВАДИМ. Обращайся! Хоть в Организацию Объединенных Наций.
           Григорий уводит упирающую женщину.
ВАДИМ (оставшись один). Только ее не хватало. Нашла каким-то образом, приехала… Лариска узнает – устроит сцену! Две тысячи. Я что, печатаю их?.. Может, врет, на пятом месяце? Не глупая ведь.… Последний раз был у неё…(Считает про себя). Три месяца одна куковала? Не похоже на Тоньку. Однако что-то придумать и помочь девчонке надо. Зря не выслушал.
           Входит Лариса.
ЛАРИСА. Ты скоро? (В этот момент в комнату врывается разъяренная Антонина, следом вбегает охранник, хватает Антонину под руки, пытается вывести).
АНТОНИНА (кричит Вадиму). Ларочка появилась! Рассказал, как обрюхатил меня?
ВАДИМ (охраннику). Кому сказал, увезти шантажистку! С девчонкой не можешь справиться!
ГРИГОРИЙ (тащит упирающуюся Антонину к двери). Вадим Николаевич, вывел ее за ворота. Не знаю, кто впустил.
ЛАРИСА (молча наблюдает, не сразу врубается в ситуацию. Наконец, до неё доходят слова Антонины, грозно кидается на мужа). Она правду сказала? ВАДИМ. Не видишь, шантажистка? Сегодня впервые увидел.
ЛАРИСА (решительно). Гриша, подожди-ка, остановись, отпусти её. (Подходит к Антонине, рассматривает её). Откуда ты взялась, этакая дурочка, из деревни что ли? Нынче и деревенские грамотны, книжки про городских казанов почитывают, телевизор смотрят.
АНТОНИНА. (Ларисе). Весной у него в банке практику проходила. Затащил в кабинет однажды, потом встречаться стали... Квартиру на Бауманской специально снимал. Можете юриста Сергея Петровича спросить. (Поворачивается к Вадиму). Ах ты, козел, впервые увидел!
ЛАРИСА (насмешливо). Подарить квартиру, слабо?
           Григорий в нерешительности продолжает стоять, продолжая держать Антонину за локти, смотрит на хозяина.
ВАДИМ. Врет всё, кто-то надоумил развести меня на бабки. Говорю, не видел эту особу никогда.
АНТОНИНА. Посмотрите на подонка! Никогда не видел… Догадывалась, что врал. Не собирался он разводиться. Я, дурочка, поверила. Сейчас прошу об одном – помогите избавиться от пуза. (Поднимает платье, показывает голый живот).
ЛАРИСА. Обещал жениться, ты и не предохранялась, собиралась привязать мужика. Довела до последнего срока. АНТОНИНА. Клялся, что разведется, женится на мне.
ЛАРИСА (мужу). Правда, обещал? Ничего умнее не придумал? Тупица! (Антонине). Вот что, красавица, врешь ты, или вправду надеялась окрутить его, я с Вадим Николаевичем разберусь, а ты топай отсюда, и чтобы никогда больше не видела. Ничего не обломится. Не надейся!
           Антонина повисла на охраннике, упирается, зарыдала.
АНТОНИНА. Вы женщина, должны понять. Да, я дурочка, поверила. Благородный, порядочный человек. Говорил, вы давно живете раздельно, развод в стадии оформления. Снял квартиру для свиданий. Теперь у меня один выход – в метро под поезд.
ЛАРИСА (вдруг расчувствовалась). Хорошо, подумаем, как тебе помочь. Сейчас иди, я должна разобраться. (Охранник уводит плачущую Антонину. Лариса мужу). Что скажешь? Соври! Только умно!
           Вадим встал, пытается обнять жену, она отталкивает.
ВАДИМ. Прости! Понимаю, нет мне прощения… Всё произошло случайно. Отмечали что-то в банке, все хорошенько поддали, она прицепилась, повисла на мне, я и потерял контроль.
ЛАРИСА. Прицепилась! Красотка так понравилась, что даже квартиру снял для свиданий. (Дает пощечину). Действительно, подонок! Предатель! (Расплакалась, сама себе). Договорились все они, что ли, забеременеть? Начитались советов рублевских писательниц.
ВАДИМ (пытается успокоить). Ларочка, прости! Бес попутал, алкоголь… Вот и оступился. Клянусь, больше никогда! Не взгляну ни на одну женщину.
ЛАРИСА (сквозь слезы). Не прощу. Отныне знать не знаю тебя. Возвращаюсь к маме. … Встречусь с Сергеем, и решим, как оформить развод.
ВАДИМ (становится на колени). Ларочка, прости! Не смогу жить без тебя. Был просто физиологический акт, без всякой душевной близости.
ЛАРИСА. Если бы один раз! Встречался регулярно, снимал квартиру… Никогда не прощу!
ВАДИМ. Весна, гормоны взыграли. Ночи оказалось мало, разрядка потребовалась днем. Я же еще молодой мужчина.
ЛАРИСА. Целыми днями скучаю без дела, жду, а ты нашел с кем разряжаться. С практиканткой. Предатель! Не прощу! Без стука открывается дверь и на пороге вырастает Сергей.
СЕРГЕЙ. Извините. Я не во время. (Намерен выйти).
ЛАРИСА. Оставайся, Сергей, я ухожу. Навсегда из этого дома.
СЕРГЕЙ. Поссорились – помиритесь.
Лариса выходит. Вадим кричит ей вслед: Лара!
ВАДИМ (самому себе). Ситуация…
СЕРГЕЙ. Тоня приходила? Видел её у дома, садилась в такси. (Вадим кивает). Тоже пойду. Вижу, не до разговора. (Хочет уйти, Вадим хватает за руку).
ВАДИМ. Что у тебя, говори. Жизнь продолжается.
СЕРГЕЙ (мнется, не решается начать). Две новости. Одна хорошая, а вторая… Даже не знаю, как начать. Первая. Пришли бумаги из Питерского архива Департамента Герольдии Правительствующего Сената. Нашли в Родословной Книге Дворянского собрания Калужской губернии Васильева. Чиновник из Министерства иностранных дел, с такой фамилией, владел имением. Правда, далековато от нынешней Васильевки, но значения не имеет. Главное, существовал, а сорок километров в ту или другую сторону, не существенно. Остается составить генеалогическую цепочку до наших дней, найти свидетелей, подтверждающих родство.
ВАДИМ. Давай вторую новость, не тяни.
СЕРГЕЙ (не сразу решается заговорить). В Марокко объявились наследники земли и дома. Французы. Их предки сбежали туда от революции и гражданской войны. По-русски фамилия звучит Ларины. В субботу прилетают и первым делом намерены поклониться могилам предков, увидеть остатки усадьбы. Знают, что дом сохранился.
ВАДИМ. Откуда сведения?
СЕРГЕЙ. Глава Администрации позвонил, я только - что от него. Дом и землю не отберут, успокоил он. Я и без него знаю, закона о реституции нет, и никогда не примут. Гостей наверняка будут сопровождать корреспонденты. Узнают, поместье принадлежало семье Лариным, а не Васильевым, как мы доказываем… Впереди неделя, следует предпринять опережающие шаги по выходу из складывающейся ситуации. Столько времени и денег угрохали…
ВАДИМ. Если скрыть от гостей, что претендую стать их наследником? Просто купил развалюху и восстанавливаю.
СЕРГЕЙ. Единственный выход. Важно, не узнали бы, что получить дворянский титул хотим на их семейные владения. Объясни ситуацию Ларисе, предложим её на роль гида для гостей.
ВАДИМ. Идея!.. Правда, Лариса слабо владеет французским. Ее специальность английский и немецкий, ты знаешь… Ох, эта Антонина!.. После сегодняшнего инцидента Лариса откажется, или того хуже. Корреспонденты ухватятся за сенсацию и тогда…
СЕРГЕЙ. Тогда оформим документы через «Новую Элиту».
ВАДИМ (сокрушенно). Следовало с самого начала послушаться Александра Александровича и заплатить. Всё ты! Платить не будем, найдем настоящих предков, оформим законно. Оформили. Насмешек теперь будет!
СЕРГЕЙ. Посмеются и забудут. Не впадай в панику! Еще неизвестно, как пройдет визит бывших соотечественников. Подготовимся, устроим встречу с русским гостеприимством. Время есть. Самый лучший вариант Ларисе предстать переводчицей, если не знают русского. Помиритесь немедленно!
ВАДИМ. (Не слушает, все еще под впечатлением происшествия с любовницей, разговаривает сам с собой). Как Антонину нейтрализовать?.. Две тысячи требует. Можно верить, что потом отстанет?
СЕРГЕЙ. Почему именно две?
ВАДИМ. За аборт, говорит, врач требует… Придется, кое с кем посоветоваться.
З а т е м н е н и е

           Квартира мамы Ларисы, к ней она ушла от мужа. За накрытым столом Лариса и Рита. Чай, торт, бутылка вина, рюмки. Включен телевизор без звука, но понятно, что спутниковое ТВ показывает программу Би - Би - Си на английском.


РИТА. Диктофоном пользуюсь, когда собираю материал на экономическую тему. На этот раз сухую рекламную статью о банке, собираюсь очеловечить, сделать привлекательнее. Рассказать немного об управляющем. Это привлечет в банк новых клиентов.
ЛАРИСА. Знаю я вас, журналюг, мать родную сдадите ради сенсации. Вряд ли я расскажу что-то полезное для банка. Встречу назначила у мамы, а не у себя, – дома бардак, готовимся к переезду.
РИТА. Признаюсь откровенно, почему попросила о встрече. На последней тусовке неожиданно услышала, вы расходитесь, вернулись к маме. Расстроилась! Летит мой материал, а я так рассчитывала на будущий гонорар…
ЛАРИСА (не дает договорить). На тусовке каких только фантазий не услышишь! Почесать языки желающих достаточно. Считаю, упоминать о личности Вадима Николаевича в серьезной статье про банк, ни к чему. Очередную волну зависти вызовешь. Какой гонорар ждешь за статью? Назови. Заплачу вдвойне, если не будет статьи.
РИТА (смутилась). Статья не обычная. Заказная. Рекламная. Всё зависит от заказчика. Банка вашего мужа.
ЛАРИСА. Тысячи баксов хватит? Полторы.
РИТА. Откажусь я, поручат другому корреспонденту.
ЛАРИСА. Говорила с Вадим Николаевичем, как он отнесся?
РИТА. Вполне адекватно. Попросил лишь не писать про будущее дворянство. Почему не поняла. Общественный интерес к дворянству, его традициям, роли в жизни общества постоянно возрастает. Предки Вадима Николаевича принадлежали к дворянскому сословию, естественно, что занялся восстановлением своей родословной.

ЛАРИСА. Кому это интересно? Вадим Николаевич финансист. О преимуществах его банка следует писать, а не рассказывать о предках. К тому же, процесс поисков документов, подтверждающих дворянские корни, долог, зачем же раньше времени трезвонить. Действительно, его прадедушка и прабабушка из потомственных дворян. Служили по дипломатической линии. Когда в обществе стали учитывать происхождение, он вспомнил, что тоже может гордиться.


РИТА. Отец первой жены Вадима Николаевича, депутат Государственной Думы, Александр Александрович, из старинной дворянской семьи. Корни восходят к Ивану Грозному. Там, не разведись с его дочерью, Васильеву автоматически светило дворянство.
ЛАРИСА. Ты, оказывается, знаешь больше меня. Я понятия не имела. Считала, отец Тамары купил титул. Среди думцев модно обзавестись докторской степенью или дворянским титулом. Нынче это просто: обратись в, созданное после перестройки, дворянское общество «Новая Элита России», заплати энную сумму и выбирай себе титул.
РИТА. С первой его женой, какие у вас отношения?
ЛАРИСА. Нормальные. (Возмутилась). Ты будто следователь, вопросы задаешь. Интересуешься не разводимся ли мы, его предками. Какое отношение всё это имеет к рекламной статье? С бывшей его женой общаемся часто. Не подруги и не враги, пытающиеся насолить друг другу. Их общий сын Валера часто живет у нас, берем с собой за границу.
РИТА. Вы довольно давно вместе, а детей не завели.
           Телефонный звонок.
ЛАРИСА (берет трубку). Все впереди. Слушаю, мама. … Пришел к тебе на работу? А ему чего надо?.. У меня корреспондентка. Уже поехал?.. Я собиралась к подруге. Не знаю, как быть… Хорошо, позвоню. Целую. (Опускает трубку, Рите). Извини, ко мне важный гость едет. На все вопросы, кажется, ответила.
РИТА. Спасибо, что уделили время. Надеюсь, продолжим знакомство. (Встала, закрывает блокнот, собирается уходить).
ЛАРИСА. До свидания! (Выходит первая, Рита за ней).
           Некоторое время сцена пуста, по-прежнему беззвучно работает телевизор, возвращается в другом платье Лариса, принимается убирать со стола остатки чаепития. Входит Сергей.

СЕРГЕЙ. (С порога, весело). Как жизнь, беглянка?

ЛАРИСА. Как видишь, нормально. Принес документы, на развод?

СЕРГЕЙ. Ты не передумала?

ЛАРИСА. С чего это я должна передумать?

СЕРГЕЙ. Вадим переживает случившееся, заболел. Давление поднялось, врача вызвали криз гипертонический.

ЛАРИСА. У меня криз был, еле отошла. Так предать после пяти счастливых лет! Снять квартиру для этой девчонки…

СЕРГЕЙ. Он, правда, раскаивается. Не в себе был, выпил лишнее в тот день. Знаешь же современных девчонок, как охотятся за богатыми мужиками, охмуряют. Ну и растаял.

ЛАРИСА. Сережа, лапшу на уши не вешай! Квартиру снимал, тоже не в себе был?

СЕРГЕЙ. Бес попутал. Прости его, говорю. Он переживает, раскаивается. Меня обвиняет, почему не остановил на той вечеринке, позволил Антонине затащить в кабинет. Я, что, ему нянька или телохранитель?

ЛАРИСА. Не поняла, так ты не начал оформлять документы на развод? Зачем тогда пришел, уговаривать простить? Не прощу! Оформляй развод и никаких сантиментов.

СЕРГЕЙ. Подумай. Не спеши.

ЛАРИСА. Я много думала.

СЕРГЕЙ. Вижу, сейчас ты еще не остыла. Пусть Вадим сам убеждает тебя не делать глупостей. Есть еще одно важное дело, зачем я, собственно, пришел. Должна помочь, разводитесь вы или нет. Из Марокко приезжают наследники бывших владельцев Васильевки.

ЛАРИСА. Объявились?! Я предупреждала. Потуги объявить деревню наследственным владением накрылись?


СЕРГЕЙ. Почему накрылись! Родственники в четвертом, или в пятом, поколении. Желают посмотреть на землю предков. Ничего не знают о России, едут впервые. Необходимо встретить на высоком уровне, обаять.

ЛАРИСА. Я причем? Фамилию Васильева скоро сменю. Что от меня хотите?

СЕРГЕЙ. Вадим умоляет помочь ему. Быть переводчицей у гостей. От переводчика зависит, чтобы не возникла тема наших претензий на их наследственные владения.

ЛАРИСА. Возможно, они знают русский. Наверняка с ними переводчик фирмы, организующей поездку. И потом, французским я слабо владею. Сама выучила. В Универе на занятиях особо не требовали, вторым языком у меня был немецкий.


СЕРГЕЙ. Помню, в Антибе, на какой-то выставке, мы с Ниной, и вы с Вадимом, познакомились с художником – французиком. Ты тараторила, словно футбольный комментатор на матче. Полистай разговорники. Словари. Вспомни, всё, что когда-то знала. Сейчас важно встретить и проводить гостей. Выяснение отношений можно перенести.

ЛАРИСА. Помочь предателю? Ни за что! Передай ему афоризм, что вчера вычитала в интернете, «Легко подняться из грязи в князи… Но должен помнить каждый князь, что он не вечен, вечна грязь». Встречусь с марокканцами, расскажу правду, как ты с командой выбирал деревню Васильевку.


СЕРГЕЙ (напуган). У Вадима, действительно, дворянские корни, иначе я не занялся бы поисками. Потомственную усадьбу мы не нашли, это правда. Она где-то в Калужской области, а Вадиму приглянулась именно эта деревенька…(Помолчав). Не делай глупостей, о которых потом пожалеешь.

ЛАРИСА. Я обязательно увижусь с его гостями и все расскажу.

СЕРГЕЙ. (Не прощаясь, направляется к выходу). Я все-таки надеюсь на твое благоразумие.

ЛАРИСА. Надейся, надейся! Все расскажу наследникам Васильевки.
  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница