Методические рекомендации по защите интересов овд и их должностных лиц по искам об обжаловании действий (бездействия) и решений должностных лиц в порядке ст. 1069, 1070 гк РФ о восстановлении на службе, снятии дисциплинарных взысканий



Скачать 325.27 Kb.
Дата11.11.2016
Размер325.27 Kb.


Методические рекомендации

по защите интересов ОВД и их должностных лиц по искам об обжаловании действий (бездействия) и решений должностных лиц в порядке ст. 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ о восстановлении на службе, снятии дисциплинарных взысканий.
В соответствии с требованиями приказа МВД России от 28 декабря 2012 г. № 1147 «Вопросы правоприменительной практики» в МВД по Республике Башкортостан органами внутренних дел республики предоставляются сведения о состоянии правоприменительной практики по вопросам признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) подразделений внутренних дел Республики Башкортостан.

Так, основными категориями исков по обжалованию действий (бездействия) и решений должностных лиц органов, организаций и подразделений МВД России, являются иски:

1) по обжалованию постановлений, а также иных решений и действий (бездействий) должностных лиц органов внутренних дел в рамках Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ);

2) по обжалованию постановлений, а также иных решений и действий (бездействий) дознавателей, следователей, руководителей следственных органов в рамках Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ);

3) по признанию незаконными приказов, распоряжений, решений и иных правовых актов и действий;

4) по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) подразделений системы МВД России, а также их должностных лиц (в прядке статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации) (далее - ГК РФ);

5) по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия (в порядке статьи 1070 ГК РФ).

В этих целях предлагается изучить и принять к исполнению методические рекомендации по защите интересов ОВД и их должностных лиц по искам об обжаловании действий (бездействия) и решений должностных лиц в порядке ст. 1069, 1070 ГК РФ о восстановлении на службе, снятии дисциплинарных взысканий.



I. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) подразделений системы МВД России, а также их должностными лицами (в порядке статьи 1069 ГК РФ).
Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти и их должностных лиц, гарантированно статьями 45, 46 (части 1 и 2) и 53 Конституции Российской Федерации. Приведенные выше конституционные положения получили дальнейшее развитие и детализацию в главах 23-26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и в главах 23-25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Прядок возмещения вреда определен статьей 16 ГК РФ (часть первая), статьями 1064, 1069 и 1070 ГК РФ (часть вторая), главой 24 АПК, Законом Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

В целях обеспечения надлежащего и единообразного применения законодательства при рассмотрении дел об оспаривании решений, действий (бездействий) органов государственной власти и должностных лиц, государственных или муниципальных служащих Пленумом Верховного Суда Российской Федерации принято постановление от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления».

Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации информационным письмом от 31 мая 2011 г. № 145 утвержден Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами.

В статье 53 Федерального закона от 07 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» прямо закреплено право граждан, государственного и муниципального органа, общественного объединения, религиозной и иной организации обжаловать действия (бездействие) сотрудника полиции, нарушающие их права и законные интересы, в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, в органы прокуратуры Российской Федерации либо в суд. Согласно статье 33 Закона о полиции сотрудник полиции независимо от замещаемой должности несет ответственность за свои действия (бездействие) и за отдаваемые приказы и распоряжения. Вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника полиции при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Споры, связанные с обязательствами, возникающими из причинения вреда, занимают значительное место среди споров, рассматриваемых как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами. Немалое количество обращений поступает в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке соответствия тех или иных норм, регламентирующих возмещение вреда.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04 июня 2009 г. № 1005-О-О, действия (бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, причинившие вред любому лицу, влекут возникновение у государства обязанности это вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действия органов государственной власти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства справедливого возмещения вреда.

Привлечение к ответственности по статье 1069 ГК предполагает наличие как общих условий деликатной ответственности (вред, противоправность действий причинителя, причинная связь между нами, вина причинителя), так и специальных условий, связанных с особенностями правового статуса субъекта, причинившего вред, и противоправных действий такого субъекта, а также с особым субъектом ответственности. Причинение вреда возможно не только в результате активных действий должностных лиц органов власти (противоправного виновного поведения), но и в результате бездействия (несовершения действий, которые входят в круг обязанностей соответствующих должностных лиц) или издания подзаконных нормативных или индивидуальных актов. Таким образом, государство несет обязанность по возмещению вреда, связанного с осуществлением государственной деятельности, независимо от того, правомерными или неправомерными действиями причинен такой вред.

В большинстве случаев обжалуются действия сотрудников органов внутренних дел, связанные с незаконным изъятием материальных ценностей в рамках расследования уголовных дел, необеспечением сохранности изъятого имущества, а также его невозвратом, то есть имеются основания для применения ответственности. Так, по смыслу статьи 82 УПК РФ следователь несет ответственность за обеспечение сохранности вещественных доказательств до момента их передачи на хранение либо до возвращения вещественного доказательства законному владельцу. За повреждение или утрату вещественных доказательств лица, принявшие решение об изъятии, либо другим лицом, с которым уполномоченное лицо заключило договор, несут ответственность согласно действующему законодательству.

Уголовно-процессуальное законодательство в качестве гарантий обеспечения сохранности арестованного имущества предусматривает изъятие последнего и возможность его передачи на хранение собственнику, владельцу имущества либо другим лицам с предупреждением их об уголовной и гражданской материальной ответственности за необеспечение сохранности имущества.

Вместе с тем в соответствии с правовой позицией, высказанной в Постановлении Конституционного Суда российской Федерации от 16 июля 2008 г. № 9-П, по делу о проверке конституционности положений статьи 82 УПК РФ в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева части 1 и 3 статьи 35, статьи 46 и части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации позволяют лишать собственника или законного владельца его имущества, признанного вещественным доказательством, только вступившим в законную силу приговором, которым решен вопрос об этом имуществе как вещественном доказательстве, и – в случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства вступившим в силу соответствующим решением суда.
II. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия (в порядке статьи 1070 ГК РФ)
Правоотношения по возмещению вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве мер пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вреда, причиненного юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, регулируются положениями ГК РФ и УПК РФ, регламентирующими основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также положениями статьи 1070 ГК РФ и параграфом 4 главы 59 ГК РФ.

Специальный закон, регламентирующий порядок возмещения вреда, причиненного актами правоохранительных органов, на сегодняшний день не принят.

С учетом данного обстоятельства Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «о возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» может применяться во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 г. № 242-О).

Глава 18 УПК РФ «Реабилитация» достаточно подробно регулирует право на реабилитацию, которое включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. В целях обеспечения единства судебной практики при применении норм главы 18 УПК РФ Пленумом Верховного Суда Российской Федерации утверждено постановление от 29 ноября 2011 г. № 17 «О практике применения судами главы 18 УПК РФ, регламентирующей реабилитацию в уголовном процессе» и Пленумом ВАС утверждено постановление от 02 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».

Конституционные гарантии права на возмещение вреда корреспондируют положениям Всеобщей декларации прав человека 1948 года (статья 8), Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года (подпункт «а» пункта 3 статьи 2, пункт 5 статьи 9, пункт 6 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (пункт 5 статьи 5) и протокола № 7 к данной Конвенции (статья 3), закрепляющим право каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление, на компенсацию.

При рассмотрении дел данной категории и определении размера морального вреда судами принимаются во внимание все фактические обстоятельства дела, а именно: привлечение истца к уголовной ответственности; вид и продолжительность избранной меры пресечения и всего уголовного преследования в целом, включая продолжительность судопроизводства; основание прекращения уголовного преследования; категории преступлений, в которых он обвинялся; его возраст; семейное положение; вид и род его деятельности; степень нравственных страданий, причиненных ему незаконным уголовным преследованием, связанных с его индивидуальными особенностями; состояние его здоровья, его семьи.

В результате незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности вред подлежит возмещению за счет казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

Кроме того следует отметить что пунктом 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее-БК РФ) установлено, что главный распорядитель средств федерального бюджета (МВД России) выступает в суде от имени Российской Федерации в качестве представителя ответчика по отдельным категориям исков, предъявленных к Российской Федерации.

На основании статьи 1071 ГК РФ при исполнении соответствующих судебных постановлений от имени казны Российской Федерации выступает финансовый орган, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина. Согласно пункту 1 статьи 142.2 БК РФ судебные акты по рассматриваемой категории дел направляются в Минфин России для исполнения за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете.

Таким образом, исковые заявления рассматриваемой категории должны предъявляться к Российской Федерации в лице государственного органа, уполномоченного его представлять и обладающего полномочиями стороны по делу. Однако должником в обязательстве по возмещению вреда является именно Российская Федерация, а не государственный орган, представляющий ее интересы в судебном процессе.

Соответствующие правовые позиции судебных органов по данному вопросу изложены в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм БК РФ» и Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2007 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 01 августа 2007 г.

Таким образом, законом установлена ответственность непосредственно финансовых учреждений по возмещению вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации.

На практике интересы Российской Федерации по данной категории дел в судах представляют Минфин и МВД России, а также их территориальные органы.

Частями 2,3 статьи 133 УПК РФ установлено, что право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или в отношении которых уголовное преследование было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям, а также лица, в отношении которых было отменено незаконное или необоснованное постановление суда о применении принудительной меры медицинского характера.

Действующим законодательством предусмотрен только судебный порядок возмещения ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного уголовного преследования.

Вместе с тем в соответствии с действующим законодательством задержание лица может иметь место не только в качестве уголовно-процессуальной меры пресечения либо меры административного наказания, но и в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении (часть 3 статьи 27.5 КоАП РФ), Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П пришел к выводу о том, что возмещение вреда в данном случае также происходит в соответствии с пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ.

При этом следует отметить, что согласно пункту 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу в качестве защитника, не отнесены к издержкам по делу об административном правонарушении. Поскольку в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь, эти расходы на основании статей 15, 1069, 1070 ГК РФ могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны.

Правовые позиции, сформулированные в отношении лиц, непосредственно подвергшихся уголовному преследованию, в полной мере распространяются и на граждан, против которых не выдвигались подозрения и обвинения в совершении преступлений, но которым был причинен вред при осуществлении незаконного уголовного преследования других лиц. Следовательно, государство в случае причинения вреда в сфере уголовного судопроизводства в целом – как гражданам, непосредственно подвергавшимся уголовному преследованию, так и гражданам, которым вред причинен в результате уголовного преследования других лиц, - должно обеспечить скорейшее восстановление в правах, возмещение причиненного вреда в полнм объеме и в процедурах, максимально отвечающих интересам пострадавших.

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, обыск в жилище относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни (определение от 08 апреля 2010 г. № 524-О-П).

Учитывая возможные негативные последствия данного следственного действия, с одной стороны, и обязанность государства обеспечивать повышенный уровень защиты прав и свобод граждан, подвергшихся необоснованному применению мер уголовно-процессуального воздействия, - с другой, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-П указал на обязанность государства обеспечить лицу, в жилище которого был произведен обыск, возможность судебной защиты своих прав и законных интересов. Действующее законодательство предоставляет лицу, в отношении которого судом принимается решение о проведении обыска в жилище, право обжаловать и само судебное решение, и действия правоохранительных органов по его проведению.

Для решения вопроса о наличии у потерпевшего права на возмещение вреда в соответствии с пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ необходима оценка действий, послуживших основанием для предъявления соответствующего требования, в рамках которого данные действия совершались. Установление причинной связи требует создания специальных правовых процедур. Именно связь действия (бездействия) и вреда потребует оценки правомерности (неправомерности) действий, злонамеренности или неосторожности, неосмотрительности лица, совершившего действия, или, наоборот, неразумности, злонамеренности поведения потерпевшего частного лица.

Исходя из содержания указанных статей ГК РФ и УПК РФ, право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого – прекращения уголовного преследования). При этом законодателем установлено, что иски за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (статья 136 УПК РФ).

Также необходимо отметить, что наиболее распространенными исковыми заявлениями являются иски, связанные с невозвратом вещественных доказательств органами дознания и предварительного следствия. Решение вопросов о вещественных доказательствах и их хранении должно осуществляться в соответствии со статьями 81, 82 УПК РФ. Хранение вещественных доказательств осуществляется уполномоченным органом, принявшим решение об их изъятии, либо другим лицом, с которым уполномоченное лицо заключило договор. При этом, как показывает судебная практика, в случае передачи вещественного доказательства на хранение другому лицу с уполномоченного органа не снимается ответственность за необеспечение сохранности изъятого у владельца в качестве вещественного доказательства имущества. Это обусловлено, прежде всего, наличием в правоотношениях по изъятию и хранению вещественных доказательств фактора реализации властных полномочий в ходе осуществления процессуальной деятельности. Процессуальные правоотношения, в результате которых имущественные объекты приобретают статус вещественных доказательств, являются основными и находятся над гражданско-правовыми отношениями, возникающими в ходе реализации процессуальных решений, поэтому судами первоочередная ответственность возлагается на соответствующие государственные органы, осуществляющие процессуальную деятельность.

Учитывая изложенное, в целях предупреждения признания в судебном порядке действий (бездействия) государственных органов и их должностных лиц незаконными, соответствующие должностные лица, при принятии решений о признании имущества вещественным доказательством и о его передаче на хранение другому лицу, обязаны:

1) оценить реальную возможность обеспечения сохранности имущества;

2) принять все необходимые меры по недопущению повреждения или утраты имущества;

3) осуществлять контроль за хранением имущества;

4) своевременно принимать законные процессуальные решения, определяющие судьбу имущества, в зависимости от принимаемых решений по уголовному делу;

5) оформить акт о приеме-передаче имущества;

6) не допускать необоснованного хранения имущества, утратившего значение по уголовному делу.



III. Право регресса к сотруднику в случае возмещения Российской Федерацией вреда, причиненного противоправными действиями (бездействием) сотрудника.
Очевидно, что функционирование государства должно осуществляться исключительно на основе законов, при строгой реализации должностными лицами своих обязанностей и прав социальных субъектов. Это свойство распространяется на все правовые формы деятельности государства и не позволяет должностным лицам государственных органов совершать деяния, противоречащие не только законам, но и другим правовым актам.

Статьей 53 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Детальное регулирование оснований, условий и порядка возмещения государством вреда, причиненного его органом или должностным лицом, осуществляется Гражданским кодексом Российской Федерации.

Как ранее упоминалось, согласно статьи 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в предусмотренных законом случаях за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц в порядке, установленном законом.

По общему правилу, гражданско-правовая ответственность наступает при наличии следующих условий: наличие вреда, вины, противоправности, причинно-следственной связи. С учетом изложенного, хотелось бы сделать акцент и отметить некоторые особенности:

- Во-первых, ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в определенных в пункте 2 статьи 1070 ГК РФ случаях, наступает независимо от вины должностных лиц этих органов, в порядке, установленном законом.

- Во-вторых, причинитель вреда и субъект ответственности не совпадают, поскольку согласно статьи 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Таким образом, с учетом указанных особенностей гражданско-правовой ответственности, возникает проблема компенсации причинителем вреда потерь государству, возместившему за него причиненный им вред.

Гражданский кодекс Российской Федерации в пункте 3 статьи 1081 ГК РФ закрепил право Российской Федерации в случае возмещения ей вреда, причиненного должностным лицом органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда (пункт 1 статьи 1070 ГК РФ) на предъявление регрессного требования, к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Вышеуказанные нормы также закреплены в ч. 5 ст. 15 Федерального закона Российской Федерации от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации». Так, вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника органов внутренних дел при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. В случае возмещения Российской Федерацией вреда, причиненного противоправными действиями (бездействием) сотрудника, федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел имеет право обратного требования (регресса) к сотруднику в размере выплаченного возмещения, для чего федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел может обратиться в суд от имени Российской Федерации с соответствующим исковым заявлением. Однако, на практике при применении положений пункта 3 статьи 1081 ГК РФ возникает ряд вопросов, а зачастую проблем и препятствий.


Так, суды автоматически отклоняют иски Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации о взыскании с должностных лиц органов внутренних дел на основании пункта 1 статьи 1081 ГК РФ в регрессном порядке денежных средств, выплаченных по решениям судов общей юрисдикции гражданам в счет возмещения вреда, если приговором суда не установлена вина в причинении вреда конкретных сотрудников этих органов. При этом суды ссылаются на то, что согласно статьи 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В силу пункта 1 статьи 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Случаи, когда причиненный должностным лицом вред может быть взыскан Российской Федераций в лице Министерства финансов Российской Федерации, а также Министерства внутренних дел Российской Федерации в порядке регресса, определены пунктом 3 статьи 1081 ГК РФ, а также ч. 5 ст. 15 Федеральном законе Российской Федерации от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» (далее-закона). Так, регрессные требования на основании пункта 3 статьи 1081 ГК РФ могут быть предъявлены к должностным лицам органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, но лишь за действия, перечисленные в пункте 1 статьи 1070 ГК РФ и только в случае, когда вред гражданам в этой сфере причинен в результате преступных действий должностных лиц, установленных вступившим в законную силу приговором. При этом, следует отметить, что пунктом 3 статьи 1081 ГК РФ не предусмотрена возможность взыскания в порядке регресса суммы возмещенного казной Российской Федерации вреда по основаниям статьи 1069 ГК РФ для восстановления ее в бюджете.

Иногда в дискуссиях, возникает вопрос: кто должен быть ответчиком по искам Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации, а также Министерства внутренних дел Российской Федерации о взыскании денежных средств в порядке регресса – должностное лицо или орган государственной власти, виновный в причинении вреда?

Размышляя над этим вопросом, исходя из смысла статьи 1081 ГК РФ и судебной практики, суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации, а также Министерства внутренних дел Российской Федерации к государственному органу по основаниям пункта 1 статьи 1081 и пункта 1 статьи 1068 ГК РФ о взыскании в регрессном порядке сумм возмещения вреда, руководствуются следующей логикой:

В соответствии с пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания, в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Пунктом 3 статьи 1081 ГК РФ определены конкретные субъекты ответственности по регрессным требованиям Российской Федерации, связанным с возмещением вреда. В силу этой нормы Российская Федерация имеет право регресса к должностным лицам органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда, если вина указанных лиц установлена приговором суда.

Отсюда можно сделать вывод, что положения пункта 3 статьи 1081 ГК РФ устанавливают специальный случай применения общего правила о регрессе к непосредственному причинителю вреда, предусмотренного пунктом 1 статьи 1081 ГК РФ, в том случае если вред был возмещен за счет средств казны Российской Федерации в рамках пункта 1 статьи 1070 ГК РФ. При наличии общей и специальной нормы применению подлежит специальная норма.

В этой связи, можно с достаточной степенью уверенности предположить, что ссылка Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации на пункт 1 статьи 1068 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей, является несостоятельной, поскольку на положения указанной нормы не распространяются требования пункта 1 статьи 1081 ГК РФ, согласно которому регресс предъявляется непосредственно лицу, причинившему вред.

Здесь становится очевидным, что в силу прямого указания закона право регресса у Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации может возникнуть лишь в отношении должностного лица (либо должностных лиц) государственного органа.

Полагаем, что здесь будет уместным затронуть вопрос в каком размере Российская Федерация имеет право регрессного требования к должностному лицу государственного органа.

Опираясь на общее правило, согласно пункта 1 статьи 1081 ГК РФ, размер регрессного требования устанавливается в объеме выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Вместе с тем, не следует забывать, что если вред причинен неправомерными действиями должностных лиц государственных органов, то размер регрессной ответственности таких должностных лиц определяется нормами трудового законодательства и ограничивается весьма малыми суммами взыскания по сравнению с выплаченным возмещением.

Все это является лишь некоторой частью рассматриваемой проблемы. Очевидно, что существует ее другая, достаточно весомая часть – отсутствие механизма взаимодействия Министерства финансов Российской Федерации и Федерального казначейства в части организации работы по реализации права регрессного требования Российской Федерации к должностным лицам, виновным в причинении вреда.

Как уже было отмечено выше, согласно статье 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Бесспорно, Министерство финансов Российской Федерации является финансовым органом, который выступает от имени казны Российской Федерации при возмещении причиненного вреда за счет казны Российской Федерации. Однако здесь следует учесть, что не всегда таким финансовым органом выступает Министерство финансов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 125, статьей 1071 ГК РФ интересы казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов и их должностных лиц, в суде представляют главные распорядители средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

В целях организации и ведения работы по представлению в судебных органах интересов Министерства финансов Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и интересов Правительства Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации, совместным приказом Министерства финансов Российской Федерации № 114н и Федерального казначейства № 9 от 25 августа 2006 года такая работа возложена на органы Федерального казначейства.

Причем, следует учитывать, что в рамках реализации указанного приказа, органы Федерального казначейства в судебных органах привлекаются в качестве представителей ответчиков по искам, предъявляемых к казне Российской федерации в лице финансового органа – Министерства финансов Российской Федерации.

Что же касается самой ответственности по искам к Российской Федерации о взыскании за счет государственной казны Российской Федерации, то ее несет Министерство финансов Российской Федерации за счет ассигнований, предусмотренных ему на эти цели законом (решением) о бюджете, в соответствии с главой 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации на основании вступившего в законную силу судебного акта.

При этом, перечисление денежных средств взыскателю осуществляется платежным поручением, формируемым Министерством финансов Российской Федерации, на банковский счет взыскателя, на который должны быть перечислены средства, подлежащие взысканию с Российской Федерации на основании судебного акта.

Фактическое основание для возникновения право регрессного требования к должнику возникает со времени выплаты потерпевшему сумм, подлежащих возмещению в связи с причинением вреда, и с этого же момента исчисляется срок для предъявления регрессного иска. При этом, суд не вправе удовлетворить регрессный иск, если на момент вынесения решения истец не возместил причиненный вред.

Однако следует заметить, что ни рассматриваемый выше приказ, ни Бюджетный кодекс Российской Федерации не обеспечивают представителей Министерства финансов Российской Федерации – органы Федерального казначейства документами (доказательствами), необходимыми для предъявления регрессных исков, т.е. доказательства осуществления выплат потерпевшему с приложением подтверждающих платежных документов.

IV. Признание незаконными приказов, связанных с прохождением службы сотрудниками органов внутренних дел, увольнения со службы в органах внутренних дел.
В соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», суд является органом по разрешению индивидуальных трудовых споров и силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение по обстоятельствам, которые подлежат доказыванию работодателем и которые имеют значение для правильного рассмотрения дела об оспаривании дисциплинарного взыскания или восстановлении на работе.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и при каких обстоятельствах он был совершен, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации), а также сведения о предшествующем поведении работника, его отношения к труду.

При решении вопроса о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности необходимо строго соблюдать порядок наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренный статьей 51 закона о службе, также положением Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 26 марта 2013 г. № 161 (далее-приказ).

Затягивание сроков проведения служебных проверок, неопределение вида дисциплинарного взыскания или предложение о применении непредусмотренных законодательством дисциплинарных взысканий нередко приводит к уходу сотрудников от дисциплинарной ответственности в связи с невозможностью соблюдения сроков их увольнения из органов внутренних дел.

Служебная проверка должно проводиться по решению руководства МВД России, начальников органов, подразделений, учреждений системы МВД России и их заместителей, наделенных в пределах установленных полномочий в отношении определенных категорий сотрудников органов внутренних дел правом наложения дисциплинарных взысканий (пункт 5 приказа).

При этом суды обращают внимание не только на порядок проведения служебных проверок, но и соблюдение сроков, установленных статьей 52 закона. Требование о соблюдении сроков распространяется и на издание приказа о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности.

Одним из типичных нарушений является отсутствие возможности установить факт соблюдения сроков их увольнения из органов внутренних дел.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 50 Закона дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через две недели со дня, когда прямому руководителю (начальнику) или непосредственному руководителю (начальнику) стало известно о совершении сотрудником дисциплинарного проступка, а в случае проведения служебной проверки или возбуждения уголовного дела – не позднее чем через один месяц со дня утверждения заключения по результатам служебной проверки или вынесения окончательного решения по уголовному делу.

В материалах на увольнение представляются рапорта (справки, докладные записки) о выявленных нарушениях со стороны сотрудников, которые не имеют дат их составления и дат нанесения на них резолюций.

Частью 9 статьи 51 Закона установлено, что о наложении на сотрудника дисциплинарного взыскания издается приказ руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя. При этом во всех случаях наложения дисциплинарного в виде увольнения из органов внутренних дел должен быть издан соответствующий приказ.

Вместо приказов «О наложении дисциплинарного взыскания» подготавливаются и издаются приказы «По личному составу», содержащие выводы об увольнении сотрудников по тому или иному основанию, которые в случае обращения сотрудников в суд не воспринимаются как приказы о наложении дисциплинарных взысканий.

Одновременно часть приказов «О наложении дисциплинарного взыскания» являются формальными и не соответствуют предъявляемым требованиям, так как:

1. Приказная часть не содержит конкретных ссылок на пункты, части, статьи нормативных правовых актов, должностных регламентов (должностных инструкций), которые своими действиями нарушил сотрудник.

2. Не указано, в чем выразилось нарушение, допущенное сотрудником.

3. Не указано, какое именно грубое нарушение служебной дисциплины совершил своими действиями сотрудник.

4. Не указано, какие последствия повлекли действия сотрудника.

5. В вину сотруднику вменяется нарушение неверных пунктов должностных регламентов (должностных инструкций) и нормативных правовых актов МВД России.

Пропуск работодателем сроков, установленных для привлечения сотрудника к дисциплинарной ответственности, является самостоятельным основанием для признания дисциплинарного взыскания незаконным.

Требование о соблюдении сроков (три месяца со дня ознакомления с приказом) распространяется также и на сотрудников в случае обжалования ими дисциплинарных приказов в судебном порядке.

Вместе с тем согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 5 Постановления Пленума № 2, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешиться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

Признав причины пропуска срока уважительными, судья вправе восстановить этот срок (часть третья статьи 390, часть третья статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации). Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абзац второй части 6 статьи 152 ГПК РФ).

В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствующие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обратиться в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Наиболее распространенными для обжалования являются такие основания увольнения, предусмотренные статьей 82 Закона, как:

1. В связи с грубым нарушением служебной дисциплины (пункт 6 части 2 статьи 82).

2. В связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии у сотрудника дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя (пункт 7 части 2 статьи 82 Закона).

3. В связи с отказом сотрудника от перевода на нижестоящую должность в органах внутренних дел в порядке исполнения дисциплинарного взыскания (пункт 14 части 2 статьи 82 Закона).

4. В связи с прекращением допуска сотрудника к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую законом тайну, если выполнение служебных обязанностей требует допуска к таким сведениям (пункт 21 части 2 статьи 82 Закона).

5. В связи с утратой доверия (пункт 22 части 2 статьи 82 Закона).

6. В связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника ОВД (пункт 9 части 3 статьи 82 Закона).

При более детальном рассмотрении вопросов, связанных с отменой судами дисциплинарных взысканий и восстановлении сотрудников на службе выявлен целый ряд проблем, возникающих в процессе реализации установленных процедур, которые можно классифицировать в зависимости от основания увольнения, а именно:

Увольнение по пункту 6 части 2 статьи 82 Закона (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины).

Часть 2 статьи 49 Закона содержит перечень проступков, являющихся грубым нарушением служебной дисциплины. Данный перечень является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит.

Вместе с тем должностные лица территориальных органов МВД России не всегда правильно квалифицируют дисциплинарные проступки совершаемые сотрудниками, в ряде случаев выдают их за проступок порочащий честь сотрудника ОВД, в результате это влечет отменой взысканий в судебном порядке.

Камнем преткновения продолжает оставаться увольнение руководителей (начальников) за грубое нарушение служебной дисциплины, в то время как фактически грубое нарушение служебной дисциплины допущено было подчиненными сотрудниками. По факту руководитель (начальник) не осуществил контроль за деятельностью подчиненных сотрудников, что в свою очередь, грубым нарушением служебной дисциплины не является. Судебная практика идет по пути отмены данных взысканий и восстановлении сотрудников на службе в органах внутренних дел независимо от тяжести проступка, совершенного подчиненным сотрудником, и последствий, наступивших вследствие его совершения.

Частым нарушением является несоответствие тяжести проступка наложенному дисциплинарному взысканию. Несмотря на то, что полномочия по определению вида взыскания возложены на руководителя (начальника), обладающего правом его наложения, пунктом 40 Дисциплинарного устава определено, что дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины. При определении вида дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, прежнее поведение сотрудника, совершившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения и т.д. Данные обстоятельства также учитываются судом при рассмотрении вопроса об отмене дисциплинарного взыскания и восстановлении на службе в органах внутренних дел.

Увольнение по пункту 14 части 2 статьи 82 Закона (в связи с отказом сотрудника от перевода на нижестоящую должность в органах внутренних дел в порядке исполнения дисциплинарного взыскания).

При увольнении по данному основанию мы зачастую сталкиваемся с незнанием должностными лицами системы МВД России порядка проведения процедуры наложения дисциплинарного взыскания, предусматривающего такой вид взыскания, как перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел.

Закон предусматривает определенную процедуру, которая заключается в проведении служебной проверки по факту допущенных сотрудником нарушений, издании приказа о наложении соответствующего взыскания, после чего сотруднику должны быть предложены имеющиеся нижестоящие должности и только после отказа сотрудника от предложенных должностей появляется увольнения его по данному основанию.

На практике данные требования не соблюдаются в полной мере, увольнение сотрудника происходит, минуя стадию предложения вакантных нижестоящих должностей. Указанное нарушение дает полное основание суду признать увольнение незаконным.

Данная проблема имеет место быть при увольнении по пункту 21 части 2 статьи 82 Закона (в связи с прекращением допуска сотрудника к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую законом тайну, если выполнение служебных обязанностей требует допуска к таким сведениям). Увольнению по данному основанию должно предшествовать предложение вакансий, имеющихся в подразделении, не предусматривающих допуск к сведениям, составляющим государственную тайну.

Кроме того, одним из основных нарушений, допускаемых при увольнении по данному основанию, является подмена понятий «служебная проверка» и служебное расследование».

В связи с чем в случае проведения служебной проверки дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через один месяц со дня утверждения служебной проверки. При проведении служебного расследования дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через две недели со дня утверждения заключения по результатам служебного расследования, то есть со дня, когда прямому руководителю (начальнику) или непосредственному руководителю (начальнику) стало известно о совершении сотрудником дисциплинарного проступка.

В настоящее время наиболее распространённым основанием для увольнения, является увольнение по пункту 9 части 3 статьи 82 Закона (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника ОВД).

Само понятие проступка порочащего честь сотрудника ОВД разъяснил Конституционный Суд Российской Федерации.

Служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц. Поступая на службу в органы внутренних дел, гражданин добровольно возлагает на себя обязанность соответствовать указанным требованиям и добросовестно исполнять свои обязанности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 06.06.1995 N 7-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 460-О, от 16.04.2009 566-О-О, от 21.03.2013 421-О).

Тем самым суд определил, что при не выполнении гражданином возложенных на себя обязательств, он не может проходить службу в органах внутренних дел.

При этом Закон не предусматривает специальной процедуры увольнения в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Частью 2 статьи 3 Закона установлено, что в случаях не урегулированных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

Поскольку процедура увольнения за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, нормативными правовыми актами не регламентирована, актуальным представляется обращение к разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в постановлении от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ».

В соответствии с пунктом 47 данного постановления в случаях, если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником по месту работы и в связи с исполнением обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы (соответственно по пункту 7 или 8 части 1 статьи 81ТК РФ) при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 ТК РФ.

Если же виновные действия, дающие основания для утраты доверия, либо аморальный проступок совершены работником вне места работы или по месту работы, но не в связи с исполнением им трудовых обязанностей, то трудовой договор также может быть расторгнут с ним по пункту 7 или пункту 8 части 1 статьи 81 ТК РФ, но не позднее одного года со дня обнаружения проступка работодателем (часть 5 статьи 81 ТК РФ).

Таким образом, при совершении проступка, порочащего честь сотрудника ОВД, контракт подлежит расторжению, а сотрудник увольнению со службы в органах внутренних дел Российской Федерации.

Кроме того, проведенным анализом установлено, что наиболее распространенной причиной восстановления сотрудников на службе в органах внутренних дел является такое нарушение, как увольнение в период освобождения от исполнения служебных обязанностей по временной нетрудоспособности.

Нарушение норм действующего законодательства в этой части зачастую нельзя трактовать как исключительную вину должностных лиц, так как встречаются факты сокрытия сотрудником временной нетрудоспособности на дату его увольнения со службы. При установлении факта злоупотребления таким правом суд может отказать в удовлетворении иска о восстановлении на службе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны сотрудника.


Методические рекомендации, определяющие порядок защиты интересов ОВД и их должностных лиц по искам обжалования действий (бездействий) и решений должностных лиц в порядке ст. 1069, 1070 ГК РФ (о восстановлении на службе, снятии дисциплинарного взыскания), предназначены для применения в практической деятельности.

Правовой отдел МВД по Республике Башкортостан





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница