Марат Викторович Баглай Конституционное право



Скачать 10.53 Mb.
страница10/39
Дата01.05.2016
Размер10.53 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   39
Раздел IV. Права и свободы человека и гражданина

Глава 10. Общие положения

§ 1. Учение о свободе

Институт прав и свобод является центральным в конституционном праве. Он закрепляет свободу народа и каждого человека от произвола государственной власти. Это сердцевина конституционного строя.

Философской основой этого института является учение о свободе как о естественном состоянии человека и высшей ценности после самой жизни. Люди начали осознавать эти истины на заре создания человеческого общества, но потребовались века для того, чтобы сложились ясные представления о содержании свободы и ее соотношении с государством.

В XVIII веке происходит документальное закрепление естественно-правового понимания свободы.

В Декларации независимости США 1776 г. говорится: «Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых».

В Декларации прав человека и гражданина 1789 г. (Франция) сказано: «1. Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. 2. Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению».

Эти великие документы, действующие в своих странах и поныне, заложили фундамент современной цивилизации, в них смысл и цель демократического правового государства. В тех странах, где общественное устройство утвердилось на принципе свободы (гражданское общество), были достигнуты большие успехи в развитии экономики, культуры, науки и техники, социальной защиты населения. Обратный результат явило собой общество без свободы — социализм. Социалистический эксперимент ясно продемонстрировал, что экономика и культура без свободы в конечном счете приводят к застою и деградации, убивают энергию и инициативу человека, останавливают социальный прогресс.

Вторая половина XX века ознаменована обострением идейно-политической борьбы вокруг прав и свобод человека. После нескольких десятилетий безуспешных усилий заставить людей забыть о свободе рухнули тоталитарные режимы, права и свободы приобрели прочное международно-правовое закрепление. Мощными союзниками свободы и прав человека стали этика и культура. Конституционные системы большинства стран мира закрепляют соответствующие институты, признавая их основными.

Учение о свободе, составляющее фундамент прав и свобод человека и гражданина, постоянно развивается философами, политологами и юристами, пытающимися найти разумный баланс между свободой и социальной справедливостью, свободой и государственным регулированием. Эти соотношения стали еще более сложными в постиндустриальную эпоху, которая связана с новыми представлениями об идеальном обществе, справедливости и государстве. Однако никакие новации не в состоянии поколебать такие вечные ценности, как свобода и сложившиеся в муках представления человечества о неотъемлемых правах человека.

При всей своей многогранности и сложной детерминированности современное конституционно-правовое учение о свободе может быть кратко выражено в следующих основных постулатах:

1) все люди свободны от рождения и никто не вправе отчуждать их естественные права. Обеспечение и охрана этих прав — главное назначение государства;

2) свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому. Свобода человека, следовательно, не может быть абсолютной, она ограничена таким же состоянием других людей. Равенство возможностей для всех — основа свободы;

3) границы свободы могут быть определены только законом, который есть мера свободы. Свобода и правопорядок не антагонисты, если закон демократический. Следовательно, все, что не запрещено, то дозволено;

4) часть дозволенного определяется через права человека. Закрепление прав необходимо для того, чтобы помочь человеку осознать свои возможности, но ни один перечень прав не исчерпывает содержания свободы;

5) ограничение прав возможно исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.

Разумеется, это самые общие философские постулаты и притом имеющие прямое значение только для конституционно-правовой концепции. У этого учения есть и другие аспекты, как, например, связь свободы с моралью и политической культурой, без учета которых свобода вырождается в циничную вседозволенность или разрушительную анархию. Но это уже не сфера конституционного права.

Основные постулаты учения о свободе легли в основу новой российской Конституции, а некоторые из них прямо ею закрепляются. Так, в ч. 2 ст. 17 устанавливается, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а в ч. 3 — что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Такой подход способствует глобальной унификации прав и свобод, обеспечивает соответствие российских институтов по правам и свободам общечеловеческим ценностям.

Термин «свобода» употребляется в двух значениях, хотя и неразрывно связанных. В общем смысле он обозначает состояние народа и отдельного человека, которое характеризуется возможностью действовать по своему усмотрению. Этот термин в Конституции выполняет роль основополагающего философского принципа, который реализуется через весь комплекс конституционно-правовых норм. Иное дело свобода как субъективная возможность совершать или не совершать какие-то действия (например, свобода совести, свобода слова и др.). В этом смысле термин «свобода» по существу тождествен термину «субъективное право», а различие объясняется только тем, что такая юридическая лексика сложилась исторически. Но нельзя не учитывать, что свобода в субъективном смысле (как субъективные права) является юридической формой реализации свободы народа и отдельного человека в общем, философском смысле этого слова.



§ 2. Природа конституционных прав и свобод

В каком бы государстве ни находился человек, в месте ли своего постоянного жительства или пребывания (по своим делам и интересам), он остается свободным существом, находящимся под защитой мирового сообщества, собственного государства, гражданином которого он является, а также государства, в котором он находится. Состояние свободы не даруется какой-либо публичной властью, а принадлежит человеку в силу его рождения.

Подобно тому, как человек рождается на свет с головой, руками, ногами, разумом и сердцем, так он рождается и свободным.

Это акт природы, а при религиозном подходе — Творца. Совокупность основных, то есть неотчуждаемых, прав это и есть естественное право.

Состояние свободы реализуется через субъективные права, которые указывают направления и формы использования свободы. Эти права тоже носят естественно-правовой характер, а потому неотъемлемы и неотчуждаемы. Они сохраняются за человеком даже тогда, когда он сам от них отказывается. Однако на пути свободы всегда стоит государство, создаваемое людьми для поддержания условий реализации свободы. Государство через законы закрепляет права и свободы человека, и тогда они становятся мерой возможного, то есть обретают границы дозволенного. Закрепление, охрана, поддержание прав и свобод, создание условий для их претворения в жизнь составляют длительную цепь правовых актов и действий, начало которым кладет конституция.

Конституционные права и свободы — это не все права и свободы, которыми обладает человек, а только основные, или фундаментальные. Почти все демократические конституции при самом полном перечислении прав и свобод в заключение признают, что перечень не является исчерпывающим, то есть что за человеком и гражданином остаются и другие права и свободы. В Конституции РФ (ч. 1 ст. 55) по этому поводу говорится: «Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Ясно, что если бы эти «другие», да еще общепризнанные, права и свободы были законодателю известны, то они должны были бы попасть в перечень конституционных. А раз этого нет, то данную формулировку можно толковать только как признание неисчерпаемости свободы и как уважение многогранных прав и свобод, которые при всей их важности не относятся к категории основных. Такие права и свободы неконституционного уровня закрепляются всеми отраслями национальной системы права.

Следовательно, под конституционными правами и свободами понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую защиту.

Конституционные права и свободы являются главным элементом конституционных правоотношений. Эти правоотношения возникают между человеком (гражданином) и государством, порождая обязанность государства защищать и охранять основные и другие права и свободы каждого отдельного человека (гражданина). Он вправе не просить, а требовать защиты прав, которые государство признало естественными и неотъемлемыми.

Правоотношения по поводу основных прав и свобод отличаются от правоотношений по поводу других прав особым механизмом защиты и силой прямого действия конституции.

В то же время конституция связывает основные права и свободы с обязанностями человека и гражданина. Совокупность основных прав, свобод и обязанностей образует конституционно-правовой статус человека и гражданина. Этот статус и есть мера свободы, т. е. сочетание возможного и должного в поведении каждого человека. Этот правовой статус является основой общей правоспособности человека, то есть открывает ему возможность для любых законных действий.

Понимание отношений человека и государства как правоотношений не означает тотальной зарегламентированности для человека смысл этих правоотношений состоит в получении защиты своих прав (при необходимости), а для государства — в обязанности оказать эту защиту. Одновременно человек и государство «выясняют отношения» по поводу конституционных обязанностей человека (гражданина), и тогда государство во имя правопорядка и в законных формах требует (а порой принуждает) соблюдать эти обязанности. Но за пределами своих выполненных обязанностей и в рамках охраняемых государством прав человек остается свободным. Характерно, что миллионы сознательных людей в демократических государствах за всю свою жизнь не имеют ни одного столкновения с властью.

Конституционные права и свободы обладают специфическим набором средств и методов своей защиты. К их числу относятся:

• конституционно-судебный механизм (конституционные суды);

• судебная защита (суды общей юрисдикции и арбитражные суды);

• административные действия органов исполнительной власти;

• законная самозащита человеком своих прав;

• международно-правовой механизм.

В ряде стран этот механизм носит более разветвленный характер, будучи дополнен административной юстицией (административные суды, квазисудебные органы для рассмотрения споров между человеком и правительственными органами), а также трудовой юстицией (для рассмотрения трудовых споров, в том числе и между работниками и государством). Однако в Российской Федерации эти формы правозащитной деятельности государства пока не получили развития, административные споры рассматриваются судами общей юрисдикции и арбитражными судами.



§ 3. Права человека и права гражданина: в чем отличие?

Эти две категории прав обычно упоминаются в одной «связке», однако их содержание не тождественно. Права человека проистекают из естественного права, а права гражданина — из позитивного, хотя и те и другие носят неотъемлемый характер. Права человека являются исходными, они присущи всем людям от рождения независимо от того, являются они гражданами государства, в котором живут, или нет, а права гражданина включают в себя те права, которые закрепляются за лицом только в силу его принадлежности к государству (гражданство). Таким образом, каждый гражданин того или иного государства обладает всем комплексом прав, относящихся к общепризнанным правам человека плюс всеми правами гражданина, признаваемыми в данном государстве. Поэтому правомерен термин «гражданские права и свободы», синтезирующий обе группы прав и свобод.

Права гражданина — своеобразное ограничение равенства между людьми, поскольку их лишаются лица, живущие в стране, но не имеющие гражданства. Эти права обычно предполагают возможность участия в государственных делах, в выборах высших органов государственной власти, допуска в своей стране к государственной службе. Следовательно, лица, не имеющие гражданства, этих прав в данном государстве не имеют. Такая дискриминация, допускаемая международным сообществом, объясняется правомерным желанием каждого государства предоставить указанные права только лицам, устойчиво связанным с судьбой страны и в полной мере несущим конституционные обязанности.

Это не означает, что лица без гражданства не несут никаких обязанностей (например, соблюдать конституцию, уплачивать налоги и др.).

Некоторые права предоставляются исключительно гражданам по соображениям общенародных интересов (например, в Российской Федерации право частной собственности относится к категории прав человека, а право частной собственности на землю — только прав граждан) или в силу особенностей некоторых гарантий (Российское государство в состоянии гарантировать защиту и покровительство за пределами страны только своим гражданам).

В наше время при возросшей миграции населения разных стран, и прежде всего рабочей силы и беженцев, а также в связи с развитием широких контактов в мире бизнеса, науки и культуры в каждой стране постоянно находится, а часто и оседает много людей, которые по разным причинам или временно не приобретают гражданства государства пребывания. Их положение определяется только статусом прав человека, который, однако, охраняется каждым государством в силу его конституции и международного права.

В связи с этим конституции стран мира, следуя установившейся в международно-правовых актах терминологии, говоря о правах человека, употребляют слова «каждый имеет право...», «никто не может быть лишен...», «все», «личность». Права человека подразумеваются и в тех случаях, когда конституционный текст закрепляет обезличенную обязанность государства что-то «гарантировать» «признавать» или «охранять». Когда же речь идет о правах, предоставляемых только лицам, имеющим гражданство данного государства, то употребляется четкая формулировка «граждане имеют право». Следовательно, за терминологическим различием стоит различие правового статуса, то есть объема прав и обязанностей человека и гражданина.

§ 4. Международно-правовой базис прав человека

После Второй мировой войны началось интенсивное осознание мировым сообществом планетарного значения проблемы прав человека. Из чисто внутренней эта проблема стала превращаться в международную, в результате чего конституционное право стало все больше подпадать под влияние международных стандартов. Сегодня уже общепризнано, что права человека, в какой бы стране он ни жил, находятся под защитой мирового сообщества и являются достоянием всей цивилизации.

Обязанность государств осуществлять сотрудничество в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам без какой-либо дискриминации была зафиксирована в Уставе Организации Объединенных Наций. Однако потребовалось время, прежде чем появились крупные международно-правовые акты в этой области. Первым из них стала Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. (СССР и другие социалистические страны при голосовании воздержались).

Всеобщая декларация прав человека состоит из преамбулы и 30 статей. В ней не делается различия между правами человека и правами гражданина, и все права трактуются как принадлежащие всем людям. Статья 1 гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Далее провозглашаются права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, другие личные права и свободы, а также экономические, социальные и культурные права, на которые человек вправе претендовать как «член общества» (право на труд, социальное обеспечение, образование и др.). Нормы этого документа имеют декларативный характер, а сам он не содержит механизма обеспечения этих норм. Однако Декларация сыграла и продолжает играть важную роль в утверждении прав человека.

В 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла новые важные акты — Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах (ратифицированы СССР в 1973 г.). В этих актах дается более детализированный перечень прав человека и гражданина, а кроме того, Пактом о гражданских и политических правах предусматривается создание Комитета по правам человека, ответственного за соблюдение и принятие мер по претворению в жизнь прав, признаваемых в этом Пакте. В 1984 г. аналогичный Комитет был создан по экономическим, социальным и культурным правам. Оба пакта составили своеобразный международный кодекс прав человека и гражданина, а государства-участники взяли на себя обязательство принять необходимые законодательные меры по обеспечению предусмотренных в пактах прав и свобод.

В идентичных преамбулах к каждом пакту отмечается, что достоинство, равные и неотъемлемые права людей являются основой свободы, справедливости и всеобщего мира и что права вытекают из присущего человеческой личности достоинства.

Указывается также, что идеал свободной человеческой личности, пользующейся гражданской и политической свободой и свободой от страха и нужды, может быть осуществлен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как и своими гражданскими и политическими правами.

Оба пакта закрепляют право народов на самоопределение, равное для мужчин и женщин право пользоваться всеми правами человека, гарантии от нарушения или необоснованного ограничения какого-либо права человека или какой-либо из основных свобод.

Пакты также препятствуют ограничению государствами уже существующих прав на их территории под тем предлогом, что в пакте не признаются такие права или признаются в меньшем объеме.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах признает право на труд, на справедливые и благоприятные условия труда, право создавать профессиональные союзы и вступать в них, право на социальное обеспечение, включая социальное страхование, право семей, матерей, детей и подростков на самую широкую охрану и помощь, право на достаточный жизненный уровень, право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, право на образование, право на участие в культурной жизни.

Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает широкий круг личных и политических прав: право на жизнь, запрет пыток, жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, рабства, подневольного труда, произвольного ареста или содержания под стражей, право лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение.

Закрепляется свобода передвижения и выбора местожительства, равенство перед судом и гарантии при уголовном преследовании.

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности; запрещается произвольное или незаконное вмешательство в личную и семейную жизнь человека, посягательство на неприкосновенность его жилища или тайну корреспонденции.

Статьями Пакта защищается право на свободу мысли, совести и религии, право на свободное выражение своего мнения. Всякая пропаганда войны и выступления в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющие собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должны быть запрещены законом. Пактом признается право на мирные собрания и на свободу ассоциаций. Закреплены права мужчин и женщин, достигших брачного возраста, вступать в брак и основывать семью и принцип равенства прав и обязанностей супругов в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и при его расторжении. Устанавливаются также меры по защите прав детей и признается право каждого гражданина принимать участие в ведении государственных дел своей страны. Все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона. Пактом предусматривается и ряд других прав и свобод человека.

Оба пакта уделяют внимание проблеме ограничения прав.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах предусматривает, что права, изложенные в этом документе, могут быть ограничены в соответствии с законом, но только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.

Международный пакт о гражданских и политических правах не содержит общего положения, которое допускает ограничения в отношении осуществления всех прав, изложенных в Пакте. Однако некоторые права не должны подвергаться никаким ограничениям, кроме тех, которые установлены законом и которые необходимы в интересах государственной безопасности. В связи с этим осуществление таких прав, как право на жизнь, свобода от пыток, свобода от рабства и подневольного состояния, право на защиту от лишения свободы за невыплату долга, свобода от обратной силы уголовного законодательства, право на признание правосубъектности, свобода мысли, совести и религии, ни в каком случае не может быть приостановлено или ограничено даже во время чрезвычайного положения.

Ограничение или приостановление осуществления прав при чрезвычайном положении допускается только «в такой степени, в какой это требуется остротой положения» и не может повлечь дискриминацию на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения. О таком ограничении или приостановлении осуществления прав необходимо уведомлять ООН.

Принятый одновременно с Пактом о гражданских и политических правах Факультативный протокол предоставил возможность Комитету по правам человека, созданному в соответствии с положениями этого Пакта, получать и рассматривать сообщения лиц, утверждающих, что они являются жертвами нарушений какого-либо из прав, изложенных в Пакте. Второй Факультативный протокол (1989 г.) направлен на отмену смертной казни.

Поскольку демократические государства рассматривают общепризнанные нормы и принципы международного права составной частью своей правовой системы, пакты являются для таких государств правовыми актами прямого действия. Это тем более важно, что установленные ими стандарты шире содержания многих конституций.

Важнейшим международно-правовым актом о правах человека является Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая в Риме 4 ноября 1950 г. (Россия ратифицировала 30 марта 1998 г.). Участниками Конвенции являются члены Совета Европы, который является межправительственной организацией. Согласно ст. 3 Устава этой организации каждый член Совета Европы должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами. Членом Совета Европы может стать также любое европейское государство, которое рассматривается как способное и стремящееся соответствовать положениям ст. 3 (в таком статусе, изложенном в ст. 4 Устава, в Совет в 1996 г. принята Россия).

Конвенция закрепляет ряд личных экономических, политических и социальных прав: право на жизнь; запрет пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания; запрет рабства и принудительного труда; право на свободу и личную неприкосновенность; право на справедливое судебное разбирательство; неприменение обратной силы закона в уголовном праве; право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции; свободу мысли, совести и религии; свободу выражения мнений; свободу информации; свободу собраний и объединений; право на эффективное средство правовой защиты; запрет дискриминации; право на свободное вступление в брак, создание семьи и равенство супругов; свободу ассоциаций и право создавать профсоюзы; право на образование; право на свободные выборы; свободу передвижения и выбора местожительства; право гражданина покидать страну и возвращаться в нее; запрет высылки иностранцев. Протокол № 6 к Конвенции содержит запрет смертной казни. В Протоколе № 7 закреплены процедурные гарантии в случае высылки иностранцев, право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции, компенсации в случае судебной ошибки, право не быть судимым дважды за одно преступление, равноправие супругов.

В 1990-е годы был принят ряд протоколов, которыми совершенствуется контрольный механизм, созданный в соответствии с Конвенцией.

Правом на обращение по поводу предусмотренных Конвенцией прав и свобод обладают: государство-участник (если оно предполагает нарушение норм Конвенции в другом государстве-участнике); неправительственные организации; любое лицо; группа лиц. Однако Конвенция защищает только права отдельных лиц, и соответственно в последнем случае участник групповой петиции должен доказать, какой ущерб нанесен ему индивидуально.

Специальным разделом учрежден Европейский Суд по правам человека, призванный обеспечивать соблюдение обязательств государствами-членами по настоящей Конвенции.

Россия, вступив в Совет Европы, подписала протокол о присоединении к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Тем самым она взяла на себя обязательство обеспечить своим гражданам возможность использования прав и свобод, их гарантий, предусмотренных Конвенцией; признала также юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и обязательность исполнения его решений.

Существуют и другие международно-правовые акты о правах человека: Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации и др. Серьезные документы в этой области — конвенции и рекомендации — приняты специализированной организацией ООН — Международной организацией труда (МОТ).

Важным каналом утверждения прав и свобод человека и гражданина является Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося в 1975 г., один из разделов посвящен правам и свободам человека и содержит обязательство государств-участников (в число которых входит и Россия) уважать и соблюдать эти права и свободы. Любое государство — участник этой организации вправе привлекать внимание других государств-участников по дипломатическим каналам к фактам нарушения прав человека в любом государстве, являющемся ее участником. Сотрудничество в области прав и свобод человека является содержанием понятия «человеческое измерение ОБСЕ». Большое внимание правам и свободам человека и гражданина уделяет Хартия для новой Европы, принятая в Париже 21 ноября 1990 г.

Указанные международно-правовые акты послужили базисом для соответствующих норм в Конституции России. Часть 1 ст. 17 устанавливает: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией». Такая формулировка означает, что любое из прав человека, перечисленных в международно-правовых актах, действует в России только в том случае, если оно не противоречит российской Конституции. При этом условии можно считать, что общепризнанные принципы и нормы международного права в области прав человека имеют в России прямое действие и не требуют механизма имплементации, то есть закрепления через внутреннее законодательство.

Это тем более важно, что международно-правовые акты и конституция часто закрепляют по сути одинаковые права не в идентичных формулировках, что рождает различные толкования по поводу последствий. В Конституции РФ, например, нет нормы, равносильной ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах, в которой закреплено «право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни». К тому же со временем международное сообщество может принять акты о новых правах и свободах, включение которых в Конституцию России по каким-то причинам будет задерживаться или вообще признано нецелесообразным. Аналогичный вопрос встал в связи со вступлением России в Совет Европы — основные европейские конвенции содержат высокие стандарты по правам человека, что требует приведения в соответствие с ними внутреннего законодательства страны. Ясно, что права человека во всех таких случаях должны быть защищены, но одних международно-правовых актов для этого в отдельных случаях недостаточно.

Процесс правовой интернационализации прав человека развивается быстро и в весьма эффективных формах, превращая гражданина государства в гражданина планеты. Фактически уже сейчас в силу признания международного права внутренним правом страны ни одно государство не должно отказывать человеку в каком-то субъективном праве на том основании, что оно не зафиксировано в конституции данного государства. Трудно предположить, что в России Федеральное Собрание откажется ратифицировать какой-либо международно-правовой акт, закрепляющий новые права и свободы, а гражданам будет отказано в этих правах только по соображениям их отсутствия в Конституции.

Процессы глобализации включают неуклонное сближение международно-правового и конституционно-правового институтов прав и свобод, что в перспективе, хотя и далекой, может сделать последний излишним. Единый всемирный правовой статус человека и гражданина будет неотъемлемой чертой будущей цивилизации.



§ 5. Классификация прав и свобод

Права и свободы традиционно делятся группы:

1) личные;

2) политические;

3) экономические;

4) социальные;

5) культурные.

Эта классификация помогает уяснению относительной целостности прав и свобод каждой группы. В Конституции России такое разделение на группы прямо не делается, но в изложении заметна сгруппированность прав по указанным основаниям. Данная классификация в достаточной мере условна, поскольку отдельные права по своему характеру могут быть отнесены к разным группам. Например, свобода слова в равной мере может быть отнесена как к личным, так и к политическим правам. Все права и свободы неразделимы и взаимосвязаны, так что любая их классификация носит условный характер.

Личные права и свободы включают: право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, жилища, свободное передвижение и выбор места жительства, свободу совести, свободу мысли и слова, судебную защиту своих прав, юридическую защиту, процессуальные гарантии в случае привлечения к суду и др.

Политические права и свободы включают: право на объединение, проведение собраний, митингов и демонстраций, участие в управлении делами государства, право избирать и быть избранным и др.

К числу экономических, социальных и культурных прав и свобод относятся: свобода предпринимательства, свобода творчества, право частной собственности, право на труд, отдых, забастовку, охрану семьи, социальное обеспечение, жилище, охрану здоровья, образование, участие в культурной жизни и др.

§ 6. Ограничения прав и свобод

Развитие гражданского общества неизбежно рождает ситуации, требующие от государства ограничить отдельные гражданские права и свободы. Вопрос, однако, заключается в том, кто, на каком основании, на какое время и в каких пределах может или должен это делать. Нетрудно понять, что в таком сложном деле волюнтаризм, а тем более злоупотребления недопустимы.

Конституции стран мира, допуская ограничения прав, устанавливают строгие основания и порядок их осуществления. Поскольку главная опасность необоснованных ограничений исходит от исполнительной власти, конституции обычно предусматривают возможность ограничений основных прав только законом или на основании закона, то есть актами, в принятии которых исполнительная власть прямо не участвует.

В Российской Федерации конституционное регулирование вопроса об ограничении прав и свобод начинается с установления незыблемости этих прав. Часть 2 ст. 55 Конституции РФ гласит: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Это общее правило, которое указывает на невозможность принятия законов, попирающих права и свободы без всяких оснований (термин «умаление», однако, следует признать юридически недостаточно ясным, скорее всего в данном контексте он означает любое сокращение объема разрешаемых действий).

Но, следуя ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, Конституция (ч. 3 ст. 55) вводит институт ограничения прав и свобод при наличии определенных оснований. Права и свободы могут ограничиваться в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Эти основания — всего шесть и ни одним больше —сами по себе не вызывают сомнений, поскольку речь идет о защите прав и интересов большинства людей от злоупотреблений со стороны меньшинства или о создании необходимых условий для реализации прав и свобод. Вопрос состоит в том, что конкретно должно быть вложено в эти основания, чтобы не допустить злоупотреблений. Как бы отвечая на этот вопрос, в данной статье указываются два важных условия: 1) права могут быть ограничены только федеральным законом и 2) «только в той мере, в какой это необходимо».

Оба эти условия также вызывают вопросы. Во-первых, почему в столь важном деле, как ограничение конституционных прав и свобод, законодатель не прибегнул к авторитету федерального конституционного закона, который, казалось бы, является более уместным для данного случая? Во-вторых, упоминание о «мере, в какой это необходимо» порождает беспокойство в связи с возможностью слишком широкого толкования этого условия, что при определенном стечении обстоятельств (например, массовом психозе) может послужить основой для произвола. Конституционный Суд РФ в связи с этим в ряде своих постановлений обоснован требование соблюдения соразмерности ограничений как гарантию от чрезмерных ограничений прав и свобод, выходящих за рамки необходимости.

Требуют также правового разъяснения такие основания ограничения прав, как «нравственность» и «обеспечение безопасности государства». Любая степень неясности может привести к нежелательным для общества последствиям. Федеральными законами, в которых содержатся отдельные ограничения прав и свобод, обычно раскрываются понятия соответствующих направлений или форм деятельности государства («безопасность», «оборона», «оперативно-розыскная деятельность» и др.).

Следует отметить, что по смыслу приведенных статей Конституции в Российской Федерации возможны только общие ограничения прав и свобод для всего населения путем принятия закона.

Тем самым как бы исключается возможность такого ограничения в отношении отдельных лиц. В ФРГ, например, Основной закон позволяет ограничивать основные права лиц, которые злоупотребляют свободой печати, свободой преподавания, свободой собраний, тайной переписки, собственностью, правом убежища.

Объем лишения указанных прав определяется Федеральным конституционным судом. Отсутствие подобной нормы в Конституции РФ не означает, что в России индивидуальное ограничение прав и свобод за злоупотребление ими в принципе невозможно.

В мировой конституционной теории и практике общепризнано, что ограничения гражданских прав и свобод правомерны в условиях чрезвычайного положения (эпидемии, межнациональные конфликты, стихийные бедствия, массовые беспорядки и др.). Это признается Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 4), который, однако, требует, чтобы чрезвычайное положение государством-участником было официально объявлено и об этом сообщено другим государствам.

Согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 56) чрезвычайное положение может повлечь за собой отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия, но в соответствии с федеральным конституционным законом и для обеспечения безопасности граждан и защиты основ конституционного строя.

При этом не подлежат ограничению некоторые права и свободы, предусмотренные специально отмеченными в ч. 3 ст. 56 статьями Конституции. Эти статьи закрепляют право на жизнь, достоинство личности, право на неприкосновенность частной жизни, гарантии против сбора информации о чьей бы то ни было частной жизни, свободу совести, свободу предпринимательства, право на жилище (это так называемые абсолютные права и свободы), а также всю сумму прав, связанных с судебной защитой. Набор этих прав, повторяющий аналогичные положения Международного пакта о гражданских и политических правах, отражает стремление защитить те права и свободы, реализация которых никак не может помешать достижению целей властей в связи с объявлением чрезвычайного положения и которые должны соблюдаться при любых обстоятельствах.

В Конституции есть еще одна важная гарантия. Согласно ч. 3 ст. 118 «создание чрезвычайных судов не допускается». Следовательно, даже в условиях чрезвычайного положения продолжают действовать суды общей юрисдикции, что гарантирует защиту граждан от незаконных или дискриминационных действий.

Создание чрезвычайных судов обосновывалось требованиями военного времени, но гораздо чаще они становились орудием массовых репрессий в тоталитарных государствах. Такую роль в СССР в 1930-е годы играли разного рода «особые совещания», «специальные трибуналы» и т. д. Чрезвычайные суды, действуя в атмосфере общественной истерии, страха или давления со стороны правящих кругов, выносили приговоры, вплоть до смертных, без достаточных правовых оснований, детального предварительного и судебного следствия и процессуальных гарантий для подсудимых (так называемое упрощенное производство). Формально такие суды — там, где они периодически создаются, — могут быть включены в общую судебную систему, но обычно их создание исключает какое-либо обжалование в вышестоящие суды общей юрисдикции. Тем самым грубо нарушаются элементарные права и свободы граждан.

В современных демократических государствах чрезвычайные суды запрещаются. Европейский Суд по правам человека признал не соответствующим Конвенции о защите прав человека и основных свобод («право на независимый и беспристрастный суд» — ст. 6) создание в Турции «судов государственной безопасности», которые включают в свой состав наряду с гражданскими судьями военного судью. В наше время к созданию чрезвычайных судов под различными названиями прибегают авторитарные и военные режимы.

Чрезвычайное положение — особый правовой режим, временно вводимый для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя. Такой режим меняет характер деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, должностных лиц и общественных объединений, допускает отдельные ограничения прав и свобод граждан. Порядок введения чрезвычайного положения регулируется конституциями и законами, соответствующий акт принимается главой государства.

Международный пакт о гражданских и политических правах (ст. 4) указывает, что чрезвычайное положение вводится в условиях, когда жизнь нации находится под угрозой, о чем официально объявляется; в этих условиях государство может принимать меры в отступление от своих обязательств по данному Пакту только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, эти меры не должны влечь за собой дискриминацию исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения. О таких отступлениях государство обязано немедленно информировать Генерального секретаря ООН. Не допускается отступление от защиты ряда прав человека (на жизнь, против применения пыток, против рабства и др.).

В России чрезвычайное положение регламентируется Федеральным конституционным законом «О чрезвычайном положении» (в редакции от 7 марта 2005 г.). Чрезвычайное положение (ЧП) вводится лишь при наличии обстоятельств, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю Российской Федерации и устранение которых невозможно без применения чрезвычайных мер. К таким обстоятельствам относятся:

а) попытки насильственного изменения конституционного строя, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

б) чрезвычайные ситуации природного № техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ.

Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях вводится указом Президента РФ с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе Федерального Собрания РФ.

Указ Президента подлежит утверждению Советом Федерации.

В указе должны быть определены:

- обстоятельства, послужившие основанием для введения ЧП;

- обоснование необходимости введения ЧП;

- границы территории, на которой вводится ЧП;

- силы и средства, обеспечивающие режим ЧП;

- перечень чрезвычайных мер и пределы их действия, исчерпывающий перечень временных ограничений прав и свобод граждан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений;

- государственные органы (должностные лица), ответственные за осуществление применяемых мер;

- время вступления указа в силу, а также срок действия ЧП.

Указ Президента подлежит незамедлительному обнародованию по каналам радио и телевидения, а также незамедлительному официальному опубликованию.

Указ Президента, не утвержденный Советом Федерации, утрачивает силу по истечении 72 часов с момента его обнародования, о чем население страны или соответствующих ее отдельных местностей оповещается в том же порядке, в каком оно оповещалось о введении ЧП. При введении ЧП на всей территории Российской Федерации Совет Федерации и Государственная Дума продолжают свою работу в течение всего периода действия ЧП. Срок действия ЧП, вводимого на всей территории Российской Федерации, не может превышать 30 суток, а вводимого в ее отдельных местностях, — 60 суток (допускается продление).

Закон устанавливает меры и временные ограничения, применяемые в условиях ЧП, силы и средства, обеспечивающие режим, особое управление соответствующей территорией. Гарантии прав граждан, ответственность граждан и должностных лиц предусматривают установление пределов временных ограничений, порядок и условия применения физической силы и специальных средств, порядок задержания граждан, ответственность за нарушение требований режима, осуществление правосудия и деятельность прокуратуры. Законом установлен исчерпывающий перечень возможных ограничений прав и свобод на время ЧП. Он включает особый режим въезда и выезда, ограничение свободы передвижения по территории, на которой введено ЧП, запрещение проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования, забастовок, ограничение движения транспортных средств и осуществления их досмотра и др. В наиболее опасных случаях, при попытках насильственного изменения конституционного строя, массовых беспорядках и других действиях, угрожающих жизни и безопасности граждан или нормальной деятельности государственных институтов, допускаются введение комендантского часа, ограничение свободы печати, приостановление деятельности политических партий и общественных объединений, ограничение или запрещение продажи оружия, спиртных напитков, выдворение нарушителей общественного порядка, не являющихся жителями данной местности, к месту их проживания или за пределы территории, на которой введено ЧП, за их счет, продление срока задержания подозреваемых в совершении актов терроризма и других особо тяжких преступлений (не более чем на три месяца). Во время действия ЧП выборы и референдумы не проводятся.

Данный Закон предусматривает, что неправомочное применение силы сотрудниками правоохранительных органов, как и превышение должностными лицами своих полномочий, включая нарушение гарантий прав граждан, влечет за собой соответствующую ответственность.

От чрезвычайного положения следует отличать чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, для предупреждения и ликвидации которых создана единая государственная система. Федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (в редакции от 4 декабря 2006 г.) указывает, что эта государственная система осуществляет социальную защиту населения, пострадавшего от чрезвычайных ситуаций, содействует реализации прав и обязанностей населения в области защиты от чрезвычайных ситуаций и проч.

Военное положение. Федеральный конституционный закон «О военном положении» от 30 января 2002 г. определяет военное положение как особый правовой режим, вводимый на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях в случаях агрессии или непосредственной угрозы агрессии. В период действия военного положения, вводимого указом Президента РФ с утверждением Советом Федерации, допускается ограничение прав и свобод граждан, деятельности организаций и должностных лиц; на них могут возлагаться дополнительные обязанности.

В добавление к тем ограничениям прав и свобод, которые указаны выше применительно к чрезвычайному положению, меры военного положения предусматривают приостановление деятельности, подрывающей в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации, привлечение граждан к выполнению работ для нужд обороны, изъятие для нужд обороны имущества у организаций и граждан, запрещение или ограничение выбора места пребывания или жительства, запрещение нахождения граждан на улицах и в иных общественных местах в определенное время суток, введение военной цензуры за почтовыми отправлениями, интернирование граждан иностранного государства, воюющего с Россией, запрещение выезда граждан РФ за пределы страны и др. Выборы и референдумы при военном положении не проводятся. На период военного положения граждане обязаны: выполнять требования органов государственной власти и военного управления, являться по вызову этих органов, участвовать в выполнении работ для нужд обороны, предоставлять необходимое имущество. Определенные обязанности возлагаются также на организации, находящиеся на соответствующей территории.

Ограничения прав и свобод граждан в целях, указанных в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, предусмотрены в ряде других федеральных законов. Эти ограничения чаще всего выступают как необходимые условия для деятельности правоохранительных органов, призванных охранять права и свободы всех граждан. Такие законы, абсолютно необходимые в интересах большинства граждан, одновременно таят опасность злоупотреблений ими, что заставляет законодателя тщательно фиксировать пределы прав соответствующих органов и условия применения ими принуждения по отношению к гражданам. Среди такого рода законов, принятых в Российской Федерации, особенно важны законы об органах федеральной службы безопасности, о внутренних войсках МВД, о милиции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной охране.

Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» (в редакции от 27 июля 2006 г.) предоставляет органам безопасности право устанавливать на конфиденциальной основе отношения сотрудничества с лицами, давшими на это согласие; осуществлять дознание и предварительное следствие по определенным делам, иметь следственные изоляторы; беспрепятственно входить в жилые и иные помещения, принадлежащие гражданам и организациям, в определенных случаях; проверять у граждан документы, удостоверяющие личность; осуществлять административное задержание лиц, совершивших правонарушение, и др.

Органы ФСБ вправе производить оцепление (блокирование) участков местности (объектов) при пресечении актов терроризма, массовых беспорядков, а также при розыске лиц, совершивших побег из-под стражи, преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности, осуществляя при необходимости досмотр транспортных средств. При этом они принимают меры по обеспечению нормальной жизнедеятельности населения и функционирования в этих целях соответствующих объектов в данной местности. Эти органы также могут временно ограничивать или запрещать передвижение граждан и транспортных средств по отдельным участкам местности (на отдельных объектах), обязывать граждан оставаться там или покинуть эти участки в целях защиты жизни, здоровья и имущества граждан, проведения неотложных следственных действий, оперативно-розыскных и антитеррористических мероприятий.

В целях противодействия терроризму органам ФСБ предоставлено право на контрразведывательную деятельность, допускающую ограничение конституционных прав граждан (по решению суда) на срок до 180 суток, а в неотложных случаях — без предварительного судебного постановления, но с обязательным уведомлением судьи в течение 24 часов.

Федеральный закон «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (в редакции от 27 июля 2006 г.) узаконивает права военнослужащих внутренних войск при исполнении возложенных на них обязанностей проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения; задерживать и доставлять в органы милиции лиц, совершивших правонарушение или покушающихся на его совершение, либо с целью установления личности; задерживать определенных лиц на срок до трех часов и содержать в служебных помещениях до передачи органам милиции; производить досмотр транспортных средств; производить обыск лиц, заключенных под стражу, и др. Внутренние войска МВД участвуют в борьбе с терроризмом и обеспечении правового режима контртеррористической деятельности.

Закон РФ «О милиции» (в редакции от 27 июля 2006 г.) закрепляет права милиции проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения; получать от граждан необходимые объяснения; задерживать и содержать под стражей лиц, подозреваемых в совершении преступления; входить беспрепятственно в жилые и иные помещения граждан, в помещения предприятий, организаций и учреждений и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и в других случаях; производить досмотр ручной клади и багажа пассажиров гражданских воздушных судов, а при необходимости и личный досмотр пассажиров; временно ограничивать или запрещать движение транспорта и пешеходов на улицах и дорогах; осматривать места хранения и использования огнестрельного оружия и др. Милиция участвует в противодействии терроризму и обеспечении правового режима контртеррористической операции. Она контролирует соблюдение правил регистрационного учета граждан, правил въезда и выезда из Российской Федерации, установленных для иностранцев.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (в редакции от 2 декабря 2005 г.) позволяет органам внутренних дел, федеральной службы безопасности, пограничной охраны, службы внешней разведки, налоговой полиции, государственной охраны в целях борьбы с преступностью проводить гласно и негласно оперативно-розыскные действия; устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; использовать служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспортные средства и иное имущество частных лиц и др.

Определяя основания и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, Закон устанавливает правило, согласно которому проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения. Предварительный судебный контроль за законностью и обоснованностью таких мероприятий является одной из важнейших гарантий, призванных защитить права и свободы граждан от произвольного и чрезмерного их ограничения органами и должностными лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Федеральный закон «О государственной охране» (в редакции от 2 декабря 2005 г.), в частности, предоставляет федеральным органам государственной охраны право задерживать и доставлять в органы внутренних дел лиц, совершивших правонарушения в местах пребывания объектов охраны; использовать в служебных целях транспортные средства организаций и граждан для преследования и задержания лица, совершившего преступление или подозреваемого в его совершении; беспрепятственно входить в жилые помещения граждан (об этих случаях, если вхождение в помещение происходит против воли граждан, органы охраны обязаны уведомить прокурора в течение 24 часов); временно ограничивать или запрещать движение транспорта и пешеходов на улицах и дорогах и др.

Федеральный закон «О противодействии терроризму» (в редакции от 5 марта 2006 г.), устанавливая правовой режим в зоне проведения контртеррористической деятельности, закрепляет за соответствующими лицами право:

- принимать при необходимости меры по временному ограничению или запрещению движения транспортных средств и пешеходов на улицах и дорогах;

- проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие их личность, а в случае отсутствия таких документов задерживать указанных лиц для установления личности;

- задерживать и доставлять в органы внутренних дел лиц, совершивших или совершающих правонарушения либо иные действия, направленные на воспрепятствование законным требованиям лиц, проводящих контртеррористическую операцию;

- беспрепятственно входить (проникать) в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения и на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения организаций независимо от форм собственности;

- производить при проходе (проезде) в зону проведения контртеррористической операции и при выходе (выезде) из указанной зоны личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей, досмотр транспортных средств и провозимых на них вещей, в том числе с применением технических средств;

- использовать в служебных целях средства связи, включая специальные, принадлежащие гражданам и организациям независимо от форм собственности;

- использовать в служебных целях транспортные средства, принадлежащие организациям независимо от форм собственности, и др.

Устанавливается, что для борьбы с терроризмом Вооруженные Силы могут применяться для пресечения полетов воздушных судов, используемых для совершения террористического акта либо захваченных террористами, а также для пресечения террористических актов на морских судах и для участия в пресечении терроризма за пределами РФ в соответствии с международными актами. При этом Вооруженным Силам предоставляется право уничтожить самолет или морское судно, если они не реагируют на радиокоманды или не подчиняются им. Решение о применении Вооруженных Сил для борьбы с терроризмом за пределами РФ принимает Президент РФ. Об этом он информирует Совет Федерации.

В Законе оговаривается, что для сохранения жизни и здоровья людей, захваченных террористами, возможно ведение с ними переговоров, однако подчеркивается, что при этом не должны рассматриваться выдвигаемые террористами политические требования. Реабилитация лиц, пострадавших в результате террористического акта, осуществляется за счет средств федерального и регионального бюджетов. Также говорится, что в Российской Федерации запрещается создание и деятельность организаций, цели и действия которых направлены на пропаганду, оправдание и поддержку терроризма. Решение о признании конкретной организации террористической принимает суд на основании заявления прокуратуры.

7 августа 2000 г. вступил в силу Федеральный закон «О ратификации Европейской конвенции о пресечении терроризма».

В Закон включено заявление о необходимости применения Конвенции таким образом, чтобы «обеспечить неотвратимость ответственности за совершение преступлений, подпадающих под действие Конвенции, без ущерба для эффективности международного сотрудничества по вопросам выдачи и правовой помощи».

Ограничения прав и свобод граждан всегда сбалансированы

правом на обжалование действий должностных лиц соответствующих государственных органов, закрепленным в Конституции РФ (ст. 46), в Уголовно-процессуальном кодексе, в законах о прокуратуре, об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан.

Перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ основания для ограничения прав и свобод явно предусмотрены для непредсказуемых обстоятельств, которые могут потребовать усиления защиты одних прав за счет ограничения других прав человека.

Федеральному Собранию в каждом случае принятия закона об ограничении прав и свобод придется конкретно и взвешенно подходить к определению меры и необходимости ограничения каждого конституционного права, придания ограничительным нормам закона постоянного или временного характера.

§ 7. Равенство и равноправие

Конституционному праву известны два сходных понятия: равенство и равноправие. Первое означает одинаковое юридическое положение граждан (и неграждан) перед законом, т. е. совпадение всего комплекса прав и обязанностей у всех лиц. Второе — совпадение объема только прав (в Конституции это понятие выражено также термином «равенство прав и свобод»). Но оба эти понятия употребляются как синонимы для обозначения одинаковой меры свободы каждого человека. Содержание равенства и равноправия предполагает отсутствие неузаконенных привилегий и запрет дискриминации по любым основаниям. Провозглашение прав и свобод человека и гражданина имеет смысл только в том случае, если государство гарантирует равенство и равноправие, поэтому во всех конституциях главы о правах и свободах начинаются с закрепления гарантий равенства и равноправия.

Равенство — основополагающий принцип отношений человека с государством, устанавливающий единый для всех уровень прав и свобод и запрещающий любую дискриминацию. Этот принцип, провозглашенный в ходе демократических революций XVII — XVIII вв. вместе со свободой, был направлен против сословных привилегий и лег в основу демократической концепции прав и свобод граждан. Формальное равенство граждан безотносительно к фактическому социальному и имущественному положению было признано в качестве императива правового государства.

Закрепление принципа равенства в конституционном документе впервые было осуществлено в США, где в Декларации независимости (1776 г.) было записано, что «все люди созданы равными». С тех пор этот принцип получил всеобщее признание и закрепляется в самом начале любой демократической конституции. Всеобщая декларация прав человека (1948 г.) говорит о равенстве в тесном единстве со свободой и братством, о равенстве всех людей в «достоинстве и правах» (ст. 1).

Конституционное право правового государства обеспечивает только юридическое, г. е. формальное, равенство между людьми.

Коммунистическая идея фактического уравнивания людей по сути своей противоречит свободе человека, к тому же носит утопический и противоестественный характер. Она неизбежно становится знаменем массового насилия и в то же время ведет людей к уравниванию в нищете. В некоторых демократических странах конституции закрепляют социальное равенство, которое призвано смягчить фактическое неравенство между людьми путем перераспределения доходов и развития государственных институтов социальной помощи. Но в российской Конституции эта цель не закреплена, можно только предположить, что она входит в понятие социального государства. Принцип равенства и равноправия закреплен в ст. 19 Конституции РФ. Прежде всего устанавливается, что «все равны перед законом и судом». Следовательно, не должны приниматься законы, которые, определяя права и обязанности, подходили бы к различным людям или группам населения с различной меркой. Смысл формального равенства состоит в предоставлении всем равных стартовых возможностей, реализация которых зависит от таланта, разума и предприимчивости каждого человека. Закон не может без риска уничтожения свободы человека регулировать эти человеческие качества, попытка привести их к «средней» величине неминуемо ведет к торможению общественной активности людей, утрате энергии самых сильных и общественно полезных личностей.

Столь же важно равенство людей перед судом. Здесь не имеет значения правовой статус человека — все, то есть каждый человек, как граждане, так и неграждане, а также иностранцы, предстают перед судом в равном статусе, получая одинаковую защиту своих законных прав и неся одинаковую меру ответственности.

Закрепляя равноправие, Конституция устанавливает независимость этого состояния от каких-либо обстоятельств. По существу, это запрет дискриминации человека по соображениям пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. В этом наборе обстоятельств, отнюдь не исчерпывающем («и других обстоятельств»), особенно важен запрет дискриминации по соображениям расы, национальности и языка, поскольку Россия является многонациональной страной с пока еще напряженными межнациональными отношениями. Актуален запрет дискриминации по соображениям происхождения.

Это исключает возможность лишать кого бы то ни было каких-либо прав и свобод в связи с тем, что данное лицо не относится по рождению к «самому передовому классу». Тем самым признается, что все классы и социальные группы по своей роли в обществе находятся в равном положении, и не может быть речи о социальном превосходстве или, наоборот, социальной униженности какого-либо лица. В такой же мере важен запрет дискриминации по соображениям убеждений, который защищает свободу мнений каждого человека и исключает официальное деление этих мнений на «правильные» и «вредные».

Равенство, равноправие и запрет дискриминации лежат в основе многих конституционно-правовых институтов. Ими определяется подход государства ко всем провозглашенным правам и свободам граждан, правовой статус субъектов Федерации, политических партий и общественных объединений, деятельность органов местного самоуправления.

Равноправие и запрет дискриминации не означают, что право вообще не может устанавливать привилегий и льгот. Льготы, например, необходимы для участников Великой Отечественной войны, многодетных матерей, лиц, совмещающих учебу с работой, и др. Но это узаконенные льготы, выражающие признанные обществом стандарты социальной справедливости. Совсем другими были привилегии номенклатуры в тоталитарном государстве, которые скрывались от общества и служили формой подкупа высшего чиновничества.

Конституция России отдельно решает вопрос о равенстве прав и свобод мужчины и женщины, специально подчеркивая необходимость равных возможностей для реализации этих прав и свобод. В данном случае нельзя сводить вопрос к формальному равенству мужчин и женщин, как это часто делают представители феминистского движения на Западе, считающие, что льготы якобы унижают женщин и способствуют сохранению неравенства с мужчинами. На самом деле, учитывая высокое социальное значение материнства и роль женщины в поддержании семьи, общество обязано создать женщинам специальные гарантии для реализации их прав. Государство обязано обеспечить доступ женщин к здравоохранению, образованию, профессиональной подготовке, трудоустройству, а также удовлетворению других социальных потребностей. Федеральным законом от 19 июня 2004 г. ратифицирован Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (принят Генеральной Ассамблеей ООН 6 октября 1999 г.). Протокол предоставляет специально созданному Комитету право принимать и рассматривать заявления (жалобы) отдельных лиц или групп о нарушении их прав государством.



1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   39


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница