Метапоэтические представления а. П. Чехова о языке



Скачать 93.61 Kb.
Дата17.11.2016
Размер93.61 Kb.

В.П. Ходус


Ставропольский государственный университет

МЕТАПОЭТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ А.П. ЧЕХОВА О ЯЗЫКЕ

Метапоэтические высказывания А.П. Чехова о языке и культуре речи представлены в различных фрагментах метапоэтического дискурса А.П. Чехова, письменной реализацией которого являются разные типы текстов. Понятие «язык» — одно из центральных и значительных в метапоэтике А.П. Чехова — осмысляется и интерпретируется героями художественных произведений и самим А.П. Чеховым в эпистолярных и публицистических текстах. Это позволяет увидеть объемность понятия: от осмысления в сфере обыденного сознания до тонких лингвистических наблюдений А.П. Чехова. Полярность мнений о языке помогает воссоздать представления о среде, в которой функционировало это понятие. И то, что автором представлены не только аргументированные сведения, но и бездоказательные, порою неумные суждения в речи персонажей, позволяет нам получить представление об обширных, но не всегда академических знаниях А.П. Чехова о языке. (Отметим, что полный свод метапоэтических высказываний А.П. Чехова о языке представлен в (2)).

Лингвистическая работа А.П. Чехова, его интерес к различным вопросам языка, а также многообразные суждения о языке, представленные в речи персонажей — «Обыденное сознание видит язык через призму речи» (1, c. 194), — позволяют говорить о том, что описание понятия «язык» в метапоэтике А.П. Чехова имеет лингво-энциклопедические основания.

Обратимся к некоторым значимым аспектам метапоэтики А.П. Чехова, в которых содержится рефлексия над особенностями языка художественного произведения, публицистики, профессионально-деловым и разговорным языками. В диалоге со своими корреспондентами А.П. Чехов анализирует особенности языка собственных и чужих произведений.

В аспекте «Язык художественного произведения» в метапоэтическом тексте А.П. Чехова одно высказывание содержит рефлексию автора над языком собственного текста: «Если у моей “Агнии” язык не выдержан, то зато она дает впечатление весьма определенное и видно, что она выстрадана автором. Рассказ недурной и стоит тысячи “Шальных пуль”» (М.В. Киселевой, 6, 7 или 8 июля 1887 г.). Язык «Агнии» А.П. Чехов понимается через определение не выдержан.

(Не) выдержанныйприч. от выдержать — ‘4. Соблюсти что-л., не допуская отклонений, отступлений’ (3).

Однако слабость языка художественного произведения отражает «выстраданность» художником своего творения: язык как отражение творческого процесса.

В метапоэтическом тексте также содержится рефлексия А.П. Чехова над произведениями собратьев по перу. И часто А.П. Чехов отмечает особенности языка художественного произведения.

«Пьеса написана небрежно. С внешней стороны она подлежит геенне огненной и синедриону. Язык безукоризнен» (В.Н. Давыдову, 1 декабря 1887 г.)

«Жажду прочесть повесть Короленко. Это мой любимый из современных писателей. Краски его колоритны и густы, язык безупречен, хотя местами изыскан, образы благородны» (А.Н. Плещееву, 5 февраля 1888 г.).

«Лизавета — настоящая Лизавета, живой человек; язык прелестен, сюжет симпатичный» (Ал.П. Чехову, 11 сентября 1888 г.).

«Я прочел снова Вашу пьесу. В ней очень много хорошего и оригинального, чего раньше не было в драм<атической> литературе, и много нехорошего (напр<имер> язык)» (А.С. Суворину, 23 декабря 1888 г.).

«Язык самый подходящий — так и надо» (А.С. Суворину, 6 января 1889 г.)

«Почитываю Ваши стихи. У Вас хорошая душа и стихом владеете, но язык недостаточно прост; надо воли себе давать больше» (В.А. Долгорукову, 28 мая 1890 г.)

«Хороши все, даже Кирилл, который у Вас немножко приподнят и изыскан благодаря колдовству. Язык великолепен. Чувство меры и такт образцовые…» (Е.П. Гославскому, 23 марта 1892 г.).

«Хорошие мысли у Вас оправлены в живой темперамент, а язык — точно масло льется» (А.С. Суворину, 7 августа 1893 г.)

«Варя хороша. В первом явлении в языке излишняя истеричность. Надо, чтобы она не острила, а то все у Вас острят, играют словами, и это немножко утомляет внимание, рябит; язык Ваших героев похож на белое шелковое платье, на котором все время переливает солнце и на которое больно глядеть. Слова ”пошлость” и “пошло” уже устарели» (А.С. Суворину, 23 января 1900 г.)

«Язык местами изыскан, местами провинциален: “Офицеры ревновали друг друга”, между тем офицеры могут ревновать женщину друг к другу...» (Б.А. Лазаревскому, 28 июля 1903 г.).

Обратим внимание, на определения, которые использует А.П. Чехов для характеристики языка:



Безукоризненный — ‘Не заслуживающий укора, порицания; безупречный’ (3).

Безупречный — ‘Не заслуживающий никакого упрека; безукоризненный’ (3).

Изысканнонареч. к изысканный — ‘2. в знач. прил. Утонченный, изящный. || Устар. Вычурный, манерный’ (3).

Прелестный — ‘Исполненный прелести, вызывающий восхищение; очаровательный’ (3).

Хорошее — ‘То, что является положительным, существенным, достойным, заслуживающим признания и т. д.’ (3).

Оригинальный — ‘3. Непохожий на других, чуждый подражательности; самобытный. || Своеобразный, необычный’ (3).

(Самый) подходящий — ‘2. в знач. прил. Такой, который отвечает каким-л. требованиям, условиям, годный для чего-л.’ (3).

(Недостаточно) простой — ‘3. Безыскусственный, не замысловатый, не вычурный’ (3).

Великолепный — ‘2. Разг. Прекрасный, превосходный, отличный’ (3).

Точно масло льется: литься ‘2. перен. Излагаться, произноситься свободно, без затруднений, в стройной последовательности (о речи, словах)’; Как по маслу — ‘гладко, без затруднений, легко’ (3).

Истеричностьcвойство по знач. прил. истеричный — ‘4. Болезненно-страстный, судорожный, доходящий до истерики’ (3).

Провинциальный — ‘2. Прил. к провинциализм (в 1 знач.); свойственный провинциалу. || перен. Отсталый, наивный и простоватый’ (3).

«Эпитеты … присоединяются к слову язык практически в любой семантической роли последнего, образуя дополнительное измерение в семантике языка» (1, c. 132).

Отрицательные коннотации имеют определения: местами изыскан, недостаточно прост, местами провинциален. В одном из текстов для описания языка А.П. Чехов приводит развернутое сравнение: «язык Ваших героев похож на белое шелковое платье, на котором все время переливает солнце и на которое больно глядеть». Воздействие языка сравнивается с физиологическим процессом — «больно глядеть».

Простота и изящность, но не изысканность языка — основные постулаты А.П. Чехова в понимании языка художественной литературы, что подтверждается в рассуждениях в письме брату: «Берегись изысканного языка. Язык должен быть прост и изящен. Лакеи должны говорить просто, без пущай и без теперича. Отставные капитаны с красными носами, пьющие репортеры, голодающие писатели, чахоточные жены-труженицы, честные молодые люди без единого пятнышка, возвышенные девицы, добродушные няни — все это было уж описано и должно быть объезжаемо, как яма» (Ал.П. Чехову, 8 мая 1889 г.).

Изящный — ‘1. Отличающийся изяществом’ (3).

Изящество — ‘Тонкое и строгое соответствие, соразмерность во всем, отвечающее требованиям художественного вкуса’ (3).

Обратим внимание, что А.П. Чехов уделяет внимание речи второстепенных, «вспомогательных» персонажей — лакеев. Для писателя нет второстепенного в языке. Внимание к деталям, ко всем аспектам художественного произведения — отличительная черта метапоэтики А.П. Чехова.

Писатель, по мнению А.П. Чехова, должен обладать «вкусом к хорошему языку». В письме Н.М. Ежову А.П. Чехов дает подробную рекомендацию о воспитании вкуса к языку: «Читайте побольше; Вам нужно поработать над своим языком, который грешит у Вас грубоватостью и вычурностью — другими словами, Вам надо воспитать в себе вкус к хорошему языку, как воспитывают в себе вкус к гравюрам, хорошей музыке и т. п. Читайте побольше серьезных книг, где язык строже и дисциплинированнее, чем в беллетристике. Кстати же запасетесь и знаниями, которые не лишни для писателя» (Н.М. Ежову, 28 января 1890 г.).

В аспекте «Публицистический язык» в метапоэтическом тексте А.П. Чехова значим фрагмент, в котором писатель восхищается хорошим владением «газетного языка»: «Ваша рецензия меня немножко удивила: я и не подозревал, что Вы так хорошо владеете газетным языком. Чрезвычайно складно, гладко, протокольно и резонно. Я даже позавидовал, ибо этот газетный язык мне никогда не давался» (В. А. Тихонову, 7 марта 1889 г). Важно признание А.П. Чехова — «газетный язык мне никогда не давался». А.П. Чехов написал несколько рецензий, удачно пародировал язык современных ему газет и журналов, но высокая требовательность к себе и скромность не позволяют писателю признать за собой хорошее владение «газетным языком».

В аспекте «Профессионально-деловой язык» в метапоэтическом тексте А.П. Чехова значим фрагмент, содержащий рефлексию над «чиновничьим» языком: «Но какая гадость чиновничий язык! Исходя из того положения... с одной стороны... с другой же стороны — и все это без всякой надобности. “Тем не менее” и “По мере того” чиновники сочинили. Я читаю и отплевываюсь. Особенно паршиво пишет молодежь. Неясно, холодно и неизящно; пишет, сукин сын, точно холодный в гробу лежит» (А.С. Суворину, 24 августа 1893 г.). «Чиновничий» язык определяется через лексему «гадость».

Гадость — ‘Разг. То, что вызывает гадливое чувство; нечто мерзкое, отвратительное’ (3).

В тексте представлены штампы, канцеляризмы, которыми наполнены чиновничьи бумаги и которые не приемлет А.П. Чехов. Особое внимание писатель обращает на плохой стиль молодежи.

Размышления А.П. Чехова об особенностях «чиновничьего» языка были вызваны необходимостью помочь Михаилу Чехову в подготовке доклада: «Суть доклада вот в чем: упразднение круговой поруки, т. е. ответственности общины за своих неплательщиков. Я приказал Мише написать так: да, круговая порука несправедлива и министерство хорошо сделало, что подняло вопрос об ее упразднении, но, исходя из того положения, что община есть явление историческое и что круговая порука есть необходимое ее условие, мы должны признать себя бессильными, ибо что создано историей, то и сокрушается не чиновничьими головами, а тою же историей, т. е. историческими движениями в народной жизни. Так как бороться с общиной мы не можем, то будем мудры и поищем средств для борьбы в самой общине... и т. д.» (А.С. Суворину, 24 августа 1893 г.). В понимании Ш. Балли, «сущность административного языка заключается, следовательно, в том, что он имеет в основе своей научный характер и в то же время постоянно соприкасается с обыденной жизнью», но А.П. Чехов не принимает схематичной, «штампованной» обыденности.

Особое внимание А.П. Чехова уделяется разговорному языку. В одном из метапоэтических текстов А.П. Чехов рассуждает о роли разговорного языка в художественном тексте: «Называю Вас мещанским не потому, что во всех Ваших книгах сквозит чисто мещанская ненависть к адъютантам и журфиксным людям, а потому, что Вы, как и Помяловский, тяготеете к идеализации серенькой мещанской среды и ее счастья. Вкусные кабачки у Цыпочки, любовь Горича к Насте, солдатская газета, превосходно схваченный разговорный язык названной среды, потом заметное напряжение и субъективность в описании журфикса у ma tante …. Вы, ради создателя, не верьте вашим прокурорам и продолжайте работать так, как доселе работали. И язык, и манера, и характеры, и длинные описания, и мелкие картинки — все это у Вас свое собственное, оригинальное и хорошее … “Идиллию” я ставлю в конце всего, хотя и знаю, что Вы ее любите. Начало и конец прекрасны, строго и умело выдержаны, в середине же чувствуется большая распущенность. Начать хоть с того, что всю музыку Вы испортили провинциализмами, которыми усыпана вся середка. Кабачки, отчини дверь, говОрит и проч.— за все это не скажет Вам спасиба великоросс. Язык щедро попорчен, Бомбочка часто попадается на глаза, Агишев бледноват... Лучше всего-описание мазурки...» (И.Л. Леонтьеву (Щеглову), 22 февраля 1888 г.). При восхищении разговорным языком, который использует И.Л. Леонтьев как художественное средство для воссоздания среды, А.П. Чехов отмечает: провинциализмы мешают языку художественного произведения, портят его.

В другом метапоэтическом тексте владение разговорным языком, по мнению А.П. Чехова, является основой для написания хорошей комедии: «Я советовал Вам писать комедию и еще раз советую. Она вреда Вам не принесет, а доход даст. Мой “Иванов”, можете себе представить, даже в Ставрополе шел. Что же касается исполнения, то бояться Вам нечего. Во-первых, у Вас прекрасный разговорный язык, во-вторых, незнание сцены вполне окупится литературными достоинствами пьесы. Только не скупитесь на женщин и не давайте воли Вашей селезенке» (А.Н. Маслову (Бежецкому), 7 апреля 1888 г.). Еще одно подтверждение о необходимости владения разговорным языком для удачного написания пьес обнаруживается в следующем тексте: «Николаю Степановичу не нравится, что Вы мало пишете. Это во-первых. Во-вторых, он советует Вам попробовать написать пьесу, ибо у Вас великолепный разговорный язык» (В.Л. Кигну (Дедлову), 5 сентября 1894 г.)

Мысли А.П. Чехова о роли разговорного языка в художественном тексте и о его «правильности» суммируются в следующем метапоэтическом тексте: «“Мы-ста” и ”шашнадцать” сильно портят прекрасный разговорный язык. Насколько я могу судить по Гоголю и Толстому, правильность не отнимает у речи ее народного духа. Эти “мы-ста” и “шашнадцать” производят на меня всегда впечатление mouches volantes, которые мешают смотреть на ясное небо. Какое-то излишнее и досадное впечатление.

Что еще? Солдат Григорий прощает бабу — это чудесно во всех отношениях и, вероятно, в сценическом тоже. Но зачем он у вас говорит ерническим языком? Разве это нужно, характерно? Такой великодушный, красивый акт, как прощение, и этот язык в жизни, быть может, и совместимы, но в художественном произведении от такого совместительства пахнет неправдой» (Е.П. Гославскому, 23 марта 1892 г.). Здесь отражено не только понимание языка, но и разница в использовании языковых средств в художественном тексте и в реальной жизни.

Рефлексия над языком в его различных функциональных сферах в метапоэтике А.П. Чехова отражает многомерное и разностороннее представление художника слова о языке. Метапоэтический текст свидетельствует не только о пристальном внимании А.П. Чехова к языковым явлениям, но и представляет лингвистическую работу самого художника слова.


Литература

  1. Демьянков В.З. Семантические роли и образы языка // Язык о языке. — М., 2000. — С. 193—270.

  2. Метапоэтический словарь-конкорданс драматического текста А.П. Чехова / Сост .и вступит. ст. В.П. Ходуса / Научн. ред. проф. К.Э. Штайн. — Ставрополь, 2008.

  3. Словарь современного русского языка: В 4 т. — М., 1981—1984.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница