Мещерякова Ольга Сергеевна, моу сош №29 п. Чунский, 11 б класс, школьный краеведческий музей



Скачать 226.36 Kb.
Дата19.11.2016
Размер226.36 Kb.
МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДНЯЯ ШКОЛА № 29

п. ЧУНСКИЙ, ЧУНСКИЙ РАЙОН, ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

Гражданская война в Чунском районе


Автор: Мещерякова Ольга Сергеевна, МОУ СОШ № 29 п. Чунский, 11 Б класс, школьный краеведческий музей «Наследие».

Рук. Глащенюк Н.И.

Адрес: 665513, Иркутская область, п. Чунский, ул. 40 лет Победы, д. 9 кв.16.

2007 - 2008

Этот вопрос задаем мы себе постоянно. Нам хочется знать все: как происходило становление Советской власти в районе, как укреплялась наша армия, как шла коллективизация…

Поиск привел к Семену Ивановичу Прохорову, сыну политического ссыльного Ивана Михайловича Прохорова, отбывавшего ссылку в Ганькино. Таких ссыльных, осужденных за выступления против царского режима, которые в кандалах прибыли на территорию нашего района, было немало. От Пелагеи Ивановны Рукосуевой, родственницы Семена Ивановича, стало известно то, что она узнала по рассказам матери.

Ссыльных, которые прибыли в Ганькино (их было человек семь, среди них – одна женщина), приютила семья Пелагеи Ивановны, хотя сами жили небогато и семья большая. Но в тесноте, да не в обиде.

Когда свершилась революция, они разъехались по разным местам, многие поселились в Шиткино, Тайшете. Но не сразу после революции, как и везде, в наши места пришел мир. Отряд белых продвигался на Братск через Шиткино, Ганькино, Балтурино, Мироново, Захаровку. По пути они старались расправиться с теми, кто был неугоден. Кто-то донес, что у Рукосуевых жили политические. Отца Пелагеи Ивановны забрали и увезли в Неванку, где квартировал белогвардейский штаб. Здесь двоих его сельчан уже расстреляли, а его не успели, так как подоспели красные. Но зато, когда допрашивали мать, брат и сестра Пелагеи Ивановны от первого потрясения остались инвалидами на всю жизнь.

Вместе с отрядом красных ушли мужики местных деревень. Партизаны, среди них был дядя Пелагеи Ивановны, до самой Захаровки преследовали белых, не вступая с ними в бой: ждали удобного момента, под Захаровкой отряд отряд белых был разбит. Партизаны вернулись в свои деревни.

…Повсюду, в любом уголке нашей страны простые люди поддерживали завоевания революции, вступали в борьбу с богачами. Никто не хотел мириться с произволом, который учиняли те, у кого были деньги и богатство. И Варвара Федоровна Сучкова, и Василий Дмитриевич Потапенко (ныне жители нашего поселка) рассказывали, как богатые не считали бедных за людей. Они видели в них только дешевую рабочую силу.

Мать Варвары Федоровны жила в молодости в Тульской области. Она ходила к помещику на поденщину. В самое горячее время брала с собой Варю и старших братьев. Работали много, от зари до темна: пололи, собирали урожай. Расчет получали сразу вечером. Матери платили 20 копеек, а детям – по 10. Во время уборки урожая платили чуть больше.

«Нам ничего не разрешалось, все было помещичье, - рассказывает Варвара Федоровна. – Если мы шли в лес по грибы или ягоды, нас травили сторожевыми собаками».

Особенно жестоким был сын помещика. Что хотел, то и делал. Идет проверять, как бабы работают на поле (как раз снопы вязали), снопы растрясет, раскидает – все ему не так. И не вздумай возразить, сразу плеткой бьет. Или во время отбеливания холстов… Чуть отвернутся женщины, он подберется тихонько, дегтем измажет холсты, а потом хозяева баб наказывают за то, что добро испорчено. Надоело терпеть. Как-то изловили его, избили, не стал больше издеваться.

А вот еще один пример. Мать Василия Дмитриевича Потапенко в молодости была у барыни служанкой. Она должна была убирать комнаты хозяйки, подавать ей завтрак. Та очень любила кофе со сливками. Однажды послала ее вместе с другой молоденькой девкой (так раньше называли царскую прислугу) в погреб за сливками. Те увидели, что в крынку со сливками попала мышь. Обмануть барыню служанки не посмели и сказали, что сливок нет, так как туда попала мышь. Спросили: может отдать сливки собаке Белочке, которую так любила хозяйка. Та, как ужаленная, закричала: «Да вы что? Разве можно Белочке, ведь там мышь была. Вы вот что, мышь выбросите, а сливки выпейте».

Трудно жилось. Но как поступить, чтобы было лучше. Тем более, не все получалось сразу. Варвара Федоровна помнит, как раздавали землю. В соседней деревне создали коммуну, но она недолго существовала, быстро распалась. И в колхозы-то шли с трудом.

Однажды на сходке после долгих пересудов решили, что надо создать колхоз. Варвара Федоровна тут же записалась первая. Сначала не решались, потом стали записываться и другие. Свезли сох, бороны, плуги, лошадей. С месяц просуществовали, потом видят: нет проку. Все растянули по своим дворам, а весной, когда наступил сев, поняли, что в одиночку не вытянуть. Трудно было с семенами, и давай собирать все снова по крупице. С тех пор колхоз не распадался. Потом лучше стали жить. Да война не дала.



Восточно-Сибирский край в период колчаковщины являлся районом, где вилась активная партизанская война с белогвардейцами и интервентами. Для колчаковцев этот район был тылом, из которого они черпали продовольствие и живую силу.

Так в конце 1918 и начале 1919 годов возникло несколько партизанских фронтов и отдельных отрядов. Но мне хотелось бы поподробнее рассказать об основных фронтах, образованных на территории Чунского района.

Шиткинский фронт был открыт в феврале 1919 г. Организаторами и руководителями шиткинских партизан были закаленные в борьбе большевики-политссыльные: М. П. Богданович (Волгин), А. К. Кепул (Кудрявый), В. И. Швайдецкий (Шагов), политссыльный из Польши С. А. Свенцкий, крестьянин из Молодечно И. А. Бич-Таежный, примыкавшие к большевикам: братья Москвитины, Е. Г. Чемоданов, Т. Я. Силин, И. Н. Полавинкин и многие другие.

Шиткинским фронт был назван потому, что в селе Шиткино, которое расположено в 60-ти верстах на север от Тайшета, был назначен сбор партизанских вооруженных групп и здесь произошел первый бой с белогвардейцами 17 февраля 1919 г.

Сибирская железная дорога являлась стратегической коммуникацией, соединяющей Владивосток с Уралом, где белогвардейские части вели борьбу против наступающей Красной Армии. Самым уязвимым был участок Тинская – Тайшет – Нижнеудинск, на котором железная дорога шла сквозь тайгу.

Партизанские гарнизоны Шиткинского фронта дислоцировались в самой близости от Транссибирской магистрали, в 3-х – 10 верстах.

Здесь партизаны непрерывно производили налеты на полустанки, разъезды, станции, разрушали железнодорожный путь, прерывали телеграфную и телефонную связь, сжигали мосты и водокачки. На долгое время они совершенно прерывали ночное движение поездов. Создавалась так называемая «тайшетская пробка», принесшая много неприятностей белочехам и Колчаку.

Значение Шиткинского фронта, как и других партизанских фронтов в Сибири, состояло прежде всего в том, что он отвлекал крупные силы врага от Восточного фронтаи тем самым оказывал неоценимую помощь Красной Армии в борьбе с колчаковщиной и интервенцией.




За время Гражданской войны нашими партизанскими отрядами было выиграно, впрочем как и проиграно, множество очень важных для истории нашего края сражений. Хотелось бы рассказать о некоторых, наиболее значимых из них.



Рабочие городов Канска и Иланска с оружием в руках поднялись против колчаковского режима в 20-х числах декабря 1918 г. Чтобы лучше увидеть причины и движущие силы этого выступления, начнем с событий, которые происходили семью месяцами раньше.

В мае 1918 г. белочешский мятеж, поддержанный меньшевиками и эсерами, уничтожил Советскую власть в Сибири. Повсюду были восстановлены земства, прежняя полицейская власть. Фабрики, заводы и банки были возвращены старым хозяевам, отменен восьмичасовой рабочий день, объявлена неограниченная свобода торговли и частного предпринимательства.

Новой власти – Временному сибирскому правительству нужны были средства и люди. Помимо новых налогов, начали взыскивать подати и недоимки, начиная с 1913 г. Реквизировали также лошадей, производили сбор оружия и обмундирования. А в июле 1918 г. объявили мобилизацию молодежи 1898 – 1899гг. рождения. Несмотря на разрешение свободной торговли, новая власть не смогла дать крестьянству промышленных товаров, которые она ему обещала. По деревням рыскали карательные отряды, вылавливающие дезертиров и уклоняющихся от других видов повинности.

Крестьянство насторожилось. И если до этого середняцкие массы еще колебались, то в ответ на большие поборы и репрессии в ее среде усилилось недовольство Временным сибирским правительством. Особенно это было характерно для осени 1918 г., когда с окончанием полевых работ у крестьянства была изъята большая часть нового урожая.

Обстановка благоприятствовала подготовке к вооруженному восстанию буржуазной диктатуры. По плану Сибирского бюро ЦК РКП (б) предполагалось, что одновременно должны выступить рабочие Красноярска, Ачинска, Канска, Иланска, Боготола, станции Клюквенной, Знаменского стекольного завода и других рабочих поселков. Вслед за рабочими восстаниями ожидались активные выступления солдат и крестьянства губернии.

Надо учесть, что после белочешского переворота члены большевистской партии смогли снова оживить свою деятельность только с июля 1918 г. В августе в городе Канске создалась нелегальная организация, возглавляемая большевиками. Вначале образовались инициативные группы. В них вошли передовые сознательные рабочие-металлисты, строители, деревообработчики, сапожники, кожевники. Конспиративными квартирами были сапожная мастерская братьев Краулис и столярная мастерская профсоюза деревообделочников. На одном из первых нелегальных собраний избрали бюро из трех человек. Его назвали революционным штабом. В бюро вошли Владимир Иванович Швайдецкий – металлист, позже один из организаторов и руководителей Шиткинского партизанского фронта, Викентий Сливинский, который в последствии играл видную роль в апанском партизанском отряде Тасеевского фронта и Антон Семенов – от союза сапожников.

Активное участие принимали в каннской подпольной большевистской организации И. Петров, П. Атаев (сапожник), Ковальский (строитель), Ткаченко, Шульдинер (рабочий-маляр), Кузьменко, Воробьев и многие другие. Стали привлекать в организацию людей, установили связь с подпольем воинских частей, с иланской подпольной большевистской организацией.

Вот что пишет в своих воспоминаниях участник тех событий Родион Сидорович Коробач:

«Мне поручили готовить восстание в Иланской. Темной ночью прибыл я туда. Здесь меня уже ждали друзья и повели на окраину станции. В ветхой избушке собралось 18 человек. Было решено организовать тро отряда. Одному отряду поручалось повредить телеграфную связь и телефонную станцию, другому – захватить помещение железнодорожной колчаковской милиции и разоружить милиционеров, третьему – разоружить военную команду…»

Во главе Иланского восстания стояли большевики и сочувствующие им подпольщики: И. Г. Милехин – поездной машинист, впоследствии зверски замученный белогвардейцами; В. П. Бернштейн – рабочий депо, также погибший от рук белогвардейцев-палачей; Д. Болдырев; И. Лекомских, Н. Денисов, Н. Воробьев, Р. Коробач, И. Кренц, А. Чкушенко и другие. Через братьев Кренц иланцы устанавливают связь с Шеломовской ячейкой, через машиниста Емельянова – с Нижнеудинском.

А Каннская организация устанавливает связь с Тасеево, Рыбинском, Кучерово, Шиткино, Клюквенной. В начале октября ей удается установить связь с Красноярским подпольным большевистским комитетом. Связь с губернским подпольным комитетом поддерживалась через Павла Петровича Атаева.

В середине ноября канцам удается организовать нелегальную ячейку во второй роте 32-ого пехотного полка. Подпольный комитет посылает туда бывшего фельдфебеля Богомилова, бывшего писаря Булгаренко как добровольцев, желавших защищать новую власть. В полку ведет работу подпрапорщик Суетин, связанный с подпольным штабом. В декабре для непосредственного участия в подготовке вооруженного выступления губернский подпольный комитет направил в Канск своего инструктора, матроса Балтийского флота Сидоренко.

И вот разработан план выступления. Рабочие намечают занять почту, железнодорожный вокзал, колчаковскую милицию, военный комиссариат, офицерское собрание. А солдаты во главе с Богомиловым должны захватить военный городок, склады с оружием и обмундированием, освободить военнопленных красноармейцев и мадьяр, а также тюрьму, где содержится много политзаключенных.

Одновременно с канцами выступают рабочие Иланской. Они берут вокзал, депо, разоружают полицию, и охрану и движутся на поездах на помощь городу Канску. Отряды из Тасеевской, Шеломковской и других волостей ко дню восстания должны прибыть в Канск.

К 20 декабря Омский областной комитет большевиков назначает дату вооруженного рабочего восстания. В Красноярске, Канске, Иланской, Клюквенной выступление назначается на 26 декабря.

В ночь с 25 на 26 в Канске по улице Солдатской, 6 идет заседание штаба восстания. На сборный пункт прибывают с оружием рабочие, их уже около 70 человек.

Два часа ночи. Восстание началось. Отряды по 10 – 15 человек уходят на выполнение своих заданий. Пока все идет по плану. Выступают 2-я, 3-я роты 32-ого полка. Они захватывают склад с оружием и обмундированием. Но при попытке освободить военнопленных, перешедшие на сторону рабочих роты, наталкиваются на огонь пулеметов. Военнопленных освободить не удалось. Солдаты залегли.

Против повстанцев выступает учебная рота, добровольческая часть, казаки, а также пятая рота 32 полка. Но ударные группы повстанцев продолжают выполнять свои боевые задания. Без боя занят вокзал. Затем захвачены почта, полицейское и военное управление. В офицерском собрании вооруженная схватка. Застигнутые врасплох офицеры бегут в беспорядке. Еще удача!

В военном городке восставшие роты не смогли преодолеть пулеметный заслон. Офицеры, предупрежденные о готовящемся восстании, сумели удержать большинство солдат в своих руках, восставшие солдаты были окружены и арестованы. Поэтому рабочим пришлось оставить милицию, железнодорожный вокзал, а самим скрыться. Утром по городу начались аресты и расстрелы тех, кто казался подозрительным.

В Иланской восстание началось также организованно. Еще накануне 18 смельчаков откопали спрятанное оружие и раздали его рабочим. Ко второму часу ночи 27 декабря восставшие захватили станцию железной дороги, телеграф, депо, обезоружили охрану.

В депо Иланской состоялся митинг. Вся масса рабочих присоединилась к восстанию, и на специальном поезде на помощь канцам отправился вооруженный отряд. Приблизившись к железнодорожному мосту через реку Кан, поезд натолкнулся на колчаковскую засаду. Пробиться не удалось. На обратном пути, не доезжая до станции, участники отряда разошлись по окрестным селениям, так как на Иланскую уже были двинуты бронепоезда белых.

Канско-иланское декабрьское вооруженное восстание рабочих и солдат было подавлено. Но оно не прошло бесследно. Его участники не сложили оружия. Многие ушли на юг уезда, где влились в партизанские отряды. Некоторые сами явились организаторами партизанского движения.




Близость бирюсинского партизанского отряда к линии железной дороги – три версты – и моста через реку Бирюсу, страшно беспокоило белогвардейцев. К тому же они почему-то считали, что легче всего прорвать фронт Шиткинских партизан именно у Бирюсы. Поэтому колчаковцы в течение марта и апреля беспрерывно посылали сюда карательные отряды.

Для уничтожения партизан колчаковское командование направило известного своей свирепостью атамана Красильникова. С 10-ого марта Бирюса начала подвергаться белогвардейским налетам.

В наступлении на Бирюсу 25 – 26 марта и в последующие дни атаки белых отбивались с большими для них потерями. Зная, что на железной дороге за красильниковцами в эшелонах стоят белочехи и бронепоезда, основные силы Бирюсинского отряда не решались преследовать врага.

В эти тяжелые дни главком Е. Кочергин направил приказ Староакульшетскому, Гоголевскому и другим отрядам: «Немедленно приступить к активным действиям, разломать железную дорогу и взорвать телеграф в верстах 10-ти от Тайшета, а также делать засады на местах разобранного пути, так как против Бирюсы сегодня было три наступления и выпущено 500 снарядов».

Партизаны еще больше усилили удары по линии железной дороги. Управляющий Енисейской губернией 14 апреля 1919 г. доносил: «…только за трое суток в районе станции Ключи – Тайшет произошло семь крушений поездов с воинскими грузами и войсками».

Утром 18 апреля 1919 г. партизанская засада захватила в плен разведку белых. Пленные солдаты рассказали, что под непосредственным командованием атамана Красильникова начинается крупное наступление на село Бирюсу. Командир отряда Яков Миронович Москвитин приказал партизанам занять круговую оборону. Отряд укрывался в хорошо оборудованных блиндажах и окопах, вырытых в рост человека и замаскированных.

Перед окопами вверх зубьями были разбросаны железные бороны.

На горке у кладбища шиткинцы расположили огромные трещотки, которые имитируют звуки пулеметной стрельбы. Невдалеке стояло забавное сооружение, напоминающее пушку. Водопроводная труба была прикреплена к деревянному лафету, а сбоку было просверлено отверстие для запала. Это «орудие» когда-то служило конторскому попу в день пасхального шествия. Эта пушка особенного эффекта дать не могла, но шуму от нее было много.

Наконец ударила артиллерия колчаковцев. Вскоре в селе от артиллерийского обстрела загорелось несколько домов, но, благодаря смелости партизан, пожары были потушены. Скот рвался из дворов. Люди, находившиеся в селе, лезли в ямы и подполья.

За первой цепью со стороны Суетихи, словно из под снега, вдруг появилась другая цепь белогвардейцев, за ней новая. Первая цепь с винтовками наперевес, подгоняемая офицерами, побежала к окопам шиткинцев. Красильниковцы падали, увязая в глубоком снегу.

Партизаны не дрогнули, не подпускали белых к окопам, встречали их прицельным огнем.

На флангах бирюсинцев безотлучно находились боевые помощники Москвитина – Критинин, Малахов, Петров, Максимов, Бурлов.

Первая атак колчаковцев захлебнулась, оставив на поле боя много убитых и раненых, белогвардейцы отошли на исходные позиции.

Но вскоре новая атака. В пять раз увеличенные силы пехоты и казаков двинулись с двух сторон: с горы по тайшетской дороге и через болото с разъезда Суетихи под прикрытием артиллерийского и пулеметного огня.

Среди партизан находились медицинские сестры Горемыкина Дуся, Денисова Шура, Москвитина Женя. Вместе с фельдшером Георгием Емельяновичем Критининым девушки перевязывали, переносили на своих руках тяжелораненых в конторский полевой лазарет к фельдшеру Михаилу Петровичу Никитину.

Помещение Бирюсинского лазарета от взрыва артиллерийского снаряда было разрушено, но девушки не дрогнули. Более двадцати человек раненных вынесли с поля боя эти самоотверженные партизанки.

Бой продолжался с раннего утра до поздней ночи. Ни партизаны, ни белогвардейцы не оставляли своих позиций. Со знаменем «С нами Бог и атаман» вновь и вновь одна за другой выходили цепи красильниковцев.

Командир бирюсинцев Я. М. Москвитин вызвал к себе на КП своих помощников – Степана Петрова, Николая Бурлова и Михаила Жичкина и приказал им взять группу лыжников, зайти в тыл к колчаковцам и внезапно ударить по ним.

Скрытно обойдя позиции белых лесом, партизаны с тыла открыли частую винтовочную стрельбу, предварительно перерезав неприятельскую телефонную связь.

В наступающих белогвардейских цепях произошло замешательство.

Удар группы Петрова в тыл противника был настолько ошеломляющим, что наступающие первые цепи, приняв вторую цепь за партизан, открыли по ним огонь.

Таким образом, все яростные атаки белых партизанами отбивались с большими потерями для противника. Падали и партизаны. В этом бою пали смертью храбрых 11 бирюсинцев, которые были похоронены в братской могиле в Нижней Заимке.

Бой под Бирюсой ознаменовал укрепление и усилие партизанского движения на Шиткинском фронте. Он воодушевил и партизан, и население всего партизанского района. Через два дня, т. е. 20 апреля 1919 г. в своей телеграмме Омскому военному министерству и генералу Жанен кровавый колчаковский генерал Розанов доносил:

«В районе Тайшет отряд подполковника Красильникова 18 апреля вторично атаковал с. Бирюсу. Бой продолжался 12 часов, красные, хорошо укрытые маскированными окопами, оборонялись с крайним упорством ожесточения, развивая сильный огонь. Лыжники красных обходили фланги отряда, в одном случае выскочили на дорогу между головной заставой и ротой и открыли сильный огонь в обе стороны…».

Шиткинские партизаны не стрались преследовать бежавших белогвардейцев. В численном отношении партизан было в несколько раз меньше.

Об упорстве и отваге партизан, об их несгибаемой воле и храбрости, их умелой боевой тактике вынуждены были писать белогвардейцы. Так, например, генерал Афанасьев в своем донесении начальнику штаба Иркутского военного округа Главацкому так характеризовал партизан: «…хладнокровие, прекрасное применение к местности, предприимчивость и спайка – непосредственные достоинства красных. Крестьяне явно поддерживают большевиков, служа для них контингентом прекрасных, идейных шпионов. У красных высокая дисциплина огня, сторожевая служба поставлена великолепно; захват наших постов производят всегда с помощью обхода лыжниками; любимые действия красных – обходные действия лыжников, причем пользуются тропинками и дорогами нам неизвестными…»

Шиткинские партизаны и все трудовое крестьянство были воодушевлены героизмом бирюсинцев. Отряды численно росли.

В конце апреля 1919 г. Главный штаб шиткинцев начал разрабатывать план разгрома тайшетского гарнизона. Шиткинским партизанам стало известно, что значительные силы интервентов и белогвардейцев вышли из Тайшета и направились против отрядов Щетинкина и Яковенко. Захват этой крупной железнодорожной станции имел бы большой военный и политический резонанс.

– Мы целыми ночами, при мерцающем свете керосиновой лампы, - вспоминает секретарь главного штаба В. М. Федоров, сидели втроем; главком Евдоким Кочергин, его помощник Костя Москвитин и я над разработкой этой операции. Главный штаб, благодаря разведке знал все, что делается в этом логове врага – знали о наличии войск, их вооружении и дислокации.

6 мая в деревне Старый Акульшет состоялся военный совет – совещание командиров всех отрядов и штабов. В день открытия совещания разведка донесла, что положение белогвардейского гарнизона оставалось без изменения и что железнодорожный батальон готов перейти на сторону партизан. Командующий отрядами Москвитин Константин Миронович изложил план наступления на Тайшет. Из присутствующих выступили против только два человека, а остальные высказались за генеральное сражение. План был утвержден. Наступление было назначено в ночь с 7-го на 8-е мая. Планом предусматривалось одновременное наступление на Тайшет со всех сторон всех отрядов фронта.

Старо-Акульшетский отряд должен был сосредоточиться на северной окраине Тайшета, на улице Березовой. Перед ним поставлена задача: захватить железнодорожный вокзал, телеграф и нанести удар по белочехам, расположенным в вагонах эшелонов.

Верхне-Гоголевский отряд занимает левый фланг акульшетцев с задачей: захватить продпункт, штаб белочехов во взаимодействии с акульшетскими и серофимовским отрядами. Серофимовский отряд наступает на южную сторону Тайшета, занимает лесозавод, городской парк. Конторский и бирюсинский отряды сосредоточиваются на западной окраине Тайшета у переезда с тем, чтобы захватить городскую почту и телеграф, овладеть железнодорожным депо, бронепоездом и резервными поездами, и во взаимодействии с другими отрядами завершают уничтожение Тайшетского гарнизона.

В район сосредоточения отряды должны прибыть к 24 часам, на исходные позиции выйти к часу ночи 8 мая.

7 мая разведка донесла, что положение войск в Тайшете не изменилось. Выступили, когда начало смеркаться. Командующий штурмовыми отрядами К. М. Москвитин, главком Е. Кочергин и командир Акульшетского отряда А. Бычков находились в походном охранении. К 24:00 отряд прибыл к месту сосредоточения. Командир роты Л. Криволуцкий доложил главкому, что застава неприятеля снята без единого выстрела.

К часу ночи акульшетский отряд занял исходные позиции – привокзальную улицу. Но время идет, а связных от других отрядов нет. Наконец прибыл командир Верхне-Гоголевского отряда П. Криволуцкий. Он доложил, что его отряд занял исходные позиции на левом фланге акульшетского отряда. Сведений от остальных отрядов все еще не было. Стрелка часов неудержимо движется к трем часам ночи, а три отряда так и не прибыли на исходные позиции; железнодорожный батальон, который на момент штурма Тайшет должен был поднять восстание и перейти на сторону партизан, 7 мая вечером был выведен из Тайшета; в это же время на станцию прибыло еще четыре эшелона белочехов.

Несмотря на то, что на исходные позиции прибыла одна четвертая часть партизанских сил, штаб все-таки решил наступать.

По сигналу ракеты шиткинцы бросились в атаку. В здании вокзала группа белогвардейцев не успела оказать сопротивление, как взрывы гранат, брошенных Бычковым и Москвитиным, завершили свое дело. Вокзал был захвачен. Партизаны бросали в теплушки самодельные бомбы и расстреливали бегущих интервентов. Перед началом атаки главком Е. Кочергин принял решение захватить бронепоезд белочехов, стоящий у депо, или один из маневровых паровозов и столкнуть его с бронепоездом, с тем, чтобы лишить интервентов мощной огневой поддержки. Выполнить это задание отважился кузнец Трофим Андрикович вместе с тремя партизанами, ранее работавшими кочегарами на паровозе. От здания вокзала до депо четыреста шагов, но они не успели покрыть это расстояние, как началась стрельба в районе вокзала и расчет команды бронепоезда привел его в боевую готовность. Бронепоезд захватить не удалось, Андрикович Трофим Васильевич героически погиб.

Бой продолжался уже более часа. Превосходство на стороне партизан. Им сопутствовали внезапность, смелость и удачно выбранные огневые позиции, притом атака началась под прикрытием ночной темноты. Но вот начинает светать. Белочехи и белогвардейцы пытаются организоваться и перейти в контратаку. Около вокзала на водонапорной башне затрещал вражеский пулемет, и шквальный огонь заставил залечь шиткинцев. Командир взвода Василий Кочергин, всегда отличавшийся смелостью и храбростью, ползком и перебежками добрался до башни, и заставил его замолчать.

В разгар боя белочешские подразделения, расквартированные в южной части Тайшета, поспешили на выручку к своим. Капитан Янушек, подходя к месту боя, развернул свою роту в цепь, пытаясь атаковать шиткинцев в центре, но ураганный огонь народных мстителей расстроил беевой порядок белочехов, а сам Янушек бесславно сложил голову под пулями партизан. То же самое происходит с подразделениями поручиков Борше и Прачера, пытавшихся обойти партизан с флангов; их атаки были отбиты, а оба поручика разделили участь Янушека.

Белочехи перегруппировались и открыли сильный огонь по боевым порядкам партизан из всех видов оружия. Стало совсем светло. На линию вышел бронепоезд, вооруженный двумя пулеметами и двумя трехдюймовыми пушками, и открыл массивный огонь по партизанским отрядам. Трудно было что-нибудь противопоставить броне. Герой тайшетской битвы командир роты Андрей Лобачев понимая, что если нейтрализовать бронепоезд, то победа партизан будет обеспечена, с двумя гранатами подполз к воинской площадке, но не успел их бросить, как был сражен насмерть.

В боевых порядках партизан возвышалась огромная фигура русского богатыря Кости Москвитина: то он в гуще партизан, то он впереди их, своим зычным голосом и личным примером увлекал их в атаку. Участники тайшетского боя говорили, что он был смел, а смелых и пули боятся. Это было так на самом деле. Молодым он был призван на царскую службу и в I-ю мировую войну на фронте командовал кавалерийским взводом. В боях дважды ранен. В августе 1917 г. вступил в партию большевиков и встал на сторону пролетарской революции. Вернувшись с фронта в родное село, вел подпольную работу против колчаковщины. Вступил в партизаны со дня открытия фронта.

Жестокий бой длился уже более двух часов. Огонь интервентов становился все сильнее, особенно он усилился, когда вышел на линию бронепоезд. Со стороны партизан появились убитые и раненые. Погиб герой тайшетского боя партизанский командир Андрей Ильич Бычков. Главком, видя, что белочехи стали иметь преимущество в огневой мощи, дал приказ отходить. Шиткинцы организованно вышли из боя. Белочехи и белогвардейцы были не в состоянии преследовать отступающих партизан. Так закончился штурм тайшетского гарнизона. Это был поистине дерзновенный налет смелых и отважных воинов.

Серофимовский отряд подошел к Тайшету с опозданием, когда разыгрался ожесточенный бой. На их пути вражеские сторожевые заставы на подступах к станции были усилены пулеметами и орудиями. Не приняв боя, эти отряды отошли. Конторский и Бирюсинский отряды совсем не выступили. Здесь сказалось пагубное влияние И. А. Бича, который не только не явился на совещание в Акульшет, но повел работу в других отрядах, чтобы не выступать и не принимать участие в наступлении на Тайшет.

Партизаны занимали Тайшет всего пять часов, но значение этого выступления исключительно велико. Оно показало, что партизанские отряды могут проводить крупные наступательные операции. Был нанесен урон живой силе интервентов и белогвардейцев, разгромлен телеграф и телефонная станция, разрушены железнодорожные пути, стрелки и другие объекты, в результате чего на продолжительное время было остановлено движение поездов и прервана связь с Владивостоком – образовалась так называемая «Тайшетская пробка», и наконец шиткинские партизаны этим боем отвлекли на себя значительные силы интервентов и белогвардейцев. И это была реальная помощь Красной Армии и всему партизанскому движению Сибири.

Во всех донесениях, оперативных сводках интервентов, белогвардейцы и в буржуазной печати говорится, что большевики совершили налет на Тайшет силою 1000 – 1299 штыков. Эти данные значительно преувеличены. Силы партизан составляли четверть называемой цифры.

Буржуазная газета «Свободная Сибирь» 1 июля 1919 г. писала, что пртизаны задались планом с широкими стратегическими целями: их атака на Тайшет, принятая 8 мая с. Г. доказала, что большевики хотели создать на магистрали операционную базу, из которой могли бы начать действия весьма важного значения – борьбу за обладание частью сибирского пути и прерывание сообщения Сибири с Владивостоком.

Шиткинские партизаны в битве за Тайшет покрыли себя неувядаемой славой. Битва за Тайшет – яркая страница в истории партизанской войны против внутренней контрреволюции и интервентов.


Как и во всех исторически значимых событиях, в истории Гражданской воины были люди, сыгравшие очень важную роль в развитии событий и оставившие вечную память о себе в сердцах людей.

Иван Андреевич Бич (1881 – 1919) – легендарный партизанский комиссар Шиткинского фронта, в годы Гражданской войны вызывавший у колчаковского командования лютую злобу и ненависть, а у простых крестьян 13 волостей Канского уезда – уважение и надежду на скорое освобождение от власти Верховного правителя – адмирала Колчака.

Будущий прославленный партизан родился в Виленской губернии в многодетной семье белорусских крестьян. Тем не менее, он смог закончить двухклассное училище и сдать экзамен за курс начальной семинарии. В 1908 г., опасаясь ареста за участие в революционных событиях 1905 – 1907 гг., Иван Андреевич вместе с многочисленными родственниками переселился на «вольные земли» в Восточную Сибирь. Сначала он занимался крестьянским хозяйством, потом работал сцепщиком вагонов на станции Тайшет, сельским учителем и писарем в селах и деревнях Конторской волости Канского уезда.

После установления советской власти в Енисейской губернии И. А. Бич, пользующийся большим авторитетом у местных жителей, был избран в состав губернской продовольственной управы. Но поработать продкомиссаром довелось ему мало: в результате мятежа белочехов от Владивостока до Поволжья власть Советов была ликвидирована.

Политика А. В. Колчака, ратующего за восстановление царского самодержавия, на местах не находила поддержки. А когда в белую армию стали призывать мужчин из так называемых «ясачных деревень», где мобилизация не проводилась даже в годы Первой Мировой войны, 2 марта 1919 г. в с. Шиткино вспыхнуло восстание. Оно быстро охватило обширную территорию на стыке с Иркутской губернией. Первоначально И. А. Бич-Таежный был избран начальником Конторского партизанского отряда, а вскоре становится командиром отдельного разведотряда, совершающего молниеносные броски по тылам противника.

Об активности партизан говорит следующая хроника:

18 марта. На разъездах Суетиха и Венгерка партизаны обезоружили и сняли мостовой караул в 18 человек и увели его с собой.

23 марта. Шестая рота Нижнеудинского полка, высланная для ликвидации партизан в районе Бирюсы, переколола своих офицеров и перешла на сторону красных.

16 апреля. Партизаны разобрали оба пути железной дороги на 1060 версте. На 1059 версте разобрали настил моста.

И перечень этот далеко не полный.

6 сентября при выполнении боевого разведзадания на участке Пойма – Черчет Бич попал в плен к белорумынам, а 1 октября 1919 г. его повесили на угольной эстакаде в Тайшете.

9 августа 1958 г. в Тайшете в сквере у кинотеатра «Победа» по проекту иркутских скульпторов Н. Л. Карычева и П. А. Любославского был установлен памятник красному комиссару И. А. Бичу-Таежному.

А в канун Великого Октября Чунский райисполком утвердил решение поссовета о переименовании улицы строительной в райцентре в улицу Бича-Таежного, чтобы увековечить память об уникальном человеке.






База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница