Международных исследований



страница1/2
Дата10.05.2016
Размер0.53 Mb.
  1   2





ИНСТИТУТ

МЕЖДУНАРОДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

МГИМО (У) МИД РОССИИ


Тел./факс: (495)434-2044

E-mail: ktsmi@mgimo.ru

==================================================================


* Центр

глобальных проблем
* Центр постсоветских исследований
* Центр БРИКС
* Центр

евроатлантической безопасности
* Центр

проблем Кавказа и

региональной безопасности
* Центр

исследований Восточной Азии и ШОС
* Центр ближневосточных исследований

* Центр

региональных


политических

исследований
* Центр

партнерства цивилизаций
* Центр

североевропейских и

балтийских

исследований
* Аналитический центр

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ В США
Справочно-аналитический материал

к заседанию Российского общественного совета

по международному сотрудничеству и

публичной дипломатии

Под общей редакцией А.А. Орлова

Авторский коллектив: А.А. Казанцев, В.И. Мизин

Москва

Апрель 2013 года



После окончания Второй мировой войны отношения Советского Союза и США имели определяющее значение для состояния стратегической стабильности в мире. Как ведущие мировые державы, лидеры двух военно-политических группировок эти государства привыкли вести – в той или иной тональности – обстоятельный, временами вполне конструктивный диалог друг с другом. После распада СССР и связанного с этим определенного ослабления позиций России на международной арене США позиционировали себя в качестве единственной оставшейся сверхдержавы современного мира, способной во многом единолично решать ключевые мировые проблемы. Такой порядок вошел в международный экспертно-политический лексикон под названием однополярный мир. Однако достаточно быстро несостоятельность подобного миропорядка стала для многих очевидной. Концепция многополюсного мира начала активно завоевывать сторонников во многих странах всех континентов, найдя приверженцев и в самих Соединенных Штатах. Важнейшим звеном этой формирующейся системы, призванной обеспечить долговременную стабильность в международных отношениях, является Россия – ядерная держава, постоянный член Совета Безопасности ООН, ключевое государство в регионе Евразии, имеющее глобальные интересы. В таком качестве мы могли бы вести продуктивный диалог с США на современном этапе.
ЧАСТЬ 1.

Основные проблемы российско-американских отношений: общий контекст
1. Российско-американские отношения: от истории к будущему

Хотя сравнительная географическая отдаленность центров принятия политических решений России и США не способствовала в прошлом установлению тесных отношений между двумя странами, исторически они никогда не испытывали неприязни друг к другу, а скорее даже симпатию. Если взять за точку отсчета времена Екатерины II, то можно вспомнить о помощи России в борьбе повстанцев с Британской империей («Декларация о вооруженном нейтралитете» 1780 г.), в XIX веке об американских капиталовложениях в строительство российских железных дорог, банковское и страховое дело, о сотрудничестве с США в период индустриализации СССР и о совместной борьбе с державами «оси» во Второй мировой войне.

После развала СССР Москва так и не стала «стратегическим партнером» США, несмотря на заинтересованность в этом определенной части российской и американской элит. Более того, администрация президента Б. Клинтона, находившегося в тот период у власти в Соединенных Штатах, вычленила три основных составляющих политики Вашингтона в отношении России, которые в большей или меньшей степени присутствовали и присутствуют до сих пор в линии президентов Дж. Буша-младшего, а ныне - Б. Обамы. Это – расширение НАТО вплоть до границ России (проблематика ЕвроПРО – часть этой линии); «избирательное сотрудничество», означающее требование уступок со стороны Москвы без значимых ответных действий со стороны США и вмешательство во внутреннюю политику России под лозунгом «продвижения демократии». На протяжении двадцати лет такой подход в русле методов «холодной войны» опирается на поддержку обеих американских партий, политической элиты США и ведущих средств массовой информации.

При сменившей Клинтона администрации Дж. Буша-мл. Вашингтоном под предлогом борьбы с международным терроризмом была сделана ставка на преимущественно силовые, военные методы решения внешних проблем, навязывание американской гегемонии повсюду в мире, что заметно пошатнуло международный авторитет США, значительно осложнило как общую ситуацию в мире, так и положение дел в ряде регионов – прежде всего на Ближнем и Среднем Востоке.

Пострадали и российско-американские связи. Несмотря на неплохие личные контакты на уровне лидеров двух стран, наши взаимоотношения дошли на определенном этапе до опасной черты - в особенности после срыва Москвой грузинской агрессии против Южной Осетии.

Б. Обама избрался с задачей восстановить имидж США через развитие многосторонней дипломатии в многополярной международной среде, укрепить внешнеполитические позиции Америки, особенно в исламском мире. Составным элементом такой политики являлась «перезагрузка» российско-американских отношений. Удалось ли ему достичь этих целей в ходе первого президентского срока? Если и да, то явно не в полной мере.



После президентских выборов в США 2012 года, очевидно, наступает новый этап в российско-американских отношениях. Второй президентский срок в Соединенных Штатах традиционно отличается от первого, поскольку теперь президент, обеспечивая преемственность во внешней и внутренней политике, волен больше рисковать и реализовывать прорывные инициативы. Но готов ли к такому риску Б. Обама? В любом случае он будет ориентирован на закрепление своей роли в истории, в том числе и через реализацию неоднозначно воспринимаемой в стране леволиберальной, фактически социал-демократической программы, ведущей к своего рода американской «перестройке наоборот», укреплению регулирующей роли государства, реформе систем социального обеспечения, здравоохранения, иммиграционной политики. Симптоматично, что новый президентский срок Б. Обамы совпал с избранием президентом России В.В. Путина, с которым нынешняя американская администрация прежде фактически не работала и с которым ей придется выстраивать и налаживать отношения.
2. Что придет на смену «перезагрузке»?

Между тем, в последнее время в российско-американских отношениях вновь обозначились определенные трения, которые заставили экспертов говорить если не о новой «холодной войне», то уж определенно о конце периода «перезагрузки». Так, по мнению министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова, «перезагрузка» не может продолжаться вечно: «Если это компьютерный термин, то всем должно быть понятно, что вечная перезагрузка - это сбой в системе, она зависла». Следовательно, необходим переход к какому-то новому качеству отношений.



Анализируя наиболее значимые темы двусторонних контактов России и США, можно предположить, что наметились контуры повестки дня для нового этапа российско-американских взаимоотношений:

  • Произошла отмена поправки Джексона-Вэника, до этого Россия вступила в ВТО. Это является бесспорным позитивным моментом.

  • Одновременно с этим Федеральное Собрание РФ ответило на пресловутый «акт Магнитского» «законом Димы Яковлева» и принятием своего «черного списка», включив в него целый ряд американских граждан.

  • Частично свернуто взаимодействие в сфере борьбы с наркотиками (это касается, прежде всего, американского содействия антинаркотическим структурам внутри РФ, но, согласно заявлениям ФСКН, не относится к международному взаимодействию по борьбе с наркотиками за пределами российской территории, прежде всего, в Центральной Азии и Афганистане).

  • Продолжается диалог по ядерным программам Ирана и КНДР, широкому спектру проблем нераспространения ОМУ и борьбы с международным терроризмом.

  • До сих пор отсутствует взаимопонимание по проблеме ПРО, превратившейся в серьезнейший раздражитель двусторонних отношений.

  • Россия, безусловно, станет важным фактором, задействованным в любых сценариях развития отношений США и Китая.

  • Вашингтону предстоит определиться с отношением к акценту России на реализацию стратегии «евразийского вектора» - развитию интеграционных процессов на постсоветском пространстве (первоначальная реакция Хилари Клинтон перед самым ее уходом с поста госсекретаря была довольно негативной, но она пока не была официально поддержана новым госсекретарем Джоном Керри и не была детализирована).

На формирование внешней политики США и их линии в перечисленных выше вопросах, естественно, будут влиять внутриполитические процессы, характеризующиеся усилением идейно-партийных противоречий между республиканцами и демократами, размыванием умеренного «центра» и поляризацией политических настроений, фактически расколовших США надвое (например, между праворадикальным Tea party movement, оказывающим все большее влияние на республиканцев, и Occupy movement, которое поддерживается существенной частью элитных групп демократов). Это является и следствием меняющегося состава американского общества, что может в течение 15-20 лет привести к существенной этнической трансформации США. Недавно представители национально-расовых меньшинств составили более половины среди вновь рожденных детей, при этом данные группы устойчиво голосуют именно за демократов, и им, а также белым женщинам, прежде всего обязан своей нынешней победе Обама. В то же время белые мужчины, традиционно голосующие, преимущественно, за республиканцев, которые составляли ранее основу американского электората, продолжают сдавать свои позиции в электоральных списках. Следовательно, указанный этнический сдвиг и политический раскол в перспективе могут привести к устойчивым победам демократов, прежде всего, на президентских выборах (напомним, что после Великой депрессии демократические администрации Рузвельта и Трумэна управляли США почти два десятилетия). Как мы покажем ниже, этот раскол имеет очень серьезное внешнеполитическое измерение, и внешняя политика России должна его учитывать для того, чтобы максимально эффективно реализовывать наши национальные интересы.

Углубление этих различий во взглядах определяет характер действий США как во внутренней, так и во внешней политике. В результате развития указанных процессов в стране сложились две, по сути, равновеликие коалиции как на электоральном уровне, так и на уровне политического класса. Эта ситуация затрудняет принятие решений по крупным внешнеполитическим и национальным проблемам, которые требуют консенсуса в обществе. Пока что курс Б. Обамы на национальное объединение, ликвидацию противоречий с помощью социальных реформ и примирение на основе традиционного патриотизма принес довольно скромные плоды. Выборы 2012 года лишь продемонстрировали, что тенденция к размежеванию сохраняется и углубляется. Важнейшей проблемой как внутренней, так и внешней политики США остается также астрономический государственный долг этой страны, достигший уже почти 17 трлн  долларов. Ясно, что нерешенность этой проблемы будет и впредь провоцировать дестабилизирующие США процессы. Поэтому Б. Обаме, несмотря на сдвиги в составе американского электората, и дальше придется идти на компромиссы с республиканцами при принятии серьезных, значимых решений, в том числе и во внешней политике.

В указанном выше контексте наличия в США существенных внутренних проблем, глубокого внутриполитического кризиса и огромного бюджетного дефицита, ограничивающего возможности для проведения активной внешней политики, мы вполне можем добиваться, при внимательном анализе и конструктивном подходе, относительного сглаживания противоречий с Вашингтоном по целому ряду ключевых международных проблем.

Часть 2.

Механизмы выработки политики администрации Б. Обамы по отношению к России
3. Восприятие современной России администрацией Обамы в общем контексте глобальной политики США

Отношениям России и США до появления в Белом доме Б. Обамы были свойственны ярко выраженные противоречия. Особенно это стало очевидно после окончания начальной фазы «глобальной войны с терроризмом». Однако с приходом к власти в США демократов началась политика «перезагрузки», включавшая в себя следующие основные элементы. Лучший способ взаимодействия – сотрудничество с Россией или политика «игры с положительной суммой». При этом необходимо совмещать конкуренцию и сотрудничество, так как интересы США тоже должны быть защищены. Необходима также интеграция России в международную систему, включая ее ключевые организации, такие как ВТО. Для реализации этих целей была создана двусторонняя президентская комиссия, заключен новый договор по СНВ. Первые лица США констатировали, что «перезагрузка» отношений прошла успешно1.

В основе «перезагрузки» лежали представления о том, что Россия и США имеют ряд общих интересов и что с Россией лучше сотрудничать, нежели конфликтовать2. В связи с наличием больших ценностно-идеологических разногласий авторы «перезагрузки» предлагали сконцентрироваться на практических вопросах сотрудничества с Россией, что предполагало развитие двусторонней инвестиционной привлекательности3, исключение России из режима поправки Джексона-Вэника, развитие двусторонней торговли России и США4.

Тем не менее, «перезагрузка» изначально не являлась попыткой возвращения к разделявшейся частью либеральной элиты США идее глобального партнерства России и США образца начала 1990-х гг. или к идеям глобального партнерства СССР и США образца поздней перестройки. «Перезагрузка» исходила из чрезвычайно специфической картины глобализирующегося мира, которая разделяется администрацией Обамы, но которая совершенно не похожа на те представления, которые имели предшествовавшие администрации США и имеют нынешние лидеры республиканцев (Ромни, Маккейн и др.)5. В ходе состоявшегося в декабре 2012 г. в Институте международных исследований МГИМО семинара по проблемам российско-американских отношений выступавшие эксперты пришли к единодушному выводу о том, что Москве следует учесть изменения в восприятии нашей страны со стороны США (во всяком случае, нынешней вашингтонской администрацией), прежде всего, в плане того, что Россию теперь не считают второй сверхдержавой и ключевым противником США (сегодня эта роль окружением Обамы отводится Китаю).

С этим не согласна часть консервативных республиканцев, например М. Ромни, который заявил в ходе предвыборной кампании, что «Россия является геополитическим противником США номер 1». Однако подавляющее большинство западных экспертов относит все это к предвыборной риторике и слабому знакомству Ромни с международной проблематикой (он позиционировал себя, прежде всего, как специалист по оздоровлению экономики США). Тем не менее и Маккейн, который существенно лучше своего коллеги по партии разбирается в международных отношениях, также в свое время сделал российско-грузинский конфликт одним из ключевых моментов своей предвыборной кампании. Республиканцы традиционно демонстрируют намного более высокую, чем демократы, степень готовности оказывать на Москву давление, особенно путем проведения активной политики на постсоветском пространстве. В этом контексте можно вспомнить и про тесные связи консервативных республиканцев с правительством Саакашвили в Грузии, а также активность бывшего вице-президента Чейни в Восточной Европе и на постсоветском пространстве.



У администрации Обамы есть два основных региональных «фокуса»: это – Китай и регион АТР, а также Афганистан (и окружающие регионы «АфПака» и «Большой Центральной Азии»). Эти два региональных приоритета будут подробнее проанализированы ниже. Второе место по степени интереса занимает Латинская Америка. Затем, возможно, идет Африка, хотя существует точка зрения, в основном высказываемая в либеральных кругах, что США интересуются Африкой недостаточно. Латинская Америка интересна Вашингтону, прежде всего, по причине огромной миграции и тесных торгово-экономических связей. Африка представляет интерес вследствие наличия здесь огромных природных ресурсов, а также по причине миграции и в связи с сочетанием ряда внутриполитических обстоятельств, имеющих отношение к самой Америке. Как отмечает ряд проинтервьюированных в ходе реализации одного из исследовательских проектов Института международных исследований МГИМО американских экспертов, для либеральных кругов американского истеблишмента Африка важна как пример гуманитарной помощи представителям исторически угнетенной расы; для консервативных кругов, тесно связанных с религиозными группами, большое значение имеет активно идущий процесс «евангелизации» Африки, реализуемый с участием базирующихся в США организаций, связанных с протестантской церковью. Многие европейские эксперты, особенно связанные с проблемами постсоветского пространства, а также представители Республиканской партии США критикуют администрацию Обамы за незначительный интерес к Европе и еще меньший интерес к постсоветскому пространству. Последнее проявилось даже в финансировании экспертной деятельности, в частности, во многих правительственных структурах США увольняли специалистов со знанием русского языка и нанимали на работу экспертов со знанием китайского.

Обратимся к региону АТР как основному региональному приоритету администрации Обамы. Стремительно растущий Китай теперь воспринимается в США как ключевая «вторая» сверхдержава будущего. При этом отношение к Китаю со стороны Вашингтона противоречиво. С одной стороны, осознается высокая степень взаимозависимости двух экономик. Существует даже популярный шутливый тезис, что США и КНР теперь представляют собой «одну экономику с двумя разными политическими системами». С другой стороны, проводится политика нахождения нового баланса в распределении военной мощи США, связанная с сокращением американского военного присутствия в Европе и других регионах мира и переброской ресурсов в регион АТР. В этом контексте, в рамках набирающего обороты курса на сдерживание Пекина, развиваются отношения США со странами, расположенными вокруг КНР. Заключаются новые союзы и укрепляются старые.



Другим региональным приоритетом является Афганистан и окружающие его страны. Однако в отличие от АТР здесь акцент делается на «безболезненном уходе» из региона и на временном характере военного присутствия.

На политику администрации Обамы сильно повлиял глобальный экономический кризис. Здесь есть три ключевых измерения. Во-первых, кризис усиливает тенденцию к переносу центра глобальной экономики в АТР и способствует подъему Китая. Во-вторых, он резко ослабляет возможности США по проведению активной внешней политики, заставляет свертывать операцию в Афганистане и налаживать прагматическое сотрудничество по ряду вопросов с КНР, Россией, Индией и другими государствами. В-третьих, либеральные круги в США уверены, что текущий экономический кризис подтолкнет Россию к сотрудничеству, и Москва, в свою очередь, выберет «верный путь развития страны» в XXI в.6 Именно в этом контексте американские либералы воспринимали политику модернизации, на которую у нас особенно активно делался акцент в период президентства Д.А. Медведева.



Если мы обратимся к восприятию России администрацией Обамы, то обнаружим, что значимость РФ и всех окружающих ее европейскую часть стран для США существенно снизилась. Администрация Обамы, во многом, мотивирует необходимость установления дружественных отношений с Москвой именно желанием не тратить больше ресурсы на этом направлении. Этой частью американской политической элиты Россия больше не воспринимается как угроза, с помощью Москвы, как считается, можно решить ряд проблем в мире, но она больше не является, как прежде, ключевым пунктом мировой политики. Один из опрошенных сотрудниками ИМИ МГИМО американских экспертов назвал такое отношение «дружественным, но не очень заинтересованным».

Анализ нового доклада Национального совета по разведке (НСР) США "Глобальные тенденции к 2030 г.: альтернативные миры" (2012)7 еще больше демонстрирует специфику восприятия перспектив развития России американским истеблишментом. В целом, Россия предстает в докладе как региональная держава, которая по причине сырьевой экономики, плохой демографической ситуации и проблем с интеграцией мигрантов (2 место в мире по числу мигрантов после США) обречена на застой и ослабление своих позиций относительно других региональных держав. Если Китай и Индия будут наращивать, по мнению авторов доклада, свой потенциал великих держав, то доля России по всем показателям будет «стагнировать» на протяжении следующих двух десятилетий (правда, и резкого падения не предвидится, в основном в силу того, что основа мощи России – запасы природных ресурсов). «Роль России в мире на протяжении двух последующих десятилетий будет сформирована увеличением вызовов со стороны как внутренних, так и глобальных факторов. Экономика России – ее ахиллесова пята. Ее бюджет чрезвычайно зависим от энергетических доходов; усилия по модернизации экономики не привели к серьезному прогрессу; старение ее населения будет ограничителем экономического роста»8.

Особенно важна, по мнению НСР, демографическая составляющая российской ситуации. «…Наибольший демографический вызов России может заключаться в том, чтобы интегрировать ее быстро растущее мусульманское население на фоне уменьшения числа этнических русских. Сейчас в России около 20 млн. мусульман, около 14 % населения. К 2030 г. их доля должна, по прогнозам, увеличиться, составив до 19 % населения. Изменение этнического состава населения России уже является источником роста социального напряжения»9. «В России высокий уровень смертности среди молодых людей означает, что вместо старения они умирают, преимущественно, в относительно молодом возрасте»10. Лишь один из сценариев, который предусматривает позитивные глобальные изменения по всему миру, более или менее благоприятен и для РФ, которая сможет в этом случае превратиться в «мост» для межкультурного и межцивилизационного диалога. Все прочие сценарии подразумевают разную степень застоя в России.

В целом, доклад интересен даже не тем, чтó в нем говорится о России, а тем, сколь малое место он отводит РФ по сравнению с предыдущими докладами НСР. Россия везде упоминается мимоходом, в случайных контекстах, а подробный анализ ситуации в нашей стране проводится лишь на одной странице! Постсоветскому пространству в докладе отведено еще меньше места, оно практически не упоминается. Нельзя исключать, что здесь сказалось значительное сокращение специалистов со знанием русского языка в государственных структурах США. Однако – это тоже симптом.


4. Общие интересы России и США – как они видятся администрации Обамы

Общие интересы, которые, по мнению администрации Обамы, она разделяет с Кремлем11, были сформулированы еще в период, когда задумывалась политика «перезагрузки», и включают в себя следующие элементы.



Развитие мирных ядерных технологий. Эта тема связана с нарастающим стремлением США расширять использование «мирного атома» в целях обеспечения страны энергетическими ресурсами. В данной ситуации Россия необходима США в качестве партнера, так как около 10 % электричества в США производится из урана, извлеченного из советских и российских ядерных вооружений. Поэтому США видят эффективным и экономически перспективным сотрудничество с Россией в этой сфере. В структуре аргументации американских политиков препятствием к такого рода сотрудничеству являются конфликт России и Грузии (к настоящему времени уже более вялотекущий, чем реальный) и продажа российского оружия Китаю, Венесуэле и Сирии.

Другой проблемой, связанной с увеличением использования ядерной энергии в США, является опасение, что в случае интеграции российского ядерного потенциала в американский рынок, будет поставлен под удар потенциал США по производству ядерной энергии. Для предотвращения этой опасности, по оценкам ряда экспертов, необходимо закрыть американский рынок для низко обогащенного урана из России после 2013 г. (после прекращения действия договоров о торговле ураном).



Иранская ядерная программа. Данная тема также рассматривается США как поле взаимодействия с Россией. Основывается она на предположении о том, что Иран обладает достаточными запасами нефти и газа для производства электричества, поэтому ему не нужны ядерные технологии для производства энергии12.

Освоение Арктики является как темой для сотрудничества, так и для потенциального конфликта, так как, по мнению ряда американских экспертов, Россия претендует на «слишком обширные арктические территории».

Урегулирование отношений с Северной Кореей, в частности, путем возвращения Пхеньяна в режим Договора о нераспространении ядерного оружия за счет задействования соответствующего многостороннего механизма, в котором участвует и Россия. Однако последнее развитие событий вокруг Северной Кореи не внушает особого оптимизма. Подписание США и Южной Кореей плана совместных действий в случае «провокации» со стороны КНДР и ответная реакция на этот шаг со стороны Пхеньяна, приведшего в полную боевую готовность все свои ракетно-артиллерийские части, создают условия для дальнейшей эскалации напряженности на полуострове, вплоть до возникновения прямой военной конфронтации.

Обоюдное сокращение ядерных вооружений. Эта идея основывается также на представлении о том, что Россия и США, как крупнейшие ядерные державы, наделены особой ответственностью по созданию международной системы нераспространения. Однако, как отмечает известный консервативный политолог К. Пейн (Keith B. Payne), нужно учитывать тот факт, что полное сокращение ядерного вооружения приведет к фундаментальной трансформации мирового порядка13.

Контроль за ядерными материалами в мире. Эта тема представляет исключительное значение для США на постсоветском пространстве с момента распада СССР. Поэтому велик интерес к восстановлению режима программы совместного сокращения угрозы (Нанна–Лугара) на новой основе, где Россия будет уже не реципиентом американской помощи в ликвидации излишков советских оборонных программ, но равноправным партнером, в том числе и в аналогичных проектах в других странах мира.

Создание международной системы нераспространения также вписывается в рамки решения по сотрудничеству в области энергоэффективности и договора России и США по торговле высокообогащенным ураном, действующего до 2013 г.

Борьба с экстремизмом в Пакистане и Афганистане («АфПаке») также рассматривается как общая проблема. Сотрудничество с Россией необходимо Вашингтону как в плане прямой помощи афганскому правительству, так и в контексте обеспечения транзита в Афганистан и из Афганистана по «северному маршруту». Эта тема станет особенно чувствительной по мере вывода войск МССБ из Афганистана (окончание вывода планируется на 2014 г., но и после этого в стране может остаться ограниченный контингент войск США).

Мирный процесс на Ближнем Востоке. Россия как один из игроков в регионе воспринимается правительством Б. Обамы в качестве участника диалога. Однако «сирийская проблема» превратила Россию, скорее, в противника Запада в данном регионе, чем в возможного партнера.

5. Конфликтные интересы России и США в восприятии администрации Обамы

Причинами наличия этих противоречий и потенциальных конфликтов являются, по мнению американских экспертов, следующие факторы:



  1. Россия сформулировала концепцию «сферы своих привилегированных интересов»14 на постсоветском пространстве, что противоречит интересам США.

  2. Москва стремится вернуться к системе геополитического раздела «зон влияния» между крупными державами по образцу XIX века, что не соответствует, по мнению Вашингтона, «реалиям современного мира»15.

  3. Стратегия безопасности России основана на ядерном оружии, что может помешать реализации планов США16.

  4. Разведывательная деятельность России по-прежнему направлена против США, в чем убеждены американские военные и представители спецслужб.

Более детальный анализ конфликтных интересов дает следующий их список.

1. Россия исторически претендует на значительные территории в Арктике, которыми интересуются и США. Можно предположить, что по мере дальнейшего освоения региона и роста цен на энергоносители в мире острота этой проблемы будет только усиливаться.

2. Военное сотрудничество России с Венесуэлой, Китаем, Сирией и государствами на постсоветском пространстве свидетельствует о намерении России заявить об «альтернативном мировом порядке». Этот подход Москвы в западной литературе иногда называют «ревизионизмом». В качестве образцов «ревизионистской организации» часто рассматриваются ШОС как организация, включающая две великие державы, Россию и КНР, а также БРИКС как организация пяти региональных держав. Однако, по оценкам американского экспертно-политического сообщества, не стоит опасаться усиления России в Восточной Азии, в том числе и потому, что Китай считает Россию своим соперником17. Кроме того, отмечается, что сотрудничество в организациях типа ШОС и БРИКС не носит «стратегического характера» и не имеет конкретного измерения.

3. Отношения России и Европы, в частности, использование Россией энергетических ресурсов как политического оружия18. Использование энергетики в качестве инструмента политического давления было оценено западными партнерами России как «агрессивное поведение». В качестве «проблемы» американские эксперты рассматривают «стремление России» контролировать доступ стран Центральной Азии к мировой экономике и энергетическим рынкам, что ставит под угрозу энергетическую безопасность Европы. Разрыв взаимной зависимости России (как поставщика энергоресурсов) и Европы (как поставщика инвестиций) будет иметь негативный эффект для обеих сторон, однако для России негативный эффект будет отсрочен во времени, а для Европы кризис наступит незамедлительно19. Ряд восточноевропейских стран, особенно зависимых от поставок российского газа, активно апеллирует к США и НАТО, требуя обеспечить свою «энергетическую безопасность». При этом основным противником им видится Москва. Вашингтон не может не учитывать в своей политике относительно России интересы мощного восточноевропейского лобби.

4. «Агрессивная политика» России в отношении «сферы привилегированных интересов» в Восточной Европе (постсоветского пространства)20. Особую роль здесь всегда играл конфликт России и Грузии, поскольку политика Москвы в отношении Грузии «мешает реализации интересов США»21. В этой связи следует отметить, что Саакашвили имел тесные связи, прежде всего, с республиканцами и создавал своей политической несдержанностью серьезные проблемы для российско-американских отношений. Поэтому приход к власти после парламентских выборов в Грузии нового правительства во главе с Б. Иванишвили может рассматриваться, с точки зрения либеральных американских демократов, как положительный фактор (тем не менее, в США находит определенный отклик, особенно среди консервативных кругов, и пропаганда сторонников Саакашвили, педалирующих тему наличия излишнего «пророссийского крена» в работе нового правительства).

В качестве элементов разногласий фигурирует и политика России в отношении Украины, Белоруссии и других постсоветских государств. Имеющиеся противоречия только усилились вследствие весьма неуместного заявления бывшего госсекретаря Х. Клинтон в декабре 2012 г. о том, что США, дескать, известно об оказании Москвой «давления на постсоветские страны», и что Вашингтон будет препятствовать всем попыткам Москвы установить свое влияние в «ближнем зарубежье» «под предлогом евразийской экономической интеграции»22. В этом заявлении можно отчетливо заметить оппозицию со стороны Вашингтона евразийской интеграции как одной из основных целей, декларированных в ходе предвыборной президентской кампании В.В. Путина. Правда, здесь следует отметить один принципиальный момент. Опрошенные сотрудниками ИМИ МГИМО американские эксперты считают, что указанное выше заявление Х. Клинтон относилось только к Украине, и было неправильно воспринято в российской прессе как имеющее отношение ко всем постсоветским странам, вовлеченным в процесс постсоветской интеграции. В этой связи необходимо также учитывать, что, по преобладающим оценкам, новый госсекретарь Дж. Керри занимает более благожелательную позицию по отношению к России, чем Х. Клинтон.

Тем не менее, разногласия по вопросам постсоветского пространства между РФ и США будут, вероятно, играть весьма существенную роль в будущем.

Представители администрации Обамы и ключевые американские внешнеполитические эксперты высказывали следующие аргументы по поводу своего недовольства политикой Москвы. Россия провозгласила свое право «вторгаться» на территории других государств для защиты прав своих граждан23. Россия обладает фактическим «сюзеренитетом» на постсоветском пространстве (в силу того, что во всех этих странах имеются меньшинства этнических русских или российских граждан). Существует военное доминирование России на постсоветском пространстве24. Россия противодействует интеграции бывших советских республик в западные институты и стремится поддерживать свое присутствие в «замороженных» конфликтах25. Россия до сих пор «пытается справиться с постимперским синдромом»26.



5. Россия поддерживает санкции против Ирана лишь частично. Эта тема является одной из конфликтных во взаимоотношениях России и США. Американские эксперты выделяют несколько причин такого положения дел.

Россия стремится получить дивиденды от иранской политики27. У России своя повестка дня на Ближнем Востоке. Иран влияет на мусульманскую периферию России28. Россия имеет миллиардные интересы в Иране29. Россия помогает Ирану в разработке ядерных технологий30.

Ключевым моментом в данной интерпретации является представление о том, что Россия стремится сформировать собственную политику на Ближнем Востоке и использует Иран в качестве плацдарма для реализации своих интересов в регионе. Радикальным решением в данном случае является попытка противодействия со стороны США сотрудничеству Ирана и России, однако с учетом того, что Вашингтон имеет ограниченные возможности по прямому давлению на Россию, этот сценарий является периферийным. В качестве более реальных сценариев рядом американских экспертов рассматриваются косвенные дипломатические шаги:

- Дать России возможность играть лидирующую роль в давлении на Иран.

- Признать мировое лидерство России в ядерной энергетике.

- Частично отказаться от размещения ПРО в Восточной Европе31.

Таким образом, сценарии, призванные побудить Россию поддержать санкции против Ирана и тем самым выступить в вопросе взаимоотношений с этой страной на стороне США, носят преимущественно дипломатический характер. США стремятся акцентировать внимание на том, что вопрос по Ирану входит в сферу общих интересов обеих стран и, тем самым, пытаются приобщить Россию к собственному сценарию развития ситуации.

В целом, проведенный выше анализ общих и противоречащих другу интересов Москвы и Вашингтона, с точки зрения администрации Б. Обамы, показывает необходимость для России последовательно продвигать собственные приоритеты и активно вести диалог с американцами, добиваясь наиболее выгодных для себя компромиссов.

При этом важно учитывать, что Вашингтон в лице демократической администрации Обамы в принципе не заинтересован в ухудшении отношений с Москвой. Какие-то шаги в этом плане делаются, в том числе, а, может быть, и главным образом, в качестве уступки республиканцам в Конгрессе. В этом контексте сложности в российско-американских отношениях в последние месяцы, с точки зрения демократической администрации, не носят фундаментального характера и не ведут к пересмотру общей стратегии Вашингтона по отношению к России, являющейся неотъемлемой частью всей структуры внешнеполитического курса президента Обамы.

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница