Марат Викторович Баглай Конституционное право



Скачать 10.53 Mb.
страница11/39
Дата01.05.2016
Размер10.53 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   39
Глава 11. Личные права и свободы

Эти права и свободы, именуемые также гражданскими, составляют первооснову правового статуса человека и гражданина.

Большинство из них носят абсолютный характер, то есть являются не только неотъемлемыми, но и не подлежащими ограничению.

Отсюда повышенный уровень гарантий и охраны этих прав и свобод, перечисленных в ст. 20—9 Конституции РФ.

Личные права человека принадлежат ему от рождения и составляют основу его статуса на протяжении всей жизни. К этим правам относится прежде всего право на жизнь и свободу, а также ряд прав и свобод, вытекающих из этого основного права (свобода мысли и вероисповедания, равенство, достоинство, личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, собственности, безопасность, сопротивление угнетению). Эти права выражают естественное состояние человека и его жизненные устремления, охрана которых составляет обязанность государства.

Идея неотчуждаемых (неотъемлемых, естественных) прав была выдвинута просветителями XVII—VIII веках в ходе борьбы против феодальных монархий. Впервые она была выражена в Декларации независимости США (1776 г.): «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью». Несколько позже Декларация прав человека и гражданина (Франция, 1789 г.) провозгласила: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». Обе эти декларации, сохраняющие конституционное значение в своих странах, оказали огромное воздействие на конституционное развитие во всем мире. Неотчуждаемые права легли в основу концепции прав человека, определившей содержание ряда важнейших документов ООН (Всеобщей декларации прав человека, международных пактов о правах человека и др.), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др. Конституция РФ (ч. 2 ст. 17) установила: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». Аналогичные нормы включены в конституции всех демократических государств.



§ 1. Право на жизнь

Это право провозглашается Конституцией РФ (ст. 20) и почти всеми конституциями стран мира как неотъемлемое право человека, охраняемое законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни. Такая норма закреплена всеми международно-правовыми актами о правах человека: Всеобщей декларацией прав человека (ст. 3), Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 6), Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (п. 1 ст. 2). Европейская конвенция, однако, допускает лишение жизни в результате «абсолютно необходимого применения силы: а) для защиты любого лица от противоправного насилия, b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях, с) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа» (ч. 2 ст. 2). Признание этого права означает, что государство должно реально применять законодательство, которое квалифицирует как преступление преднамеренные убийства, совершенные как частными лицами, так и сотрудниками государственных органов, действующими вне пределов их законных полномочий.

Во многих странах под углом зрения защиты права на жизнь рассматривается вопрос о защите абортов. Совет Европы (Европейская комиссия) указал, что признание за утробным плодом абсолютного права на жизнь противоречило бы содержанию и цели Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом было отмечено, что государство может налагать определенные ограничения на право на аборт, не нарушая этим права на частую жизнь беременной женщины, гарантируемого ст. 8 Конвенции. Европейская конвенция не декларирует начало жизни в момент зачатия, но некоторые государства, особенно те, которые находятся под влиянием католической церкви (Словакия, страны Латинской Америки), конституционно закрепили охрану жизни уже до рождения человека. Конвенция о защите прав человека не закрепляет также каких-либо запретов эвтаназии. Ряд государств (Великобритания, Дания) приняли законы, допускающие лишение жизни больного человека при определенных условиях. Но в России такого закона нет.

Федеральный закон «О временном запрете на клонирование человека» от 20 мая 2002 г. вводит временный (сроком на пять лет) запрет на клонирование человека, исходя из принципов уважения человека, признания ценности личности, необходимости зашиты прав и свобод человека и учитывая недостаточно изученные биологические и социальные последствия клонирования человека. Указывается, что с учетом перспективы использования имеющихся и разрабатываемых технологий клонирования организмов предусматривается возможность продления запрета на клонирование человека или его отмены по мере накопления научных знаний в данной области, определения моральных, социальных и этических норм при использовании технологий клонирования человека.



Клонирование человекасоздание человека, генетически идентичного другому живому или умершему человеку, путем переноса в лишенную ядра женскую половую клетку ядра соматической клетки человека.

Право на жизнь прежде всего предполагает проведение государством миролюбивой внешней политики, исключающей войны и конфликты. Ряд государств (Япония и др.) провозгласили в своих конституциях отказ от войны, а также от применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров.

Правовое государство обязано поддерживать обороноспособность страны на случай любых посягательств, но строго регламентирует использование регулярной армии на своей территории и за рубежом, поскольку это ведет к гибели как мирного населения, так и личного состава. Однако подобного рода гарантий права на жизнь в Конституции РФ нет.

В мирных условиях гарантии этого права не сводятся к запрещению убийства — это безоговорочно закрепляется уголовным кодексом каждой страны. Государство обязано организовать эффективную борьбу с преступностью, и особенно с террористическими акциями. Гарантиями права на жизнь служат системы здравоохранения, и в частности предупреждения детской смертности; охраны от несчастных случаев на производстве; профилактики дорожно-транспортных происшествий; пожарной безопасности и др. Например, ст. 34 Федерального закона «О пожарной безопасности» (в редакции от 25 октября 2006 г.) устанавливает:

«Граждане имеют право на защиту их жизни, здоровья и имущества в случае пожара».

Особое значение имеет вопрос о смертной казни. Смертная казнь — высшая мера уголовного наказания, состоящая в лишении человека жизни. Такое наказание допускается конституциями или законами ряда стран как мера исключительная и применяемая только по приговору суда. Однако в большинстве демократических стран (Австрия, Германия, Дания, Италия, Швеция, страны Латинской Америки и др.) смертная казнь отменена.

В Международном пакте о гражданских и политических правах указывается (ст. 6), что в странах, которые не отменили смертную казнь, смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления в соответствии с законом и только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом. Каждый, кто приговорен к смертной казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора. Смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (Протокол № 6) установила: «Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен». Конвенция допускала возможность введения смертной казни по закону за деяния, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны, но Протокол № 13 (начал действовать с 1 июля 2003 г.) это допущение устранил.

При разработке Конституции ряд общественных и религиозных организаций настаивали на конституционном запрещении смертной казни, как это сделано в ряде стран. Религиозный подход основывается на недопустимости вмешательства людей в исключительное право Бога как давать жизнь, так и отбирать ее у человека.

В полной мере эти общедемократические соображения не были восприняты, но перспектива отмены смертной казни в Конституции все же обозначена («впредь до ее отмены»). В то же время введено несколько гарантий против ее произвольного применения:

1) смертная казнь должна устанавливаться только федеральным законом;

2) смертная казнь должна рассматриваться как исключительная мера наказания, т. е. иметь альтернативу в виде лишения свободы на определенный срок с тем, чтобы суд всегда имел возможность выбора меры наказания;

3) смертная казнь может применяться только за особо тяжкие преступления против жизни (то есть в отношении лиц, совершивших умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, за террористические акции и бандитизм, если они привели к гибели людей);

4) при угрозе применения смертной казни обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Эти гарантии отражают гуманный характер правосудия и призваны исключить опасность непоправимой судебной ошибки.

В связи со вступлением России в Совет Европы перед ней встал вопрос об отмене смертной казни. Россия подписала Протокол № 6, но не ратифицировала его. Однако в условиях роста преступности все органы государственной власти пришли к выводу о невозможности немедленной отмены этой меры наказания и осуществлении поэтапного сокращения ее применения.

Президент РФ издал Указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» от 16 мая 1996 г., который рассматривается как основа для введения моратория на исполнение приговоров о смертной казни. В Уголовном кодексе РФ, вступившем в силу с 1 января 1997 г., составы преступления, предусматривающие смертную казнь, сокращены с 28 до 5 (умышленное убийство, террористический акт и др.). Смертная казнь по ряду составов преступления заменена пожизненным заключением.

Однако все эти меры не устранили неравенства граждан, в отношении которых смертные приговоры выносились в одних случаях судом присяжных, как это четко требует ст. 20 Конституции РФ, а в других — судами без привлечения суда присяжных.

Неравенство возникает из-за того, что суды присяжных долгое время действовали только в девяти субъектах РФ.

В связи с этим Конституционный Суд РФ в постановлении от 2 февраля 1999 г. обратил внимание Федерального Собрания на то, что после принятия в 1993 г. Конституции оно располагало достаточным временем для выполнения предписаний ст. 20, и признал, что «с момента вступления в силу настоящего постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей».

Следовательно, это положение будет действовать до учреждения судов с участием присяжных во всех субъектах РФ (в настоящее время их нет только в Чеченской Республике). Федеральный закон «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (в редакции от 31 марта 2005 г.) создал для этого необходимую правовую базу.



§ 2. Достоинство личности

Это качество человека равнозначно неотъемлемому праву на уважение и обязанности уважать других. Оно достигается развитием личности, осознающей свою свободу, равенство и защищенность. Достоинство превращает человека из объекта воздействия в активного субъекта правового государства. Это государство дает человеку право на самооценку, «самоопределение» и охраняет его выбор жизненных ценностей. Правовая теория говорит о достоинстве человека применительно ко всей его жизни — от рождения до смерти, в ряде случаев этот конституционный принцип действует даже до и после жизни (защита личного достоинства умершего, права плода во чреве матери).

Достоинство тесно связано с принципами гуманизма и справедливости, оно конкретизируется в правах человека, защита которых составляет назначение государства. Поэтому можно сказать, что в наиболее общей форме цель государства состоит в охране человеческого достоинства. Таким образом, когда говорят, что «государство должно служить народу», то это в первую очередь означает, что государство должно обеспечить защиту достоинства каждого человека. Не случайно многие конституции мира закрепляют принцип достоинства человека в одной «связке» с народным суверенитетом и основными обязанностями государства (ФРГ, Греция, Португалия и др.). Достоинство, если оно надлежащим образом защищено, — это опора демократии и правовой государственности. Если общество не признает и не защищает достоинство отдельного человека, то никакие юридические, экономические и политические меры не обеспечат прочный культурный и этический фундамент общества.

Конституция РФ защищает достоинство личности, устанавливая абсолютный принцип: «Ничто не может быть основанием для его умаления». В самом тексте ст. 21 этот принцип дополняется запретом подвергать человека пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, а также без добровольного согласия медицинским, научным или иным опытам. Целям защиты достоинства служат многие нормы Конституции: право на достойную жизнь, неприкосновенность частной жизни, защита человеком своей чести и доброго имени, запрет сбора информации о частной жизни, запрет насильственного проникновения в жилище и др.

Заботой о достоинстве человека пронизаны многие нормы уголовного права и уголовного процесса. Так в Уголовном кодексе предусмотрены такие составы преступления, как клевета и оскорбление. Уголовно-процессуальный кодекс требует от следователя при производстве обыска принимать меры к тому, чтобы при этом не были оглашены выявленные обстоятельства интимной жизни лица, а личный обыск производился только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола. Правом на достойное обращение пользуются не только обвиняемые, но и осужденные, отбывающие срок наказания в местах заключения.

Минимальные стандартные правила по обращению с заключенными, принятые 30 августа 1955 г., и Европейские пенитенциарные правила от 12 февраля 1987 г., в частности, устанавливают, что помещения, в которых содержатся заключенные, должны удовлетворять требованиям ≪санитарии и гигиены с должным учетом климатических условий, особенно в том, что касается кубатуры воздуха, разумной площади, освещения, отопления и вентиляции≫. В постановлении Большой Палаты Европейского Суда по делу «Дугос против Греции» (2002 г.) подчеркнуто, что государство должно принимать меры к тому, чтобы лицо содержалось под стражей в условиях, которые совместимы с уважением к человеческому достоинству. При этом формы и методы реализации этой меры пресечения не должны причинять ему лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а его здоровье и благополучие с учетом практических требований режима лишения свободы должны быть адекватно гарантированы.

Особенно важны гражданско-правовые гарантии, закрепленные в Гражданском кодексе. Здесь жизнь, здоровье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя и авторство и другие конституционные личные права и свободы квалифицируются как нематериальные блага (ст. 150). Неимущественные права и блага, принадлежавшие умершему человеку, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные права, он вправе возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Для защиты чести, достоинства, деловой репутации гражданин вправе обращаться в суд, причем допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Законом установлен порядок удовлетворения требований гражданина, связанных с распространением сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию.

Защита чести и достоинства часто соприкасается со свободой слова. Показательно в этом вопросе определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 1995 г. по поводу обращения А.В. Козырева.

Поводом для обращения послужило начатое одним из судов города Москвы судебное разбирательство по иску В.В. Жириновского к телекомпании НТВ и А.В. Козыреву о защите чести и достоинства на основании статьи Гражданского кодекса, согласно которой гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Заявитель полагал, что эта статья не соответствует ст. 29 (ч. 1 и 3) Конституции РФ, гарантирующей каждому свободу мысли и слова и устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, поскольку допускает возможность судебного опровержения любых сведений. Между тем, по мнению заявителя, существуют определенные сведения, которые не могут быть предметом судебного опровержения, поскольку они являются выражением личного мнения и взглядов, оценочными суждениями того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них — это вторжение в область «мысли и слова», «мнений и убеждений», охраняемых ст. 29 Конституции РФ. Распространение таких сведений не может рассматриваться как посягательство на чьи-либо честь и достоинство, так как они лишь формируют репутацию лица, их распространившего.

Конституционный Суд в связи с этим обращением указал: «Право на судебную защиту чести и достоинства и возложение на того, кто распространил порочащие сведения, обязанности доказать их соответствие действительности, не нарушают гарантированную Конституцией Российской Федерации свободу мысли и слова. Связанные с обеспечением конституционных требований уважения достоинства личности допустимые ограничения при использовании свободы слова строго очерчены Конституцией Российской Федерации и вытекают из предписаний ее ст. 17 (ч, 3), 29 (ч. 2) и 55 (ч. 3). Из этих конституционных положений следует, что права и свободы, в том числе и свобода слова, не должны использоваться во вред основам конституционного строя, нравственности, правам и законным интересам других лиц, безопасности государства.

При рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чести и достоинства подлежит установлению и оценке не только достоверность, но и характер распространенных сведений, исходя из чего суд должен решать: наносит ли распространение сведений вред защищаемым Конституцией Российской Федерации ценностям, укладывается ли это в рамки политической дискуссии, как отграничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду. Исправление судебных ошибок, допущенных при решении указанных вопросов, относится к компетенции судов вышестоящих инстанций, включая Верховный Суд Российской Федерации».

§ 3. Право на свободу и личную неприкосновенность

Право на свободу есть не что иное, как сама свобода, то есть возможность совершать любые правомерные действия. В этом праве заложено ограничение для свободы других людей, и особенно должностных лип, обладающих возможностью применения принуждения к людям. В неразрывной связи с ним находится (но не совпадает) личная неприкосновенность человека, которая распространяется на его жизнь, здоровье, честь, достоинство. Никто не вправе силой или угрозами принуждать человека к каким-то действиям, подвергать его истязанию, незаконному обыску или наносить вред здоровью. Человек вправе сам распоряжаться своей судьбой, выбирать свой жизненный путь (вступать в брак, участвовать в голосовании, поступать на работу и т. д.).

Положения о неприкосновенности личности сформулированы в международно-правовых документах и конституциях всех демократических государств. «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, — гласит Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ч. 1 ст. 5). — Никто не может быть лишен свободы иначе как в строго определенных случаях и в порядке, установленном законом». Гарантией является требование законного содержания под стражей лица, осужденного компетентным органом, законное содержание или заключение под стражу, осуществляемые в законных целях. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются причины ареста и предъявляемое ему обвинение. Задержанный или заключенный под стражу доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. В целом эти, как и некоторые другие, положения направлены на защиту физической свободы, и в особенности свободы от произвольного ареста и задержания. Европейский Суд по правам человека в ряде своих решений отметил, что гарантии неприкосновенности не предоставляют защиты от менее серьезных ограничений индивидуальной свободы (обязанности соблюдения правил дорожного движения, обязательной регистрации иностранцев и граждан и др.).

Свобода человека охраняется всей системой права. Так, уголовное право охраняет личную неприкосновенность от посягательств преступных элементов, в гражданском праве закреплена свобода договора, в трудовом — свобода от принудительного труда и т. д. Лишение свободы возможно только на основании судебного решения и в строгих процессуальных рамках.

Закрепляя право каждого на свободу и личную неприкосновенность, Конституция РФ (ст. 22) в этой же статье предусматривает важнейшую гарантию этого права. Устанавливается, что «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов». Данная гарантия, известная в мировой практике как habeas corpus, существенно ограничивает произвол правоохранительных органов, часто склонных для облегчения своих задач к задержанию лиц, подозреваемых в совершении преступления, без достаточных оснований. Любой человек вправе предстать перед судом и лично протестовать против ареста, заключения под стражу и содержания под стражей, если он считает эти меры незаконными. В течение длительного времени реализация этой гарантии сдерживалась «Заключительными и переходными положениями» Конституции (п. 6), в соответствии с которыми до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с положениями Конституции сохранялся прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, то есть с санкции прокурора.

Хабеас корпусгарантия свободы личности, состоящая в праве любого лица, подвергшегося задержанию, требовать немедленной судебной проверки законности задержания. Такая гарантия закреплена в Международном пакте о гражданских и политических правах (ч. 3 ст. 9). Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным» (ч. 4 ст. 5). Исторически гарантия хабеас корпус была впервые сформулирована в законе, принятом английским парламентом в 1679 г., точное название «Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточения за морями (Habeas Corpus Act)». Эта гарантия была направлена на обеспечение свободы и неприкосновенности личности. Предусматривалось, что судья обязан выдать шерифу и другим тюремщикам приказ хабеас корпус в случае, если нет основания для пребывания арестованного под стражей, освободить его или отпустить под залог до рассмотрения его дела судом; при этом устанавливалось, что любой арестованный вправе потребовать при своем аресте предстать перед судом, а суд обязан решить вопрос о его отправлении в тюрьму или освобождении в течение двух дней. Указанные гарантии, получившие наименование «хабеас корпус», оказали огромное влияние на мировую практику. После Великобритании они были восприняты в США, Франции, а затем и в других странах. Запрет произвольного ареста и судебный контроль за задержанием стали непременным атрибутом правового государства, получили конституционное закрепление во всех демократических государствах.

Однако в декабре 2001 г. Федеральным Собранием был принят новый УПК, предусматривающий судебный контроль за задержаниями, а Конституционный Суд РФ в марте 2002 г. постановил ввести в действие это положение даже с 1 июля 2002 г. Тем самым исчезли преграды для реализации гарантий хабеас корпус и для полного применения ст. 22 Конституции РФ.

Многие уголовно-правовые и уголовно-процессуальные гарантии от необоснованного лишения человека свободы содержатся в самой Конституции РФ (ст. 46—4). Более подробно эти гарантии раскрыты в УК и УПК РФ и Кодексе РФ об административных правонарушениях и других федеральных законах. Уголовно-процессуальный кодекс РФ, например, устанавливает (ч. 2 ст. 10), что «суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом».

Определенным отступлением от установленных сроков ареста и задержания был Указ Президента РФ «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» от 14 июня 1994 г. Этим актом допускалось задержание подозреваемых и обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений (бандитизм и др.) на срок до 30 суток. Указ был продиктован чрезвычайной обстановкой, сложившейся в связи с небывалым разгулом организованной преступности и отсутствием законодательных актов в сфере борьбы с ней.

Его действие поэтому было ограничено во времени. В июне 1997 г. этот Указ был отменен.

Усилению гарантий свободы личности служит Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» (в редакции от 15 апреля 2006 г.).

Содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, с Конституцией РФ, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей. Закон определяет места содержания под стражей, порядок создания следственных изоляторов и других аналогичных учреждений, режим в местах содержания под стражей, внутренний распорядок, а также права подозреваемых и обвиняемых и их обеспечение. Среди этих прав: свидания с защитником и родственниками, право на личную безопасность, переписка, питание, право жалобы, медико-санитарное обеспечение, дополнительные платные услуги, привлечение к труду и проч.

Установлены обязанности этих лиц, меры взыскания, содержание в карцере, материальная ответственность, применение физической силы и оружия и др.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 25 октября 2001 г. признал не соответствующим Конституции РФ положение Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в редакции от 5 февраля 2007 г.), допускающее регулирование конституционною права на помощь адвоката ведомственными нормативными актами, поскольку это положение служит основанием неправомерных ограничений данного права, ставя реализацию возможности свиданий обвиняемого (подозреваемого) с адвокатом в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

Важным элементом свободы личности являются гарантии от принудительного помещения человека в психиатрическую больницу — средства, использовавшегося властями в тоталитарный период в борьбе с инакомыслящими. Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в редакции от 22 августа 2004 г.) устанавливает, что психиатрическая помощь осуществляется на основе принципов законности и соблюдения прав человека и гражданина. Госпитализация в психиатрический стационар в недобровольном порядке — один из видов психиатрической помощи, оказываемой лицам, страдающим психическими расстройствами. Учитывая принудительный характер этой меры, Закон в целях защиты прав таких лиц от произвола устанавливает, что ее применение возможно только по указанным в нем медико-социальным показаниям и при условии обязательного судебного контроля.



1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   39


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница