Методические указания по курсу «Великая Отечесвтенная война советского народа в контексте Второй мировой войны»



страница10/32
Дата22.04.2016
Размер6.31 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   32

Политика геноцида. Концентрационные лагеря, тюрьмы. «Окончательное решение еврейского вопроса» на белорусских территориях. Карательные операции

Нацистский оккупационный режим в лице немецкой администрации и коллаборационистских военных формирований был направлен на массовое уничтожение местного населения.

В общих чертах судьба народов СССР, в том числе и белорусов, была определена в генеральном плане «Ост», подготовленном в Имперском управлении государственной безопасности по приказу рейхсфюрера Г. Гиммлера в 1940 г.462 Первый вариант плана, о существовании которого знал строго ограниченный круг личностей, относился в основном территории Польши. После нападения Германии на Советский Союз были разработаны основы фундаментальные положения и принципы колонизаторской политик нацистов на оккупированной территории СССР. Следует отметить, что полный текст плана «Ост» так и не был найден. Однако, в распоряжении историков оказался довольно подробный пересказ тезисов данного плана. Имеются в виду замечания и предложения рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, дошедшие до нас в изложении Э. Ветцеля, одного из служащих Имперского министерства по делам оккупированных восточных территорий под руководством А. Розенберга.

Согласно генеральному плану «Ост» предусматривалось «выселение 75 % белорусского населения с занимаемой им территории. Значит, 25 % белорусов, по плану главного управления имперской безопасности, подлежат онемечиванию… Они должны быть также переселены в Западную Сибирь»463. Что означало их фактическое уничтожение.

В самом начале оккупации Беларуси уничтожение местного населения проводилось в соответствии с «Приказом о комиссарах» от 6 июня 1941 г. и приказом фельдмаршала В. Рейхенау от 10 октября 1941 г., согласно которому «борьба против большевизма требует принятия беспощадных и энергичных действий…», «безжалостное уничтожение расово чуждых нам коварства и жестокости, а тем самым обеспечение жизни германского вермахта в России» 464.

Для того чтобы придать более организованный и эффективный характер уничтожения населения, нацистами была создана система концентрационных лагерей и тюрем.

По официальному определению их можно разделить на лагеря смерти для военнопленных (дулаги, шталаги, офлаги), для гражданского населения (рабочие лагеря СД, женские лагеря, пересыльные лагеря СС, штрафные лагеря)465. Особо следует отметить концентрационные лагеря для еврейского населения – гетто.



Лагеря для советских военнопленных. На территории главнокомандования сухопутными силами вермахта (ОКХ) распределением, охраной и использование труда военнопленных занимался Отдел по делам военнопленных, а с 1942 г. – начальник по делам военнопленных. Последнему подчинялись командиры военнопленных в отдельных военных округах Германии. В отдельных районах в их распоряжении находились окружные коменданты по делам военнопленных. В прифронтовой полосе и оперативной зоне военнопленными занимались войска, находившиеся в подчинении ОКХ, в частности служба генерал-квартирмейстера, руководителем которой был генерал-майор Э. Вагнер. Ему подчинялись комендатуры сборных и пересыльных лагерей466.

После взятия в плен военнослужащих распределяли из дивизионных сборных пунктов в армейские сборно-пересыльные пункты (только на территории Витебской обл. их существовало около шести – 6-й и 9-й в Орше; 7-й в Полоцке, Дисне, Поставах; 8-й в Витебске и Лепеле; 10-й в Орше, Витебске, Дисне и 21-й в д. Воронцевичи Толочинского р-на), откуда после первичного учёта их направляли в транзитные или пересыльные лагеря (дулаги) (например, №№ 126, 127 и 240 в Орше; №№ 112, 313 в Витебске; № 125 в Миорах и Полоцке; № 155 в д. Боровуха Полоцкого р-на; № 230 в Витебске и Орше; № 231 в Докшицах и Поставах; № 203 в г.п. Коханово Толочинского р-на). Они были достаточно подвижными и часто меняли своё месторасположение. В их задачу входила быстрая передача пленных в лагеря, находившиеся в тылу. В дулаге проводилась первоначальная регистрация и внесение их в так называемые «регистрационные списки». Опознавательных жетонов здесь не выдавали, за исключением военнопленных, которых оставляли в лагере на более длительный срок для использования на различных работах. Предоставлять пленных гражданским службам и хозяйственным организациям дулагу не разрешалось. В силу нахождения в оперативном районе дулаги также часто меняли своё месторасположение467.

На основании ежедневных донесений ОКХ о загрузке дулагов Верховное главнокомандование (ОКВ) определяло число пленных, которых те должны были передавать в стационарные лагеря – лагеря для рядового и сержантского состава (шталаги) (например, № 313 (5-й полк) в Витебске, № 342 филиал в Глубоком, № 351 в Глубоком, Докшицах, № 353 в Орше, № 354 в Полоцке, в Боровухе-1, 2, 3 и в Лепеле) и офицерские лагеря (офлаги) (всего на территории Беларуси выявлено два – в Слуцке и Бобруйске), в которых на каждого военнопленного заводилась личная карточка, содержавшая все основные учетные данные. В неё заносились также места трудового использования, болезни, время госпитализации, побеги, наказания и т.д. Каждому военнопленному выдавался жетон с личным номером, позволявшим его идентифицировать.

Офлаги и шталаги, находившиеся продолжительное время на одном месте, имели бараки для размещения военнопленных. В шталагах из числа пленных формировалось большое количество рабочих команд, которые использовались как в районах военного, так и гражданского подчинения. Хотя, согласно положениям Женевской конвенции1929 г. офицеры не должны были привлекаться к физическому труду. Однако, по мнению германской стороны, соответствующая статья данного соглашения не имела силы в отношении попавших в плен младших офицеров Красной Армии.

В случае необходимости, наряду с основными лагерями, могли быть организованы отдельно расположенные вспомогательные лагеря. Среди них следует различать отделения лагерей, как в районе нахождения основного лагеря, так и за его пределами. Власть над всем лагерем находилась в руках коменданта – офицера в звании не ниже майора. Командные кадры для лагерей военнопленных готовились на учебных курсах в шталаге II-D Штаргард (Померания).

Охраняли лагеря военнопленных охранные батальоны, формировавшиеся, как правило, из солдат пожилого возраста или выздоравливающих после ранения фронтовиков. В отдельных случаях их усиливали так называемыми «вспомогательными войсками охраны», которые состояли из гражданских лиц , подчиненных местным военным комендантам. В конце войны для этих целей использовались и местные жандармы468.

Так, на территории Полоцка на 10 августа 1941 г. было зарегистрировано около 4 300 военнопленных, которые в дальнейшем были распределены в дулаг № 125. Комендантом данного лагеря был подполковник Хензель, его адъютантом – лейтенант фон Заер. В 1941 г. подчинялся 403-й охранной дивизии, с 1942 г. – 201-й охранной бригаде. По некоторым данным имел филиалы на станциях Полоцк, Борковичи, Бигосово, Подсвилье, Загатье, Фариново469.

В пригороде Полоцка Боровухе был размещён шталаг № 354. Например, в Боровухе-1 содержалось около 18 тыс. военнопленных, в том числе гражданское население. На апрель 1942 г. оставалось в живых около 500 человек, остальные умерли, были расстреляны, незначительная часть бежала. В Боровухе-2 содержалось 240 военнопленных, которые использовались на разгрузочно-погрузочных работах на железной дороге. В Боровухе-3, по данным на октябрь 1941 г., содержалось 12 тыс. военнопленных и гражданских лиц. К концу октября 1941 г. умерло около 12 тыс. человек, после чего лагерь был закрыт. Расформирован 8 апреля 1943 г.470

Условия в концентрационных лагерях были специально созданные с целью естественного вымирания как военнопленных, так гражданских. Согласно воспоминаниям одного из узников Ю. Горбатенко: «… территория лагеря была трёхсторонней. По периметру возвышались трёхэтажные кирпичные корпуса-казармы. Вся территория была обнесена колючей проволокой. По углам были наблюдательные вышки охраны, к которым крепились прожектора и пулемёты… . …день в концлагере начинался, когда ещё было темно…. Узники спешили получить свою пайку хлеба и половник мутной жидкости… Каждый день, не смотря на погоду, большую колонну узников гнали на лесозаготовки. Уничтожался сосновый бор на левом берегу Полота. Там же, за Полотой расстреливали узников. Трупы складывали в штабеля и сжигали… Несколько команд работала на разгрузке вагонов. Когда пленные возвращались в лагерь, им выдавали обед: половину солдатского котелка баланды из отходов после чистки гречки, тушенную в воде брюкву и небольшой кусочек хлеба. Вечером получали практически тоже самое…»471. Вспоминает М. Скрябин: «В лагеря «дулаг-125» и «шталаг-354» я попал в конце октября 1941 г. Пленных было очень много… Зимой гоняли восстанавливать мост: на пронизывающем ветру, большими группами. Ведут обратно, у кого-то нет сил – свои помогают... человек падает – фашист стреляет... Болел тифом. Пришел в так называемый госпиталь (просто изолированное помещение). На асфальтовом полу больной, шинелью накрытый... опилки на шинели двигаются? Это вши. В начале 1942 г. установили порядок – вшей бить. Ложкой. Вывернут рубашку и по швам ложкой водят. Оттуда только красная кровь...»472.

Таким образом, согласно данным командующего тылом группы армий «Центр» М. фон Шенкендорфа на момент 20 декабря 1943 г. было зарегистрировано 24 642 военнопленных, ежедневно в среднем умирало 32 человека. Следует отметить, что в концлагерях для военнопленных нередко находилось и гражданское население, попавшее туда, как правило, в ходе проведения карательных операций.

Кроме лагерей для военнопленных создавались и для гражданского населения. На всей оккупированной территории Третьего рейха нацистами было создана огромная сеть концлагерей для мирных граждан, среди которых своим ужасом и масштабами выделяются Освенцим (Аушвиц) (Польша, более 4 млн. чел. уничтоженных), Равенсбрюк только для женского населения (Германия, около 93 тыс.), Дахау (Германия, около 70 тыс. чел.) и т.д.

На территории Беларуси одним из крупных лагерей смерти и по территории, и по количеству убитых являлся Тростенецкий концентрационный лагерь смерти. Название «Тростенец» объединяет несколько мест массового уничтожения людей: урочище Благовщина – место массовых расстрелов (место выбрано осенью 1941 г.); собственно лагерь – рядом с деревней Малый Тростенец в десяти километрах от Минска по Могилевскому шоссе; урочище Шашковка – место массового сожжения людей (создано в 1943 г.)473.

Собственно лагерь в окрестностях деревни Малый Тростенец был создан Минской полицией безопасности и СД в начале 1942 г. как трудовой лагерь на 200 гектарах угодий довоенного колхоза им. Карла Маркса для обслуживания подсобного хозяйства. Здесь был построен дом для коменданта, помещения для охраны, гараж. От Могилевского шоссе к лагерю была проложена неширокая дорога, посажены по бокам молодые тополя. Лагерь имел ограждение из колючей проволоки под электрическим током, вышки для круглосуточной охраны, вооруженной пулеметами и автоматами, предупредительные надписи на немецком и русском языках: «Вход в лагерь воспрещается, без предупреждения будут стрелять!».

К маю 1942 г. на территории лагеря было создано большое хозяйство по производству продуктов питания. Работали также мельница, лесопилка, слесарная, столярная, сапожная, портняжная и другие мастерские, удовлетворявшие нужды оккупантов.

Как вспоминали немногие оставшиеся в живых заключенные, условия жизни и работы в лагере были тяжелыми. Военнопленные и гражданские узники сначала размещались в сарае на мокрой соломе или в погребах. Позже были построены бараки из сырых досок. Кормили отходами с кухни подсобного хозяйства. Произвол охранников, расстрелы заключенных стали буднями лагеря474.

Таким образом, по количеству жертв Тростенецкий концлагерь занимает четвертое место после таких печально известных нацистских лагерей смерти в Европе, как Освенцим, Майданек и Треблинка, в котором немецко-фашистскими властями уничтожено свыше 206 тысяч человек.

Что касается территории Витебской области, то здесь одним из наиболее крупных лагерей являлся шталаг № 313 (т.наз. 5-й полк) г. Витебска, который первоначально был создан как лагерь для военнопленных, а в 1943 г. после полного уничтожения последних был заполнен гражданским населением. Общее количество расстрелянных и погибших от голода, пыток и похороненных на территории концлагеря 5-го полка составляет более 80 тыс. человек, из которых около 4 тыс. гражданских. В конце мая 1944 г. оставшихся в живых отправляли в лагерь, находящийся на переднем плане немецкой обороны, на ст. Крынки. 27 августа того же года лагерь был расформирован475.

Следует отметить, что данный концлагерь выполнял функции пересыльного. Отсюда узников направляли, как правило, сначала на территорию Польши или Латвии, а затем некоторых в Германию. Согласно воспоминаниям П. Бутьянова: «В феврале 1943 г. из партизанской зоны нас пригнали в концлагерь Пятый полк. Здесь продержали недолго – всего какие-то две недели. Потом погрузили в вагоны, и поезд двинулся на запад…. Поезд к ночи пришёл в Германию. Потом всех на машинах привезли в концлагерь Дахау»476. Один из узников лагеря «5-й полк» в дальнейшем прошёл четыре концлагеря – Освенцим, Бухенвальд, Лангензальц, Дахау477.

Самой большой группой лагерей для гражданского населения, существовавших на территории оккупированной Беларуси, являются трудовые концентрационные лагеря, назначение которых заключалось в использовании гражданского населения в качестве бесплатной рабочей силы для нужд Германии и её армии. В документах встречаются разные их названия: лагерь русских рабочих, гражданская русская команда, хозяйственный лагерь СС, рабочая колонна, рота, батальон, штрафной рабочий лагерь и т.д. Различие состояло в подчиненности этих лагерей. В этой связи их можно разделить на лагеря, находившиеся на территории ГОБ и подчинявшиеся гражданской оккупационной администрации, в том числе органам СД, и на лагеря, созданные в зоне армейского тыла и в прифронтовой полосе и подчинявшиеся командующим подразделениями Вермахта, а также полевым комендатурам и ГФП (тайной полевой полиции).

Хозяйственные и рабочие лагеря, располагавшиеся в зоне гражданской администрации, создавались обычно на промышленных предприятиях, товарных станциях. Один из таких лагерей был организован на Борисовской бумажной фабрике «Профинтерн», действовавший с 1942 г. по июнь 1944 г.478

Что касается территории, входящей в зону тыла группы армий «Центр», то здесь, как правило, людей размещали в землянках, сараях, домах или под открытым небом, за колючей проволокой или без неё, но обязательно с охраной. Так, население лагеря в д. Маковье Шумилинского р-на Витебской области – 200 человек – держали под открытым небом. Удаляться от места заключения более чем на 50 шагов было запрещено. За нарушение – расстрел. На каждые 5 – 10 человек работающих был один охранник. Заключенные пилили лес, выносили бревна к дороге, а также ремонтировали дороги479.

В трудовом лагере «Котловичи» в 15-ти километрах от Лепеля заключенные были размещены в бункере в лесу. С марта по июнь 1944 г. работали на прокладке узкоколейки480.

В д. Лётцы Витебской области трудовой лагерь был устроен в помещении бывшего дома отдыха, обнесенном колючей проволокой. 150 заключенных этого лагеря рыли окопы и строили бункеры481.

Особое внимание хотелось бы обратить ещё на один из видов концентрационных лагерей как гетто – место заключения еврейского населения. На территории Беларуси, как и вообще в Витебской области, гетто создавались «открытого» и «закрытого» типов. «Открытые» гетто возникали в местечках со значительным количеством еврейского населения, где его выселять и затем охранять было нецелесообразным. Кроме того, они возникали и в малых населенных пунктах, где немецкие власти не могли организовать охрану «закрытого» гетто. В «открытых» типах евреям предписывалось не покидать своего места проживания без разрешения на то оккупационных властей. В данных гетто, как и в «закрытых», евреи исполняли принудительные работы и обязаны были платить контрибуцию. Следует отметить, что «открытое» гетто носило временный характер – до полного уничтожения или переселения в «закрытое» гетто, создание которых имело целью переселение всех евреев в определённое место: квартал, улицу или дом (помещение). Внешней приметой данного типа был забор, который устанавливался силами самих евреев и за их счёт. Вход и выход из гетто мог осуществляться только через один или несколько пропускных пунктов, которые охранялись с внешней и внутренней сторон482.

Гетто начали создаваться в июле – августе 1941 г. преимущественно в крупных городах: Витебске (июль 1941 г.), Полоцке (август 1941 г.), Орше (сентябрь 1941 г.), а затем и в других населённых пунктах (Шумилино, Городок, Толочин, Чашники и др.)483. Следует отметить, что самым крупным на территории Беларуси было Минское гетто.

Рассмотрим процесс создания гетто и уничтожения еврейского населения на примере Полоцка. Точной даты создания здесь концентрационного лагеря для евреев не известно. Согласно воспоминаниям очевидцев в августе 1941 г. оно уже существовало, его организацией занималась местная комендатура. До этого времени евреи проживали в своих домах, но практически всех гоняли на принудительные работы – подметать улицы, пилить дрова и т.д. Известно, что немецко-фашистские оккупанты уничтожали политработников, людей определённых профессий и, в первую очередь, мужчин, тех, кто мог в той или иной степени оказать сопротивление «новому порядку». Вероятно, одна из первых акций была направлена на уничтожение неблагонадёжной части евреев: «Через несколько дней после оккупации города немцы собрали две машины евреев, и таких, что на работе были, и других вывезли. Больше этих людей никто не видел. Скорее всего, их расстреляли»484.

В дальнейшем всех евреев переселили в район улиц Коммунистической, Гоголевской, Войковской, Интернациональной – наиболее разбуренная часть города. Согласно протоколу допроса очевидца Н. Манш от 14 июня 1947 г. при переселении здесь же в гетто и на квартирах у еврейского населения были разграблены и конфискованы все драгоценности и ценное имущество, при этом евреи подвергались жестоким наказаниям, все ценности были отданы в местную комендатуру»485. Так было создано Полоцкое гетто (около 5 тыс. человек), на территории которого находились амбулатория, банно-прачечный комбинат, электростанция, школа № 12, синагога, почта. Само гетто было обнесено колючей проволокой, выход и вход запрещался. Со стороны улицы Гоголевской размещалась вывеска с надписью «Гетто»; здесь же висел плакат «Каждый замеченный на территории лагеря «Гетто» русский будет наказан».

Оккупационные власти стремились получить от гетто всё необходимое для вермахта, гестапо и своего обогащения через организацию административных форм управления внутри самого концлагеря. Для этого при коменданте гетто создавались юденраты (еврейский совет) и еврейская полиция. Функции управления в Полоцком гетто исполняли староста, бывший столяр, А. Шерман, и его заместитель, бывший сотрудник по ремонту велосипедов, С. Апкин.

Перед тем, как переселить узников гетто на новое место «в августе 1941 г. в районе г. Полоцка немцы организовали массовый расстрел мирного населения еврейской национальности»486. В сентябре того же года гетто переместили на окраину города, в район д. Лазовка (теперь один из районов г. Полоцка). Здесь уже находилось около 8 тыс. человек. Данная цифра обусловлена присоединением евреев из ближайших деревень487.

Всех евреев поселили в 10 бараках. Территория также была огорожена колючей проволокой. Режим пропусков был более жестоким, чем ранее. Само существование узников было направлено для реализации цели массового уничтожения. Еда выдавалась 1 раз в сутки – мучная баланда без соли и 100 гр. Хлеба, приготовленного из смеси дроблёных опилок и жмыха. Воды не давали вообще. Тех, кто не имел сил для работы, расстреливали или избивали до смерти. Часто утром 2 – 3 человека не вставали на работу – умирали от голода и болезней. Около 3 тыс. человек из числа еврейского населения после нового переселения была расстреляна в Ельниче недалеко от кирпичного завода488.

Дать точную дату полного уничтожения Полоцкого гетто сложно. Архивные документы датируют последний момент существования декабрём 1941 г.: «Во время расстрела немецкие палачи евреев раздевали, детей многих бросали живыми в яму, а также многих взрослых бросали живыми в яму и засыпали землёй ещё живыми, особенно стариков. Место расстрела многих жителей Полоцка было за д. Лазовка за железнодорожным переездом правее Зелёного Городка, в лесу»489.

Таким образом, на протяжении всего лишь нескольких месяцев было организовано гетто в Полоцке и уничтожено всё еврейское население – около 8 тыс. человек.

Таким образом, на территории Беларуси во время нацистской оккупации было создана сеть концентрационных лагерей для военнопленных и гражданского населения. Всего, согласно архивным данным, действовало около 260 различного типа мест концентрации и массового уничтожения военнопленных и около 350 – для гражданского населения.

Карательные операции. На оккупированной территории Беларуси массовое уничтожение местного населения производилось не только через систему концентрационных лагерей, но и посредством проведения карательных операций.

Фактически акции по уничтожению неугодных нацистам людей начали проводиться с 1941 г. Так, в августе части 221-й и 286-й охранных дивизий провели карательные операции в районе Ивацевичей и близ Лепеля, а подразделения 1б2-й и 252-й пехотных дивизий – в Богушевском районе. В донесении об итогах операции в районе Богушевска гитлеровцы писали, что ими расстреляно 13 788 человек из числа гражданского населения.

Но основная часть карательных акций на Беларуси была проведена на протяжении 1942 – 1943 гг. Так, на территории Витебской области было осуществлено около 19 различных операций с целью блокировки партизанских формирований и уничтожения мирного населения, которое так или иначе оказывало им помощь. Среди них «Гриф» (проводилась на территории Оршанского и Сенненского р-ов с 16 – по 30.08.1942 г.), «Клетка обезьян» (Городокский, Меховский и частично Невельский р-ны, ноябрь 1942 г.), «Нюрнберг» (Браславский, Поставский и Шарковщинский р-ны, 22 – 28.11.1942 г.), «Шаровая молния» (Витебский, Городокский, Сурожский р-ны, 14.2 – 19.03.1943 г.) и т.д.

Но самой крупномасштабной карательной акцией когда-либо проведённой на территории Витебской области в годы Великой Отечественной войны была операция «Зимнее волшебство» – кодовое название карательной операции немецко-фашистских захватчиков, осуществлённой с против партизан Россонско-Освейской партизанской зоны и гражданского населения в трехугольнике Себеж – Освея – Полоцк 14 февраля по 31 марта 1943 г. Проводилась карательной группировкой во главе с высшим начальником СС и полиции Остланда генералом-лейтенантом Ф. Еккельном490, в состав которой входили группы Кнехта (276-й, 277-й, 278-й, 279-й полицейские батальоны, боевая зенитная часть Готье) и Шрёдера (273-й, 280-й, 281-й полицейские батальоны, боевая зенитная часть Керстена), а также полубатарея артиллерийского дивизиона (2 орудия), взвод связи Риделя (вермахт), взвод связи Левински, полицейская рота СС – 50-й украинские полицейский батальон и авиагруппа особого назначения491.

Согласно шифртелеграммам, направленным начальнику ГРУ КА Петрову: «В Дриссенском и Освейском районах против партизан действует карательная экспедиция в количестве 3-х тысяч человек… Двигались с трёх направлений со станции Бигосово, с Латвии и с Дриссы. Соединились в местечке Сарем. Поддерживаются трёмя самолётами. На пути следования все деревни сжигают и жителей уничтожают»492.

Из воспоминаний Г. Трубач: «Утром 23 февраля 1943 г. нашу деревню (Картенева. – Авт.) окружили каратели. В наш дом ворвались вооружённые каратели и выгнали всех на улицу. Несколько дней уже горели соседние деревни, очень большое зарево было от пожаров деревни Росица и других. Мама нас на ночь укладывала спать одетыми и в валенках, чтобы быстрее смогли выбежать из дома. Весь скот приказали согнать на деревенскую площадь, а жителей погрузили на подводы и увезли в соседнюю деревню, загнали в сарай, обложили соломой, приготовились поджигать, ждали темноты. Но рано утром поступила другая команда и нас погнали на железнодорожную станцию Бигосово и отправили в концлагерь «Саласпилс»493.

То, что данная операция была заранее спланирована и чётко организована, свидетельствуют архивные материалы. Всего за время проведения карательной экспедиции начальником СС и полиции Эккельном было подписано не менее 13 оперативных приказов.

В ходе операции, согласно сообщению о результатах проведения операции «Зимнее волшебство», «137 бандитов убито в бою, 1 807 бандитов и их пособников расстреляны, 51 бандит арестован. Свыше 2 000 человек, которые не были уличены в бандитской деятельности, эвакуированы из захваченных деревень и направлены в лагерь Саласпилс под Ригой. Трофеи: захвачено 527 голов крупного и мелкого рогатого скота, а также 55 лошадей...»494. Кроме того, было разграблено и сожжено живьём 3 500 местных жителей и 158 населённых пунктов495.

Таким образом, на территории Беларуси было проведено более 140 карательных акций с целью подавления сопротивления, порабощения жителей оккупированной территории, разграбления имущества, во время которых уничтожено около 5,5 тыс. населенных пунктов, в том числе 630 вместе с жителями. Трагическим символом этих злодеяний стала сожженная деревня Хатынь.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница