Мальчик, который остался жив



страница8/21
Дата11.11.2016
Размер2.92 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21

печенку, и на требуху. Джордж клянется, что однажды ему попался орех со

вкусом соплей.

Рон достал зеленый орешек, подозрительно осмотрел его со всех

сторон и осторожно откусил кусочек.

- Беее... вот, видишь? Спаржа.

Есть всевкусные орешки было очень весело. Гарри попался вкус

бутерброда с сыром, кокоса, жареных бобов, клубники, травы, кофе,

сардин... Под конец он так расхрабрился, что решился надкусить странный

серый орех, который Рон категорически отказался трогать. Орех был со

вкусом перца.

Пейзаж за окном становился все более необитаемым. Аккуратные

пастбища остались позади. Теперь мимо окон проносились леса, извилистые

реки и темно-зеленые холмы.

В дверь постучали. Вошел круглолицый мальчик, мимо которого Гарри

прошел на платформе девять три четверти. Мальчик выглядел так, будто вот-

вот заплачет.

- Извините, - сказал он. - Вы случайно не видели жабу?

Рон с Гарри покачали головами, а мальчик захныкал:

- Я ее потерял! Она все время убегает!

- Найдется, - пообещал Гарри.

- Да, - выдавил мальчик несчастным голосом, - если вы ее увидите...

И он удалился.

- Чего он так волнуется, не знаю, - поднял бровь Рон. - Если бы у

меня была жаба, я бы постарался ее потерять как можно быстрее. С другой

стороны, у меня у самого Струпик, так что кто бы говорил.

Крыса посапывала у Рона на коленях.

- Если бы он умер, мы бы не заметили разницы, - с отвращением

бросил Рон. - Я вчера пытался перекрасить его в желтый цвет, чтобы он

стал поинтереснее, но заклинание не сработало. Вот смотри, сейчас

покажу...

Он порылся в сундуке и достал сильно потрепанную волшебную палочку.

Она была вся в царапинах, а на конце виднелось что-то белое.

- Шерсть единорога уже почти повылезла. Ну, неважно...

Едва он поднял палочку, дверь купе опять отворилась. Снова вошел

мальчик без жабы, но зато, на этот раз, с девочкой. Девочка уже

oependek`q| в форму "Хогварца".

- Жабу не видели? А то Невилль потерял, - сказала она. У нее был

начальственный голос, густые каштановые волосы и довольно крупные

передние зубы.

- Мы же сказали: не видели, - немного раздраженно отозвался Рон, но

девочка уже не слушала, она смотрела на волшебную палочку у него в руке.

- А, значит, магией занимаетесь? Давайте посмотрим.

Она села. Рон был растерян.

- Ну... ладно.

Он прочистил горло.

Маргаритки, горстка риса,

Желтой стань, дурная крыса.

Он взмахнул палочкой, но ничего не произошло. Струпик остался серым

и продолжал спать.

- Ты уверен, что это настоящее заклинание? - спросила девочка. - В

любом случае, не очень-то хорошее. Я пробовала несколько простых

заклинаний, и у меня все получалось. В моей семье никто магией не

занимается, это был такой необыкновенный сюрприз, когда пришло письмо, и

я была так счастлива, так счастлива, сами понимаете, это же лучшая школа

ведьминских искусств, мне так говорили - я уже все учебники выучила

наизусть, надеюсь, конечно же, этого будет достаточно - меня зовут

Гермиона Грэнжер, между прочим, а вас как?

Все это она выпалила единым духом.

Гарри посмотрел на Рона и с облегчением понял по его ошарашенному

виду, что тот тоже не выучил наизусть всех учебников.

- Я - Рон Уэсли, - пробормотал Рон.

- Гарри Поттер, - сказал Гарри.

- Правда?! - восхитилась Гермиона. - Я, конечно же, все про тебя

знаю, у меня были книжки для дополнительного чтения, и про тебя есть в

"Истории современной магии", и в "Расцвете и падении темных сил", и в

"Великих волшебствах двадцатого века".

- Неужели? - удивился Гарри, чувствуя головокружение.

- Господи, да неужели ты не знаешь, я бы выяснила все досконально,

если бы это касалось меня, - сказала Гермиона. - Вы уже знаете, в каком

колледже будете учиться? Я тут поспрашивала, надеюсь, меня зачислят в

"Гриффиндор", вроде бы он самый лучший; говорят, там сам Думбльдор

учился, но, как я полагаю, и "Равенкло" тоже ничего... В любом случае,

сейчас надо бы пойти поискать жабу Невилля. А вам обоим, знаете, лучше

бы переодеться, по моим расчетам, мы скоро приедем.

Она ушла, прихватив с собой мальчика без жабы.

- Не знаю, в каком я буду колледже, лишь бы не там, где она, -

проворчал Рон. Он швырнул палочку назад в сундук. - Дурацкое заклинание!

Мне его Джордж дал. Голову даю на отсечение, он знал, что это не

заклинание, а ерунда!

- А в каком колледже твои братья? - спросил Гарри.

- В "Гриффиндоре", - ответил Рон. И снова помрачнел. - Мама с папой

тоже там учились. Не знаю, что они скажут, если меня зачислят в какой-

нибудь другой. Не думаю, что "Равенкло" много хуже, но представь, что

будет, если я попаду в "Слизерин".

- Это там учился Воль... то есть, Сам-Знаешь-Кто?

- Ага, - Рон с несчастным видом плюхнулся на сидение.

- Знаешь, мне кажется, кончики усов у Струпика стали заметно

светлее, - попытался ободрить его Гарри. - А чем сейчас занимаются твои

старшие братья, после окончания школы?

Гарри было интересно, чем вообще занимаются колдуны, закончив

школу.


- Чарли в Румынии, изучает драконов, а Билл в Африке по делам

"Гринготтса", - сказал Рон. Слышал про "Гринготтс"? Это было в

"Прорицательской газете", муглы ее, наверно, не выписывают... кто-то

пытался ограбить спецхран.

Гарри расширил глаза.

- Правда? И что? Что стало с грабителями?

- Да ничего, поэтому-то весь и шум. Их не поймали. Папа говорит,

wrn только очень сильный злой колдун может обойти охрану "Гринготтса",

хотя, по слухам, оттуда ничего не украли. Это очень странно. И знаешь,

все сразу пугаются, когда случается что-то подобное - вдруг за этим

стоит Сам-Знаешь-Кто.

Гарри старался переварить эту новость. Теперь при одном упоминании

имени Сами-Знаете-Кого у него по спине мурашки ползли от страха. Он

полагал, что так и должно быть при вступлении в колдовской мир, однако

раньше было проще: он спокойно говорил "Вольдеморт" и при этом прекрасно

себя чувствовал.

- А в квидише ты за какую команду? - спросил Рон.

- Эээ... а я ни одной не знаю, - признался Гарри.

- Что! - Рон был совершенно убит. - Ой, ну ты подожди, ты узнаешь,

это же лучшая игра на свете... - и он с увлечением принялся объяснять

про четыре мяча и про позиции семерых игроков, описывать ход известных

матчей, на которых он побывал с братьями, и называть марки метел,

которые бы он приобрел, будь у него деньги. Он как раз расписывал Гарри

наиболее интересные моменты одной игры, когда дверь купе еще раз

открылась, но на этот раз пришел не Невилль, мальчик без жабы, и даже не

Гермиона Грэнжер.

Вошли трое ребят, и того, что стоял посередине, Гарри сразу узнал:

это был бледный мальчишка из магазина мадам Малкин. Он смотрел на Гарри

с куда большим интересом, чем там, на Диагон-аллее.

- Это правда? - высокомерно спросил он. - Все в поезде говорят, что

в этом купе едет Гарри Поттер. Так это ты?

- Да, - Гарри окинул взглядом других двух мальчиков. Оба они были

плотные и имели злобный вид. Стоя по обеим сторонам от бледного

мальчишки, они напоминали телохранителей.

- Кстати, это Краббе, а это - Гойл, - небрежно представил приятелей

бледный мальчишка, заметив взгляд Гарри. - А меня зовут Малфой, Драко

Малфой.

Рон тихонько кашлянул, похоже, пытаясь скрыть смешок. Драко Малфой



презрительно посмотрел на него.

- По-твоему, у меня смешное имя? Между прочим, я тебя знаю. Мой

отец сказал, что у всех Уэсли рыжие волосы, а веснушек и детей больше,

чем они могут себе позволить.

Малфой снова повернулся к Гарри.

- Ты скоро узнаешь, что некоторые колдовские семьи гораздо лучше

остальных, Поттер. Тебе не следует водить дружбу с неподходящими людьми.

И тут я мог бы тебе помочь.

Он протянул руку, но Гарри не принял ее.

- Думаю, я и сам смогу отличить неподходящих людей, спасибо, -

холодно отрезал он.

Драко Малфой не покраснел, но легкий розоватый отсвет все же

появился у него на щеках.

- На твоем месте я был бы осторожнее, Поттер, - медленно проговорил

он. - Не будешь вежливым, последуешь за родителями. Они тоже не умели

отличить полезное от бесполезного. Будешь общаться с таким мусором, как

Уэсли или этот жуткий Огрид, сам запачкаешься.

Гарри и Рон поднялись плечо к плечу.

- Что ты сказал? - процедил Рон. Лицо у него стало такого же цвета,

что и волосы.

- Ах, ты собираешься побить нас? - издевательски спросил Малфой.

- Если только вы сейчас же не уберетесь, - сказал Гарри гораздо

более храбро, чем на самом деле себя чувствовал: и Краббе, и Гойл были

куда крупнее их с Роном.

- А мы не хотим уходить, правда, ребятки? Мы уже все съели, а у вас

еще осталось...

Гойл протянул руку к шоколадушке - Рон рванулся, но, еще до того

как он успел схватить Гойла, тот издал душераздирающий вопль.

У него на пальце висел Струпик, глубоко впившись маленькими острыми

зубками в сустав. Краббе с Малфоем отступили - Гойл, завывая, кругами

раскручивал крысу, пытаясь стряхнуть животное с руки, и, когда наконец

Струпик отлетел и ударился об оконное стекло, все трое немедленно

hqwegkh. Может быть, они испугались, что в конфетах есть еще крысы, а

возможно, услышали шаги - секунду спустя появилась Гермиона Грэнжер.

- Что у вас происходит? - спросила она, глядя на конфеты,

рассыпанные по полу и на Струпика, которого Рон за хвост поднимал с

полу.

- Кажется, он в обмороке, - сказал Рон, обращаясь к Гарри. Потом он



посмотрел более внимательно. - Нет - ты не поверишь - он опять заснул.

Струпик действительно заснул.

- Ты раньше встречался с Малфоем?

Гарри рассказал о встрече на Диагон-аллее.

- Я слышал об этой семье, - помрачнел Рон. - Они первыми вернулись

на нашу сторону, когда Сам-Знаешь-Кто исчез. Клялись, что их околдовали.

Мой папа не верит. Он говорит, что отец Малфоя только и ждал, чтобы

перейти к Темным Силам. - Он повернулся к Гермионе. - Тебе что-то нужно?

- Лучше поторопитесь и наденьте форму, я только что ходила в первый

вагон, к кондуктору, и он сказал, мы уже почти приехали. Вы не дрались,

нет? А то попадете в историю, еще до того, как приедем в школу.

- Это Струпик дрался, а не мы, - Рон бросил на Гермиону сердитый

взгляд. - Может быть, ты выйдешь, пока мы переодеваемся?

- Сейчас - я зашла сюда только потому, что ребята в коридоре ведут

себя совершенно по-детски, бегают туда-сюда, - объяснила Гермиона

обиженно. - А у тебя на носу какая-то грязь, ты в курсе?

Рон с немым возмущением проводил её глазами. Гарри выглянул в окно.

Вечерело. На фоне темно-пурпурного неба чернели силуэты гор и лесных

деревьев. Поезд начал замедлять ход.

Гарри с Роном сняли курточки и натянули длинные черные робы. Старая

роба брата была коротковата Рону, и из-под нее виднелись кроссовки.

По вагонам эхом разнеслось объявление:

- Через пять минут поезд прибудет на платформу "Хогварц".

Пожалуйста, оставьте багаж в купе, его доставят в школу отдельно.

Гарри так занервничал, что у него свело живот, и, как он заметил,

Рон тоже побелел под веснушками. Они распихали остатки сладостей по

карманам и присоединились к детям, столпившимся в коридоре.

Поезд пополз тихо-тихо и в конце концов остановился. Дети бросились

к дверям и вывалились на крошечную, темную платформу. От холодного

вечернего воздуха Гарри пробрала дрожь. Затем над головами ребят поплыла

лампа, и Гарри услышал знакомый голос:

- Пер'клашки! Пер'клашки, сюда! Порядок, Гарри?

Большое косматое лицо Огрида улыбалось над морем голов.

- Давайте, давайте, за мной - еще пер'клашки есть? Смотрите под

ноги! Пер'клашки, за мной!

Поскальзываясь и спотыкаясь, дети пошли за Огридом по отвесной,

узкой тропинке. По обеим сторонам тропинки было очень темно - Гарри

предположил, что там, наверное, сразу начинается непроходимый лес. Дети

почти не разговаривали. Невилль, мальчик, который все время терял свою

жабу, изредка всхлипывал.

- Скоро первый раз увидим "Хогварц", - через плечо объявил Огрид, -

тут, за поворотом.

Раздалось громкое "Ооооо!"

Узкая тропинка внезапно вывела их на берег большого черного озера.

Возвышаясь на вершине скалы, сияя окнами на фоне усыпанного звездами

неба, на другом берегу стоял огромный замок с многочисленными башнями и

башенками.

- Не больше четырёх в лодку! - распоряжался Огрид, указывая на

флотилию маленьких лодочек, сгрудившихся у берега. Невилль и Гермиона

сели в одну лодку с Гарри и Роном.

- Все сели? - проорал Огрид, усаживаясь в собственную лодку один. -

Отлично - ВПЕРЕД!

Флотилия дружно отчалила от берега и заскользила по гладкой, как

зеркало, поверхности озера. Дети молчали и во все глаза смотрели на

высившийся впереди замок. Им приходилось задирать головы все больше по

мере того, как они приближались к утесу.

- Пригнуть головы! - скомандовал Огрид, когда первая лодка достигла

sreq`, все пригнулись, и маленькие лодочки пронесли их сквозь занавес из

плюща, за которым прятался вход в широкую пещеру. Они проплыли по

темному тоннелю, видимо, уводившему в подземелье замка, и там, наконец,

достигли подземного причала. Они выбрались на берег, усеянный галькой.

- Эй, ты! Твоя жаба? - крикнул Огрид, проверявший лодки, покуда

дети выбирались на берег.

- Тревор! - вскричал абсолютно счастливый Невилль, протягивая

ладошки.

Потом все пошли по переходу, следуя за лампой Огрида, и наконец

вышли на ровный, покрытый росой газон прямо перед замком.

Взойдя по каменным ступеням, путешественники сгрудились перед

высоченными дубовыми воротами.

- Все здесь? Жаба на месте?

Огрид поднял гигантский кулак и трижды постучал в ворота замка.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ШЛЯПА-СОРТИРОВЩИЦА

Ворота немедленно отворились. На пороге в изумрудно-зеленой мантии

стояла высокая темноволосая ведьма. У нее было очень суровое лицо, и

Гарри пришло в голову, что, пожалуй, этой даме лучше не перечить.

- Первоклашки, профессор МакГонаголл, - доложил Огрид.

- Спасибо, Огрид. Я отведу их.

Она широко распахнула двери. Холл, в котором они оказались, был

столь огромен, что в нем мог бы свободно разместиться весь дом Дурслеев

целиком. Каменные стены, так же, как и в "Гринготтсе", освещались

горящими факелами, потолок был слишком высок, чтобы его можно было

рассмотреть, а наверх вела сверкающая великолепием, роскошная мраморная

лестница.

Дети вслед за профессором МакГонаголл пошли через вестибюль,

торжественно ступая по вымощенному камнем полу. Из-за дверей справа до

Гарри доносился приглушенный гул сотни голосов - остальные ученики,

должно быть, уже собрались - но профессор МакГонаголл провела

первоклассников в маленькую пустую комнатку в стороне от центрального

зала. Дети столпились, прижавшись гораздо теснее друг к другу, чем

сделали бы при обычных обстоятельствах, и растерянно озирались вокруг.

- Добро пожаловать в "Хогварц", - произнесла профессор МакГонаголл.

- Скоро начнется банкет, посвященный началу учебного года, но, прежде

чем вы сядете за стол в Большом Зале, вас должны распределить по

колледжам. Сортировка - одна из самых важных церемоний в нашей школе,

потому что, пока вы находитесь в ее стенах, ваш колледж - это то же

самое, что ваша семья. Вы будете заниматься в здании своего колледжа,

спать в общей спальне своего колледжа и проводить свободное время в

общей гостиной своего колледжа.

- В нашей школе четыре колледжа, они называются "Гриффиндор",

"Хуффльпуфф", "Равенкло" и "Слизерин". У каждого колледжа своя, очень

интересная и благородная, история, и в каждом в свое время учились

выдающиеся ведьмы и колдуны. Пока вы находитесь в "Хогварце", за любой

ваш успех вашему колледжу будет начисляться определенное количество

баллов, а за любое нарушение правил баллы будут вычитаться. В конце

учебного года тот колледж, который заработает наибольшее количество

баллов, будет награжден особым кубком, это очень почетная награда. Я

надеюсь, что каждый из вас станет гордостью того колледжа, куда он

вскоре будет определен.

- Церемония сортировки начнется через несколько минут в присутствии

остальных учащихся школы. Предлагаю вам не тратить времени даром и

привести себя в порядок перед началом церемонии.

Ее взгляд задержался на минуту на мантии Невилля, застегнутой под

левым ухом, и на испачканном носу Рона. Гарри принялся лихорадочно

приглаживать волосы.

- Я вернусь за вами, когда все будет готово, - сказала профессор

МакГонаголл, - будьте добры не шуметь.

Она вышла. Гарри сглотнул слюну.

- А как распределяют по колледжам? - спросил он у Рона.

- Проводят какую-нибудь проверку, наверное. Фред говорил, это

ужасно больно, но я думаю, он, как всегда, шутил.

Сердце у Гарри упало. Проверку? Перед всей школой? Но он же еще не

знает никакого волшебства - что же ему делать? Он не ожидал, что их

будут проверять сразу же, едва только они приедут. Он озадаченно

посмотрел вокруг и увидел, что все остальные пребывают в такой же

панике, как и он сам. Все молчали, за исключением Гермионы Грэнджер,

которая очень-очень быстро шептала что-то о заклинаниях, которые она

выучила и гадала, какое из них у нее спросят. Гарри постарался не

слушать ее. Он ни разу еще так не нервничал, ни разу, даже тогда, когда

нес Дурслеям записку от директора, в которой было сказано, что он

неизвестным способом перекрасил парик своей учительницы в синий цвет.

Гарри уставился в пол. Буквально в любую секунду вернется профессор

МакГонаголл и поведет его на позор.

И тут случилось нечто такое, что заставило его подпрыгнуть чуть ли

не на метр вверх - а какие-то ребята, стоявшие позади него, страшно

закричали:

- Что это?!

Гарри, как и все остальные вокруг, просто задохнулся от ужаса. Из

задней стены сплошным потоком выскальзывали привидения, штук, как

минимум, двадцать. Жемчужно-белого цвета, полупрозрачные, они струились

по комнате, беседуя друг с другом и не замечая первоклассников. Кажется,

они о чем-то спорили. Одно, в виде толстенького низенького монаха,

говорило: "Забудь и прости, как говорится, мы должны дать ему еще один

шанс..."


- Дорогой Монах, разве мы не дали Дрюзгу все шансы, которые только

могли? Он бросает тень на всех нас и потом, знаете, он ведь даже не

совсем призрак... А вы все что тут делаете?

Приведение в жабо и панталонах вдруг обратило внимание на детей.

Никто не ответил.

- Пополнение! - воскликнул Жирный Монах, улыбаясь всем подряд. - На

сортировку, полагаю?

Несколько человек молча кивнули.

- Надеюсь, вы попадете в "Хуффльпуфф"! - пожелал Монах. - Я там

учился, понимаете?

- Построились! - раздался резкий голос. - Церемония сортировки

начинается!

Это вернулась профессор МакГонаголл. Одно за другим, привидения

покинули комнату через противоположную стену.

- Построились, построились, - подгоняла профессор МакГонаголл

первоклашек, - и за мной.

Чувствуя, как ноги наливаются свинцом, Гарри встал в строй следом

за мальчиком с волосами песочного цвета, а Рон встал за Гарри, после

чего неуверенными шагами они побрели из комнаты и, через двойные двери,

вышли в Большой Зал.

Гарри и вообразить не мог, что на свете бывают такие удивительные и

прекрасные места. Зал был освещен тысячами и тысячами свечей, плавающими

в воздухе над четырьмя длинными столами, за которыми сидели остальные

учащиеся школы. Столы были сервированы золотыми блюдами и кубками. В

дальнем конце зала стоял еще один длинный стол, для учителей. Профессор

МакГонаголл провела детей туда и поставила их так, что они выстроились

лицом к ученикам, а учительский стол оказался у них за спиной. На

новичков смотрели сотни лиц, похожих в неверном свете свечей на бледные

фонарики. Там и сям между учащимися тусклым серебром отливали фигуры

привидений. Гарри посмотрел вверх, главным образом затем, чтобы избежать

направленных на него взглядов. Он увидел бархатисто-черный потолок,

усеянный звездами. Он услышал, как Гермиона шепчет: "Он так заколдован,

как будто это настоящее звездное небо. Я читала в "Истории "Хогварца".

Невозможно было поверить, что это не небо, а потолок, и что Большой

Зал не уходит вверх, прямо в космос.

Профессор МакГонаголл молча установила перед первоклассниками

табуретку на четырех ножках. На табуретку она положила островерхую

jnkdnbqjs~ шляпу. Шляпа была вся в заплатках, потрепанная и невообразимо

грязная. Тетя Петуния ни за что не согласилась бы держать такую в доме.

Может быть, надо достать оттуда кролика, в ужасе подумал Гарри.

Заметив, что все пристально смотрят на шляпу, он тоже стал внимательно

смотреть. В течение нескольких секунд в Зале стояла абсолютная тишина.

Затем шляпа дернулась. Возле ее края образовалась дыра наподобие рта - и

шляпа запела:

Может, я не хороша,

Но по виду не судите,

Шляпы нет умней меня

Хоть полмира обойдите.

Круглобоки котелки,

А цилиндры высоки,

Зато мне при сортировке

Нету равных по сноровке.

Для меня нет в мире тайны,

Ничего не утаить,

Как наденешь - так узнаешь,

Где тебя должны учить.

Может, в "Гриффиндор" дорога,

По ней храбрые идут,

Им и доблесть, и отвага

В веках славу создают,

В "Хуффльпуфф" не попадете

Если глупы, нечестны,

Хуффльпуффцы все в почете,

Знамени труда верны,

Старый мудрый "Равенкло"

Примет быстрого умом,

Если любит кто учебу,

Там найдет свою дорогу,

Или, может, в "Слизерине",

Вы отыщете друзей,

Они хитростью поныне

К цели движутся своей.

Так наденьте меня и не бойтесь!

Вы в надежных руках, успокойтесь,

(Хотя рук-то и нет у меня),

Зато думать умею я!

Лишь только Шляпа закончила петь, зал разразился аплодисментами.

Шляпа поклонилась каждому из четырех столов и замерла совершенно

неподвижно.

- Так, значит, нам надо всего-навсего примерить шляпу! - шепотом

воскликнул Рон. - Я убью Фреда, он все врал про поединок с троллем!

Гарри слабо улыбнулся. Конечно, померить шляпу куда легче, чем

произносить заклинания, но все равно хотелось бы, чтобы это происходило

не на глазах у всей школы. Из песни следовало, что Шляпа предъявляет

высокие требования; Гарри не чувствовал себя отважным, не чувствовал,

что у него быстрый ум или что там еще, ничего этого он в себе не

замечал. Вот если бы Шляпа упомянула про колледж для тех, кого тошнит от

страха, то это было бы место как раз для него.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница