Марат Викторович Баглай Конституционное право



Скачать 10.53 Mb.
страница9/39
Дата01.05.2016
Размер10.53 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39
Глава 9. Экономические и политические основы конституционного строя

Как уже отмечалось, гражданское общество не является сферой конституционного права, оно учреждается самими людьми и строится на принципах свободы и саморегуляции. Однако деятельность людей требует от государства определенных гарантий, и прежде всего в экономической и политической областях. Государство закрепляет эти гарантии и устанавливает определенный порядок их обеспечения, опирающийся на незыблемые права и свободы человека и гражданина.

Государственное регулирование экономической деятельности в правовом государстве в отличие от тоталитарного не учреждает экономический строй общества, а только охраняет его главные устои, основанные на правах и свободах. Эти устои не порождаются какой-то одной политической идеологией, они носят гуманистический и демократический характер.

На тех же основах строится отношение правового государства к политической деятельности людей. Государство не может учреждать политическую систему, ибо она в своей основе создается свободной инициативой граждан. В то же время свободу и здесь требуется регулировать и охранять, и вмешательство государства в политические отношения ограничено этими целями.

Общество, построенное на основе частной собственности и идеологического плюрализма, еще недавно называлось у нас капиталистическим, но в правовом государстве все же избегают использовать термин «капитализм». Это делается не потому, что такой термин скомпрометировал себя в глазах многих людей, а потому, что в силу самой своей природы правовое государство обязано быть нейтральным в отношении политической идеологии. К тому же современное развитое общество в отличие от XIX в. перестало быть односторонне капиталистическим, в него встроены многие структуры, заимствованные из доктрины социализма, вследствие чего это общество справедливо стали считать смешанным. Экономический и социальный прогресс в этом обществе достигается при непременном соблюдении прав и свобод человека и гражданина, без тотального государственного регулирования.

Сказанное объясняет, почему Конституция России относит закрепление определенных экономических и политических принципов к основам конституционного строя и отвергает понятие ≪общественный строй≫. Это те принципы, которые охраняются и гарантируются новым государством во имя прочности существования свободного гражданского общества.



§ 1. Принципы рыночной экономики

В Конституции РФ нет термина «рыночная экономика», но содержащиеся в ней нормы не оставляют сомнений в том, что государство охраняет основные принципы именно рыночной экономики. Тем самым кардинально меняется соотношение государства и экономики: из организации, которая непосредственно управляла народным хозяйством, государство превращается только в регулятора экономических отношений. Но это уже принципиально другая роль, она исключает административно-командные функции государственного аппарата и признает свободу экономической деятельности людей и их объединений. Государство теперь не вправе устанавливать плановые задания, диктовать цены, сохранять монополию внешней торговли, заведовать сбытом и снабжением, руководить сельским хозяйством и т. д.

Экономическая роль государства обрисована в Конституции России весьма лаконично и, в сущности, только косвенно. Но в большинстве конституций мира нет даже такого объема экономических обязанностей государства, чем подчеркиваются самостоятельность экономики и ее саморегуляция. В то же время складывается впечатление, что российская Конституция более озабочена не закреплением принципов рыночной экономики, а утверждением их действенности на всей территории сложного федеративного государства с его амбициозными субъектами и укоренившимся местничеством. Но в любом случае даже лаконичные формулировки ст. 8, возведенные в ранг основ конституционного строя, не оставляют сомнений в том, что на базе данной Конституции возврат к административно-командной экономике невозможен.

Впрочем, те основы конституционного строя, которые сформулированы в ст. 8, не свидетельствуют о полном отстранении государства от управления экономикой и установлении стопроцентно либеральной экономики. Они не исключают мощного государственного сектора в экономике и немалых возможностей для административного вмешательства в экономическую жизнь.

Тем самым открывается широкий спектр экономической политики, которая может существенно различаться при разных правительствах. Если учесть, что современная российская экономика по существу складывается как смешанная, то есть государственно-частная, то можно считать, что эта модель имеет достаточную конституционную основу.

Конституционные гарантии, определяющие принципы рыночной экономики, состоят в следующем:

• единство экономического пространства;

• свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств;

• поддержка конкуренции.

Единство экономического пространства — конституционный принцип, означающий общность правового регулирования и основных правил поведения людей в экономической сфере на всей территории государства. Он имеет особенно важное значение для федеративных государств, поскольку всегда существует практическая опасность расхождения законодательства федерации и ее субъектов, способного затруднить свободное перемещение товаров, капиталов и услуг и экономическую координацию в масштабах страны, нарушить равенство правовых условий для экономической деятельности и единый правовой статус граждан. Этот принцип выражает стремление видеть территорию России как своеобразный общий рынок с едиными правилами. В п. «ж» ст. 71 Конституция выражает эту мысль достаточно определенно, когда говорит о том, что в ведении Российской Федерации находится «установление правовых основ единого рынка», другие пункты этой статьи говорят о праве Федерации регулировать финансы, валюту, кредиты, таможню, основы ценовой политики и др. Все эти правомочия федеральной власти естественны для такого исторически сложившегося комплекса, каким является экономика России. Единство экономического пространства обеспечивается четким конституционным разграничением полномочий в сфере экономического регулирования, верховенством федерального права, единым гражданством, запретом ограничения основных прав и свобод граждан по соображениям места жительства или временного пребывания и т. д. В то же время этот принцип не означает какой-то общегосударственной унификации законодательства в экономической сфере, он не закрывает пути для регулирования экономики субъектами Федерации или местными органами власти в пределах своего ведения.

Положение ч. 1 ст. 8 Конституции сформулировано таким образом, что его можно понимать и как согласие на международную экономическую интеграцию, хотя в этом случае свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств потребует специальных актов, как внутренних, так и международно-правовых.

Близким по содержанию является положение ч. 1 ст. 74 о «свободном перемещении товаров, услуг и финансовых средств», означающее, что их движение не должно наталкиваться на таможенные барьеры, ограничиваться введением каких-либо пропусков или разрешений на ввоз и вызов, других препятствий. По существу, речь идет о свободной торговле и банковской деятельности, без чего немыслима экономическая интеграция. Еще в 1991 г. Указ Президента о едином экономическом пространстве (действует в редакции Указа Президента РФ от 21 октября 2002 г.) установил общие правовые гарантии единства экономического пространства. Согласно этому Указу любые акты органов власти и решения должностных лиц, ограничивающие движение товаров, работ и услуг на внутреннем рынке страны, признавались недействительными.

Поддержка государством конкуренции — лучший способ содействия рыночной экономике. Конкуренция — самый надежный механизм координации индивидуальных действий без принуждения и вмешательства со стороны властей. Она тем эффективнее, чем меньше этого вмешательства и разного рода монополизма, особенно государственного. Конкуренция помогает выявить весь потенциал человеческой энергии и инициативы, на первый взгляд кажется, что она оттесняет государство от экономики, но на самом деле требует от него поддержки и внимания, ибо ей постоянно угрожает монополизация. С помощью конкуренции решаются проблемы экономического роста.

Поддержка конкуренции осуществляется всей экономической политикой государства. Это прежде всего ликвидация государственного монополизма, разгосударствление, приватизация и акционирование предприятий, специальные антимонопольные меры, стимулирование инвестиционной активности. Такой политикой обеспечиваются улучшение качества и разнообразие товаров.

Свобода экономической деятельности — другой основополагающий принцип рыночной экономики. В сочетании с правом 160 Раздел III. Основы конституционного строя частной собственности это главный антипод тоталитарной государственной экономики с ее плановой и административно-командной системами. Свобода экономической деятельности означает, что люди могут беспрепятственно создавать и преобразовывать предприятия, распоряжаться продуктами своей деятельности с целью извлечения прибыли. Они вправе свободно вести торговлю, открывать банки и биржи, создавать хозяйственные объединения. Индивидуальное обогащение от такой деятельности, если она не противоправна, не только не враждебно интересам общества, но как раз служит этим интересам.

В то же время свобода экономической деятельности требует от государства особенного внимания, ибо злоупотребление ею чревато социальным взрывом. Государство должно не просто гарантировать эту свободу, но и регулировать ее использование, придавая экономике социальную ориентацию. Свобода предпринимателя, например, не должна порождать произвол в создании условий труда для работников, нарушать права потребителей и социальную справедливость в обществе. Таким образом, провозглашение свободы экономической деятельности не только не исключает, но предполагает детальное и систематическое государственное регулирование экономических отношений.



§ 2. Собственность

Отношение к вопросу о собственности в решающей степени определяет реальный статус свободы личности, экономическую и политическую систему любого общества. В тоталитарном государстве господствуют государственная и кооперативная формы собственности, что ставит человека в зависимость от бюрократии, принуждает к работе в коллективе, обрекает на безынициативность и слепое подчинение официальным структурам. Современное же гражданское общество позволяет человеку владеть всем, что он способен произвести или приобрести в соответствии с законом. Это общество вовсе не отторгает государственные и коллективные формы собственности, оно только следит за тем, чтобы они не стали принудительными, а человек не был лишен права на индивидуальную инициативу. Правовое государство обязано признать право каждого человека на частную собственность, поскольку это право составляет фундамент личной свободы и опору общественной морали.

В Конституции РФ вопросу о частной собственности уделено значительное место в главе о правах и свободах человека и гражданина. И этого, безусловно, было бы достаточно для того, чтобы гарантировать свободу каждого и незыблемость гражданского общества. Именно так и сделано в большинстве зарубежных конституций.

Однако российская Конституция значительно усиливает правовой статус частной собственности, излагая ее признание и защиту в главе об основах конституционного строя. При этом речь не идет об исключительном или тем более привилегированном положении частной собственности, а только о ее равном положении с другими формами собственности. Если, таким образом, тоталитарное государство боится (и не без основания) частной собственности, то правовое демократическое государство признает и защищает все формы собственности, что соответствует устремлениям его граждан.

В отличие от многих стран Конституция РФ не упоминает о возможности национализации в интересах общего блага, о необходимости при этом соответствующей компенсации, о социальной функции частной собственности, что открывает путь к ограничению прав собственников. Но российский подход к частной собственности не чужд этих сторон социального либерализма, основанием для признания которых служат другие основополагающие положения Конституции РФ (например, о социальном государстве). Жесткие либералистские формулировки Конституции РФ в отношении права частной собственности, словно не допускающие каких-либо ограничений, на самом деле объясняются главным образом необходимостью утверждения этого права в стране, в которой оно десятилетиями принципиально отвергалось. Но они не признают право частной собственности абсолютным и не исключают возможности ограничения этого права при определенных условиях, указанных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Основу конституционного строя в Российской Федерации составляют два основных положения, сформулированных в ч. 2 ст. 8 Конституции:

1) признаются: частная собственность; государственная, муниципальная и иные формы собственности;

2) все формы собственности защищаются равным образом.

Частная собственность является широким понятием. В это понятие включаются не только предметы, направленные на удовлетворение личных потребностей людей (дом, автомобиль, драгоценности и проч.), но также промышленные, финансовые и торговые предприятия, преследующие цель извлечения прибыли. Их собственники (физические и юридические лица) обязаны соблюдать законы, уплачивать налоги, но вправе распоряжаться ими по своему усмотрению (закрыть, слить, реорганизовать, продать) с соблюдением действующего законодательства. Государство не вправе вмешиваться в управление такими предприятиями.

Государственная собственность распространяется на имущество, различные предприятия или их часть, если эти предприятия были созданы на средства, принадлежащие государству. Субъектами этого права могут выступать как Российская Федерация, так и ее субъекты. В государственной собственности полностью или частично находятся некоторые заводы, торговые предприятия, железные дороги, судоходные компании и др. Государство устанавливает систему управления этими предприятиями.

Муниципальная собственность включает имущество городских и сельских поселений, а также других муниципальных образований. Следует помнить, что на территории муниципальных образований находятся и объекты других форм собственности (государственной, частной и иных). В муниципальной собственности обычно находятся небольшие промышленные и торговые предприятия, жилые дома, которыми управляют органы местного самоуправления.

Упомянутые в Конституции «иные формы собственности» включают собственность общественных объединений — профсоюзов, политических партий, различных общественных организаций. Это могут быть значительные объекты. Профсоюзы, например, владеют гостиницами, административными зданиями, автобазами, учебными заведениями, санаториями, домами отдыха и профилакториями. В прошлом их собственность обладала отдельным конституционным статусом, но ныне этот статус является общим с другими общественными объединениями. Под «иными формами собственности» подразумеваются также такие разновидности коллективной собственности, как общая, совместная, общая долевая. Они отличаются от других по субъекту, но по существу выступают как все та же частная собственность.

В положении о формах собственности наиболее примечательной является формула об их равной защите. Если в тоталитарном государстве откровенно отдавалось преимущество государственной собственности по сравнению с общественной и личной, то теперь этого нет. Правовое государство отвергает любые привилегии или ограничения для какой-либо одной формы собственности. Гражданский кодекс РФ установил единые принципы защиты права собственности независимо от формы собственности.

§ 3. Земля и другие природные ресурсы

Конституция РФ коренным образом изменила статус земли и других природных ресурсов. В тоталитарный период земля, ее недра, воды, леса рассматривались как обезличенное общенародное достояние, находились в исключительной собственности государства. Это препятствовало их рациональному использованию и неоправданно ограничивало права граждан. С началом реформ стало ясно, что необходимо изменить конституционный статус природных ресурсов с учетом потребностей народов и отдельных граждан. Осознание этой объективной необходимости происходило в острой борьбе с консервативными силами, стремившимися сохранить бюрократический контроль над ресурсами и монопольное господство колхозно-совхозной системы землепользования.

Конституция закрепляет отношение к природным ресурсам не как к «общенародному достоянию», а как к «основе жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Население любой территории вправе получать часть дохода от использования ресурсов (нефти, газа, драгоценных металлов, алмазов), кто бы ни осуществлял их добычу и использование — государство, муниципальные органы, отдельные лица или их объединения.

В то же время земля и другие природные ресурсы не являются собственностью народов, живущих на соответствующей территории, на что часто претендуют представители малых народов Севера. Признание ресурсов основой жизни и деятельности этих народов позволяет защищать их интересы, особенно в связи с быстрым развитием добывающих и промышленных отраслей, но не препятствует свободной конкуренции в освоении природных ресурсов.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 7 июня 2000 г. указал, что народам, проживающим на территории того или иного субъекта РФ, должны быть гарантированы охрана и использование земли и других природных ресурсов как основы их жизни и деятельности, т. е. как естественного богатства, ценности (достояния) всенародного значения. Однако это не может означать, что право собственности на природные ресурсы принадлежит субъектам РФ. Конституция РФ не предопределяет обязательной передачи всех природных ресурсов в собственность субъектов РФ и не предоставляет им полномочий по разграничению собственности на эти ресурсы.

В постановлении от 9 января 1998 г. по делу о проверке конституционности Лесного кодекса РФ Конституционный Суд РФ указал, что лесной фонд ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития и рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов представляет собой публичное достояние многонационального народа России, как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим; осуществляемые же в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов как сфере совместного ведения полномочия Российской Федерации и ее субъектов распределены Лесным кодексом РФ на основе положений ст. 72 (п. «в», «г», «д», «к» ч. 1) и 76 (ч. 2 и 5) Конституции РФ таким образом, чтобы при принятии соответствующих решений была возможность обеспечить учет и согласование интересов Российской Федерации и ее субъектов, в том числе по вопросам разграничения государственной собственности.

Сходные правовые режимы установлены в отношении других природных ресурсов Законом РФ «О недрах» (в редакции от 25 октября 2006 г.), Федеральным законом «О животном мире» от 24 апреля 1995 г.

Субъект РФ не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности на природные ресурсы, которое ограничивает их использование в интересах всех народов Российской Федерации, поскольку этим нарушается суверенитет Российской Федерации.

Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» от 7 мая 2001 г. установил правовые основы образования, охраны и использования территорий традиционного природопользования указанных народов. Закон, в частности, указывает, что земельные участки и другие природные объекты предоставляются лицам и общинам малочисленных народов в «безвозмездное пользование». Допускается изъятие этих участков и объектов для государственных или муниципальных нужд с возмещением убытков. Использование природных ресурсов осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и обычаями малочисленных народов (ст. 12).

В конституционную формулу об использовании земли и других природных ресурсов органически входит и их охрана. Это положение направлено против хищнического разбазаривания природных ресурсов во вред гражданам, обществу и окружающей среде. Использование природных ресурсов допускается только с соблюдением экологического законодательства, устанавливающего нормы охраны окружающей среды (почвы, лесов, водоемов). Конституционный строй, таким образом, органически увязывается с бережным, рачительным отношением к природе и ее богатствам, к правам и интересам будущих поколений.

В ч. 2 ст. 9 Конституции устанавливается, что «земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности». Здесь в отношении природных ресурсов применен общий подход к праву собственности, сформулированный ранее в ст. 8, то есть равное признание и охрана всех форм собственности. Но наиболее важным и принципиальным является закрепление права частной собственности на землю.

В истории экономических и правовых учений право частной собственности на землю не раз вызывало серьезные дискуссии.

Многие философы, писатели (Ж.-Ж. Руссо, Л.Н. Толстой и др.) полагали, что земля должна принадлежать всем или только тем, кто ее обрабатывает. Но экономические законы требовали введения земли в гражданский оборот и в конце концов утвердили в развитых странах такие принципы регулирования частной собственности на землю, которые обеспечивают равновесие интересов отдельного человека и всего общества.

В дореволюционной России право частной собственности на землю отстаивали такие крупные государственные деятели, как С. Ю. Витте, П. А. Столыпин и др. В то же время крупные экономисты-аграрники (Н. Д. Кондратьев, А. В. Чаянов) отрицали право частной собственности на землю, выступая за ее социализацию, то есть право трудового землепользования, при котором все желающие трудиться на земле могли бы присваивать себе продукты своего труда при условии выплаты обществу земельной ренты. Однако большевистское решение земельного вопроса привело к тому, что не только все желающие, но и коренные крестьяне оказались без земли и принудительно вступали в коллективные хозяйства. Это привело сельское хозяйство к отставанию и сделано землепользование нерациональным. Крестьяне перестали чувствовать себя хозяевами земли, колхозы и совхозы приходили в упадок, громадные участки земли не осваивались.

Новая Конституция пробудила интерес граждан к владению и пользованию землей. Но для этого собственник должен иметь право передавать свой участок по наследству, продавать его, сдавать в аренду, закладывать и т. д. В то же время государство обязано обеспечить баланс интересов собственника и общества с тем, чтобы земля, и прежде всего земли сельскохозяйственного назначения, использовалась для блага как индивида, так и всего общества. Реформа земельного законодательства проходила с большими трудностями, ей препятствовали силы, которые были в принципе против рыночной экономики и стремились сохранить свою опору в старой системе землепользования. Эти силы не давали возможности принять федеральный закон об условиях и порядке пользования землей, который предусмотрен ч. 3 ст. 36 Конституции РФ. Президентом РФ были изданы указы (от 27 октября 1993 г., от 7 марта 1996 г.) о реализации конституционных прав граждан на землю, но этого оказалось недостаточно. Потребовались годы для того, чтобы в обществе сложился относительно общий позитивный подход к вопросу о частной собственности на землю. Некоторые субъекты РФ (Саратовская область и др.), опираясь на Конституцию РФ и указы Президента РФ, еще в 1990-е гг. приняли собственные законы о купле-продаже земли, другие (Башкортостан, Марий Эл), напротив, провели референдумы, в которых выразилось отрицательное отношение к праву частной собственности на землю. Только в 2001—2002 годы было принято федеральное законодательство, которое ввело единообразное регулирование земельных отношений.

Отношения по использованию и охране земель в Российской Федерации как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, регулируются несколькими законами, главный из которых — Земельный кодекс РФ (в редакции от 7 марта 2005 г.). Кодекс, в частности, закрепляет право частной собственности на земельные участки граждан и юридических лиц (ст. 15). Отношения, связанные с владением, пользованием, распоряжением земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения, регулируются Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в редакции от 18 июля 2005 г.). Отдельным законом определяются правовые основы разграничения государственной собственности на землю между Федерацией, ее субъектами и муниципальными образованиями (см. также § 2 гл. 13 учебника). Земельное законодательство устанавливает правовые основы охраны земель, государственной собственности на землю Российской Федерации и ее субъектов, муниципальной собственности и собственности граждан и юридических лиц. Подробно регламентируются порядок возникновения права собственности, предоставление земельных участков, особенности купли-продажи, права и обязанности собственников, землепользователей, землевладельцев и арендаторов, прекращение и ограничение прав на землю, защита прав на землю, плата и др.



§ 4. Идеологическое и политическое многообразие

Гражданское общество предполагает широкий идеологический и политический плюрализм, вытекающий из свободы человека выражать свои взгляды и участвовать в политической деятельности. Люди от природы неодинаковы, различны и их интересы, условия жизни. Никто не в состоянии свести многообразие человеческих мнений к какой-то одной цели, выработать универсальное средство всеобщего «осчастливливания». Гражданское общество и правовое государство не придумывают это многообразие, они принимают его как естественное состояние, не пытаясь насильственно изменить.

В большинстве конституций мира признается идеологический и политический плюрализм через закрепление соответствующих прав и свобод человека и гражданина. Но Конституция России возводит принцип идеологического многообразия в ранг основ конституционного строя. Помимо прочего, это сделано и из-за опасности возврата к тоталитарному прошлому, тем более что силы, заинтересованные в подобной реставрации, в стране легально существуют. Общество поэтому наделяет государство правом и обязанностью гарантировать незыблемость политической свободы и соответствующих прав человека.

Разумеется, государству намного проще осуществлять свои функции в условиях принудительного идейно-политического монизма. Оно не сталкивается тогда с организованной оппозицией, не нуждается в проведении сложных и дорогостоящих избирательных кампаний, не испытывает неудобств с неуправляемой прессой и т. д. В таком положении как раз и находилась советская тоталитарная система, несколько десятилетий убеждавшая народ в его «морально-политическом единстве». На деле же это только маскировало репрессии и, в конце концов, привело систему к краху вследствие неудержимого стремления людей к свободе.

Под идеологией обычно понимают систему философских, политических, религиозных взглядов на закономерности общественного развития и пути совершенствования общественного устройства. Известны такие разновидности идеологии, как либеральная, христианско-демократическая, коммунистическая, фашистская, исламская и др.

Идеологическое многообразие (плюрализм) компенсирует несовершенство человеческого ума, его неспособность отразить в одной теории все многообразие мира. Еще Платон говорил, что не может быть одной философской системы, охватывающей все многообразие мира, а если это так, то нужно предоставить возможность творить другим, т. е. проявлять терпимость к иным взглядам, признать необходимость свободы мысли. С тех пор мир невероятно усложнился, что привело к бурному развитию наук об общественном устройстве. Каждая теория или доктрина стремится дать идеальные принципы, но только все они в своей совокупности обеспечивают самопознание человеческого общества.

Напротив, попытки создать монопольную универсальную теорию, объясняющую всю сложную социальную, экономическую, духовную и т. д. основу жизни, а тем более попытки переустройства мира на основе такой теории, неизменно порождали насилие над людьми, тиранические режимы, беспрестанные войны и репрессии.

Гражданское общество не только фиксирует идеологический плюрализм как проявление свободы духа и мысли, но оно в нем глубоко заинтересовано. Плюрализм взглядов, мнений, учений и идеологических доктрин рождает здоровую конкуренцию умов, составляет совокупный общественный интеллект. Только так могут происходить самопознание общества, своевременное осознание им грозящих опасностей и поиск путей к совершенствованию.

Признание идеологического многообразия означает право каждого человека, политической партии и общественной организации свободно разрабатывать, исповедовать и пропагандировать идеи, теории, концепции об экономическом, социальном, политическом устройстве человеческого общества, предлагать практические рекомендации властям и обществу, публично защищать свои взгляды и воззрения и т. д. Препятствовать всему этому, отдавая предпочтение одним перед другими, правовое государство не имеет права.

Российское общество в настоящем — общество без официальной идеологии, хотя совсем недавно оно было тотально заидеологизированным. Отсюда растерянность многих, кто привык жить при жесткой идеологической дисциплине, следовать идеологическим установкам свыше. Общество не нуждается в господстве какой-то одной идеологии, ибо ее утверждение может произойти только в результате навязывания, то есть насилия над свободным разумом. И если обществу все-таки требуется какая-то всеми признанная философская основа, то ею может выступить только признание свободы человека и порождаемого этой свободой идеологического плюрализма.

Принцип идеологического многообразия гарантирует общество от застоя в литературе, философии, искусстве, науках, обеспечивает развитие культуры и духовности. Естественно, что свободой мысли и слова злоупотребляют, в результате чего появляются безнравственные, античеловеческие, расистские концепции. Государство ограничивает пропаганду таких идей, когда дело доходит до прямых призывов или действий, подрывающих общественные устои (ст. 29 Конституции). Но государство не должно вмешиваться в идеологическую полемику, разрешать теоретические споры. В свободе научной мысли заключается важная гарантия существования гражданского общества, и в этом главная причина признания Конституцией принципа идеологического многообразия в качестве основы конституционного строя (ч. 1 ст. 13).

Особую опасность представляет установление одной идеологии в качестве государственной или обязательной, что как раз запрещается в ч. 2 ст. 13 Конституции. В этом одна из главных гарантий против сползания государства к тоталитаризму.

История ясно показала, что тоталитарное государство не может допустить идеологического плюрализма. Оно неминуемо закрепляет в конституции идеологию правящей верхушки, принуждая население к следованию ей. В СССР, например, эта идеология пронизывала дошкольное воспитание, среднюю и высшую школу, навязывалась прессе и науке. В разного рода кружках и «университетах» марксизма-ленинизма происходила массовая обработка людей, исключавшая возможность выбора системы взглядов по собственному желанию. Более того, за «чуждые взгляды» привлекали к уголовной ответственности, судили, ссылали и уничтожали. Аналогичное положение существовало в гитлеровской Германии и других фашистских государствах.

Запрещение устанавливать какую-либо одну идеологию в качестве государственной или обязательной всецело адресуется к государственным органам, правящим политическим партиям и высшим должностным лицам. Это означает, что ни конституция, ни законодательный или иной правовой акт не должны прямо или косвенно утверждать и закреплять какую-либо идеологию.

Никакая идеология не рассматривается как господствующая и не должна в таком качестве монопольно внедряться в сознание людей в государственных школах и высших учебных заведениях, в государственных средствах массовой информации. Она не может быть критерием отбора граждан для службы в государственном аппарате и армии.

Идеологическая нейтральность государственных структур не исключает возможности прихода к власти путем свободных выборов тех или иных политических сил со своей идеологией.

В этом случае должностные лица законодательной или исполнительной власти неизбежно начинают говорить «идеологическим языком» и проводить соответствующую политику, ибо отделить деятельность от их приверженности к той или иной идеологии, программным установкам их партий очень трудно. Однако это ни при каких условиях, включая чрезвычайные, не должно вести к исключению из жизни других идеологий, к перестройке школьных и вузовских программ, к подчинению идеологическим установкам государственных средств массовой информации. Недопустимы чистки государственного аппарата, армии и правоохранительных органов по идеологическим критериям. Не может быть и речи об уголовной ответственности за пропаганду цивилизованных взглядов, теорий, идей и концепций.

В то же время негосударственные учебные заведения и средства массовой информации сохраняют право пропагандировать только свою идеологию. Такая деятельность прямо отражает гарантированную Конституцией РФ свободу слова граждан и их объединений.

Продолжением идеологического многообразия является политическое многообразие, многопартийность, которые также закрепляются в Конституции РФ (ч. 3 ст. 13). В демократическом государстве признается, что политические партии выражают интересы основных социальных групп населения.

Партии разрабатывают и представляют избирателям альтернативные варианты наиболее оптимальных, по их мнению, решений проблем общественного развития. Всеобщие выборы, выражающие волю народа, имеют смысл только в том случае, если на суд избирателей выносятся различные программы, обычно разрабатываемые политическими партиями. Многопартийность, следовательно, выступает как форма политической демократии и важнейшая предпосылка формирования органов государственной власти.

Порядок создания политических партий, финансирования государством их деятельности в избирательных кампаниях устанавливается законом. Такое законодательство существует практически во всех развитых странах, чем признается важная роль партий для общества и государства. В то же время государственные органы не вправе вмешиваться во внутреннюю жизнь политических партий, на их деятельность распространяется принцип свободы общественных объединений, также закрепляемый в конституционном порядке (ст. 30 Конституции РФ). Отношения государства с партиями часто бывают весьма сложными, поскольку именно партии образуют оппозицию правительству — парламентскую и внепарламентскую. Но это не может стать основанием для какого бы то ни было ограничения деятельности отдельных партий, а тем более их запрещения.

В демократических странах встречаются различные партийные системы — двухпартийные, многопартийные. Это зависит от активности самих граждан, состояния их политического сознания. Однако ни в одной из таких стран не существует однопартийной системы — это признак тоталитарного государства или крайне низкого развития политической культуры. Конституция России отвергает однопартийность, и любые попытки ликвидировать плюрализм в пользу одной «руководящей и направляющей» силы следует квалифицировать как антиконституционный переворот. По смыслу Конституции, правомерна только такая партийная система, которая включает как минимум две политические партии. Государство не может, конечно, регулировать количество партий, но оно заинтересовано в создании жизнеспособной политической системы, чтобы в парламентах были представлены крупные партии, выражающие устойчивые интересы широких слоев населения. Свобода создания политических партий не должна служить инструментом для прихода к власти разного рода экстремистов и криминальных элементов.

Все партии, как и другие общественные объединения, равны перед законом. Это означает, что к ним предъявляются одинаковые требования при регистрации, устанавливается единый порядок защиты имущества и прекращения деятельности. Но это не означает, что во всех случаях партии должны оказываться в равном положении. Например, если партия не набирает установленного законом количества подписей при выдвижении кандидатов, то она лишается права требовать занесения этих кандидатов в избирательные бюллетени. Практически во всех странах малочисленные партии жалуются на дискриминацию, но чаще всего речь идет о неизбежной государственной селекции в целях создания реальных и эффективных механизмов формирования органов власти. Отдельные условия, которые в равной мере ставятся перед всеми партиями, не означают нарушения равенства прав всех общественных объединений для их участия в политической жизни. Также не нарушают принципа свободы деятельности законодательные ограничения хозяйственной деятельности партий и других общественных объединений, если эта деятельность не соответствует уставным целям, направлена на извлечение прибыли в личных интересах отдельных руководителей и т. д.

Правовое положение партий (институциализация) в каждой стране имеет особенности. Место и роль партий фиксируются в Основном законе Германии («партии содействуют формированию воли народа» — п. 1 ст. 21), в конституциях Испании, Португалии, Греции и др. Свобода создания и деятельности партий закреплена в конституциях или судебных решениях США, Франции, Германии, Португалии и др. В то же время от них конституционно требуется «уважать принцип национального суверенитета и демократии» (Франция), соответствовать «основам свободного демократического строя» (Германия). В некоторых государствах действуют законы, регламентирующие широкий круг вопросов, связанных с образованием и деятельностью партий (Россия, Германия, Австрия, Португалия, Испания и др.). В других законодательно регулируется только финансирование партий (Франция, Италия, Швеция, Финляндия и др.). Законы многих стран прямо запрещают партии фашистского толка (Италия, Испания, Португалия и др.), но в любом случае запрещение партии возможно только судебным решением. Для предотвращения коррупции законы регулируют размеры частных пожертвований в партийные кассы, ограничивают предвыборные расходы партий, вводят государственное финансирование партий (США, Россия и др.).

В Российской Федерации Федеральный закон «О политических партиях» (в редакции от 30 декабря 2006 г.) установил требования к партиям: в партии должно состоять не менее 50 тыс. членов, при этом более чем в половине субъектов РФ партия должна иметь региональные отделения численностью не менее 500 членов, а в остальных — не менее 250. Партии, не отвечающие этим требованиям Закона, подлежат преобразованию в общественные объединения или ликвидации. Запрещено создание и деятельность партий, цели которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных и военизированных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни.

Не допускается создание структурных подразделений партий в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в Вооруженных Силах, в правоохранительных и иных государственных органах, на предприятиях и в учреждениях, вмешательство партий в учебный процесс. Закон устанавливает порядок регистрации партий, которую осуществляет Министерство юстиции РФ, внутреннее устройство партии, а также государственную поддержку и государственное финансирование партий, их участие в выборах и референдумах. Регламентирован порядок приостановления деятельности и ликвидации политических партий (см. также § 2 гл. 12 учебника).



§ 5. Общественные объединения

В это понятие включаются как политические партии, так и разного рода общественные организации — профсоюзы, молодежные, женские организации и др. Число таких организаций в развитом обществе всегда велико. Общественные объединения — это проявление самодеятельности народа, его участия в общественной жизни. Они, следовательно, выступают как составная часть демократии и форма жизни гражданского общества. Конституция РФ гарантирует право граждан создавать общественные объединения и свободу их деятельности (ст. 30).

Общественные объединения нуждаются в определенных, установленных законом правах, и прежде всего свободно осуществлять свои уставные задачи. Для этого они учреждают свою прессу, создают предприятия и другие хозяйственные единицы, беспрепятственно собирают членские взносы. Они самостоятельно расходуют средства из собственного бюджета, обладают жилищным фондом и т. д. Государственные органы не вправе вмешиваться в их внутреннюю деятельность, хотя могут помогать некоторым из них. Эти объединения участвуют в работе многих органов государственной власти и государственных совещаниях.

Например, их представители участвовали в работе Конституционного совещания, созванного Президентом для разработки проекта Конституции. Общественные объединения тесно сотрудничают с комитетами Государственной Думы и Совета Федерации.

Помимо этого «высшего уровня» сотрудничества, осуществляется привлечение общественных объединений к работе ряда министерств и ведомств. Так, профсоюзы входят в состав Трехсторонней комиссии по социально-трудовым вопросам, участвуют в работе Федеральной службы по труду и занятости, Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ и др. Таким путем демократическое государство стремится противостоять бюрократизации государственного аппарата, обеспечивать гласность его работы и устойчивую связь с общественностью.

Государству небезразличны цели и задачи общественных объединений, поскольку некоторые объединения могут действовать в антигосударственных и антиобщественных целях. Такие объединения ставятся вне закона, прямо запрещаются или преследуются. К их числу относятся, например, террористические организации, фашистские объединения и т. п. Однако ограничение права на их создание или деятельность возможно только на основе конституционных или законодательных норм и только по суду. В Российской Федерации для проверки законности целей и действий общественных объединений введена процедура их регистрации, осуществляемая Министерством юстиции, но отказ в регистрации дает право на обжалование в суд.

Согласно Конституции (ч. 5 ст. 13) запрещению подлежат общественные объединения, цели и действия которых направлены на:

1) насильственное изменение основ конституционного строя;

2) нарушение целостности Российской Федерации;

3) подрыв безопасности государства;

4) создание вооруженных формирований;

5) разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Эти пять оснований сформулированы в предельно сжатой форме, а потому требуют значительной детализации в специальных правовых актах или судебных решениях. Это особенно важно для того, чтобы избежать чиновничьего субъективизма в оценке целей и действий объединений. Государство правомерно стремится обезопасить себя и общество от организованного экстремизма, сепаратизма, терроризма, способных дестабилизировать обстановку, подорвать конституционную законность и создать опасность государственного переворота. Государство не может терпеть на своей территории каких-либо вооруженных формирований, кроме тех, которые подчинены правительству.

Оно обязано гарантировать спокойную жизнь всех социальных, расовых, национальных, религиозных групп. Одновременно эти гарантии направлены против разжигания межклассовых столкновений, межэтнических и межнациональных конфликтов, а в конечном счете и гражданской войны. Этим целям служит Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» (в редакции от 27 июля 2006 г.). Под определение экстремистской деятельности подпадают действия общественных и религиозных объединений либо иных организаций и их руководителей, средств массовой информации, физических лиц по насильственному изменению конституционного строя, захват или присвоение властных полномочий, подрыв безопасности РФ, создание незаконных вооруженных формирований, публичная клевета в отношении государственных деятелей, осуществление террористической деятельности, возбуждение национальной, социальной или религиозной розни, связанной с насилием или призывами к насилию, пропаганда превосходства или неполноценности граждан по социальным, расовым, религиозным, национальным или языковым основаниям, осуществление массовых беспорядков и хулиганских действий и актов вандализма, финансирование указанной деятельности и др. Закон относит к экстремистской деятельности, в частности, пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения. Осуществление такой деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу такого вреда, а также деятельности соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, влечет за собой ответственность.

Механизм ответственности предусматривает предостережение, приостановление, предупреждение, ликвидацию и запрещение экстремистской организации по заявлению Генерального прокурора решением суда. За осуществление такой деятельности ответственность несут также граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства.

Общественным объединением особого рода является Общественная палата РФ, создаваемая на основе Федерального закона «Об Общественной палате Российской Федерации» от 27 декабря 2005 г. Палата обеспечивает взаимодействие граждан Российской Федерации с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты прав и свобод граждан и прав общественных объединений при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью Правительства, органов исполнительной власти и местного самоуправления и за соблюдением свободы слова в СМИ. Она формируется на основе добровольного участия в ее деятельности граждан, общественных объединений и объединений некоммерческих организаций. Среди целей и задач палаты — поддержка разного рода гражданских инициатив, проведение общественной экспертизы законов, выработка рекомендаций органам власти и др.

Закон устанавливает полномочия этого органа по осуществлению общественного контроля за соблюдением свободы слова в СМИ. В частности, Общественная палата наделена правом привлекать граждан, общественные объединения и представителей СМИ к обсуждению вопросов, касающихся соблюдения свободы слова в СМИ, реализации права граждан на распространение информации законным способом, обеспечения гарантий свободы слова и свободы массовой информации, а также вырабатывать по данным вопросам рекомендации. Закон также предоставляет Общественной палате право давать заключения о нарушениях свободы слова в СМИ, которые в зависимости от содержащихся в них выводов могут направляться в регистрирующие, надзорные или правоохранительные органы, в СМИ, допустившие нарушения, либо непосредственно учредителям или руководству этих СМИ, а также иные компетентные государственные органы или должностным лицам.

Общественная палата состоит из 126 граждан, одна треть которых утверждается Президентом РФ, а две трети формируются общественными объединениями. Члены палаты избирают совет Общественной палаты и секретаря. Федеральный закон закрепляет гарантии и формы деятельности палаты, правовое положение ее членов и проч.

Общественная палата РФ призвана способствовать становлению гражданского общества в России, развитию демократической активности ее граждан.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница