Методические рекомендации к исследовательской работе по «Зоопсихологии и сравнительной психологии»



страница1/2
Дата09.05.2016
Размер0.54 Mb.
  1   2
Методические рекомендации к исследовательской работе по «Зоопсихологии и сравнительной психологии»
Предварительно перед проведением исследования необходимо ознакомиться с информацией из книги Мешковой Н.Н..,Е.Ю.Федорович Ориентировочно-исследовательская деятельность, подражание и игра как психологические механизмы адаптации высших позвоночных к урбанизированной среде. М.: Аргус.1996, 225с. (в сокращ. варианте представлена в данном пособии), которая позволит разобраться в следующих понятиях: «урбанизированная среда», «животные-синурбанисты», «игра, подражание и ориентировочная деятельность, как механизмы адаптации животных к среде города».


  1. Структура исследования.

  • Тема: Психологические механизмы адаптации животных – синурбанистов к среде города.

  • Цель: выявить путем наблюдения за животными, живущими в среде города, механизмы их приспособления к этой среде

  • Задачи:

1. Выбрать животное в качестве объекта наблюдения.

Основные требования:

1.животное не должно быть домашним;

2.животное должно обитать на территории города;

3.животное должно самостоятельно приспосабливаться к жизни города;

4.виды животных, которых можно выбрать в качестве объекта для наблюдения:

врановые птицы (сорока, ворона, ворон); грызуны (крысы, мыши); собаки; кошки;


  1. Отследить конкретные способы поведения наблюдаемого животного, необходимые для адаптации к городской среде.

  2. Провести интерпретацию полученных наблюдений, проанализировав основу наблюдаемого поведения животного.

  3. Сделать вывод о способах и механизмах адаптации животных наблюдаемого вида к среде города.


2. Требования к оформлению исследовательской работы.


  1. Введение.

Описание среды города. Необходимо рассмотреть какие трудности доставляет среда города живущим в ней животным.

Уделить внимание вопросу о значении изучения механизмов адаптации животных к условиям урбанизированной среды (интересна будет и точка зрения самого исследователя).



  1. Эмпирическая часть.

§1 Описание животного, за которым ведется наблюдение (вид, внешний облик, сфера наблюдаемого поведения ( питание, игра, общение, сфера комфортного поведения, устройство жилища и т.д.)). Подробное описание места наблюдения, с указанием даты и времени. По возможности, необходимо рассмотреть типичные особенности поведения животных наблюдаемого вида.

§2 Фиксация наблюдений.

Данный раздел предполагает подробное описание действий, совершаемых животным.



§3. Анализ и интерпретация.

Необходимо объяснить действия животного, проследить их психологические механизмы. При этом важно иметь в виду, что такими механизмами могут быть – ориентировочно-исследовательская деятельность животных, игра, подражание и элементы рассудочной деятельности (у высокоорганизованных психически животных).



§4. Выводы.

§5. Приложение.

Необходимо приложить схему наблюдений с фиксацией места наблюдения в виде схемы местности и направлением передвижения животного. Возможно приложение фотографий животного.


Информационная база для проведения исследования *

Введение


Проблема синурбанизации (освоения дикими животными городской среды и сосуществования их с человеком в этой среде), одному из аспектов которой посвящена наша книга, все сильнее привлекает внимание исследователей. Причем не только зоологов — специалистов в области поведенческой экологии, по роду своей профессиональной деятельности первыми заметивших изменения в поведении диких животных в городе, но и биологов других специальностей. Практически ежегодно стали проводиться представительные совещания, на которых обсуждаются вопросы антропогенного воздействия на животных, главным образом на птиц и млекопитающих. Во многих выступлениях отмечаются изменения в экологии видов, новые черты в их поведении. В последнее время появились работы, показывающие — происходит экологическая, поведенческая дивергенция популяций у видов, склонных к синантропизации, на городские и продолжающие обитать в менее нарушенных ландшафтах. Интересно, что речь идет не только о видах, давно связанных с городскими поселениями человека, таких как, например, серая крыса и домовая мышь, но и о внедрившихся во многие города недавно — полевых мышах, обыкновенных кряквах, черных дроздах, сойках и др. Появляются работы, свидетельствующие о том, что процесс синурбанизации высших позвоночных идет весьма успешно — видовой состав птиц и млекопитающих, обитающих в городах, постоянно увеличивается.

В этой связи особое значение приобретает зоопсихологический аспект проблемы синурбанизации, исследование психологических закономерностей и механизмов приспособления высших позвоночных к урбанизированной среде.

Вследствие усиления антропогенной трансформации природной среды, расширения территории, занимаемой городами (по прогнозам специалистов, к 2000 году около 75% населения Земли будет жить в городах и поселках городского типа), процессы, о которых идет речь, будут, вероятно, также усиливаться. (…)

Как будет показано ниже, животные, относящиеся к видам-синурбанистам,— исключительно благодатный материал для изучения приспособительной функции психического отражения. Город с его специфическими чертами среды, созданной человеком (разнообразием и мозаичностью местообитаний, непредсказуемым, нередко катастрофическим для животных, характером изменений обстановки, общей высокой изменчивостью, подвижностью обстановки, связанной с деятельностью человека, в том числе и направленной на истребление животных, например крыс и мышей, наконец, самим присутствием человека), может рассматриваться как арена глобального естественного психологического эксперимента, где животные стоят перед выбором: мобилизовать психические способности и приспособиться к этой среде либо отступить в менее нарушенные человеком местообитания или даже погибнуть.(…)


_____________________________________________________________________

* Мешкова Н.Н..,Е.Ю.Федорович. Ориентировочно-исследовательская деятельность, подражание и игра как психологические механизмы адаптации высших позвоночных к урбанизированной среде. М.: Аргус.1996, 225с.


1. Проблема синурбанизации высших позвоночных

животных
1.1. Синантропия, виды-синантропы и виды-синурбанисты

Синантропия, синантропные животные, процесс синантронизации, синурбанизация и виды-синурбанисты — все эти термины относятся к одному из наиболее интересных для зоопсихолога как в научном, так и в практическом планах явлений — освоению некоторыми видами животных, в том числе высших позвоночных, среды, созданной человеком, а также сосуществованию их с самим человеком. Особой формой синантропии является освоение дикими животными специфического вида культурного ландшафта — города. Рядом специалистов было предложено отдельное понятие — синурбанизация, относящееся ко всему многообразию животного населения городской биоты * (совокупность организмов, населяющих определенную территорию) и процессу его адаптации к урбанизированной среде, а понятие виды-синурбанисты — для самих видов, участвующих в этом процессе.

Интерес зоопсихолога к этому явлению оправдан. В отличие от постепенного, связанного с изменениями в морфологии, приспособления видов животных к медленным изменениям условий существования в дикой природе, процесс адаптации к существованию в городе — это относительно быстрое приспособление к иной, во многих отношениях специфической среде на основе, прежде всего, изменения поведения. Это становится возможным благодаря определенному уровню развития психики животных, особенностям формирования и функционирования психического отражения. В этой связи уместно сослаться на классическую работу А. Н. Северцова "Эволюция и психика" (1922). Говоря о приспособлении животных разных таксономических групп к изменению условий жизни, он отмечал, что при быстро происходящих изменениях выжить способны только те виды, психическая деятельность которых позволяет им, основываясь на определенной выучке, «изобретать новые способы поведения». Городская среда, как мы постараемся доказать, как раз и ставит животных в такие условия.

Проблема синурбанизации может рассматриваться в различных аспектах — экологическом, физиологическом, зоопсихологическом, биогеоценотическом, эволюционном, природоохранном, а также медицинском и чисто хозяйственном. Все они в большей или меньшей степени связаны между собой, охватывая эту сложную и актуальную проблему. Достаточно напомнить, что урбанизированные территории с каждым годом занимают все большую поверхность суши. Уходя с них, не могут приспособиться к изменяющимся, новым условиям одни виды животных, активно вселяются в города другие, никогда прежде с урбанизированными ландшафтами не связанные. В этих условиях складываются новые формы взаимоотношений человека с птицами и млекопитающими — высшими позвоночными — единственными среди животных, которые способны к быстрой адаптации на основе "изобретения новых способов поведения". В городах, особенно крупных, где культура хозяйствования человека далека от идеальной, растет численность немногих по количеству видов, но приносящих человеку немало вреда, животных, прежде всего некоторых грызунов. В связи с этим особое значение приобретают методы воздействия на городские популяции этих видов, прогнозирование их ответных реакций на эти воздействия, а также изучение возможностей пополнения городской биоты за счет новых видов, вселяющихся самостоятельно, либо в результате случайной или целенаправленной деятельности.

В разработке зоопсихологичсского аспекта данной проблемы мы видим три взаимосвязанных задачи:

1. Анализ поведенческой пластичности видов-синурбанистов, в отношении предметной среды, а также поведения и хозяйственной деятельности самого человека.

2. Исследование психологических механизмов, обеспечивающих приспособление синурбанистов к среде на основе их поведенческой пластичности.

3. Прогнозирование возможности синурбанизации отдельных видов высших позвоночных по данным зоопсихологического анализа их поведения.

Определим, прежде всего, круг видов животных - объектов нашего исследования. Чтобы сделать это, придется вновь обратится к понятиям синантропии и синантропных животных и рассмотреть их более подробно.

Синантропия — это общебиологический феномен, вызванный анропогенным изменением природных ландшафтов, появлением новых, совершенно своеобразных экологических ниш (экологическая ниша — совокупность всех факторов среды, в пределах которых возможно существование вида в природе и его средообразующая деятельность), которые и осваиваются животными. Наиболее существенным критерием синантропии является включенность того или иного вида животных в антропоценоз, считая последний системой связи между человеком и синантропными (а также и домашними) животными. Уточняя этот критерий, В. Баруш (1980) подчеркивает факт не просто связи, но взаимодействия между человеком, человеческой популяцией, ее деятельностью, образуемой ею окультуренной средой и существующими в этой среде популяциями.(…)

С нашей течки зрения это уточнение имеет принципиальный характер, т. к. обращается внимание на активный характер такой взаимосвязи, именно на взаимодействие и подчеркивается сопряженный характер ее развития в пространстве и во времени. Последнее, возможно, не столь очевидно, но ниже мы попытаемся проиллюстрировать это.

Для характеристики синантропии также имеют значение следующие моменты. Это спонтанное присутствие животных данного вида поселениях человека без или против его воли (Schafer, Tischler, 1983), равно как и независимость от его воли влияний и характера происходящих с животными изменений (Strawinski, 1971).

Говоря о видах-синантропах, дают несколько различающиеся определения этого понятия. А. Н. Формозов (1937) определил синантропов как виды, которые находят у жилья или в жилье человека корм и убежище. Б. Росицкий и И. Кратохвил (1953) характеризовали синантропных млекопитающих как виды, для которых жилище человека, дворовые постройки и другие сооружения человека являются средой, в которой они могут жить в течение всей жизни и размножаться, и предложили деление млекопитающих по их отношению к заселению построек человека, т. е. по степени синантропии, на три категории:

экзоантропные виды, которым жизненные условия в человеческих поселениях по биономическим причинам совсем чужды и поэтому они жить здесь не могут;

гемисинантропные виды, для которых поселения человека хотя и соответствуют их требованиям к среде, так что они там могут жить и размножаться, но присутствие их случайно или временно. Это виды с широкой экологической валентностью и способностью проникать и задерживаться в человеческих жилищах;

эвсинантропные виды (постоянносинантропные), для которых человеческие поселения являются главной, часто единственной и постоянной, или, в течение большей части жизни, главной и постоянной средой, в которой они живут, размножаются.

В. В. Кучерук (Kucheruk, 1965) расширил и одновременно уточнил это понятие. По его мнению, к синантропным животным следует относить виды, которые регулярно обитают на территории населенных пунктов или в сооружениях человека и образуют там не только постоянные, но и периодически возникающие популяции. Кучерук поясняет, что к сооружениям человека необходимо относить также места первичного хранения сельскохозяйственных продуктов, такие, как стога сена, ометы соломы, скирды необмолоченных зерновых, бурты овощей и корнеплодов. Эти местообитания не имеют близких аналогов среди естественных биотопов, и обладают комплексом только им свойственных экологических показателей.

В. В. Кучерук дает следующую классификацию форм синантропных животных:

абсолютная или облигатная сипаитропия (паразиты человека и некоторые членистоногие);

преимущественная или настоящая синантропия. Отнесенные сюда виды обитают во всех типах строений, вплоть до современных многоэтажных зданий. Животные настолько хорошо приспособлены к жизни в населенных пунктах и постройках человека, что смогли расселиться с ним по большей части земного шара (так начинаемые приведенные виды). Ареал, сформировавшийся благодаря использованию среды, созданной человеком, по площади в несколько раз превосходит исходный, естественный ареал вида. В экстремальных частях вновь сформировавшегося ареала животные живут исключительно в постройках человека, не осваивая естественные биотопы. Число видов млекопитающих, которым свойственна настоящая синантропия, невелико: это грызуны — домовая мышь, черная, серая и, отчасти, полинезийская или малая крысы; из птиц — к этой форме можно отнести сизого голубя, домового воробья и некоторые другие виды;

географически ограниченная синантропия. Животные хорошо приспособлены к обитанию в населенных пунктах и постройках человека, но заселяют их только в пределах естественного ареала (так называемые вобранные виды). Как правило, синантропия у этих видов четко выражена лишь в оптимуме ареала. Животные могут жить во всех типах построек, в том числе и в современных многоэтажных домах. Виды, которым свойственна эта форма синантропии, постоянно обитают в жилищах человека. Обычно виды этой группы не выдерживают конкуренции с настоящими синантропами. Основными обитателями населенных пунктов и построек человека они бывают лишь за пределами или в пессимуме ареала последних. В число этих синантропов входят некоторые лесные полевки, хомячки, крысы, бандикота, гигантская белозубка и др.;

—- экологически ограниченная синантропия. Животные не способны к длительному обитанию в современных многоэтажных каменных домах, но охотно поселяются в деревянных или глинобитных постройках, овощехранилищах и в местах первоначального храпения сельхозпродуктов (скирды, ометы, бурты и др.). Это не­которые лесные, серые полевки, лесные и полевые мыши.(…)

Теперь можно обозначить круг видов животных, поведение и психика которых будут предметом нашего анализа. К категориям эвсинантропов и гемисинантропов относят достаточно большое число видов животных, как позвоночных, так и беспозвоночных (Гладков, Рустамов, 1975; Клауснитцер, 1990; и др.). Исходя из задач нашего исследования, мы сразу выводим за его рамки беспозвоночных и низших позвоночных. Среди высших позвоночных — эвсинантропов нас будут интересовать виды средней полосы России и Европы, имеющие высокую численность и продолжающие расширять свою экологическую нишу в городах. Среди гемисинантропов — виды, в последние десятилетия быстрыми темпами осваивающие городскую среду и по своим характеристикам приближающиеся к категории эвсинантропов. Из первой категории это, безусловно, домовой воробей, сизый голубь и серая ворона, серая и черная крысы, домовая мышь Из второй категории — некоторые виды врановых, чаек, обыкновенная кряква, черный дрозд, некоторые другие виды птиц, восточно-европейская полевка, полевая мышь.

1.2. Город как специфическая среда обитания диких животных

Современные города, если рассматривать их как среду обитания диких животных, представляют собой одну из крайних степеней преобразования, окультуривания и, к сожалению, нередко опустошения естественной природной среды. По данным археологов, поселения городского типа с численностью жителей в 20 — 25 тысяч человек появились в III—I тысячелетиях до н. э. Однако если иметь в виду город как специфический тип ландшафта, то возникновение этого типа среды связывают только с XIX веком, когда появились крупные города, занимающие обширные пространства, и началось формирование новой среды обитания как самого человека, так и животных, и растений. Поэтому, говоря о процессе синурбанизации, следует, видимо, вести отсчет от этого, сравнительно недалекого прошлого, когда природные факторы стали в значительной степени модифицироваться антропогенными. По сравнению с процессом синантропизации синурбанизация животных эволюционно значительно моложе. Тем не менее темпы ее, особенно в современный период, когда наблюдается быстрое расширение урбанизированных территорий, очень высоки, что особенно хорошо видно на многих видах-гемисинантропах.

Специальное углубленное изучение городских экосистем началось немногим более 40 лет назад, а научный интерес к поведенческим и экологическим адаптациям животных-синурбанистов — еще позднее, хотя отдельные наблюдения, касающиеся, в частности, адекватного, в соответствии с их конкретными свойствами, использования животными некоторых предметных компонентов урбанизированной среды встречались и раньше.

Исходя из задач нашего исследования, попытаемся выделить те черты городской среды обитания, которые должны, по нашему предположению, определять направленность и характер поведенческих адаптации и, соответственно, будут в центре внимания при психологическом анализе взаимодействий животных с урбанизированной средой.



Первая черта — разнообразие городских местообитаний и их мозаичное распределение, накладывающееся к тому же на более или менее выраженное функциональное зонирование городской среды. Эта особенность представляется нам крайне важной, т. к. за ней стоит широта возможностей при выборе животными подходящих местообитаний, но одновременно и определенная ограниченность этого выбора в силу уникальности многих местообитаний в конкретном городе и трудностей адаптации к ним.

По функциональному использованию городская территория может быть подразделена на две большие части: застроенная часть и незастроенная. Первая подразделяется на жилые районы с их разнообразными типами домов, общественные центры, промышленную зону, коммунально-складскую зону и зону внешнего транспорта. Ко второй относят полосы отвода железных дорог, зеленые насаждения, водные поверхности, незастроенные участки.

Кроме функционального зонирования, город подразделяют также на зоны по этажности. Протяженность современных городов на сотни метров вверх и настолько же вниз также вносит в эту среду свою специфику, вынуждая животных приспосабливаться к ней. Как особое местообитание, характерное для крупных городов, выделяют их подземную часть. Наряду с традиционной системой канализации, сюда включаются подземные переходы, метрополитен, подземные гаражи и другие сооружения, где существуют свои устойчивые группировки некоторых видов, в частности серых крыс.

Уже одно перечисление городских местообитаний показывает, насколько разнообразна эта среда, как сильно она отличается от природной. Если эколога интересует специфика биотопов, их животное и растительное население, биоценотические связи, то зоопсихолога — возможность установления взаимосвязей животных с различными предметными компонентами городской среды и последующее "втягивание" их в жизнедеятельность. Поэтому, говоря об этой черте, мы, в первую очередь, обращаем внимание на несравнимые с природными разнообразие и сложность предметных компонентов, отсутствие их аналогов в природной среде, что ставит животных, оказавшихся в городе, перед труднейшей задачей поведенческой адаптации к ним.



Вторая важная черта — непредсказуемый (несезонный) и нередко катастрофический характер изменений, происходящих в городских местообитаниях. Это, например, снос домов, где обитают животные, расчистка больших площадей под застройку, ликвидация свалок, служащих убежищем и местом кормежки, закрытие и вывод в другое место предприятий, являющихся постоянными источниками корма (продовольственных складов, магазинов, рынков и пр.). Такие изменения вынуждают животных в срочном порядке покидать освоенные местообитания и переселяться на новые, часто радикально отличающиеся от старых и, если удастся, осесть там. В противном случае особь-"беженец" продолжает свое вынужденное перемещение по городу, пытаясь закрепиться то в одном, то в другом месте, между которыми часто мало что есть общего.

Третья специфическая черта городской среды, которая также подвергает серьезному испытанию поведенческие адаптационные способности вида-синурбаниста,— вызванная деятельностью человека общая высокая изменчивость, подвижность городской обстановки, постоянно увеличивающееся разнообразие предметных компонентов среды, их исчезновение, перемещение, замена. Это легко проиллюстрировать хотя бы на примере обычного жилого дома, заселенного домовыми мышами. Для них значимыми являются: заполнение и очистка мусорокамер, уборка подвалов, привоз и вывоз мебели, других предметов человеческого обихода, сезон­ное поступление и складирование сельзохпродуктов, мероприятия по борьбе с самими этими грызунами и т. д. Все это самым существенным образом отражается на их поведении, осложняя их жизнедеятельность, заставляя постоянно приспосабливаться к изменяющимся условиям.

Четвертая особенность — непосредственная близость, постоянное присутствие самого человека, что придает дополнительную подвижность урбанизированной среде. Но еще более существенно, что этим создаются предпосылки для установления "субъект-субъектных" отношений между животными и человеком. Животные приспосабливаются к особенностям его поведения, дифференцируют отношение к себе отдельных людей. Виды, не выдерживающие близкого присутствия человека, имеют мало шансов стать синурбанистами. Даже оказавшись "вобранными" — при постройке новых городов и поселков — они вскоре покидают обжитые человеком места, уходя на территории, где сохранились естественные биоценозы. Наиболее устойчивы к беспокойству со стороны человека виды-эвсинантропы, постоянно существующие в гуще человеческих поселений. При этом, как отмечают экологи, происходит уменьшение дистанции, на которую животные подпускают к себе человека, разумеется, при отсутствии преследования с его стороны. У тех гемисинантропов, которые наиболее активно осваивают город, также наблюдается сокращение дистанции вспугивания. Есть все основания полагать возрастание значения этой черты городской среды обитания в процессе поведенческой адаптации, увеличение степени лабильности поведения видов-синурбанистов.

Мы не будем в качестве отдельной черты городской среды обитания диких животных рассматривать присутствие в ней домашних животных, также являющихся элементом городской фауны. Отметим только, что видам-синурбанистам приходится адаптироваться и к этому соседству. Для синантропных грызунов, например, домашние кошки, живущие в квартире, могут стать существенным компонентом этого биоценоза, представляя для них реальную угрозу. Врановые же, наоборот, извлекают из этого соседства пользу, питаясь в местах подкормки бездомных кошек и собак, а порой и активно отнимают у них пишу. Последняя, пятая черта, которую мы считаем необходимым выделить,— применение разнообразных средств и способов сокращения численности вредных синурбанистов, таких, как серая крыса, домовая мышь, в последние годы все чаще серая ворона и сизый голубь. Это ведет к дополнительному "обогащению" среды компонентами, смертельно опасными для тех, кому они предназначены. Эта особенность городской среды обитания, видимо, существенным образом влияет на процесс поведенческой адаптации. Отсутствие или недостаток настороженности к появлению на зна­комой территории подобных компонентов среды, "забывание" полученного в отношении них негативного опыта почти неминуемо вызывает элиминацию таких особей. Однако приспособление к этой черте городской среды происходит, и весьма успешно.

Итак, мы обозначили пять основных, с нашей точки зрения, черт, определяющих направление и характер поведенческих адаптаций высших позвоночных к жизни в городах. Все они с разных сторон характеризуют предметную среду, в которой приходится действовать видам-синурбанистам, и должны учитываться при психологическом анализе их поведенческих адаптаций.
1.3. Виды-синурбанисты и адаптация

Рассматривая адаптацию высших позвоночных животных к существованию в такой специфической среде как город, нельзя, разумеется, сводить все только к приспособлению их на уровне поведения. Феномен синурбанизации очень сложен и должен изучаться на всех уровнях функционирования организма животного, равно как и на популяционном уровне. Однако в связи с задачами данного исследования нас, помимо собственно поведенческих адаптации, будут интересовать только особенности экологии видов-синурбанистов, как на уровне отдельной особи, так и на уровне популяции.

Выше мы перечислили виды птиц и млекопитающих — эвсинантропов и тех из гемисинантропов, которые высокими темпами осваивают урбанизированную среду и по ряду характеристик приближаются к эвсинантропам. Возникает вопрос — почему именно эти виды высших позвоночных стали синурбанистами, какие экологические и поведенческие особенности стоят за этим? И второй вопрос, связанный с первым — отличаются ли и чем именно популяции этих видов, обитающие в городе, от популяций из негородской, в относительно меньшей степени измененной человеком среды?

Специалисты, изучающие экологию видов-синурбанистов, полагают, что только виды, отличающиеся экологической пластичностью, широкой вариативностью поведения в естественных местообитаниях, используя свои преадаптации (генетически закрепленные формы поведения, не имевшие явно заметной приспособительной ценности в одних условиях существования, проявившиеся при их изменении и позволяющие особи, популяции, виду выжить), могут существовать в специфической городской среде. С этим трудно не согласиться. Ведь виды, наиболее тесно и успешно существующие вблизи человека, такие, например, как серая крыса, серая ворона, действительно относятся к числу таких сверхпластичных видов. Активно внедряющиеся в урбанизированиую среду также отличаются пластичностью и вариативностью поведения в естественных местообитанях. Так, полевая мышь, которая в природе обитает одновременно в двух соседствующих средах — в зоне между полем и лесом, питающаяся не только разнообразными растительными, но и животными кормами, способная образовывать группировки с определенной структурой, в последние десятилетия быстро заселяет многие города. (…)

Различия между городскими и негородскими популяциями В. И. Грабовский объясняет различной численностью тех и других, и вытекающими отсюда изменениями в экологии и поведении. В. В. Корбут, анализируя поведение серой вороны в период гнездования, также приходит к заключению о том, что, несмотря на большую изменчивость поведения этих птиц, создающую впечатление наличия значимых перестроек поведения под влиянием антропогенных факторов, модификации их поведения в большинстве случаев не выходят за рамки обыкновенных видовых вариаций. По его мнению, серая ворона в городе не столько приспосабливается к измененной человеком среде, сколько выискивает в ее многообразии условия, необходимые для нормального существования.

Представители другой точки зрения рассматривают приспособленность к жизни в условиях урбанизированной среды как результат перестройки поведения под влиянием этой среды — переход к новым пищевым объектам, способам их добывания, изменения в

отношении к человеку, размещение гнезд на новых, отсутствующих в природе субстратах, включение новых, чисто антропогенного происхождения материалов при их постройке и др..

Мы также придерживаемся этой точки зрения и полагаем, что сводить все исключительное разнообразие "городских" адаптаций только к проявлению генетически закрепленных форм поведения, не выходящих за рамки обыкновенных видовых вариаций, т. е. к преадаптации, означает упрощать природу феномена синурбанизации и, шире, синантропизации в целом. В защиту можно привести ряд аргументов.

Первый — в поведении видов-синурбанистов проявляются тонкая дифференцировка и учет конкретных свойств и связей объектов городской среды. Особенно много известно об этом в отношении серой крысы, домовой мыши и серой вороны. Вот лишь несколько примеров, касающихся врановых: выкармливание птенцов в гнезде, перемещающемся вместе со стрелой башенного крана, на которой оно было устроено; использование при строительстве гнезд только материалов антропогенного происхождения; ночевки ворон на снегу на огороженном сеткой участке, недоступном людям и домашним животным; точный учет ситуаций во взаимоотношениях с людьми и соответствующее колебание дистанции вспугивания и др. Эти и подобные им примеры адаптации синурбанистов к предметной среде города не могут быть отнесены к преадаптивным, генетически фиксированным формам поведения хотя бы на том основании, что, прежде чем действовать указанным образом, животные должны отразить на психическом уровне соответствующие свойства и связи данных объектов урбанизированной среды, выделить их в ходе специальной деятельности. (…)

Второй аргумент — само наличие городских и природных популяций у видов-синурбанистов. (…) У гемисинантропов, осваивающих город как свою постоянную среду обитания уже в течение нескольких десятков лет, также установлены городские популяции. Изучение городских и природных популяций у одного и того же вида выявило экологические и поведенческие различия между ними. Так, например, у городских полевых мышей выше вес тела, дольше, на несколько недель, период размножения, наивысшая выживаемость в зимний период, самки созревают позже. Плотность популяции у них значительно выше, происходят изменения в популяционной структуре. Для городских популяций серой вороны, галки, кряквы, обыкновенного скворца и других видов птиц характерна утрата стремления к перелетам, птицы становятся оседлыми. Городских серых ворон отличает постоянство в использовании участка обитания и территории, образование многолетних стабильных группировок, продолжительное присутствие молодых на территории родителей, повышенная плотность гнездования. (…)

Третий аргумент — наличие врожденных поведенческих различий между особями из городских и природных популяций одного вида. (…)

Нами, в соавторстве с Н. В. Загоруйко и Е. В. Котенковой, было проведено исследование на домовых мышах из городской и чисто природной популяций. Сравнивали их поведение при освоении сложной среды — "жилой комнаты" (просторной выгородки, где была воссоздана обстановка жилища человека). Было установлено существование достоверных различий в ориентировочно-исследовательской деятельности по целому ряду количественных показателей, а также выявлены различия в самой стратегии освоения помещения. Мыши из городской популяции развертывали интенсивную продолжительную деятельность по ознакомлению с пространством и многочисленными предметами домашнего обихода, причем осваивали практически весь объем комнаты, в то время как мыши из природной популяции исследовали ее непродолжительно, практически не влезали на высокие предметы (не осваивали помещение в его объеме), вступали в контакт только с частью предметов обстановки и быстро переключались на повседневную жизнедеятельность, протекавшую почти исключительно на поверхности пола комнаты. Поскольку эти данные также относятся к особям, выросшим в стандартных лабораторных условиях, есть все основания считать выявленные различия наследуемыми, сложившимися в результате существования в сильно различающихся средах.

Четвертый аргумент — заселение новых городов и поселков видами-синурбанистами особями из городских, а не природных популяций. Давно известно, что серая крыса и домовая мышь оказываются во вновь образующихся поселениях человека при помощи его самого — с грузами, активно проникая в самолеты, поезда, на суда, либо самостоятельно — двигаясь вдоль новых магистралей от поселка к поселку, но всегда, и это никто не оспаривает, речь идет о синантропных формах. Сравнительно недавно стало известно, что и ряд видов птиц-синурбанистов, имеющих природные популяции, осваивают города за счет расселения особей из городских, а не природных популяций. (…)

И последний, пятый аргумент — общая направленность изменений, происходящих в экологии и поведении видов-синурбанистов, значительное сходство в поведенческих особенностях, не только отдельно внутри класса птиц и класса млекопитающих, но и между теми и другими тоже. Наличие такого сходства дает еще меньше оснований говорить об одной лишь преадаптации, о "выискивании" условий, подходящих виду для нормального существования в городе. Скорее всего город, специфические черты которого как среды обитания диких животных мы перечислили выше, ставит перед всеми синурбанистами — высшими позвоночными во многом одни и те же условия, одни и те же ограничения, и тем самым задает общее направление приспособительного процесса и, шире, процесса микроэволюции.

Все представленные нами аргументы, как мы полагаем, свидетельствуют о том, что синурбанизация — процесс значительно более сложный, чем он представляется при изучении отдельных видов-синурбанистов, их экологии и поведения в условиях города. (…)

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница