Марат Викторович Баглай Конституционное право



Скачать 10.53 Mb.
страница12/39
Дата01.05.2016
Размер10.53 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39
§ 4. Право на частную жизнь

Частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других. Это своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность его «среды обитания». Презюмируется, что тайна в данном случае вовсе не прикрывает какую-то антиобщественную или противоправную деятельность. Она отражает естественное стремление каждого человека иметь собственный мир интимных и деловых интересов, скрытый от чужих глаз. Социалистическое общество пыталось отвергнуть признание права человека на частную жизнь, что вылилось в издевательские формы коллективных обсуждений личной жизни, изощренные методы слежки и подслушивания, распространение порочащей человека информации о его интимной жизни и т. д.

Однако гражданское общество понимает, что злоупотребление тайной частной жизни может носить антиобщественный и противоправный характер. В этом случае общество исходит из того, что вмешательство в частную жизнь с целью выявления противоправных действий того или иного лица должно происходить только на основе закона при наличии веских, опять же признанных законом оснований для подозрения или обвинения данного лица в совершении преступления, т. е. при возбуждении уголовного дела. Вне этого частная жизнь неприкосновенна.

Институт неприкосновенности частной жизни включает много разнообразных гарантий, которые содержатся в различных статьях Конституции, а специально — в ст. 23 и 24. Рассмотрим их.

1. Устанавливается право человека на личную и семейную тайну, на защиту своей чести и доброго имени. Ни от кого нельзя требовать сведений, касающихся происхождения или деловой активности родственников, интимных связей, источников финансового состояния семьи и т. д. Если честь и доброе имя человека подвергаются унижению или оскорблению, он вправе потребовать через суд наказания или компенсации за моральный ущерб, что предусматривается Уголовным кодексом. Если клеветнические и порочащие человека сведения публикуются в печати, суд вправе обязать тот же печатный орган опубликовать опровержение этих сведений.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Поэтому запрещаются перлюстрация (вскрытие) писем и других почтовых отправлений, подслушивание телефонных разговоров. Уголовный кодекс квалифицирует нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений граждан как уголовное преступление. Обыск, выемка, наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только на основаниях и в порядке, установленных Уголовно-процессуальным кодексом. Строго регламентирован законом и порядок прослушивания телефонных разговоров. Все эти ограничения права на тайну допускаются только на основании судебного решения, что призвано исключить произвол и злоупотребления должностных лиц правозащитных органов.

Федеральный закон «О связи» (в редакции от 9 февраля 2007 г.) гарантирует тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи. Установлено, что ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами. При этом операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи.

Осмотр почтовых отправлений лицами, не являющимися уполномоченными работниками оператора связи, вскрытие почтовых отправлений, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемыми по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, осуществляются только на основании решения суда, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Сведения о передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи сообщениях, о почтовых отправлениях и почтовых переводах денежных средств, а также сами эти сообщения, почтовые отправления и переводимые денежные средства могут выдаваться только отправителям и получателям или их уполномоченным представителям, если иное не предусмотрено федеральными законами. Федеральный закон, в частности, предусматривает определенные ограничения ряда прав граждан в целях противодействия терроризму.

3. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Эта гарантия как бы ограничивает установленное Конституцией право каждого свободно искать и распространять информацию (ч. 4 ст. 29), но на самом деле противоречия между ними нет.

Ключевым элементом всей конструкции служит согласие или несогласие лица на распространение информации о нем. Естественно, например, что политик, артист, ученый не станет возражать против интервью с журналистом, в ходе которого собирается информация для публикации статьи в прессе. Но совсем другое дело, когда журналист собирает информацию, да еще компрометирующую, без ведома интересующего его лица и публикует статью без его согласия. В этом случае Конституция нарушена.

Данная гарантия воспрещает государственным и коммерческим организациям собирать и даже хранить досье с компрометирующими то или иное лицо материалами.

Закон запрещает нарушать профессиональную тайну о личной жизни, которой обладают врачи, судьи, следователи, нотариусы.

Специально охраняется тайна исповеди — священник не подлежит уголовной ответственности за недонесение о преступлении, ставшем ему известным на исповеди.

Для защиты многих личных прав очень важны гарантии при обработке персональных данных. Россия ратифицировала Конвенцию Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных (Федеральный закон от 19 декабря 2005 г.), но с рядом оговорок. В частности, указано на возможность ограничения права граждан на доступ к персональным данным о себе в целях защиты безопасности государства и общественного порядка.

Целям защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны служит Федеральный закон «О персональных данных» от 27 июля 2006 г. Закон устанавливает условия, при которых государственные органы и физические лица ведут обработку персональных данных о человеке (его семейном, социальном, имущественном положении, образовании, доходах и другой информации). Только в установленных Законом случаях обработка может вестись без согласия самого физического лица, которому предоставлен ряд гарантий защиты его прав.

Порядок использования персональных данных государственных гражданских служащих регулируется Положением, утвержденным Указом Президента РФ от 30 мая 2005 г.

Согласно закону (ст. 139 ГК РФ) охраняется служебная и коммерческая тайна, когда информация имеет действительную или потенциальную ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Следовательно, право определять объем сведений, составляющих тайну, принадлежит самому человеку, а то, что не может быть предметом тайны, определяется только законом и иными правовыми актами. Служебная и коммерческая тайна охраняется законом, а тот, кто незаконными способами получает информацию, обязан возместить причиненные убытки.

Законом о банках и банковской деятельности предусмотрено также право вкладчика на тайну вклада, которую обязаны гарантировать банки. Разглашение сведений, если это не разрешается законом, ведет к ответственности соответствующих должностных лиц. Эти гарантии имеют большое значение для охраны частных интересов граждан в условиях развития рыночного хозяйства, увеличения числа частных предприятий, учреждений и банков.

4. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Следовательно, любое лицо вправе обратиться с требованием в государственное, общественное или частное учреждение, например, для получения сведений об экологической безопасности в зоне проживания или о наличии фонда заработной платы на предприятии. К сожалению, процедура осуществления этой гарантии и порядок применения судебного контроля пока законом не разработаны (это касается всех гарантий права на частную жизнь), в результате чего конституционные нормы как бы повисают в воздухе: введенный Конституцией РФ судебный контроль еще не действует из-за отсутствия закона, а старый порядок (прокурорский) ею же отвергнут.

Из конституционной нормы вытекает, что определенные документы и материалы не подлежат разглашению. Здесь речь идет о государственной тайне и других формах закрытости, но только в том случае, если это предусмотрено законом и другими соответствующими правовыми актами.

§ 5. Неприкосновенность жилища

По существу, это составная часть права на частную жизнь, являющаяся также непременным элементом личной свободы и достоинства человека. «Мой дом — моя крепость» —гласит английская поговорка, утверждающая право человека делать в своем доме или квартире все, что ему заблагорассудится. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе, как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Жилищный кодекс РФ от 29 декабря 2004 г. указывает на возможность проникновения в жилище без согласия проживающих в нем лиц только в целях спасения жизни граждан и имущества, обеспечения личной или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо происшедшего несчастного случая.

Законами, регулирующими вторжение в жилище, в частности, являются Уголовно-процессуальный кодекс, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», Федеральный закон «О милиции». Суд должен рассматривать материалы о проникновении в жилище в оперативно-розыскных целях незамедлительно. Работники милиции вправе входить в жилые помещения и осматривать их в указанных в Законе случаях, но во всех случаях требуется уведомить прокурора в течение 24 часов. Правом беспрепятственного входа в жилище обладают в случае пожара пожарные. Уголовно-процессуальный кодекс подробно регламентирует порядок обысков и выемок в ходе следствия по уголовному делу.

Правом на охрану жилища обладают лица, являющиеся его собственниками, законными арендаторами или проживающие по договору найма. При этом жилищем признается и место временного пребывания (гостиница, дом-интернат, общежитие, пансионат). Неприкосновенность распространяется на личные вещи и бумаги, что исключает незаконные обыски и выемки документов.

Но в жилище могут вселяться люди, имеющие на это право, — такие действия не являются нарушением его неприкосновенности даже в случаях несогласия остальных проживающих.

Гарантии против незаконного вторжения и обысков со стороны правоохранительных органов — основное содержание неприкосновенности жилища. Пострадавшие от незаконного вторжения вправе обращаться в суд с требованием возмещения ущерба и наказания виновных должностных лиц. Нарушение неприкосновенности жилища является преступлением.

§ 6. Национальная принадлежность

Комплекс прав, связанных с национальностью, отражает специфику многонациональной России, в которой живет много этнически смешанного населения. Во многих зарубежных странах (США, Франция, ФРГ) национальность давно утратила юридическое значение, и все граждане именуются общим словом («американец», «француз», «немец»). Но в России принадлежность к определенной нации до недавнего времени служила основанием дискриминации и в то же время рассматривалась как привилегия и гордость каждого человека, хотя большое число людей затруднялись определить свою национальность, так как родились в смешанном браке.

Конституция России устанавливает, что каждый вправе определять и указывать свою национальность и никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальности. Данные правила не влекут за собой никаких юридических последствий, поскольку по российскому праву никто не может пользоваться привилегиями, равно как подвергаться дискриминации по национальному признаку. Поэтому трудно предположить, что данная гарантия будет иметь значение для большого числа людей, тем более что национальность всегда указывалась в паспорте и разного рода анкетах со слов заявителя, а в новом паспорте гражданина РФ соответствующей графы вообще нет.

Однако следует учитывать, что в силу действия в ряде зарубежных стран (ФРГ, Израиль, Канада) иммиграционного законодательства принадлежность к определенной национальности (немцы, евреи, украинцы) открывает возможность беспрепятственной эмиграции в эти страны. Кроме того, принадлежность к конкретному народу все же важна для человека с точки зрения его участия в развитии национальной культуры и внутреннего ощущения своих исторических истоков.

Гораздо существеннее связанное с национальностью право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества. На стадии утверждения суверенитета России и прав субъектов Федерации в ряде регионов с компактным национальным составом этот вопрос вызвал острые дискуссии и даже конфликты. Данное право следует рассматривать в комплексе с вопросами федеративного устройства и с правами, установленными ст. 68 Конституции (признание права республик устанавливать свои государственные языки и права всех народов на сохранение родного языка).

В Российской Федерации эти конституционные нормы реализуются через Закон РФ «О языках народов Российской Федерации» (в редакции от 11 декабря 2002 г.). Российская Федерация гарантирует всем ее народам независимо от их численности равные права на сохранение и всестороннее развитие родного языка, свободу выбора и использование языка общения. Каждому гарантируется право на использование родного языка, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества независимо от его происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания. Указанный Закон установил, что алфавиты государственного языка и языков республик строятся на графической основе кириллицы; это положение было поддержано Конституционным Судом РФ в постановлении от 16 ноября 2004 г.

В Российской Федерации недопустимы пропаганда вражды и пренебрежения к любому языку, создание противоречащих конституционно установленным принципам национальной политики препятствий, ограничений и привилегий в использовании языков, иные нарушения законодательства Российской Федерации о языках народов Российской Федерации. Субъекты РФ вправе принимать законы и иные нормативные правовые акты о защите прав граждан на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества. Пользование законными правами не зависит от знания человеком того или иного языка. Устанавливается ответственность за отказ в обслуживании граждан в сфере услуг и коммерческой деятельности под предлогом незнания языка. Гражданам России предоставлено право обращаться в государственные органы страны на родном языке или на любом другом языке народов России, которым они владеют. Аналогичное право касается участия в судопроизводстве. Защите национальных интересов граждан РФ в деле развития культуры, языка и т. д. способствует Федеральный закон «О национально-культурной автономии» (в редакции от 30 ноября 2005 г.).

§ 7. Свобода передвижений и места жительства

Право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства принадлежит каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации. Следовательно, этого права лишены лица, проникшие в страну в нарушение визового режима или законодательства о въезде. Закрепляя это право, государство тем самым признает территорию страны принадлежащей самим гражданам, которые в соответствии со своими интересами и без всяких пропусков могут переезжать из одной местности в другую и определять себе место жительства.

Более подробно эти вопросы регулируются Законом РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (в редакции от 18 июля 2006 г.).

Закон ограничивает свободу передвижения в определенных районах (в пограничной полосе, закрытых военных городках, закрытых административно-территориальных образованиях, зонах экологического бедствия, на территориях, где введены особые условия и режимы проживания в связи с опасностью инфекционных или массовых инфекционных заболеваний и отравлений людей, чрезвычайное или военное положение). Следовательно, за пределами таких районов никакие ограничения свободы передвижения любым видом транспорта или пешком не допускаются.

Закон РФ «О закрытом административно-территориальном образовании» (в редакции от 10 января 2006 г.) закрепил особый режим безопасного функционирования предприятий и объектов в закрытом административно-территориальном образовании, предусмотрев ограничения на въезд и постоянное проживание граждан на его территории; порядок обеспечения особого режима конкретного закрытого административно-территориального образования принимается Правительством РФ. Пропускной режим, то есть въезд и выезд, определяется органами местного самоуправления совместно с руководителями предприятий и органами ФСБ. Конституционный Суд РФ определил (25 декабря 2003 г.), что отказ во въезде может быть обжалован в судебном порядке.

Законом вводятся ограничения на создание и деятельность на территориях этих образований организаций, учредителями которых являются иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные некоммерческие неправительственные организации, отделения иностранных некоммерческих неправительственных организаций, организации с иностранными инвестициями.

Реализации права на выбор места жительства сопутствует определенный порядок. Закон устанавливает обязанность гражданина, прибывающего на новое место жительства, в течение семи дней зарегистрироваться в органах внутренних дел. Отказ гражданину в регистрации может быть обжалован в судебном порядке. При этом регистрация не тождественна прописке, которая все еще сохраняется во многих городах и является прямым нарушением конституционной свободы выбора места жительства.

Конституционный Суд РФ постановлением от 25 апреля 1995 г. по делу Л.Н. Ситаловой отметил, что заключением Комитета конституционного надзора СССР от 11 октября 1991 г. нормативные акты о прописке признаны недействующими, что означает и лишение их силы в Российской Федерации. Законность основанных на таких актах действий и решений правоприменительных органов проверяется судами общей юрисдикции, которые, согласно ч. 2 ст. 12 Конституции РФ, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, должны принимать решение в соответствии с законом. Суд также указал, что регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан (ст. 3 Закона), в том числе права на жилище.

Порядок регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах России установлен Правилами, которые утверждены постановлением Правительства РФ (в редакции от 24 декабря 2004 г.).

Граждане, прибывшие для временного проживания в жилых помещениях, не являющихся их местом жительства, на срок свыше 90 дней, обязаны по истечении этого срока обратиться к должностным лицам, ответственным за регистрацию, и представить: документ, удостоверяющий личность; заявление установленной формы о регистрации по месту пребывания.

На практике в ряде регионов Российской Федерации получила развитие регистрация гражданина по месту жительства при условии уплаты им установленного сбора, что является нарушением конституционного права на свободный выбор места жительства.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 4 апреля 1996 г. отметил следующее.

Право на выбор места жительства составляет часть свободы самоопределения личности. Органы государственной власти управомочены лишь на регистрацию результата акта свободного волеизъявления гражданина при выборе места жительства. Именно поэтому регистрационный учет не может носить разрешительного характера и служить основанием для ограничения права гражданина на выбор места жительства.

Установленные нормативными актами Правительства Москвы, Правительства Московской области и Главы администрации Московской области положения об уплате сбора и представлении квитанций о его уплате как условии для регистрации гражданина противоречат Закону РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и Правилам регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и фактически устанавливают совершенно иной — разрешительный — правовой режим регистрации граждан, который не соответствует основному праву каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно выбирать место жительства. Отказ в регистрации на основании оспариваемых актов, кроме того, носит характер санкции за неуплату установленного сбора.

Реализация конституционного права на выбор места жительства не может ставиться в зависимость от уплаты или неуплаты каких-либо налогов и сборов, поскольку основные права граждан Российской Федерации гарантируются Конституцией РФ без каких-либо условий фискального характера. Таким образом, отказ в регистрации в связи с невыполнением гражданином обязанностей по уплате налогов и иных сборов противоречит Конституции РФ (ст. 27).

Вопрос о природе правил регистрации, предусмотренных в указанном постановлении Правительства РФ, рассматривался Конституционным Судом РФ.

В постановлении от 2 февраля 1998 г. Конституционный Суд отметил, что регистрация в том смысле, в каком это не противоречит Конституции РФ, является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. Установление иных, кроме прямо указанных в федеральном законе, оснований для введения разрешительного порядка регистрации является нарушением требований Конституции РФ и федерального закона. Отступление от запрета расширять этот перечень в подзаконных актах, в том числе в актах Правительства РФ, означает недопустимую легализацию разрешительного порядка регистрации граждан.

Закон РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» возложил на Правительство РФ обязанность утвердить Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации.

Исходя из буквального толкования данной нормы, законодатель уполномочил Правительство РФ разработать только порядок регистрации и снятия граждан с регистрационного учета, не предоставив ему права на установление оснований отказа в регистрации. Такие основания отсутствуют и в самом Законе. В нем исчерпывающе сформулированы лишь условия, при которых допускаются ограничения прав граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации. Следовательно, Правительство РФ при утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации вышло за пределы полномочий, предоставленных ему Конституцией РФ и федеральными законами, чем нарушило ст. 115 Конституции.

В соответствии с п. 10 Правил регистрация граждан по месту пребывания осуществляется на срок не более шести месяцев, и лишь в исключительных случаях этот срок может быть продлен органом регистрационного учета. Тем самым срок временного пребывания поставлен в зависимость не от волеизъявления гражданина, а от усмотрения органов регистрационного учета (органов внутренних дел или местной администрации). Его введение не может быть оправдано и ссылкой на ст. 680 ГК РФ, поскольку, закрепляя шестимесячный срок временного проживания, она определяет правовой статус только временных жильцов по договору найма, и, кроме того, в ГК РФ наряду с этим предусмотрены и более длительные сроки для таких договоров.

Установление срока, по истечении которого гражданин обязан покинуть место пребывания, является вмешательством органов исполнительной власти и других органов регистрационного учета в гражданские, жилищные и иные правоотношения, складывающиеся на основе согласия сторон, и ограничивает конституционное право граждан на свободу выбора места пребывания и жительства. Срок нахождения в том или ином месте временного пребывания должен определяться самим гражданином. Его установление государством недопустимо, поскольку означает ограничение свободы волеизъявления при выборе места пребывания. При этом определение гражданином места своего пребывания и срока нахождения в нем не обязательно связано с наличием соответствующего жилого помещения в качестве 230 Раздел IV. Права и свободы человека и гражданина места пребывания. Конституционный Суд РФ постановил: признать соответствующие пункты Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 года, не соответствующими Конституции РФ.

Важное значение имеет закрепление в Конституции права каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации и беспрепятственно возвращаться. Такое положение согласуется с содержащимися в п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах и других международных актах установлениями о праве каждого человека покидать любую страну, включая свою собственную, и об отсутствии у него какой-либо обязанности возвращаться в эту страну.

Порядок реализации этого права установлен Федеральным законом «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (в редакции от 10 января 2007 г.). Гражданин РФ не может быть ограничен в праве на выезд из Российской Федерации иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренном этим Федеральным законом. Он не может быть лишен права на въезд в Российскую Федерацию, а выезд из Российской Федерации не влечет для него, его супруга или близких родственников каких-либо ограничений прав, гарантированных законодательством Российской Федерации и международными обязательствами Российской Федерации. Порядок пересечения Государственной границы РФ при осуществлении выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию регулируется Законом РФ «О Государственной границе Российской Федерации» и указанным Федеральным законом.

Основными документами, удостоверяющими личность гражданина РФ, по которым граждане осуществляют выезд из Российской Федерации и въезд в Российскую Федерацию, признаются:

• паспорт;

• дипломатический паспорт;

• служебный паспорт;

• паспорт моряка (удостоверение личности моряка).

Паспорт выдается гражданину РФ по его письменному заявлению, поданному лично или через его законного представителя, органом внутренних дел по месту жительства, Министерством иностранных дел РФ на территории Российской Федерации, а также дипломатическим представительством или консульским учреждением Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации. Федеральным законом от 18 июля 1998 г. установлено, что гражданам, находящимся на военной службе, деятельность которых связана с выполнением функций и задач за пределами Российской Федерации, паспорт выдается соответствующим федеральным органом исполнительной власти.

Паспорт оформляется соответствующим государственным органом в срок не более одного месяца со дня подачи заявления и выдается сроком на пять лет. При наличии документально подтвержденных обстоятельств, связанных с необходимостью экстренного лечения, тяжелой болезнью или смертью близкого родственника и требующих выезда из Российской Федерации, срок оформления паспорта не должен превышать трех рабочих дней со дня подачи заявления.

Закон строго регламентирует основания для отказа в выдаче заграничного паспорта. В первую очередь эти основания связаны с государственной тайной. Так, право на выезд может быть временно ограничено в случаях, если гражданин при допуске к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с Законом РФ «О государственной тайне», заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, при условии, что срок ограничения не может превышать пять лет со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, — до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в соответствии с федеральным законом.

В случае, если имеется заключение Межведомственной комиссии по защите государственной тайны о том, что сведения особой важности или совершенно секретные сведения, о которых гражданин был осведомлен на день подачи заявления о выезде из Российской Федерации, сохраняют соответствующую степень секретности, то указанный в трудовом договоре (контракте) срок ограничения права на выезд из Российской Федерации может быть продлен Межведомственной комиссией, образуемой Правительством РФ. При этом срок ограничения права на выезд не должен превышать в общей сложности десять лет, включая срок ограничения, установленный трудовым договором (контрактом), 232 Раздел IV. Права и свободы человека и гражданина со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой

важности или совершенно секретными сведениями.

По другим основаниям право на выезд временно ограничивается, если гражданин:

• призван на военную службу или направлен на альтернативную гражданскую службу, до окончания военной службы или альтернативной гражданской службы;

• задержан по подозрению в совершении преступления либо привлечен в качестве обвиняемого, до вынесения решения по делу или вступления в законную силу приговора суда;

• осужден за совершение преступления, до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания;

• уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами;

• сообщил о себе заведомо ложные сведения при оформлении документов для выезда из Российской Федерации, до решения вопроса в срок не более одного месяца органом, оформляющим такие документы.

Во всех случаях временного ограничения права на выезд из Российской Федерации орган внутренних дел выдает гражданину уведомление, в котором указываются основание и срок ограничения, дата и регистрационный номер решения об ограничении, полное наименование и юридический адрес организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права данного гражданина на выезд из России.

Решения об ограничении права на выезд из Российской Федерации граждан, осведомленных о сведениях особой важности или совершенно секретных сведениях, отнесенных к государственной тайне, а также граждан, допущенных к таким сведениям до вступления в силу настоящего Федерального закона, обжалуются гражданами в Межведомственную комиссию, образуемую Правительством РФ, которая обязана рассмотреть жалобу и дать ответ не позднее чем в трехмесячный срок. Отказ гражданину в праве на выезд из Российской Федерации может быть обжалован в суд.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 1998 г. в связи с тяжбой А.Я. Аванова Указом Президента РФ от 4 мая 1998 г. установлено, что на территории Российской Федерации гражданину РФ, не имеющему подтвержденного регистрацией места жительства или места пребывания либо имеющему место жительства за пределами Российской Федерации, оформление и выдача паспорта, удостоверяющего его личность за пределами страны, производится по заявлению этого гражданина органом внутренних дел по месту его фактического проживания на территории Российской Федерации.

Согласно Федеральному закону «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» не рассматривается как выезд из Российской Федерации в течение срока действия у лица визы следование с одной части территории РФ на другую через территорию иностранного государства в режиме транзитного проезда.

Существенной стороной права на выезд из Российской Федерации является право граждан беспрепятственно возвращаться в нее. Для лиц, имеющих российское гражданство, не требуется каких-либо въездных виз или разрешений. В случае утраты паспорта вне пределов Российской Федерации въезд осуществляется на основании свидетельства (постановление Правительства РФ в редакции от 24 апреля 2003 г.). Этим же постановлением утверждено Положение об оформлении приглашения в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства.

На протяжении всего тоталитарного периода и даже в начале 1990-х гг. в Российской Федерации действовала норма Уголовного кодекса, согласно которой «бегство за границу» или отказ возвратиться из-за границы квалифицировались как измена Родине, т. е. как деяние, умышленно совершенное гражданином в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 20 декабря 1995 г. по делу В. А. Смирнова признал эту норму неконституционной. Суд отметил, что ограничения права свободно выезжать за пределы Российской Федерации, как и любого иного конституционного права, допустимы в строго определенных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ целях.

Эти ограничения не могут толковаться расширительно, не должны приводить к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами Российской Федерации, и влечь уголовную ответственность за бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы, квалифицируемые в соответствии с УК РСФСР как измена Родине. Предусмотренное данной нормой деяние в силу Конституции РФ, а также международных договоров с участием Российской Федерации не может рассматриваться как преступление, посягающее на оборону, суверенитет, территориальную неприкосновенность, государственную безопасность или обороноспособность, служить самостоятельным основанием для уголовной ответственности за измену Родине.

В Уголовном кодексе РФ, вступившем в силу с 1 января 1997 г., данный состав преступления исключен.



§ 8. Свобода совести и вероисповедания

Под свободой совести понимается право человека как верить в Бога в соответствии с учением той или иной свободно выбранной им религии, так и быть атеистом, то есть не верить в Бога. Эта свобода особенно важна в государствах, в которых признана государственная религия и, следовательно, существует определенное давление на человека с целью заставить его принять эту религию. В государствах без государственной религии свобода служит защитой для атеистов, а в тоталитарных атеистических государствах ею прикрывались официальная антирелигиозная пропаганда и гонения на церковь.

Свобода вероисповедания означает право человека на выбор религиозного учения и беспрепятственное отправление культов и обрядов в соответствии с этим учением. Эта свобода, таким образом, по своему содержанию уже первой. В субъективном смысле, то есть как право человека, равнозначным является понятие свободы религии, но оно еще означает и право на существование всех религий и возможность каждой из них беспрепятственно проповедовать вероучение. Однако в обиходе очень часто все указанные термины употребляются как идентичные.

Международный пакт о гражданских и политических правах свободу совести и религии соединяет со свободой мысли, включая в нее «свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнении религиозных и ритуальных обрядов и учений. Никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору» (ст. 18).

Конституция РФ провозглашает: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» (ст. 28). Такая формулировка в значительной мере повторяет подходы, свойственные приведенной статье Международного пакта. Но в ней в завуалированном виде закрепляется право не только на атеистические убеждения, но и на атеистическую пропаганду («распространять религиозные и иные убеждения»). С содержательной точки зрения следует признать бесполезным упоминание о праве «не исповедовать никакой» религии, поскольку это заложено в содержании свободы совести.

Следует помнить, что данная статья Конституции посвящена только правам человека в области религии, что же касается правового положения самих религиозных объединений, их равенства перед законом, то основанием этого служит ст. 14 Конституции.

Свобода совести и вероисповедания регламентируется Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях». Так, конкретизированы гарантии свободы вероисповедания, для чего, в частности, запрещено обязывать человека сообщать о своем отношении к религии. Хотя верующие обычно этого не стесняются, но принадлежность к религии может послужить в некоторых случаях поводом для их дискриминации со стороны отдельных бюрократов или грубых атеистов. Весьма важно признание тайны исповеди — ни при каких обстоятельствах от священнослужителя нельзя потребовать сведений, которые стали ему известны на исповеди. Гражданин РФ, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Закон запрещает установление преимуществ, ограничений или иных форм дискриминации в зависимости от отношения к религии. Граждане РФ равны перед законом во всех областях жизни независимо от их религиозной принадлежности. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, умышленным оскорблением чувств граждан, пропагандой религиозного превосходства, повреждением имущества, преследуется в соответствии с законом. За религиозными объединениями закреплены права в области совершения религиозных обрядов и церемоний, производства и распространения религиозной литературы и предметов религиозного назначения, международных связей и т. д.

Религиозные организации подлежат государственной регистрации с учетом установленного специального порядка государственной регистрации религиозных организаций. Решение о государственной регистрации религиозной организации принимается федеральным органом исполнительной власти в области юстиции или его территориальным органом. Религиозная организация обязана информировать орган, принявший решение о ее государственной регистрации, об изменении сведений, представленных при регистрации.

Неоднократное непредставление религиозной организацией в установленный срок обновленных сведений, необходимых для внесения изменений в единый государственный реестр юридических лиц, является основанием для обращения органа, принявшего решение о государственной регистрации религиозной организации, в суд с требованием о признании данной организации прекратившей свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении ее из единого государственного реестра юридических лиц. Религиозная организация также обязана ежегодно информировать орган, принявший решение о ее государственной регистрации, о продолжении своей деятельности.

Законодательство преследует те религиозные объединения, деятельность которых сопряжена с причинением вреда здоровью граждан, с побуждением к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению противоправных действий. Речь идет о различных изуверских сектах и объединениях, все еще нелегально действующих в стране.

Деятельность религиозного объединения может быть приостановлена, религиозная организация может быть ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, может быть запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности».

Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 ноября 1999 г. отметил: «Из статьи 28 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 13 (ч. 4), 14, 19 (ч. 1 и 2) и 30 (ч. 1) следует, что свобода вероисповедания предполагает свободу создания религиозных объединений и свободу их деятельности на основе принципа юридического равенства, в силу чего федеральный законодатель, реализуя полномочия, вытекающие из ст. 71 (п. «в» и «о») и 76 Конституции Российской Федерации, вправе урегулировать гражданско-правовое положение религиозных объединений, в том числе условия признания религиозного объединения в качестве юридического лица, порядок его учреждения, создания, государственной регистрации, определить содержание правоспособности религиозных объединений.

При этом законодатель, учитывая исторически сложившийся в России многоконфессиональный уклад, обязан соблюдать положение ст. 17 (ч. 1) Конституции Российской Федерации о том, что в Российской Федерации гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Вводимые им меры, относящиеся к учреждению, созданию и регистрации религиозных организаций, не должны искажать само существо свободы вероисповедания, права на объединение и свободы деятельности общественных объединений, а возможные ограничения, затрагивающие эти и иные конституционные права, должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям.

В демократическом обществе с присущим ему религиозным плюрализмом подобного рода ограничения могут быть предусмотрены законом, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам, а именно сопровождается предложением материальных или социальных выгод с целью вербовки новых членов в церковь, неправомерным воздействием на людей, находящихся в нужде или в бедственном положении, психологическим давлением или угрозой применения насилия и т. п.».

Коренное изменение политики государства по отношению к религии, происшедшее в последние годы, возрождает духовные силы России. Церкви возвращают храмы, религиозные ценности, восстанавливаются религиозные учебные заведения. Тем самым создаются материальные условия для реализации гражданами одной из важнейших гражданских свобод — свободы вероисповедания. Указом Президента РФ «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий» от 14 марта 1996 г. осужден «многолетний террор, развязанный большевистским партийно-советским режимом в отношении священнослужителей и верующих всех конфессий».

Согласно Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» передача в собственность религиозным организациям для использования в функциональных целях культовых зданий и сооружений, а также иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно.

В то же время, как отметил Конституционный Суд РФ (определение от 23 мая 2006 г.) при передаче религиозным организациям находящегося в государственной или муниципальной собстенности имущества религиозного назначения должны обеспечиваться конституционные гарантии лицам, владеющим этим имуществом на законных основаниях, с тем чтобы соблюдался баланс прав и интересов религиозных организаций и владельцев имущества.

Что же касается статуса земельных участков, то Федеральным законом о внесении изменений в Земельный кодекс от 29 сентября 2004 г. религиозным организациям, имеющим в собственности здания, строения, сооружения, соответствующие земельные участки предоставляются в собственность бесплатно. Если же такие объекты принадлежат религиозным организациям на праве безвозмездного пользования, то и соответствующие земельные участки предоставляются им на праве безвозмездного пользования на срок пользования этими объектами.



§ 9. Свобода мысли и слова

Мысль — неотъемлемое свойство человека, основа его действий и поступков. «Я мыслю — значит, я существую», — писал великий французский философ Декарт. Мысль всегда свободна, это ее имманентное состояние. В этом отношении законодательного закрепления свободы мысли не требуется. Лишение мысли ее свободы — заветная цель всех тиранов, но эта цель в конечном счете неосуществима. Можно заставить человека говорить не то, что он думает, но заставить его думать или не думать по указке невозможно. Непонимание этой простой истины — главная причина краха всех тоталитарных режимов.

Иное дело — свобода слова. Известная тютчевская строка «мысль изреченная есть ложь» подчеркивает не более чем ограниченность всякого знания. На самом деле в слове заключен источник созидания. Библия утверждает, что Слово было в основе Божественного мироздания. Слово может быть и источником разрушения, через него проявляется инакомыслие — главная опасность любой тирании. «Мнение правит миром», — верно подметил идеолог Великой французской революции П. Гольбах.

У свободы слова общая судьба с демократией: когда уничтожают одну, то кончается и другая. Все демократические конституции мира закрепляют эту свободу, видя в ней основу для свободы печати, оппозиции, критики, инакомыслия и прав меньшинства. Эта свобода, как никакая другая, опасна в руках людей безответственных, разного рода карьеристов, демагогов и амбициозных политиков. Злоупотребление свободным и особенно печатным словом часто в истории многих стран подрывало общественные устои и вело к ликвидации самой свободы слова, как и свободы в целом.

Признание свободы слова требует и признания возможности ее ограничения — не только этического и культурного, но и юридического. Поэтому в Международном пакте о гражданских и политических правах прямо устанавливается необходимость на основе закона ограничить свободу слова для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

Конституция и законы большинства стран мира открыто ставят пределы свободе слова, указывая недопустимые цели ее использования. Нельзя, например, признать за выражение свободы слова «шуточные» крики о пожаре в переполненном темном зале кинотеатра, вызывающие панику, давку в дверях и гибель людей.

Так же далеки от свободы слова те, кто проповедует национальное или расовое превосходство и требует узаконения самосуда.

Даже если цели у произнесенного слова законные, то требуется еще моральная ответственность за это слово с тем, чтобы оно не обернулось против других людей и всего общества.

Содержание свободы слова весьма широкое. Это не только право говорить все что угодно, но и сумма убеждений, мнений, идей, выраженных как устно, так и печатного в произведениях изобразительного искусства, научных исследованиях, художественной литературе и музыке. Другими словами, это все то, что выражает мысль человека, его устремления и надежды.

Конституция РФ гарантирует свободу мысли и слова, но она же устанавливает, что не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Это целая программа негативного отношения к идеям, способным взорвать здание общественного согласия. В России эти нормы призваны противостоять коммунистической идеологии, делящей общество на «передовые» и «отсталые» классы, национализму и расизму, шовинизму и антисемитизму. Не совсем, правда, ясно, какие силы пропагандируют языковое превосходство — похоже, что таких сил в России нет, если не считать требований соблюдать право на использование родного языка, что, однако, никак нельзя трактовать как пропаганду превосходства.

Весьма важно положение, сформулированное в ч. 3 ст. 29 Конституции РФ: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них». По своему содержанию понятие «убеждения» шире, чем «мнения», это понятие охватывает устойчивую систему взглядов, основанную на определенном мировоззрении, но и мнение может значить очень много, ибо является частью убеждений. Для демократии главное, чтобы все могли, ничего не опасаясь, выражать свои убеждения и мнения, а убеждения и мнения меньшинства, или инакомыслящих, уважались.

Как уже отмечалось, многообразие проявлений свободы слова дает основание отнести ее в равной степени и к личным, и к политическим правам человека. Так произошло и со ст. 29 Конституции, первые три части которой трактуют эту свободу в личностном плане, а остальные две — в политическом. Эти аспекты свободы слова будут рассмотрены в следующей главе.



1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   39


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница