Марат Викторович Баглай Конституционное право



Скачать 10.53 Mb.
страница34/39
Дата01.05.2016
Размер10.53 Mb.
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39
Глава 25. Судебная власть

§ 1. Общая характеристика организации и функций судебной власти

Роль судов в демократическом государстве. В правовом демократическом государстве действует правило, согласно которому как само государство, так и объединения граждан и отдельные свободные личности должны соотносить свои поступки с правом.

Но столкновения их интересов, различное понимание права неизбежны, что порождает правовые конфликты. Принятие законов представительными органами, исполнение этих законов исполнительной властью сами по себе не могут предотвратить такие конфликты и обеспечить неуклонное соблюдение права всеми его субъектами, то есть обеспечить правопорядок. Эту задачу выполняют правоохранительные органы, и прежде всего суды — независимое звено государственной власти, которое своими специфическими средствами и специальным аппаратом защищает права и свободы людей, утверждает законность и справедливость. Правильное понимание соотношения функций права и судов весьма точно выражено принципом, утвердившимся в Великобритании: «право там, где средства его защиты» (ubi jus ubi remedium).

В тоталитарном обществе население не испытывает доверия к судебной власти. Во-первых, потому что уголовный процесс лишен настоящей состязательности, а суды не обладают подлинной независимостью. Во-вторых, в связи с ограниченностью гражданской правосубъектности в сфере имущественных отношений и возможности оспорить противоправные действия властей. Суды поэтому воспринимаются исключительно как орудие репрессий, мало считающееся с правом человека на защиту, презумпцией невиновности и другими демократическими принципами судебного процесса.

Правовое демократическое государство придерживается совершенно иных представлений о роли судебных учреждений.

Рыночное хозяйство, основанное на частной собственности и свободе предпринимательства, безмерно расширяет сферу действия судов. Важнейшая задача государственной власти — охранять права и свободы человека — требует демократизации уголовного процесса и практического внедрения в жизнь права граждан на судебное обжалование действий должностных лиц.

Судебная власть приобретает подлинно универсальный характер, ибо становится участником осуществления всех функций государства, она в то же время обретает независимость по отношению к другим ветвям власти. Правовое государство своим острием направлено в сторону исполнительной власти, от которой исходит главная угроза правам и свободам. Эта угроза уравновешивается законодательной властью, принимающей демократические законы, а также судами, которые, применяя право, по существу контролируют исполнительную власть. Независимая судебная власть, таким образом, становится сердцевиной правового государства и конституционализма, главной гарантией свободы народа.

Правосудие необходимо обществу еще в одном важном отношении. Оно обеспечивает разрешение всех конфликтов между людьми и государством без насилия, на основе известных всем правовых правил. Конечно, право тоже являет собой определенную меру принуждения, но эта мера согласована с обществом и воплощена в законах. Каждый человек должен жить с уверенностью, что применение к нему принуждения возможно только через суд, что при этом он будет иметь возможность защищаться от обвинений и претензий, пользоваться демократическими процессуальными правами. Судебная власть по своей материально-технической базе самая слабая из трех властей, но именно на нее, владеющую оружием естественного права, ложится главное бремя предотвращать превращение насилия в способ правления людьми, если бы законодательная власть прибегла к принятию репрессивных неконституционных законов, а исполнительная — стала осуществлять бессудные расправы. Если судебная власть этого бремени не выдерживает, она становится жалким придатком авторитаризма.

Защищая конституционные свободы, суд ставит себя в положение посредника между государством и личностью, между различными физическими и юридическими лицами. Нетрудно представить себе, с каким огромным объемом правовых конфликтов приходится при этом сталкиваться, особенно в таком динамично развивающемся обществе, каким ныне является российское общество. Но посредническая роль может быть эффективной только в том случае, если опирается на уважение и доверие с двух сторон, если реальны независимость, профессионализм, неподкупность судебного аппарата. Судебная система должна обеспечивать стабильность приговоров и решений, возможность исправления судебных ошибок, строгое соблюдение процессуальных правил на всех уровнях. И главное — приговоры и решения судов, вошедшие в законную силу, должны безотказно исполняться, не допуская никаких отклонений по соображениям целесообразности. Одна из важнейших конституционных свобод — равенство всех перед судом — составляет фундамент правового государства.

Большая и труднейшая проблема для любой демократической судебной власти состоит в том, чтобы не поддаваться политическим влияниям. Нельзя, разумеется, вообще отгородиться от политики, поскольку судебная власть является составной частью государства, а государство являет собой форму политической организации общества. То же можно сказать о праве, применять которое призваны судебные органы, оно рождается из политической борьбы и в определенном смысле служит орудием политики. Юстиция поэтому неизбежно сталкивается с политическими проблемами, а судьи, как и другие люди, не могут не иметь собственных политических взглядов.

Демократическое устройство судебной системы выработало определенные принципы, способные исключить или по крайней мере ослабить политическое давление на судебную власть. Этому служит непартийный характер судейского корпуса и подлинная независимость любого суда, способного отбить любые попытки политически влиять на суд (эти попытки особенно опасны и чаще всего делаются со стороны органов исполнительной власти).

Суды вынуждены разрешать социальные и политические конфликты, но они это делают лишь в строго юридических формах, то есть оказывая защиту только законным правам участников этих конфликтов.

Проблема соотношения судебной власти и политики широко дебатируется в мировой юридической науке, жизнь полна примеров вторжения политической целесообразности в судебную деятельность. Но как только суды становятся проводниками политических влияний, они теряют авторитет среди граждан и подрывают фундамент правового государства.

Во всех демократических государствах роль судов признается незаменимой и, зная подъемы и спады, в целом, безусловно, возрастает. Наряду с судами общей юрисдикции в большинстве стран создана специальная юстиция (трудовые суды, административные суды и др.), конституционные суды. В ряде стран юристы и политики стали даже говорить о превращении современного правового государства в «государство судей», что одновременно подчеркивает высокую юридизацию общественных отношений и межличностных связей, порождающих судебные споры. Судебная власть, конечно, не может рассматриваться как самостоятельный генератор идей социального прогресса, ибо она по природе своей достаточно консервативна и статична. Но те функции, которые она несет, помогают внедрению в жизнь идеалов и институтов демократии и свободы.

В Российской Федерации судебная власть еще не заняла подобающего ей места в общественной жизни. Граждане, воспитанные в своей массе в тоталитарный период, не имеют доверия к судебной власти с точки зрения ее приверженности законности и справедливости, не рассматривают суд как нелицеприятного защитника всех обиженных. К сожалению, этому настрою продолжает способствовать неукомплектованность судейского корпуса, коррупция, недостаточные финансирование судов и юридическая подготовка многих судей. Однако в устройстве ряда важных своих частей судебная власть все же обрела демократические направленность и формы, в целом способствуя становлению правового демократического государства и созданию надежной защиты прав и свобод граждан.

Место судебной власти в системе органов государственной власти Российской Федерации. Все конституции мира содержат разделы (главы) о судебной власти. Признание этой ветви власти самостоятельным предметом конституционного регулирования объясняется тем, что судебная власть является составной частью государственной власти. К тому же эта власть — власть, а не ординарная деятельность судебных органов — непосредственно воздействует на права и свободы человека, что требует конституционного установления ее пределов и принципов. Конституции обычно закрепляют гарантии прав граждан в их отношениях с судебной властью, организацию судебной системы и статус судей.

Смысл возведения этих вопросов на уровень конституционного регулирования состоит в необходимости исключить возможность судебного произвола по отношению к гражданам, закрепить гарантии правосудия, создать иерархическую структуру, способную обеспечить возможность обжалования судебных решений и приговоров, а также гарантировать независимость и высокий статус деятелей юстиции.

В Конституции РФ термин «судебная власть» раскрывается через ряд положений, охватывающих как организацию судебной системы, так и принципы деятельности судов. Наряду с этим термином в Конституции РФ употребляется термин «правосудие», которым обозначается содержание судебной деятельности, если она соответствует всем требованиям закона. Но следует иметь в виду, что в литературе оба термина нередко употребляются как идентичные.

Одна из статей главы «Судебная власть» посвящена прокуратуре, что может создать впечатление о вхождении прокуратуры в число органов, осуществляющих судебную власть. Но такое впечатление ошибочно, ибо прокуратура и суд абсолютно независимы друг от друга и являют собой системы с различными функциями, хотя прокуратура оказывает существенное содействие осуществлению судебной власти. Включение статьи о прокуратуре в главу о судебной власти следует объяснить скорее данью традиции.

Место судебной власти в системе органов государственной власти Российской Федерации в решающей степени определяется положением о разделении властей, закрепленным в ст. 10 и 11 Конституции РФ. Судебная власть признается как разновидность государственной власти наряду с законодательной и исполнительной, ее органы пользуются самостоятельностью. Эта самостоятельность судебной власти проявляется в независимости судей, которые подчиняются только Конституции РФ и закону.

В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны.

Судебная власть принадлежит не только высшим судебным инстанциям, но всем судам Российской Федерации. Они стоят в одном ряду с Президентом РФ, Федеральным Собранием, Правительством РФ, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации (ч. 1 ст. 11 Конституции РФ).

Принцип разделения властей не только распределяет функции государственной власти между тремя ветвями власти, но и устанавливает их самостоятельность и взаимную уравновешенность.

В этой системе суды связаны с законодательной и исполнительной властью обязанностью применять законы и другие нормативные правовые акты, а также в отношении назначения судей на их должности, но конституционно-судебная власть обладает возможностью фактической отмены законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, если они будут ею признаны неконституционными или в силу противоречия некоторых актов федеральным законам. Судебная власть полностью самостоятельна в вынесении судебных решений и приговоров, но их исполнение относится к обязанностям исполнительной власти. Возможность судебного обжалования гражданами действий (бездействия) должностных лиц и органов исполнительной власти позволяет судебной власти противостоять незаконным действиям этой власти. Функции и полномочия судебных органов, таким образом, служат своеобразным противовесом в отношении двух других ветвей власти, а в совокупности с ними образуют единую государственную власть.

Принцип разделения властей важен также для того, чтобы взаимный контроль и сбалансированность полномочий не привели к присвоению полномочий судебной власти какой-либо другой властью. Судить не вправе ни органы законодательной, ни органы исполнительной власти. Со своей стороны судебная власть не должна заниматься нормотворчеством, подменяя законодательные органы, вмешиваться в прерогативы исполнительной власти. Вместе с тем судебная практика, безусловно, влияет на направление законодательной деятельности, а также исправляет многие ошибки органов исполнительной власти; более того, своим толкованием права в процессе его применения суды выявляют подлинное содержание правовых норм, часто отличное от первоначальных целей.

Положение судебной власти в системе разделения властей начинает выглядеть внешне двусмысленным, когда встает вопрос об организации этой власти в субъектах РФ. Казалось бы, поскольку из смысла ст. 10 и 11 Конституции РФ вытекает распространение принципа разделения властей также на субъекты РФ, последние вправе самостоятельно образовывать собственные органы судебной власти, наряду с органами законодательной и исполнительной власти. С другой стороны, природа судебной власти, в отличие от двух других, такова, что она может функционировать только при существовании своеобразной вертикали судебных органов снизу доверху. И Конституция РФ отдает предпочтение как раз такому подходу. Данная проблема присуща многим федеративным государствам. В США, например, она решается с помощью дуализма (двойственности) судебной системы, когда на территории каждого субъекта федерации (штата) действуют одновременно федеральные суды, возглавляемые Верховным судом США, и суды данного штата, возглавляемые Верховным судом штата. При относительно четком и устоявшемся разделении юрисдикции между судами такая система в целом действует удовлетворительно.

Но в России судебный федерализм признается не соответствующим ее конкретным условиям, с чем, однако, не совсем согласны многие субъекты РФ, в свое время оказавшие определенное противодействие судебной реформе.

Начиная с 1990-х годов произошла значительная демократизация судебной системы. В разные годы были приняты Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», федеральные законы «Об исполнительном производстве» (в редакции от 3 ноября 2006 г.), «О судебных приставах» (в редакции от 22 августа 2004 г.), «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» (в редакции от 30 ноября 2004 г.), «О мировых судьях в Российской Федерации», «О финансировании судов Российской Федерации» (в редакции от 10 февраля 1999 г.), Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» (в редакции от 4 декабря 2006 г.), Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы и др. Судебная реформа при своем завершении должна обеспечить реализацию единых конституционных принципов правосудия и статуса судей, поднять престиж судебной власти, гарантировать ее независимость и высокий профессионализм.

Конституционно-правовые принципы организации судебной власти. Разрешением гражданских споров занимаются различные частные третейские (арбитражные) суды, административные комиссии и другие квазисудебные органы, создаваемые спорящими сторонами или действующие на постоянной основе. Но их деятельность не может называться правосудием, поскольку она осуществляется не от имени государства и вне установленных законом процессуальных правил. Конституция РФ закрепляет четкое правило: правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118). Следовательно, только суды, учреждаемые законом на основе Конституции, и привлекаемые в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представители народа (народные, арбитражные, присяжные заседатели) вправе рассматривать уголовные, гражданские и иные дела, выносить приговоры и решения, обеспеченные государственным принуждением.

Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 118) судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством четырех видов судопроизводства: конституционного, гражданского, административного и уголовного. Каждому из этих видов соответствует свой комплекс установленных законом процессуальных правил, закрепленных в кодексах и законах (Уголовно-процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс и др.).

Конституция РФ не содержит перечня конкретных судебных инстанций, а ограничивается закреплением общего правила о том, что судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и федеральным конституционным законом. Отсюда вытекает, что ни один суд, входящий в судебную систему РФ, не может быть учрежден каким-либо правовым актом, кроме федерального конституционного закона. Следовательно, не могут создавать особые судебные системы и субъекты РФ, поскольку это привело бы к нарушению единства судебной системы страны. Разумеется, на территориях субъектов РФ существуют судебные органы общей и арбитражной юрисдикции, но они строятся на единых принципах всей федеральной судебной системы и признании Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ высшими судебными инстанциями. Поэтому эти суды называются федеральными судами.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» закрепляет единство судебной системы, которая обеспечивается путем:

• установления судебной системы Российской Федерации

Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом;

• соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства;

• применения всеми судами Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов РФ;

• признания обязательности исполнения на всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу;

• законодательного закрепления единства статуса судей;

• финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета.

Закон устанавливает твердый порядок создания и упразднения судов. Так, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, созданные в соответствии с Конституцией РФ, могут быть упразднены только путем внесения поправок в Конституцию РФ. Другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом. Должности мировых судей и конституционные (уставные) суды субъектов РФ создаются и упраздняются законами субъектов РФ. Никакой суд не может быть упразднен, если отнесенные к его ведению вопросы осуществления правосудия не были одновременно переданы в юрисдикцию другого суда.

В настоящее время судебная система РФ состоит из следующих судов:

1) конституционная юстиция. Она включает Конституционный Суд РФ, а также конституционные и уставные суды в субъектах РФ, которые, однако, не составляют единой системы с федеральным Конституционным Судом;

2) суды общей юрисдикции. Они включают Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды автономной области и автономных округов, городские суды Москвы и Санкт-Петербурга, районные суды, а также военные суды (в гарнизонах, армиях, флотилиях и т. д.). Они осуществляют правосудие по уголовным, гражданским делам и делам, возникающим из административных правонарушений. Судьями общей юрисдикции субъектов РФ являются мировые судьи, которые в пределах своей компетенции рассматривают гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Полномочия и порядок деятельности мирового судьи устанавливаются федеральным законом и законом субъекта РФ;

3) арбитражные суды. В эту систему входят Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды республик и других субъектов РФ. Арбитражные суды осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения ряда иных дел.

Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» допускает создание специализированных федеральных судов по рассмотрению гражданских и административных дел (имеются в виду трудовые, налоговые и др.), но только путем внесения изменений и дополнений в данный закон, чего, однако, пока не сделано.

В Конституции РФ установлен строгий запрет на создание чрезвычайных судов. Это означает, что ни при каких, даже самых экстремальных условиях (военное или чрезвычайное положение и проч.) не могут появиться на свет какие-либо временные псевдосуды или трибуналы, выпадающие из конституционно обусловленной судебной системы и действующие без процессуальных гарантий, присущих демократическому правосудию. Следует иметь в виду, что такими судами не являются существующие ныне военные суды, которые являются частью федеральной судебной системы и рассматривают дела о преступлениях военнослужащих и лиц, приравненных к ним по закону.

Возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом самым непосредственным образом связана с порядком финансирования судов.

Здесь есть определенная опасность, которая состоит в том, что если бы обязанность финансового обеспечения судов (заработная плата судей, приобретение оргтехники, строительство и ремонт зданий и т. д.) взяли на себя субъекты РФ, то суды неизбежно попали бы под местное влияние и утратили свою самостоятельность. Чтобы этого не произошло, а суды действительно являлись звеньями единой федеральной судебной системы, Конституция РФ установила, что финансирование судов производится только из федерального бюджета (ст. 124). Это подтверждено и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», ст. 33 (ч. 5) которого устанавливает, что размер бюджетных средств, выделенных на финансирование судов в текущем финансовом году или подлежащих выделению на очередной финансовый год, может быть уменьшен лишь с согласия Всероссийского съезда судей или Совета судей РФ.

В 1998 году Федеральным Собранием был принят Федеральный закон о федеральном бюджете, который (ст. 102) позволял Правительству РФ самостоятельно сокращать расходы на судебную систему, и эти расходы были действительно сокращены на 26%. Рассматривая дело по запросу Верховного Суда РФ, Конституционный Суд РФ в постановлении от 17 июля 1998 года отметил следующее. Сокращая расходы федерального бюджета на финансирование судебной системы, Правительство РФ и Министерство финансов РФ не обеспечивают полное и независимое осуществление правосудия, нормальное функционирование судебной власти, что снижает доверие граждан к государственной власти, в конечном счете ставит под угрозу гарантированное Конституцией право человека и гражданина на судебную защиту. Конституционный Суд РФ признал указанное положение Федерального закона не соответствующим Конституции, поскольку оно позволяет Правительству сокращать расходы федерального бюджета на судебную систему без учета конституционных гарантий ее финансирования. Правительству было предписано обеспечить финансирование судов в соответствии с требованиями ст. 124 Конституции РФ и ст. 33 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации». Федеральному Собранию было предписано в законодательном порядке утвердить нормативы финансирования судов, обеспечивающие требования Конституции РФ и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

Высокий статус судов подчеркивается установленными законом символами судебной власти. На здании каждого суда устанавливается Государственный флаг РФ, а в зале заседаний помещаются изображение Государственного герба РФ и Государственный флаг РФ. При осуществлении правосудия судьи облачаются в мантии.

Конституционно-правовые основы судебного процесса. Судебная власть, как никакая другая, осуществляется в строгих процессуальных формах. Эти формы выражают собой важные гарантии свободы человека, а потому требуют конституционного закрепления своих основ. Основные из этих гарантий закреплены в ст. 46—1 Конституции РФ (презумпция невиновности, запрет повторного осуждения, право на пересмотр приговоров и др.).

В то же время ряд основополагающих принципов судопроизводства, по существу также являющихся демократическими гарантиями для граждан, закреплены в ст. 123 Конституции РФ. Это универсальные, общепризнанные во всем мире принципы, зафиксированные в Международном пакте о гражданских и политических правах.

1. Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Принцип гласности (публичности) разбирательства закреплен во всех процессуальных кодексах (гражданском, уголовном, административном, арбитражном), он допускает исключения только в тех случаях, когда этого требует государственная или коммерческая тайна. Закрытое судебное разбирательство возможно также при разбирательстве дел, связанных с половыми преступлениями, преступлениями лиц, не достигших 16-летнего возраста, и для предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц. Есть ограничения гласности и для некоторых гражданских дел (тайна усыновления, опека над детьми). Закрытое разбирательство не означает какого-либо ослабления процессуальных гарантий или отступления от общих правил судопроизводства, оно только закрывает доступ в зал суда для публики и средств массовой информации. Но приговоры и решения оглашаются в открытом заседании суда.

2. Заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. На такие случаи указывает Уголовно-процессуальный кодекс РФ: отсутствие подсудимого в пределах страны и его уклонение от явки в суд, ходатайство подсудимого о разбирательстве дела в его отсутствие, когда не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

3. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Эта конституционная норма ставит в равное положение все стороны в процессе (в гражданском это истец и ответчик, в уголовном — подсудимый, прокурор и защитник, в конституционном — орган, оспаривающий конституционность нормативного акта, и орган, издавший этот акт).

Своим острием она направлена против чрезмерной роли прокурора в уголовном процессе, что было свойственно процессу в тоталитарный период; это подрывало независимость суда и право граждан на защиту, придавая правосудию обвинительный уклон.

Конституционное положение о неприкосновенности судьи, закрепляющее один из существенных элементов статуса судьи и важнейшую гарантию его профессиональной деятельности, направлено на обеспечение основ конституционного строя, связанных с разделением властей, самостоятельностью и независимостью судебной власти. Судейская неприкосновенность является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего интересов правосудия. Следует также учитывать особый режим судейской работы, повышенный профессиональный риск, наличие различных процессуальных и организационных средств контроля за законностью действий и решений судьи.

4. В случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей.

Эта норма фактически дублирует ч. 2 ст. 47 Конституции РФ.

В Уголовно-процессуальном кодексе указаны наиболее тяжкие и опасные преступления, по которым дела могут быть рассмотрены судом присяжных. Это измена Родине, террористический акт, призывы к насильственному изменению конституционного строя, бандитизм и ряд других. По этим составам преступления предусмотрены суровые наказания, что порождает необходимость усиления гарантий защиты обвиняемых. Суд присяжных образуется при краевом, областном и городском суде в количестве двенадцати заседателей и одного судьи, он комплектуется администрацией края, области и города из числа избирателей. Особенности рассмотрения дела этой формой правосудия подробно регламентируются законом.



1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница