Методические указания по курсу «Великая Отечесвтенная война советского народа в контексте Второй мировой войны»



страница5/32
Дата22.04.2016
Размер6.31 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Постановлением СНК СССР от 20 декабря 1939 г. «в ознаменование шестидесятилетия товарища Иосифа Виссарионовича Сталина Совет Народных Комиссаров Союза ССР» были учреждены «16 премий имени Сталина (в размере 100 тысяч рублей каждая), присуждаемых ежегодно деятелям науки и искусства за выдающиеся работы»229. Но художественная литература и литературная критика в списке не числились. О них было принято отдельное решение 1 декабря 1940 г. Совет Народных Комиссаров Союза ССР принял Постановление «Об учреждении премий имени Сталина по литературе».


Таким образом, Советский Союз накануне военных событий 1941 г. по общему объёму промышленного производства был на первом месте в Европе и второе место занимал в мире после США. Однако по эффективности производства СССР всё ещё значительно отставал от США, Великобритании, Франции, Германии.


    1. Мероприятия по укреплению обороноспособности государства. Вооружённые силы Советского Союза

Начавшаяся вторая мировая война выдвинула новые требования к Советским Вооружённым Силам, а война с Финляндией в большей степени, чем другие военные действия, в которых участвовала Красная Армия, выявила серьёзные недостатки в организации и вооружении наших войск, их боеготовности и боевом укреплении. Это обусловило необходимость проведения серьёзных преобразований в армии.

В мае 1940 г. специально созданная комиссия во главе с секретарём ЦК ВКП(б) А. Ждановым провела проверку Наркома обороны, в результате которой отмечалось, что Наркомат не имел оперативного плана войны, не знал истинного положения в армии и не обеспечил должного прикрытия границ, не придавал нужного значения полевой выучке войск.

Такое положение не было случайным. По официальным данным начальника управления по начальствующему составу РККА Наркомата обороны СССР Е. Щаденко за 1937 – 1939 гг. из армии уволено 36 892 чел. (без ВВС); 66 % из них – по политическим мотивам (многие были расстреляны или находились в лагерях). Однако к лету 1940 г. 11 тыс. из числа уволенных были восстановлены в армии, но удар по кадрам высшего командного и политического состава, центрального аппарата Наркоматов обороны и ВМФ имел самые негативные последствия.

Согласно мнению Г. Герасимова «репрессии ударили, прежде всего, по верхушке армии, выбили высший руководящий состав, только в отношении этой категории можно и нужно говорить о влиянии репрессий на некомплект командно-начальствующего состава, для остальных категорий это влияние было незначительным. Сама постановка вопроса о некомплекте начальствующего состава и его влиянии на боеспособность армии оказывается излишней при сравнении насыщенности начсоставом РККА и европейских армий». Так, если в 1939 г. на 1-го офицера РККА приходилось 6 рядовых, то в вермахте – 29, в английской армии – 15, в французской – 22, японской – 19230.


Тем не менее, Красная Армия оказалась «обезглавленной» – это, безусловно, учитывалось немцами при нападении в 1941 г. Из первых пяти Маршалов Советского Союза были арестованы трое – М. Тухачевский, А. Егоров и В. Блюхер.

Недостаток квалифицированных кадров в Красной Армии объяснялся не только репрессиями. К 1939 г. завершён переход к кадровой системе комплектования и организации войск. 1 сентября 1939 г. в СССР был принят закон «О всеобщей воинской обязанности», в соответствии с которым призывной возраст снижался с 21 года до 18 лет, увеличивались сроки военной службы, удлинялся срок пребывания военнообязанных в запасе231. Возрастное различие объясняли необходимостью готовить из образованной молодежи специалистов для флота, авиации, артиллерии и бронетанковых войск. К тому же, это позволило уже через год удвоить армейские ряды. Так, в начале 1939 г. в Вооруженных силах СССР служили 2 485 тыс. человек, а к 22 июня 1941 г. – 5 774 тыс. (Вермахт на 15 июня 1941 г. насчитывал 7 329 тыс. чел.). Главным средством пополнения войск офицерскими кадрами служил призыв воинов из запаса. За 1932 – 1938 гг. их было призвано всего 49 тыс. чел., в результате на начало 1938 г. недокомплект их составил 100 тыс. чел.

В 1939 г. была расширена сеть военно-учебных заведений, открыто более 40 новых сухопутных и авиационных училищ, целый ряд школ и курсов соответствующих направлений. К началу войны офицерские кадры для армии и флота готовились в 19 академиях, на 10 военных факультетах при гражданских вузах, в 7 высших военно-морских училищах, 203 военных училищах и на 68 курсах усовершенствования. За три предвоенных года военные училища окончили 48 тыс. чел., курсы – 80 тыс. чел. В первой половине 1941 г. в войска было направлено из училищ и академий около 79 тыс. чел.

Одновременно с реорганизацией вооружённых сил продолжалась реформа в сфере военного производства. К началу третьей пятилетки основные военно-промышленные предприятия располагались на линии Ленинград – Москва – Тула – Брянск – Харьков – Днепропетровск. Остановка вызывала необходимость иметь вторую военно-промышленную базу, недоступную для воздушных ударов противника как с Запада, так и с Востока. Она создавалась в районах Поволжья, Урала, Сибири. К лету 1941 г. там находилась уже почти пятая часть всех военных заводов страны. На развитие оборонной промышленности выделялись необходимые силы и средства. За три с половиной года капиталовложения в военные отрасли составили до одной трети от всех капиталовложений в промышленность232.

В сентябре 1939 г. Комитет обороны принял постановление «О реконструкции существующих и строительстве новых самолётных заводов». Предусматривалось также проектирование и выбор площадок для возведения еще 9 новых объектов самолетостроения. В январе 1940 г. наркомом авиационной промышленности был назначен А. Шахурин. При его непосредственном участии в начале 1940 г. состоялись контакты с немецкой стороной, в ходе которых в Германию были командированы советские специалисты для знакомства с германской авиаиндустриией. Конструктор А. Яковлев, директор московского самолетостроительного завода П. Дементьев и другие побывали на немецких предприятиях, ознакомились с производством боевых самолетов. По результатам поездки наркомом был составлен специальный доклад о состоянии советской и германской авиапромышленности, согласно которому отечественная авиационная отрасль все еще отстает по мощностям от немецкой в 2 раза. В дальнейшем при наркомате были созданы 25 строительно-монтажных трестов, которым выделялось в значительных количествах специальное оборудование. Объем общих капиталовложений в авиационную промышленность в 1940 г. составил 1640 млн. рублей, из которых значительная часть шла на строительство авиационных заводов в восточных областях страны233.

Кроме того, в течение двух предвоенных лет конструкторскими бюро под руководством С. Ильюшина, С. Лавочкина, А. Микояна, В. Петлякова, А. Туполева, А. Яковлева и других в содружестве в работниками авиационной промышленности были созданы истребители Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, пикирующий бомбардировщик Пе-2, штурмовик Ил-2, которые по лётно-техническим данным были на уровне требований времени234.

Таким образом, действия руководства Наркомата авиационной промышленности, а также значительные средства, вкладываемые в отрасль, дали свои результаты. Если в 1940 г доля новейших самолетов от общего числа, произведенных на заводах была минимальной, то в первой половине 1941 г. количество выпущенных новых машин увеличилось более чем в 30 раз. Так, Завод им. Ворошилова в Воронеже за I-е полугодие выпустил 249 Ил-2, Московский завод № 1 за этот же период поставил 1 363 истребителя МиГ-3, а Саратовское предприятие № 292-318 Як-1, перевыполнив плановое задание. Качественный рост виден также из процентного соотношения новой авиационной техники ко всей массе произведенных машин. В 1940 г. оно составило 18 %, в I-м полугодии 1941 г. – 87 %.

Значительное внимание уделялось также развитию танковой промышленности. Большую программу научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в предвоенный период выполнял Ленинградский завод опытного машиностроения им. Кирова. Там наряду с изготовлением и испытанием новых боевых машин (самоходной артиллерии, колесно-гусеничных танков и пр.) проводились работы и в области разработки принципиально новых схем и конструктивных решений узлов ходовой части, создания оборудования для подводного вождения танков при преодолении водных преград и др. Выполнялись эти работы под руководством Н. Барыкова группой способных конструкторов и исследователей, в том числе Г. Гудковым, М. Зигелем, Ф. Мостовым, Г. Москвиным, В. Симским, Л. Трояновым, Н. Цейцем. С участия в экспериментальных работах на заводе имени Кирова начался трудовой путь в танкостроении известных конструкторов М. Кошкина, И. Бушнева, И. Гавалова, А. Сулина и др.235 С января 1939 г. до начала Великой Отечественной войны было выпущено более 7 тыс. машин, но КВ и Т-34 – лишь 1 864236. Причину этого нужно искать в руководстве Наркомата обороны, которое не видело перспектив в использовании на театре военных действий данных танков.

В предвоенные годы большое развитие получила и артиллерийская промышленность. Конструкторами В. Грабиным, И. Ивановым, Ф. Петровым, Б. Шавыриным были созданы новые типы орудий и миномётов. К началу войны были выпущены боевые машины под новы реактивный 132-мм снаряд (БМ-13). Сила нового оружия заключалась в массированном огне: каждая боевая установка за 8 – 10 секунд выпускала 16 снарядов237.

Таким образом, военно-экономический потенциал, созданный в СССР в предвоенные годы, обеспечил в целом важнейшие потребности вооруженных сил в вооружении, техническом и транспортном обеспечении, вещевом и продовольственном довольствии личного состава армии, флота, авиации.

К июню 1941 г. на территориях, прилегающих к западной границе СССР, располагалось 5 приграничных военных округов: Прибалтийский особый военный округ (ПрибОВО) под командованием генерала Ф. Кузнецова; Западный особый военный округ (ЗапОВО) под командованием генерала Д. Павлова; Киевский особый военный округ (КОВО) под командованием генерала М. Кирпоноса; Одесский военный округ (ОдВО) под командованием генерала И. Тюленева; Ленинградский военный округ (ЛВО) под командованием генерала М. Попова238.

Западные морские границы СССР охраняли Северный (СФ), Краснознамённый Балтийский (КБФ) и Черноморский (ЧФ) флоты, под командованием адмиралов А. Головко, В. Трибуца и Ф. Октябрьского.

Всего к началу войны в составе пяти советских приграничных округов и трёх флотов, составлявших первый эшелон стратегического развёртывания советских Вооружённых Сил на случай войны на Западе, насчитывалось порядка 179 расчётных дивизий, около 3 млн. солдат и офицеров, более 38 тыс. орудий и миномётов, 8,8 тыс. танков, 8,8 тыс. самолётов и 182 боевых корабля основных классов.

К июню 1941 г. дислокация советских войск на западных границах не отвечала задачам отражения внезапного нападения противника. Для объяснения сложившейся ситуации в 1990-ые гг. в работах ряда исследователей был выдвинут и обоснован тезис о том, что Советский Союз летом 1941 г. сам готовил нападение на Германию и оккупацию Центральной Европы, но был упреждён всего на несколько недель немецким нападением239.

Действительно, недавно рассекреченные стратегические планы советского Генерального штаба накануне войны – «Соображения по плану стратегического развёртывания Вооружённых сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками» от 15 мая 1941 г. (подготовленная начальником Оперативного Управления Генштаба генералом Н. Василевским с правками заместителя начальника Генштаба Н. Ватутина) предусматривали наступательную стратегию боевых действий Красной Армии в случае начала войны на Западе240.

Рассматривая возможность нападения Германии на СССР, советский Генштаб предполагал отразить первоначальный натиск противника (сила которого им явно недооценивалась) контрударами механизированных войск и авиации советских приграничных округов, а затем, после завершения развёртывания основных сил («второго стратегического эшелона») Красной Армии, предполагался переход в решительное наступление с целью разгрома врага и завершения войны. В связи с угрожающей концентрацией германских войск на западных границах СССР с мая 1941 г. к рубежу Днепра и Западной Двины начал подтягиваться второй эшелон стратегического развертывания советских Вооружённых сил в составе шести общевойсковых армий (16-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я и 24-я) под командованием генералов М. Лукина, И. Конева, Ф. Ремезова, В. Герасименко, Ф. Ермакова и С. Калинина, сформированных из войск внутренних военных округов страны241.

Таким образом, наступательные действия советских войск предусматривались не как средство неспровоцированной агрессии СССР в Европу, а в качестве ответной меры военного реагирования в отношении вполне реальной к июню 1941 г. угрозы нацистского нападения. Кроме того, до последнего момента советское руководство было уверенно в том, что непосредственному нападению на Советский Союз будет предшествовать предъявление официального ультиматума.

Несомненно то, что в предвоенные годы была проделана огромная работа по подготовке страны к войне.




    1. Социально-экономическое, политическое и культурное положение в БССР

Накануне Великой Отечественной войны положение Беларуси определяется с одной стороны объединением белорусского народа в рамках одного государства, произошедшее осенью 1939 г., с другой – продолжением репрессивной политики большевистской власти, которая заключалась также и в депортации значительного западнобелорусского населения.

Следует отметить, что БССР в конце 1930-ых гг. представляла собой ярко выраженные особенности её двух частей – восточной и западной. Если в восточной и центральной Беларуси советская система существовала более чем два десятка лет, то в западной – Советы только начали проводить свои политические, экономические, социально-культурные преобразования на советской основе. Так как база в западной части Беларуси была довольно слабой, поэтому основное строительство продолжалось в восточных областях.

Первоочередное внимание было обращено на развитие промышленности. На протяжении 1938 г. – первой половины 1941 г. в республике было введено в строй около 300 промышленных объектов: Мозырская электростанция, радиозавод и кинофабрика в Минске, консервный завод в Рогачёве и т.д. Но эти и другие изменения были характерны в основном для восточных территорий БССР. В её западной части после проведения национализации банков, промышленных предприятий, транспортных средств начинался процесс укоренения советской формы производства242. На промышленное строительство в западных областях были проведены ассигнования значительных сумм. Уже через год после воссоединения на западе Беларуси действовало около 392 предприятий, на каждом из которых работало более чем по 20 человек. Объём промышленной продукции увеличился в конце 1940 г. практически в 2 раза в сравнении с 1938 г. и составил 27,6 % промышленного производства республики. Во второй половине 1940 г. в западных областях началось интенсивное строительство аэродромов, мостов, подъездных дорог и т.д.243

Вместе с тем промышленность Беларуси перед войной столкнулась с некоторыми проблемами. Увеличилось количество недостроенных промышленных и социальных объектов. Многие предприятия работали неритмично. В 1940 г. промышленность строительных материалов, бумажная и лесная отрасли не выполнили поставленных планов.

Учитывая приграничное положение республики, советское руководство в целях укрепления обороноспособности придавала особенное значение развитию транспорта. Речной флот также пополнился новыми буксирам и самоходными суднами. Была создана сеть судоремонтных и судостроительных верфей.

Одновременно проходило строительство новых и реконструкция старых автомобильных дорог. Протяжение автодорог с твёрдым покрытием превысило 11 тыс. км. Шоссейные дороги связали Минск с областными и многими районными центрами. Накануне Великой Отечественной войны автопарк республики насчитывал около 21 тыс. автомашин.

Значительное внимание уделялось совершенствованию работы железнодорожной транспортной системы. Были реконструированы железнодорожные узлы Витебска, Гомеля, Жлобина, Могилёва, Орши, Осипович, Полоцка. Протяжённость железных дорог Беларуси в предвоенные годы составляла 5,7 тыс. км. Однако осуществить полную модернизацию железнодорожной системы не позволяли время и средства. В западных регионах Беларуси железнодорожная колея оставалась не расшитой под стандарт советских железных дорог. Реконструкции подверглась только магистраль на участке Минск – Барановичи, что в дальнейшем сыграло отрицательную роль в эвакуации населения и передвижения военных частей244.

Что касается сельскохозяйственной отрасли, то здесь отличия в развитии между восточными и западными областями ещё более очевидны, так как в центральной и восточной Беларуси процесс перехода на коллективную систему хозяйствования к моменту объединения был завершён. Партийные комитеты приобрели опыт управления и организации сельскохозяйственного производства. В 1941 г. на полях 10 тыс. колхозов работало около 13 тыс. тракторов, 1 590 комбайнов, 3 тыс. сеялок, 1 340 картофелекопалок и т.д.

Особенностью производства в значительном большинстве колхозов и совхозов в восточных и центральных областях в передвоенные годы стали работы по осушению заболоченных земель. Так, в 1940 г. в мелиоративных работах в БССР участвовало около 63 тыс. человек из 3 325 сельхозартелей. На протяжении 1938 – 1940 гг. было осушено больше чем 200 тыс. га заболоченных земель.

Что касается западных территорий Беларуси, то здесь в отношении к зажиточным крестьянам проводилась политика ограничения путём повышения денежных и натуральных налогов. Были установлены нормы землепользования в размерах 10, 12 и 15 га земли в зависимости от урожайности почвы и состава семьи. Одновременно уже с осени 1939 г. началось формирование колхозно-совхозной системы, которая создавалась на основе имущества помещиков. Так, к июню 1941 г. было создано 1 115 колхозов и 28 совхозов, которые объединяли около 7 % хозяйств и 7,8 % земли. Их обслуживали 101 МТС, насчитывающие 997 тракторов, 368 сеялок и 193 автомашины.

Главной проблемой белорусской деревни в довоенное время было ограничение самостоятельности коллективного хозяйства. Система директивного планирования, обязательные поставки продукции государству, бюрократическое командование колхозами – главные причины торможения развития деревни.

Следует отметить, что официальная статистика в довоенные годы показала рост доходов рабочих. Однако материальное положение всех слоёв советского общества, в том числе и населения Беларуси, не улучшилось. В сравнении с периодом Нэпа белорусский крестьянин в конце 1930-ых гг. меньше употреблял хлеба, мяса, молока. Цены на зерно и ряд других продуктов питания в 10 – 12 раз были ниже, чем рыночные. Ухудшилось положение и городского населения. Индекс розничных цен в 1940 г. был 6,3 раза выше в сравнении с 1928 г., увеличились цены на основные продукты питания, промышленные товары. Реальная заработная плата достигла уровня 1928 г. только в 1940 г.245

Известно, что успешное развитие экономики, обороноспособности государства непосредственно зависит от состояния развития образования и науки. БССР имела 51 научно-исследовательское учреждение. Значительное внимание уделялось охране здоровья населения. В городах и деревнях Беларуси работала около 5 тыс. врачей. На территории республики работал свыше 4 тыс. массовых библиотек, 20 театров, около 4 тыс. клубов и 25 музеев. В 1940 г. выходили 252 газеты, 27 журналов, годовой тираж которых превышал 194 851 тыс. экземпляров246.

В Западной Беларуси, где практически отсутствовали высшие учебные заведения, в 1940 г. начали работать педагогический и вечерний учительские институты в Белостоке, учительские институты в Бресте, Молодечне и Лиде. Функционировали также 8 медицинских и 7 народнохозяйственных техникумов. Работали 5 драматических театров, 220 библиотек, 100 кинотеатров, 92 дома культуры.

Вместе с некоторыми достижениями в экономическом и социально-культурном отношении напряжение в обществе вызывали аресты и массовые депортации в западных областях республики. Ещё в конце 1939 г. были арестованы известные белорусские национальные деятели – А. Луцкевич, В. Багданович, В. Самойло и др. Согласно решению руководителя НКВД СССР Л. Берия от 5 декабря в западных областях Беларуси выселению подлежали работники лесной охраны и военные осадники. С февраля 1940 г. по 20 июня 1941 г. было репрессировано около 125 тыс. человек.

Таким образом, накануне Великой Отечественной войны на территории Беларуси существовала сложное положение, так как советское правительство стремилось установить и закрепить советские порядки в западной части БССР. Кроме того широко практиковалось административно-командное давление на граждан, принуждение к выполнению различных мероприятий советской власти, значительные репрессии и депортации. Всё это происходило на фоне ощущения приближающейся войны.




    1. Западный особый военный округ (командующий генерал армии Д.Г. Павлов, начальник штаба генерал-майор В.Е. Климовских, член военного совета корпусной комиссар А.Я. Фоминых). Меры по укреплению новой государственной границы

В связи с объединением Западной Беларуси с восточной её частью возникли новые вопросы по обороноспособности СССР в целом, Белорусской ССР в частности. Оборудованная в военных отношениях старая советская государственная граница оказалась в тылу, а наличие в районе Сувалок и Бреста военных немецких группировок требовало от СССР адекватных решений по подготовке в короткий термин данной территории как возможный плацдарм для военных действий.

Уже в 1939 г. в ЦК, обкомах, райкомах КП(б)Б были созданы военные отделы, которые осуществляли руководство военно-мобилизационной работой и патриотическим воспитанием населения. Предприятия переходили на суточные графики работы, развёртывалось соревнование за перевыполнение планов по всем показателям247.

Территория Беларуси в военно-стратегическом отношении входила в состав Западного особого военного округа (ЗапОВО).

История данного округа начинается с 28 ноября 1918 г., когда был издан приказ Революционного Военного Совета Республики (РВСР) о формировании Минского военного округа на территории Смоленской, Витебской, Могилевской, Минской и Виленской губерний. Управление округа размещалось в г. Смоленске. Постановлением РВСР от 14 декабря 1918 г. округ был переименован в Западный (ЗапВО). В августе 1919 г. округ был передан в подчинение РВС Западного фронта. В ноябре 1920 г. окружное управление было слито с полевым управлением Западной армии и управлением Войск внутренней службы Западного фронта, а в декабре 1920 г. вошло в состав управления Западного фронта, которое взяло на себя все функции окружного управления. 14 апреля 1924 г. Западный фронт был преобразован в Западный военный округ, а 2 октября 1926 г. переименован в Белорусский военный округ (БВО). Новый этап организационного развития БВО начался в конце 1930-ых гг. Согласно приказу наркома обороны N: 0151 от 26 июля 1938 г. БВО был переименован в особый военный округ (БОВО) и в его составе на базе управления 4-го стрелкового корпуса была сформирована Витебская армейская группа, в которую входили войска, расположенные на территории Витебской и Минской областей, а на базе управления 5-го стрелкового корпуса – Бобруйская армейская группа, объединявшая войска на территории Могилевской, Гомельской и Полесской областей. 248.

Начавшееся 7 сентября 1939 г. мобилизационное развертывание войск БОВО вызвало преобразование управлений армейских групп. Витебская, Минская и Бобруйская армейские группы были переименованы соответственно в управления 3-й, 11-й и 4-й армий249.

Далее, согласно приказа наркома обороны N: 0141 от 11 июля 1940 г. в связи с формированием нового Прибалтийского военного округа в состав БОВО передавались войска, расположенные на территории Смоленской области, и округ переименовывался в Западный ОВО250.

В июне – июле 1940 г. произошла смена командования округа: командующим стал генерал-полковник (с февраля 1941 г. генерал армии) Д. Павлов, членом Военного совета – корпусной комиссар А. Фоминых, начальником штаба – генерал-майор В. Климовских251.

ЗапОВО был одним из сильнейших военных округов в Советских Вооруженных Силах. По своему составу он уступал лишь Киевскому особому военному округу. В нем насчитывалось около 672 тыс. человек, 10 087 орудий и минометов (без 50-мм миномётов), 2 201 танк (в том числе 383 KB и Т-34) и 1 909 самолетов (из них 424 новых)252. Это составляло четверть войск, сосредоточенных в западных округах. Кроме того на стыке Западного и Киевского особых военных округов базировалась Пинская военная флотилия (командующий контр-адмирал Д. Рогачев), сформированная в июне 1940 г. из кораблей и частей Днепровской военной флотилии. Главной базой флотилии был Пинск, тыловой базой – Киев. К началу войны флотилия имела 78 орудий береговой артиллерии, 14 самолетов, 12 кораблей, 30 катеров. После мобилизации в её составе находились 7 мониторов, 8 канонерских лодок, 8 сторожевых кораблей, 10 сторожевых катеров, 15 бронекатеров, 4 тральщика, минный заградитель, отряд глиссеров и полуглиссеров, зенитный артиллерийский дивизион, отдельная авиаэскадрилья, отдельная рота морской пехоты, 7 самоходных плавбаз253.

Тем не менее, к началу войны большинство частей, а также 13-я армия под командованием генерал-лейтенанта П. Филатова находились на стадии реорганизации, перевооружения и формирования. Значительная часть соединений была недоукомплектована личным составом, оружием и военной техникой. В округе имелись 44 стрелковые дивизии. Уровень боевой подготовки был крайне низким, штабы не имели необходимой выучки и организованности. Большой контингент личного состава, призванный из запаса, за зиму и весну 1941 г. не успел пройти даже курс боевой подготовки. В конце апреля 1941 г. в округе началось формирование 4-го воздушно-десантного корпуса под командованием генерал-майора А. Жданова, приказ о его назначении был отдан лишь в начале войны254.

Особенно плохо обстояло дело с укомплектованием автобронерованных войск. Из 6 создаваемых механизированных корпусов только 6-й под командованием генерал-майора М. Хацкилевича располагал 352 новыми танками. В остальных 5 корпусах машин современной конструкции практически не было. Они были укомплектованы на 5 – 10 % танками БТ и Т-26255.

Воздушные силы округа состояли из 8 авиадивизий: 4 бомбардировочных, 3 смешанных и 1 истребительной, а также 36 авиаполков и 8 корпусных авиаэскадрилий, которые были оснащены самолётами в основном старых конструкций. Так, из 855 истребителей новыми были только 253 машины. Неудачной была и структура организации воздушных сил округа. Все авиасоединения распределялись между округом и армиями. Централизованного управления авиацией не было256.

Передвоенный состав армий ЗапОВО имел противовоздушную оборону, которая включала систему воздушного наблюдения, оповещения и связи, истребительную авиацию, зенитную артиллерию средних и малых калибров, зенитные пулемёты и др. Бригады ПВО прикрывали Минск и Белосток, полк ПВО – Гродно, зенитные дивизионы прикрывали железнодорожные узлы, электростанции, склады и другие важные объекты.

Государственную границу охраняли 4 отряда Белорусского пограничного округа: 86-й (Августовский), 87-й (Ломжинский), 88-й (Шепетовский) и 17-й (Брестский) – общим количеством около 9 тыс. человек257.

На территории Беларуси накануне военных действий 1941 г. особая бригада внутренних войск НКВД СССР, а её 132-й особый батальон размещался в стенах Брестской крепости. Основы взаимодействия между начальством гарнизонов Красной Армии и командованием частей войск НКВД были установлены совместной директивой Наркомата обороны СССР и НКВД СССР от 20 марта 1941 г., которую подписали заместитель Наркома обороны СССР маршал С. Будённый и заместитель Наркома внутренних дел СССР генерал-лейтенант И. Масленников258.

Не лучшим образом обстояло дело с развитием средств связи. В войсках округа до начала войны в основном использовались телеграфные и телефонные линии Наркомата связи. Табельными средствами связи войска округа были обеспечены следующим образом: радиостанциями армейскими и аэродромными на 26 – 27 %, корпусными и дивизионными – на 7 %, полковыми – на 41 %, батальонными – на 58 %, ротными – на 70 %. Для того, чтобы обеспечить оперативное руководство и управление войсками, этого было явно не достаточно. Слабым местом было и то, что штаб округа не имел подвижных средств связи.

Кроме выше изложенного, воинские подразделения испытывали острый недостаток командирских кадров. Так, укомплектованность офицерами-танкистами механизированных корпусов составляла 45 – 55 %, сержантами – всего 19 – 36 %.

Следует отметить, что руководство БССР и командование ЗапОВО большое внимание уделяли инженерному оборудованию территории Беларуси, особенно Белостокского выступа. Так, 9 ноября 1940 г. Приказом Наркома обороны СССР С. Тимошенко при начальнике Главного военно-инженерного Управления Красной Армии был создан Технический совет, куда были приглашены самые квалифицированные военные инженеры: комбриг А. Хренов (председатель), генерал-лейтенант Д. Карбышев, бригадные инженеры М. Васильев, Г. Чистяков, Б. Скрамтаев и др., в ведении которого и было строительство оборонительных укреплений на западных границах БССР. Непосредственное управление строительство УРов было возложено на маршала Б. Тимошенко259.

Кроме того была введена должность помощника командующего войсками округа по строительству УРов. В довоенные годы её занимал генерал-майор И. Михайлин260.

Планировалось построить четыре укрепрайона (УР): Гродненский, Осовецкий, Замбровский и Брестский. Каждый УР имел протяжённость от 80 до 180 км. и глубину обороны от 3 до 8 км. Передний план оборонительного рубежа обычно проходил в 2 – 8 км. от государственной границы.

Из четырех выше перечисленных УРов Гродненский должен был быть наиболее мощным. По фронту в 80 км от р. Неман восточнее г. Сопоцкин и до г. Гонендза планировалось построить 606 дотов. Глубина обороны должна была составить 5 – 6 км и оперативно этот УР подчинялся командованию 3-й Армии, штаб которой размещался в Гродно. Тут же находилось и Управление начальника строительства № 71 (УНС 71), которое руководило строительством 68 Ура. Для непосредственного строительства на местах были сформированы 6 строительных участков. К УНС 71 были прикреплены Августовский, Гродненский, Домбровский, Кнышинский, Скидельский, Соколковский и Сопоцкинский районы, местные власти которых должны были мобилизовать все ресурсы для оборонительного строительства. Летом 1940 г. в соответствии с приказом Наркома обороны и командующего ЗапОВО от 6 июля началось строительство узлов обороны Гродненского укрепленного района (ГУР)261. Все работы по строительству были прерваны на зимний период и продолжены весной 1941 г.262

Генеральным планом оборонительного строительства предусматривалось завершить постройку и оборудование первой полосы обороны и опорных пунктов укрепрайонов в 1940 – 1941 гг. В последующие годы планировалось построить вторые полосы и окончательно оборудовать законсервированные укрепрайоны второй линии (Полоцкий, Себежский, Минский, Слуцкий, Мозырский), которые были построены на старой границе и находились в 200 – 300 км. от первой полосы обороны263.

Таким образом, уже в 1940 г. развернулись работы по созданию линии укрепрайонов вдоль новой государственной границы. Основу каждого Ура составляли узлы обороны и опорные пункты. Кроме того на протяжении 470 км. приграничной полосы на территории Беларуси планировалось строительство 550 дотов и 990 укреплений полевого типа. Летом 1940 г. работы начались более чем на 100 участках. Развернулось строительство новых и модернизация старых аэродромов. На строительстве 15 аэродромов на брестском направлении и 12-ти на белостокском работало па 2 – 4 тыс. человек; на начало 1941 г. количество рабочих достигало 160 тыс. человек264.

Нельзя не отметить роль командующего войсками ЗапОВО Д. Павлова в укреплении обороноспособности белорусских территорий, который не раз направлял различного плана документы партийному и республиканскому руководству Беларуси по вопросам оборонительного строительства. Так, 29 апреля 1941 г. он обратился в ЦК КП(б)Б и СНК БССР с предложением оказать помощь в завершении до 15 июня 1941 г. строительства 7 аэродромов, срочно организовать производство в Беларуси емкостей для хранения горючего, включить в план строительство параллельных шоссейным грунтовых дорог для гусеничной техники. Военный совет округа просил правительство БССР до 15 июля 1941 г. завершить оборудование в городах зданий под госпитали, до 1 июня 1941 г. довести до плановых показателей запасы муки, крупы, консервов, а так же топлива на Белостокской, Брестской, Белорусской и Западной железных дорогах. Используя полномочия командующего особым военным округом, Д. Павлов по вопросам оборонительного строительства обращался и в центральные правительственные и партийные органы СССР. Например, 18 февраля 1941 г. он направил донесение № 867 на имя И. Сталина, В. Молотова и С. Тимошенко, в котором просил выделить значительные средства на шоссейно-грунтовое строительство в Беларуси. «Считаю, что западный театр военных действий должен быть обязательно подготовлен в течение 1941 г., а поэтому растягивать строительство на несколько лет считаю совершенно невозможным» 265.

Таким образом, военные части Красной Армии, расположенные в западных приграничных округах, в том числе и ЗапОВО, уступали войскам вермахта по количественному составу военных. В остальном было преимущество. Но стоит обратить внимание на качественное превосходство немецких частей, в то время как боеспособность советской армии в итоге реорганизаций 1939 – 1940-ых гг. была снижена.


Вопросы для самоконтроля:

  1. Охарактеризуйте экономическое и культурное положение Советского Союза накануне Великой Отечественной войны.

  2. Дайте оценку мероприятиям по укреплению обороноспособности советского государства накануне военных действий 1941 г.

  3. Был ли готов Советский Союз отразить нападение гитлеровской Германии в 1941 г.?

  4. Каковым являлось политическое, социально-экономическое и культурное положение БССР накануне событий Великой Отечественной войны?

  5. Западный особый военный округ и меры по укреплению новой государственной границы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница