Максим Блант Финансовый кризис



страница12/16
Дата04.05.2016
Размер2.29 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

ЧАСТЬ 4

После банкротства Lehman Brothers. Цепная реакция 




БИРЖЕВОЙ КРАХ СЛУЧИЛСЯ, ЧТО ДАЛЬШЕ?

Кардинальное отличие нынешней ситуации от той, которую можно было наблюдать еще год назад, заключается в том, что в начале кризиса инвесторы фиксировали прибыль по одним активам, чтобы вложиться в другие, более перспективные. А сейчас они фиксируют убытки, чтобы расплатиться с долгами.

Волна распродажи активов, прокатившаяся по миру после сообщения о банкротстве одного из пяти крупнейших инвестиционных банков США Lehman Brothers и критической ситуации, в которой оказалась крупнейшая в мире страховая компания AIG, больнее всего ударила по России. Обвала, подобного тому, что наблюдался во вторник, в стране не видели с августа 1998 года. Падение индекса РТС, опустившегося на 11,47% прекратилось только благодаря экстренной остановке торгов. Индекс ММВБ, возобновивший работу после часового перерыва, по итогам дня потерял 11,45%.

Причин для того, чтобы именно российский фондовый рынок сильнее всего пострадал от глобального финансового цунами, было предостаточно. Иностранные инвесторы, игравшие до недавнего времени доминирующую роль на отечественном рынке акций, начали выводить деньги из страны еще в мае. Корпоративные войны, разразившиеся между акционерами российско-британской ТНК-ВР, а также в ГМК «Норильский никель», стали причиной того, что крупные инвесторы, многие из которых столкнулись с серьезным дефицитом ликвидности, начали в первую очередь продавать именно российские бумаги. Не добавили оптимизма и обвал котировок «Мечела», а с ними и всего рынка, случившийся после публичного наезда премьера Владимира Путина на главу компании Игоря Зюзина. Падение цен на нефть и война в Грузии, в результате которой страна оказалась на грани холодной войны с Западом, превратили коррекцию в отвесное падение.

И все же главной причиной обвала стал именно американский ипотечный кризис. Процесс глобальной инфляции активов, вылившийся в надувание мыльных пузырей везде, где это только возможно – на рынках недвижимости, на сырьевых рынках, не говоря уже о фондовых, – повернул вспять. И сегодня для того, чтобы покрыть убытки, полученные от обесценения одной группы активов, крупнейшим инвестиционным компаниям, банкам и фондам приходится распродавать все остальное по любым ценам, обрушивая котировки и получая новые убытки. Даже нефть, которой совсем недавно пророчили стремительный взлет выше 200 долларов за баррель, упала в цене более чем в полтора раза. Она продолжает дешеветь, несмотря на стремительное сокращение запасов в США, вызванное замораживанием добывающих и перерабатывающих мощностей в районе Мексиканского залива из-за прокатившихся там ураганов. Вызвано это тем, что целый ряд хедж-фондов, ориентирующихся на вложения в сырье распродают нефтяные фьючерсы, совсем недавно приносившие им неплохой доход. Деньги, которые совсем недавно стремительно обесценивались, превратились в дефицит: они сгорают в топке биржевых обвалов и крахов быстрее, чем центральные банки успевают их печатать. Однако даже дешевый кредит от центробанков не может стабилизировать ситуацию. На финансовых рынках случилась закупорка сосудов. Поскольку адекватно оценить чужие потери никто не в состоянии, банки предпочитают просто никому не выдавать кредитов взаймы, а если и дают, то под несусветные проценты. Единственное, что продолжает расти – доллар и йена, да и то лишь потому, что главные мировые инвесторы, панически распродающие все, что еще хоть сколько-нибудь стоит и возвращающие деньги на родину, расположены в США и Японии.

Все эти проблемы сильно ударили по российской экономике. Кризис доверия свирепствует на рынке межбанковского кредитования, ставя под удар мелкие и средние банки. Падение фондового рынка, увенчавшееся вторничным обвалом, может закончиться банкротством крупных игроков – банков, инвестиционных и управляющих компаний. Первая жертва уже очевидна – инвестиционный банк «КИТ-Финанс» с понедельника не исполняет обязательства перед частью контрагентов. Если ситуация на рынке не выправится, дело может дойти до банкротства. Серьезные проблемы испытывает и инвестиционная группа «Антанта Пиоглобал». Под управлением и тех, и других находятся линейки паевых инвестиционных фондов, в которые вложилось значительное число людей, поверивших в перспективы российского фондового рынка.

Уже сейчас кризис серьезно ударил именно по той части среднего класса, которая начала задумываться о будущем (не к этому ли призывали российские власти все последние годы) и стала инвестировать часть свободных средств на фондовом рынке. Обвал последних месяцев надолго отобьет у многих охоту играться в акции с облигациями. Скупка долларов населением начнется с новой силой, что окажет дополнительное давление на курс, который Центробанк и без того вынужден сдерживать, задействуя золотовалютные резервы. Впрочем, предсказать, каким будет курс доллара или евро в обозримом будущем может только один человек – глава ЦБ Сергей Игнатьев. Вопрос, в чем хранить деньги для тех, у кого они еще остались, снова станет почти неразрешимым.

17 сентября 2008 г. • money.newsru.com



ГРОМ ГРЯНУЛ. КУДРИН ПЕРЕКРЕСТИЛСЯ

Главным итогом минувшей недели стал не столько обвал мировых фондовых рынков и коллапс российского, поставивший под угрозу устойчивость банковской системы страны, сколько те меры, которые пришлось принимать для ликвидации кризиса. В ход пошел печатный станок.

Финансовый кризис, прокатившийся по миру, сильно напугал денежные власти, причем не только в России, где коллапс фондового рынка начал трансформироваться в полномасштабный банковский кризис, грозящий опрокинуть всю финансовую систему страны, но и во всем мире.

В России в ход пошли бюджетные деньги в объеме, превышающем 1,2 триллиона рублей, и кардинальное снижение нормативов и ставок ЦБ, высвободившее банкам дополнительно 300 миллиардов рублей, и долгожданные налоговые послабления для нефтяной отрасли, в результате которых серьезно замедлится наполнение госфондов, зато потенциальные прибыли нефтяных компаний серьезно вырастут. По оценкам, только за ближайшие два месяца изменение формулы расчета экспортных пошлин перераспределит в пользу нефтяных компаний 5,2 миллиарда долларов. Венцом всего стало поручение президента министру финансов поддержать бюджетными деньгами фондовый рынок, и выделить на это ни много, ни мало, 500 миллиардов рублей.

С мерами в правительстве явно переборщили, что, конечно гарантировало вертикальный взлет котировок в пятницу, но породило серьезные вопросы относительно того, сколько останется в государственной «заначке» на случай, если вдруг, паче чаяний, нефтяные цены упадут еще. Да и относительно того, какой окажется по итогам года инфляция, возникают серьезные сомнения.

Жесткий, в значительной степени искусственный подъем фондового рынка для тех, кто не продал купленные ранее акции, конечно, приятен, но таких осталось не так много, по крайней мере среди мелких инвесторов – тех самых представителей среднего класса, из которых правительство надеется вывести новый класс инвесторов. При этом понесли серьезные убытки те, кто верно оценил ситуацию и играл на понижение.

Главная претензия к российским денежным властям в том, что они вовремя не разглядели проблем инвестиционного банка «КИТ-Финанс», проигравшегося на срочном рынке. Впрочем, действия российских властей были, пусть запоздалыми и чрезмерными, но вполне эффективными. Кризис ликвидировать удалось. Более того, эти действия сродни тому, что предпринимали на минувшей неделе центральные банки всего мира – гасили кризис массированными денежными вливаниями. Причем, поскольку по мере развития кризиса, будут вылезать все новые «узкие места», а центробанки так и не придумали иного способа решать возникающие проблемы, кроме как за счет печатного станка, можно ожидать глобального обесценения денег как или, проще говоря, очередного инфляционного скачка.

Допустить же глобального краха фондовых рынков и даже слишком глубокого падения котировок в большинстве развитых стран – особенно в США – просто не могут себе позволить. Даже если на минуту забыть, что финансовый сектор занимает огромную долю в структуре экономики, обеспечивает рабочие места, рост ВВП и ряд прочих приятных вещей, не следует забывать, что именно на фондовый рынок завязана вся пенсионная система. Сегодня в США успешное и, главное, многочисленное поколение «бэби-бумеров» начинает выходить на пенсию, накопив на индивидуальных пенсионных счетах изрядное количество акций и облигаций. Если они в одночасье лишатся всего, никакая администрация – ни республиканская, ни демократическая – дольше двух часов у власти не удержится.

В России реформа пенсионной системы так же делает серьезную ставку на развитие финансовых услуг и фондового рынка. Стоит ли удивляться, что власти несколько переборщили, гася фондовый кризис.

19 сентября 2008 г. • money.newsru.com



РЫНОК НЕДВИЖИМОСТИ – ПОСЛЕДНИЙ НЕ ЛОПНУВШИЙ ПУЗЫРЬ

Первой реакцией многих из тех, кто успел спасти свои деньги (или хотя бы их часть) с российского фондового рынка стало стремление вложить их в недвижимость. Стремление вполне объяснимое: деньгам – будь то рубли, доллары или евро – веры особой нет.

Кризис ударил по всем одинаково сильно, и гадать, как поведут себя валютные курсы в условиях тотальной финансовой вакханалии, не слишком перспективно. Да держать деньги дома – только подвергать лишнему риску не только свое благосостояние, но и здоровье. А к банкам у пуганых российских вкладчиков доверия еще меньше, чем к рублям или долларам.

Другое дело – квартира на Остоженке или, на худой конец, домик где-нибудь в Смоленской области. По крайней мере, в отличие от ставших окончательно виртуальными акций или облигаций, недвижимость можно руками потрогать. Однако если рассматривать российскую (и особенно столичную и подмосковную) недвижимость в качестве объекта инвестиций, то сейчас далеко не лучшее время подобные инвестиции делать.

Кризис уже несколько подогрел спрос на квартиры, загородные дома и земельные участки, и средняя стоимость московских квартир перевалила цифру 155 000 рублей за квадратный метр. Только за последний год она подскочила в полтора раза, а про не столь отдаленные времена, когда цена метра на вторичном рынке проходила через отметку в 1000 долларов (тогда это было около 30 000 рублей), и говорить нечего. Хотя было это всего пять лет назад, и уже тогда начались разговоры о недоступности жилья для среднего класса. Доходы среднего класса за прошедшие годы, конечно, выросли, однако не столь радикально.

Надуть нынешний пузырь на рынке помог, как это ни парадоксально, один из приснопамятных нацпроектов, придуманных нынешним президентом – тот самый, который назывался «Доступное жилье». Ставка в нем была сделана на развитие ипотеки. Кредиты на 15—20 лет под щадящие по российским меркам проценты резко расширили круг покупателей. Рост цен, в свою очередь привлек на рынок инвесторов, и доля инвестиционного жилья, как в столице, так и в регионах, стала расти, дойдя, по разным оценкам, до 20—25% от всего имеющегося в наличии жилого фонда.

Привлекли высокие цены и девелоперов, которые до недавнего времени анонсировали все новые и новые масштабные проекты, привлекая при этом многомиллиардные кредиты. Однако продавать построенные метры становится все труднее: элитные коттеджные поселки и жилые комплексы эконом-класса стоят нераспроданными. И надежды, что все это разойдется в ближайшее время, не много. Банки, столкнувшиеся еще в конце прошлого года с дефицитом ликвидности, стали повышать проценты по ипотеке и ужесточать требования к заемщиками. А иные и вовсе прекратили выдачу «длинных» ипотечных кредитов, поскольку оказались отрезанными от относительно дешевых иностранных кредитов.

Между тем, девелоперам, которые раньше без особых проблем рефинансировали свою задолженность в тех же банках, сегодня перезанять особенно негде. Цены они пока держат, но не за горами распродажи по демпинговым ценам – лишь бы с долгами расплатиться. А там и инвестиционное жилье в ход пойдет – опыт США и Великобритании, где недвижимость второй год к ряду продолжает падать, многих научил тому, что незыблемых ценностей не бывает.

Государство же, которое как всегда все делает не вовремя, лишь подольет масла в огонь. В этом году власти наконец осознали, что нацпроект «Доступное жилье», трансформировавшийся в одноименную федеральную целевую программу, лишь подогревает и без того заоблачные цены. Поэтому было принято решение о том, что государственные средства должны быть сконцентрированы не на поддержании ипотеки, а на жилищном строительстве. Это создаст дополнительное предложение на рынке и усилит падение цен.

Еще одним немаловажным фактором является грядущая в 2011 году трансформация налогов на землю и недвижимость в единый налог на имущество, который будет взиматься с рыночной оценки недвижимости, а не с оценочной стоимости по БТИ, как сейчас. Это сделает расходы на содержание инвестиционного жилья слишком высокими и спровоцирует еще одну волну продаж.

Так что, если кто-то озаботился покупкой жилья, лучше с этим делом не торопиться, лучше полгода-год подождать. Однако и ждать слишком долго тоже не стоит. Застройщики уже сейчас замораживают реализацию новых проектов, что, рано или поздно приведет к дефициту на рынке и возобновлению роста цен.

19 сентября 2008 г. • money.newsru.com



ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ ВМЕСТО ОСТРОВА СТАБИЛЬНОСТИ

Самый масштабный со времен 1998 года финансовый кризис, ударивший по России, кажется, приостановлен. ЦБ и правительство начали действовать адекватно, но слишком поздно, что сделало «спецоперацию» по спасению финансовой системы беспрецедентно дорогой. Денежный поток, направленный на тушение пожара, сопоставим по размерам со всем накопленным Стабфондом.

Полторы недели назад в России наступила кульминация финансового кризиса, вызванного сильнейшим обвалом фондового рынка. По состоянию на 12 сентября основные российские индексы уже потеряли 40—50% от своих максимальных значений, достигнутых в мае этого года. Банкротство четвертого по размерам американского банка Lehman Brothers, о котором было объявлено в позапрошлый уик-энд, «уронило» российские индексы еще на 5—6%. Во вторник 16 сентября падение переросло в паническое обрушение, которое удалось остановить, лишь прекратив торги на основных фондовых площадках – ММВБ и РТС. Индекс ММВБ потерял более 20% по сравнению с предыдущим закрытием, а РТС – около 14%.

Распродажи шли по всему миру, поскольку угроза банкротства нависла над крупнейшей в мире страховой группой American International Group (AIG). В шаге от разорения оказался и один из крупнейших игроков российского фондового рынка – инвестиционный банк «КИТ Финанс», серьезно проигравшийся на срочном рынке. Уже в понедельник 15 сентября он прекратил исполнять свои обязательства перед рядом контрагентов на 6 млрд рублей, в том числе и по сделкам РЕПО (кредитования под залог ценных бумаг), что привело к распродаже заложенных пакетов акций по бросовым ценам и окончательно добило российский рынок.

В среду 17 сентября после открытия торгов российские бумаги ненадолго подросли, однако вскоре обвальное падение возобновилось с новой силой, после чего Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) остановила торги на обеих площадках до особого распоряжения. Российские денежные власти начали предпринимать экстренные меры для спасения ситуации. Стало очевидно, что биржи остановлены до тех пор, пока у правительства не будет абсолютных гарантий того, что откроются они бурным ростом.

Хроника падения

Еще совсем недавно, зимой этого года, министр финансов Алексей Кудрин запустил в обиход определение: Россия – «остров стабильности» в океане мирового финансового кризиса. Многие в это поверили, учитывая бурно растущие цены на нефть, а также весьма впечатляющие золотовалютные резервы Центробанка и Стабфонд. Единственной «мелочью», которая несколько портила картину, были неприятности, преследовавшие британских акционеров совместной компании ТНКВР. Тем более что создавались они не только российскими партнерами по бизнесу, делавшими громкие заявления о недовольстве руководством компании, но и разного рода государственными органами – от ФСБ, инициировавшей шпионский скандал и обыски в офисах компании, до миграционной службы, лишившей рабочих виз всех британских сотрудников, включая председателя правления Роберта Дадли. Вмешательство государства в конфликт акционеров отнюдь не улучшает инвестиционный климат в стране. Однако до поры до времени инвесторы, глядя на стремительно дорожающую нефть, терпели.

Правда, во второй половине мая в России, вслед за остальными мировыми площадками, началась коррекция. Достигнув исторических максимумов, индексы начали «сползать»: одни инвесторы ждали, что «черное золото» вот-вот начнет дешеветь, другие засобирались на курорты и фиксировали прибыль.

К середине июля нефть подпрыгнула почти до 150 долл. за баррель, а российские индексы приблизились к чрезвычайно привлекательным для покупки уровням – 1500 по ММВБ и 2000 по РТС. К несчастью, именно в этот момент российский премьер решил устроить публичный разнос главе компании «Мечел» Игорю Зюзину. Это моментально обрушило российские рынки: инвесторы посчитали, что «Мечел» разделит судьбу ЮКОСа, а Зюзина посадят по соседству с Михаилом Ходорковским. На рынке началась новая волна распродаж: за день индексы обвалились почти на 6% каждый.

Не прошло и двух недель, как началась война в Южной Осетии. 8 августа индекс РТС упал еще почти на 7%, а ММВБ – на 5,5%. Быстрое завершение военных действий несколько успокоило рынки, однако признание Россией двух республик отбросило индекс РТС к отметке 1550 пунктов, а ММВБ – в район 1300 пунктов. Об «острове стабильности» можно было забыть окончательно и бесповоротно. Ко всему прочему с середины июля начала стремительно дешеветь нефть, хоть как-то поддерживавшая акции российских компаний энергетического сектора.

Закономерный коллапс

Долгое время российские власти старательно не замечали, что с отечественным фондовым рынком происходит процесс, далеко выходящий за рамки обычной коррекции. Президент и премьер с упорством, достойным лучшего применения, заявляли, что кризис – в Америке, а в России экономика пышет здоровьем, резервы лопаются от долларов и евро, а компании по-прежнему приносят прибыль.

Между тем еще некоторое время рынок держался на обещании инвестировать часть средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) на российском фондовом рынке, однако после заявления министра финансов Алексея Кудрина о том, что в ближайшее время рынок этих денег не получит, обвал продолжился.

И все же справедливости ради надо отметить, что своеобразным детонатором, который взорвал и так уже катящийся вниз российский фондовый рынок в начале прошлой недели (15—16 сентября), послужил именно американский кризис. Сообщение о банкротстве четвертого по величине американского банка Lehman Brothers, который американские денежные власти спасать отказались, спровоцировало биржевую панику во всем мире. Кроме того, на грани краха оказалась и крупнейшая в мире страховая компания American International Group (AIG), которая, помимо прочего, страхует риски дефолтов по облигациям, в том числе и по казначейским облигациям США, до недавнего времени – самого надежного финансового инструмента.

Если еще год назад инвесторы продавали одни активы, чтобы вложиться в другие, более перспективные или надежные, то на прошлой неделе ситуация была кардинально иной. Продавали все и по любым ценам, чтобы расплатиться по долгам.

Спасение КИТов

Не исключено, что коллапс российского фондового рынка случился бы даже без паники на мировых рынках. «Слабым звеном» стал контролируемый бизнесменом Юрием Ковальчуком инвестиционный банк «КИТ Финанс», крупно проигравшийся на срочном и на фондовом рынке. Банк продал опционы «пут» на индекс РТС (покупатель опционов выигрывает в случае падения рынка), а потом пытался удержать рынок, скупая бумаги, закладывая их по сделкам РЕПО и вновь покупая. Но продавцы оказались сильнее.

15—16 сентября «КИТы» не исполнили обязательства по сделкам РЕПО перед рядом контрагентов. Заложенные бумаги пошли в продажу, индексы обвалились. Падение индекса РТС, опустившегося на 11,47%, прекратилось только благодаря экстренной остановке торгов. Индекс ММВБ, возобновившей работу после часового перерыва, по итогам вторника потерял 11,45%. Потери, понесенные банками, спровоцировали кризис доверия: никто не мог понять, для кого из контрагентов падение станет фатальным, поэтому межбанковские кредиты давать просто перестали.

Не реагировать на происходящее в этих обстоятельствах власти уже просто не могли себе позволить. Комплекс мер, предпринятых для спасения российской финансовой системы, поражает своими масштабами. Первым делом Минфин и ЦБ влили в банковскую систему на экстренных аукционах более 300 млрд рублей. После этого Минфин расширил лимиты на размещение бюджетных средств на трехмесячные депозиты трем банкам – Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку – до 1,2 трлн рублей. Именно эти три банка были назначены ответственными за дальнейшее распределение бюджетных денег в банковской системе. Газпромбанк немедленно занялся спасением «КИТ Финанса», гарантировав рефинансирование всех его долгов. К тому же на инвестбанк нашелся покупатель – компания «Лидер», в управлении которой находится крупнейший в России негосударственный пенсионный фонд «Газфонд», обслуживающий сотрудников «Газпрома» и частных лиц. Именно в интересах «Лидера» «КИТы» совершали часть сделок.

Внес свою лепту в спасение рынка и ЦБ, радикально снизив нормы обязательного резервирования, что высвободило банкам около 300 млрд рублей. Для пущей надежности президент Медведев поручил министру финансов Кудрину поддержать фондовый рынок полутриллионом бюджетных рублей, а ФСФР запретила открытие «коротких» позиций и маржинальную торговлю. Так что теперь зарабатывать игрой на понижение можно только на срочном рынке.

Кроме того, Минфин заявил, что с 1 октября может снизить экспортную пошлину на сырую нефть с 495,9 до 372 долл. за тонну вместо обещанного понижения до 486 долл. Экспортные пошлины на светлые нефтепродукты и мазут, по словам Кудрина, будут понижены на 24% (ранее Минфин объявлял о понижении всего на 2%). Причиной столь резкого снижения пошлин Минфин называет резкое падение цен на нефть и нефтепродукты в сентябре и связанную с этим корректировку методики установления пошлины – на основе средней цены за последние две недели, а не за два месяца, как раньше.

В результате финансовый поток, направленный на то, чтобы потушить разрастающийся пожар российского фондового кризиса, оказался практически сопоставим по размерам со всем накопленным Стабфондом. Что ж, для того он и копился на «черный» день.

В пятницу 19 сентября открытие биржевых площадок, как и рассчитывало правительство, началось с резкого роста индексов. Настолько резкого, что торги вновь пришлось на какое-то время прерывать…

Тем не менее считать, что для отечественной финансовой системы все худшее позади, в корне неправильно. Уже сейчас ясно: кризис серьезно ударил именно по той части среднего класса, которая начала задумываться о будущем (не к этому ли призывали российские власти все последние годы!) и стала инвестировать часть свободных средств на фондовом рынке. Обвал последних месяцев надолго отобьет у многих охоту играть с акциями и облигациями.

22 сентября 2008 г. • The New Times



КРИЗИС КАСАЕТСЯ ВСЕХ

Если у кого-то есть иллюзия, что кризис фондового рынка к реальной экономике не имеет никакого отношения, а потому можно прожить и без этого рынка, ее пора развеять. Это же относится к влиянию кризиса на жизнь простых граждан, которые не «играются в акции». Кризис чреват последствиями для всех.

Переполох, случившийся на прошлой неделе из-за обвала российского фондового рынка, а также три с лишним триллиона рублей, кинутые правительством и Центральным Банком, на погашение кризиса, у многих людей, никак не связанных с финансами, вызывает искреннее недоумение, а то и возмущение. Они считают, что незачем спасать заигравшихся спекулянтов за счет денег налогоплательщиков. Однако выяснилось, что реальная экономика связана с фондовым рынком гораздо сильнее, чем кажется на первый взгляд. Откажись правительство от поддержки «заигравшихся спекулянтов», страна могла бы откатиться в славные времена Госплана, а то и вовсе – военного коммунизма.

За последние годы сложилось довольно много мифов о российском фондовом рынке, причем распространенных даже в среде чиновников, непосредственно ответственных за проведение финансовой и денежной политики.

Миф первый заключается в абсолютной оторванности рынка акций от того, что происходит с экономикой страны. Поддерживалось это распространенное мнение высокой корреляцией между российским и иностранными рынками. Однако подобная связь свидетельствует скорее о включенности российского фондового рынка в глобальную финансовую систему. Кроме того, поведение отечественных индексов не копирует с точностью поведение американских или, скажем, китайских фондовых индексов.

Второй миф, еще более распространенный, гласит, что, в отличие от развитых стран, российский фондовый рынок не выполняет своей основной функции – привлечения капитала в реальный сектор экономики. Средства, полученные от размещения или дополнительных эмиссий акций проще было бы привлечь, разместив облигации или взяв синдицированный кредит. Да и к населению, подавляющее большинство которого, в лучшем случае, хранит деньги на банковских депозитах, происходящее с акциями имеет мало отношения.

Практика показала, что кредиты, которые компании брали на развитие бизнеса или покупку новых активов, как правило, получались под залог их собственных акций или акций дочерних компаний. Что касается бирж, то они выполняли (и продолжают выполнять) функции рыночного оценщика предлагаемого в залог имущества – акций предприятий, приносящих многомиллиардные прибыли. Да и банки, владеющие крупными пакетами акций российских компаний охотно кредитовали друг друга под залог этих вполне ликвидных активов. Таким образом даже универсальные и розничные банки, работающие на межбанковском рынке, оказались держателями более или менее крупных пакетов акций. Привлечение капитала посредством фондового рынка вылилось в двухступенчатую схему, задействующую банки.

Обвал котировок на фондовом рынке привел к резкому обесцениванию залогов, а неисполнение несколькими банками обязательств по погашению разрыва между взятой в кредит суммой и оценкой залогового обеспечения привел к тому, что заложенные акции попали на рынок, усугубив обвал. Банки столкнулись с проблемой оценки убытков, которые понесли потенциальные контрагенты – другие банки – и просто перестали кредитовать друг друга.

Не вмешайся правительство, вся банковская система оказалась бы на грани коллапса, который грозил парализовать любую коммерческую деятельности в стране, поскольку проблемы с межбанковскими переводами, по некоторым оценкам, уже начались. Дальнейший сценарий известен: напуганное население опустошает банковские счета, забивая последний гвоздь в гроб банковской системы. Дай Центробанк в этих обстоятельствах слабину и допусти значительный рост доллара, и ажиотаж на валютном рынке было бы не остановить. Слухи о повторении дефолта и девальвации стали бы реальностью.

Реализуйся этот сценарий, и для того, чтобы погасить ситуацию, правительству пришлось бы приложить гораздо больше усилий, да и то без инфляционного скачка, более серьезного, чем тот, что ожидает нас по результатам года, не обошлось бы.

Впрочем, мнение о том, что фондовый обвал никак не скажется ни на простых гражданах, ни на реальной экономике – хороший знак. Он означает, что кризис (по крайней мере пока) удалось локализовать. Впрочем излишний оптимизм в нынешних обстоятельствах тоже неуместен. Уже сейчас банки активно сокращают кредитные потребительские и ипотечные программы. Ставки по кредитам растут, а значит, эра безудержного роста потребления, подкрепленного доступными кредитами, позади. Снижение потребительского спроса не может не вызвать замедления экономического роста, а с ним и роста реальных доходов населения.

24 сентября 2008 г. • money.newsru.com



КРАХ АМЕРИКАНСКОГО «СБЕРБАНКА» И ПРОЧИЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Банкротство Washington Mutual, третьего по размеру активов и крупнейшего по объему привлеченных у населения депозитов стало самым масштабным разорением в истории американской банковской системы. Оно свидетельствует о том, что представители администрации Буша, говоря в Конгрессе о грядущих панике и хаосе могут и не преувеличивать масштабов бедствия.

Пытаясь убедить конгрессменов в необходимости безотлагательно принять пакет мер, направленных на стабилизацию финансовых рынков, представители администрации Буша, да и не только они, заявляли, что промедление лишь усугубляет кризисную ситуацию. В конечном итоге финансовая система может не выдержать, начнется паника, последствия которой будут несопоставимы с последствиями любого кризиса, когда бы то ни было переживавшегося страной.

Можно, конечно, объяснять подобного рода полемический накал острым желанием поскорее получить в свое распоряжение приятную во всех отношениях сумму в 700 миллиардов долларов. Однако всегда есть угроза того, что самый пессимистичный сценарий реализуется. В конце концов в последнее время это совсем не редкость.

Да и если внимательно присмотреться к банкротству Washington Mutual, несложно заметить, что паника послужила в этой истории далеко не последнюю роль. Банк, до того страдавший от последствий ипотечного кризиса наравне с остальными игроками рынка, стремительно покатился под откос после того, как рейтинговое агентство Moody's снизило его кредитный рейтинг. Напуганные вкладчики ринулись снимать деньги, закрыв в короткие сроки счета на 17 млрд, напуганные брокеры начали распродавать акции банка, обвалив их в конечном итоге на 95% от прошлогодних значений.

На этом фоне российские власти, которые с Думой ничего не согласовывали, быстро и эффективно погасили кризисную ситуацию на фондовом, валютном и межбанковском рынке, а основная масса населения даже не успела понять, что уже пора начинать бояться. Брокеры и аналитики с расшатанными за последнее время нервами не в счет.

И тем не менее, кризис даже в России, с беспрецедентными по масштабам мерами, направленными на стабилизацию, пока только заморожен, но отнюдь не погашен. Что же до остального мира, то там он свирепствует вовсю, подобно лесному пожару перекидываясь со страны на страну, с одной отрасли экономики на другую. В ряде европейских стран уже зафиксировано снижение ВВП, в Гонконге на пустом месте началась паника среди вкладчиков крупного банка. Где и когда ждать следующих проблем, непонятно.

Одним словом, практика последних месяцев показывает, что предпринимая те или иные действия, лучше держать в голове наихудший сценарий развития событий. Если он не реализуется, можно будет вздохнуть с облегчением, если реализуется – дело не закончится инфарктом.

Наихудшим сценарием в настоящий момент действительно выглядит крах американской финансовой системы. И надеяться, что взрывная волна, которая в этом случае прокатится по миру нас минует, поскольку мы успели накопить полтриллиона долларов в золотовалютных резервах и пару сотен миллиардов в Стабфонде, не совсем благоразумно.

Единственное, что внушает оптимизм – так это то, что в мире все еще остались покупатели дешевых активов. Розничное подразделение Washington Mutual купил за бесценок J.P. Morgan Chase & Co, купивший ранее еще одного рухнувшего гиганта – Bear Stearns. Начал покупать и лучший инвестор всех времен и народов, долгое время занимавший верхнюю строчку в списке богатейших людей мира Уоррен Баффет.

Так что может еще и пронесет, недаром говорят, что перед рассветом тьма сгущается.

26 сентября 2008 г. • money.newsru.com



ПРИНЯТИЕ ПЛАНА ПОЛСОНА БУДЕТ ОЗНАЧАТЬ ВЫБОР В ПОЛЬЗУ ГЛОБАЛЬНОЙ ИНФЛЯЦИИ

В том, что американские законодатели, изрядно помучив секретаря казначейства Генри Полсона, рано или поздно примут его план, нет никаких сомнений.

Деньги казначейство получит, хотя и по частям. Это решение будет означать, что экзистенциальный выбор сделан в пользу богатых и активных.

Всю неделю финансовый мир с замиранием сердца следил за дебатами в Конгрессе, где решалась судьба плана Полсона. План этот предусматривает выделение 700 миллиардов долларов из федерального бюджета на выкуп плохих ипотечных долгов, которыми перегружены балансы банков и инвестиционных компаний как в Америке, так и во всем мире. В четверг удалось достичь компромисса с демократами, предлагавшими разделить выделение денег на три транша. Сегодня консультации продолжатся.

Напряженности добавляют близкие к паническим выступления самого Генри Полсона, а также председателя ФРС Бена Бернанке. Самый успешный инвестор всех времен и народов Уоррен Баффет пугал законодателей «экономическим Перл-Харбором». И даже президенту США Джорджу Бушу пришлось выступить со специальным обращением к нации, в котором он предупредил: «Без немедленных действий со стороны Конгресса в данной ситуации Америка может впасть в финансовую панику».

Впрочем, и без всех этих угроз и уговоров с самого начала было очевидно, что конгрессмены за пакет мер проголосуют. Генри Полсон – представитель администрации Буша, которая уже в ноябре освободит место администрации совсем другого президента. Так что терять Полсону особенно нечего. Вот он и берет на себя всю полноту ответственности за ликвидацию кризиса. Если план провалится, политики смогут все валить на отставленных Буша и Полсона.

Последний – выходец из крупного инвестиционного банка – без труда найдет себе уважаемую и высокооплачиваемую работу в частном банковском секторе, который будет преисполнен благодарностью за щедрый 700-миллиардный прощальный подарок секретаря казначейства.

Не дай конгрессмены запрашиваемых денег – и вся полнота ответственности за возможные последствия ляжет них. Впрочем, не могли законодатели для начала не покритиковать предложенный проект и громко, на весь мир, не заявить, что, скорее всего, ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Теперь, если вдруг у Полсона действительно ничего не получится, репутации конгрессменов ничто не угрожает. Американские законодатели подстраховались разделом запрашиваемой суммы на три транша – 100, 250 и 350 миллиардов долларов, оставив за собой право заблокировать выделение 350 миллиардов, намеченное на весну.

Не могут проголосовать иначе конгрессмены еще и потому, что принципиальный выбор в пользу того, чтобы гасить кризис, заливая его потоками денег, был сделан больше года назад, когда в США, несмотря на угрозу инфляции, началась серия снижения процентных ставок. Она привела к мягкой девальвации доллара и резкому витку инфляции активов, которая начала выливаться и в потребительскую инфляцию, причем не только в США, поскольку избыток долларов привел к росту цен не только (и даже не столько) на финансовые активы, но и на сырье. Были прецеденты и раньше, например, при ликвидации последствий 11 сентября.

Сделав выбор в пользу инфляции и девальвации доллара, американские власти последовательно ему следовали, дойдя даже до прямой раздачи населению 167 миллиардов долларов под благовидным предлогом возврата части подоходного налога. Будут следовать и дальше. И если выделенные Полсону 700 миллиардов не помогут, выделят еще столько, сколько потребуется.

Причем угроза девальвации доллара, который до сих пор остается главной в мире резервной валютой, законодателей будет волновать в последнюю очередь. Еще в начале 70-х в сходной ситуации, когда администрация Никсона начала печатать доллары для решения своих экономических проблем и разорвала достигнутые после войны договоренности о жесткой привязке доллара к золоту (которая и сделала доллар мировой резервной валютой), предшественник Генри Полсона, секретарь казначейства в администрации Никсона Джон Коннали без обиняков заявил возмущенным европейцам: «Доллар – это наша валюта и ваша проблема».

Кризис все ставит с ног на голову. Когда рушатся финансовые рынки, а за ними начинает сползать в рецессию и реальная экономика, ничего не теряет лишь тот, кто ничего не имеет. Если в обычной ситуации богатые становятся богаче, а бедные – беднее, то во время кризиса миллиардеры теряют миллиарды, а миллионеры – миллионы. Ничего не теряет лишь неквалифицированные работники с фиксированной оплатой труда, без услуг которых нельзя обойтись.

Выбирая инфляционный путь выхода из кризиса, американцы возвращают себя и весь мир (поскольку доллар продолжает оставаться мировой валютой) в состояние перманентной гонки, главной целью которой является наращивание собственных доходов темпами, превышающими инфляцию. Выигрывают в этой гонке активные, умные и предприимчивые. Остальные платят все больше и больше за дорожающие товары. Но это и есть квинтэссенция капитализма.

26 сентября 2008 г. • money.newsru.com



ОБВАЛ ФОНДОВОГО РЫНКА – ВОЗМОЖНОСТЬ КУПИТЬ ДЕШЕВО?

Полноценной паники в России не случилось, несмотря на массовую рассылку по электронной почте предупреждений о надвигающемся «дефолте», которую неизвестные устроили в середине недели. Напротив, на прошлой неделе отмечался всплеск активности при открытии брокерских счетов для игры на бирже.

Рассылка спама с сообщением о новом «дефолте» и панике, которая будет его сопровождать началась в России в середине прошлой недели. В письмах указывалось точное время начала кризиса: полдень 25 сентября. Однако в назначенное время ничего существенного не произошло. Напротив, обвал на российском фондовом рынке и последовавший вал публикаций на тему мирового финансового кризиса привел к росту интереса российских граждан к резко подешевевшим акциям.

Количество новых счетов, открытых в брокерских компаниях за прошлую неделю вчетверо превысило среднестатистическое значение и достигло 7000. Эти данные приводит радиостанция «Бизнес FM». Удивляться подобной реакции российских граждан на кризис не приходится. В течение вот уже нескольких лет российские власти проводят масштабную компанию, призванную вырастить в стране новый «класс инвесторов». Связано это не в последнюю очередь с неотвратимо надвигающимся на Россию демографическим кризисом, который грозит стабильности пенсионной системы.

Пенсионная реформа, результаты которой до настоящего времени не впечатляли, направлена на то, чтобы нынешнее поколение сорокалетних и последующие за ними начали самостоятельно задумываться о собственной старости и начали копить деньги и доходные бумаги на своих пенсионных счетах. Помимо агитации переводить открытие гражданам накопительные пенсионные счета в негосударственные пенсионные фонды и под управление частных управляющих компаний, власти начали задумываться о способах повышения финансовой грамотности населения.

К сожалению, первая попытка расширить «класс инвесторов» за счет более широких слоев населения, вылившаяся в серию «народных IPO» обернулась значительными потерями для новоявленных инвесторов. Это отбило охоту у многих из них продолжать «играть в азартные игры с государством».

Тем не менее, усилия властей, направленные на локализацию финансового кризиса в стране, не остались незамеченными. Гигантские суммы, предоставленные в распоряжение банковской системы, а также обещание прямой поддержки фондового рынка было воспринято многими как гарантия того, что падение, состоявшееся две недели назад было «дном», ниже которого цены уже не опустятся.

Косвенным образом это мнение подтверждается многочисленными выступлениями весьма уважаемых биржевых аналитиков, считающих, что фундаментально российские акции в настоящее время сильно недооценены. Потенциал роста по большинству ликвидных бумаг, таких, как акции ЛУКОЙЛа, «Газпрома», Сбербанка, «Роснефти» или ВТБ давно превышает 100%. Кроме того, министр финансов Алексей Кудрин обещал, что государство будет выкупать акции компаний с государственным участием.

По оценке большинства участников рынка, существенной поддержки котировкам новоявленные инвесторы не окажут: средние размеры открываемых счетов колеблются вокруг суммы в 100 000 рублей. Между тем, ситуация на мировых рынках, включая и российский, остается чрезвычайно нестабильной. Нынешняя неделя началась с падения азиатских площадок, к которым присоединились и российские биржи.

Таким образом, ключевым является вопрос о том, насколько люди, открывающие брокерские счета готовы к снижению цен на покупаемые ими акции. Стремительный приток средств на фондовый рынок может обернуться новыми обманутыми ожиданиями и не менее стремительным оттоком.

29 сентября 2008 г. • money.newsru.com

СТОПРОЦЕНТНАЯ ДОХОДНОСТЬ ОТ ГОСУДАРСТВА

В России с 1 октября стартует программа софинансирования добровольных пенсионных отчислений граждан. Получить часть средств, накопленных в Фонде национального благосостояния сможет тот, кто согласиться откладывать часть зарплаты на накопительный пенсионный счет.

С завтрашнего дня начинается прием заявлений от граждан, желающих принять участие в государственной программе софинансирования пенсионных накоплений. Отчисляя с 1 января 2009 года ежегодно часть зарплаты в пределах от 1 до 12 тысяч рублей, можно рассчитывать на получение такой же суммы на свой накопительный пенсионный счет от государства. Работающим пенсионерам государство будет рефинансировать до 16 тысяч в год, причем в тройном размере. Программа будет действовать в течение 10 лет.

Принципиальное решение о том, что часть накопленных за последние годы нефтедолларов пойдет на финансирование перехода от распределительной к накопительной пенсионной системе принято уже давно. Уже в начале этого года, когда Стабилизационный фонд был разделен на Резервный фонд правительства и Фонд национального благосостояния, было известно, что последний предназначен именно для стабилизации пенсионной системы. Уточнялись лишь последние детали того, каким именно образом будут тратиться деньги Фонда.

Вопрос о том, имеет ли смысл принимать участие в программе государственного софинансирования, однозначного ответа не имеет. Экономическая целесообразность этого будет зависеть от трех обстоятельств. Все они связаны с тем, что пенсионными накоплениями можно будет воспользоваться лишь по достижении пенсионного возраста, то есть еще не совсем не скоро.

Перспектива повторения кризиса

С одной стороны, государство фактически гарантирует 100-процентную доходность от вложений, которые не превышают 12 000 рублей в год. Однако при этом нет абсолютно никакой гарантии, что управляющие компании в долгосрочной перспективе будут достаточно эффективно управлять средствами полученными от работников и государства. В этом году ожидается отрицательная доходность у большинства управляющих компаний, включая и государственный ВЭБ. Если через 10—12 лет, когда у тех, кто сегодня примет решение об участии в программе случится новый кризис, и пенсионные накопления потеряют значительную часть своей стоимости, эти потери могут свести весь эффект от государственного софинансирования.



Инфляция

Как правило, работая с пенсионными деньгам, управляющие компании придерживаются консервативной стратегии, которая чревата меньшими рисками, но зато и характеризуется более низкой доходностью. Как показывает опыт прошлого года, попытка переиграть инфляцию большинству управляющих компаний не удалась. Если же у властей так и не получится обуздать инфляцию, долгосрочные рублевые вложения могут себя не оправдать.



Политическая и экономическая неопределенность

За последние два десятилетия «правила игры» в России так часто менялись, что никакой гарантии того, что предложенная сегодня система сохранится хоть какое-то продолжительное время, дать никто не может. Несмотря на широко анонсированную финансовую и политическую стабильность, российская экономика остается чрезвычайно зависимой от экспортных цен на энергоносители. Поменяйся завтра конъюнктура мировых рынков (а многие считают, что она уже начала меняться из-за угрозы замедления мировой экономики), и перспективы российской экономики будут выглядеть совсем не так радужно, как выглядят даже сейчас.

Впрочем, совсем не обязательно, что все вышеупомянутые риски реализуются. Вполне возможно, что фондовые рынки уже близки к достижению «дна», после которого возобновится рост, который принесет высокие доходы тем, кто сейчас начинает инвестировать. В конце концов, тысяча рублей в месяц – не такие уж большие деньги, чтобы сильно убиваться в случае их потери. Зато за 15—20 лет эти вложения, удвоенные государством могут вырасти во вполне приятную сумму, которая в старости будет совсем не лишней.

30 сентября 2008 г. • money.newsru.com



НОВАЯ ВЕРСИЯ «ПЛАНА СПАСЕНИЯ» ОПАСНЕЕ СТАРОЙ

Американский Сенат подавляющим большинством голосов принял модифицированную версию отвергнутого Конгрессом пакета мер, направленных на стабилизацию финансовой системы. Новый вариант более щедрый, а значит более опасный.

Как и предполагалось, Сенат подавляющим большинством голосов одобрил выделение 700 миллиардов долларов из бюджета на спасение финансовой системы страны. Помимо этого в плане появились налоговые послабления для бизнеса и среднего класса, которые оцениваются в 110 миллиардов долларов. Это лишь увеличивает и без того огромную «дыру» в бюджете, затыкать которую придется, наращивая государственный долг.

За принятие новой версии «плана спасения» проголосовало 74 американских сенатора, включая обоих кандидатов в президенты – демократа Барака Обаму и Джона Маккейна. Теперь, после того, как официальный кандидат от Республиканской партии Джон Маккейн поддержал законопроект, республиканской «фронде», провалившей пакет мер, лоббировавшийся лично президентом Бушем, будет гораздо сложнее сказать нет. Так что судьба законопроекта, который в пятницу в очередной раз будет выставлен на голосование в Палате представителей, фактически предрешена.

Нововведения, которые были внесены в законопроект для того, чтобы сделать его более привлекательным, незначительными назвать язык не поворачивается. Взять хотя бы предусмотренное новой версией законопроекта увеличение гарантий по банковским депозитам со 100 до 250 тысяч долларов. В нынешних условиях, когда один за другим рушатся не только инвестиционные, но и универсальные американские банки (достаточно вспомнить хотя бы совсем недавнюю историю с банкротством крупнейшего депозитного банка Washington Mutual), повышение планки госгарантий по вкладам может стать дополнительным бременем для бюджета.

Фискальный год в США начинается с 1 октября, так что все 700 миллиардов долларов расходов, которые понесет американский бюджет, спасая опасно накренившуюся финансовую систему, лягут в расходную часть следующего года. При этом законопроект ни словом не упоминает о необходимости повысить доходы бюджета (например, за счет повышения налогов). Напротив, новая версия предусматривает дополнительные налоговые льготы на 110 миллиардов долларов.

При этом стоит напомнить, что дефицит федерального бюджета США только за первую половину нынешнего фискального года превысил 311 миллиардов долларов, увеличившись на 20,5% по сравнению с тем же периодом годом ранее. И эти цифры еще не учитывают ни фактической национализации ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac, ни спасения страхового гиганта AIG, ни майской рассылки чеков населению на общую сумму в 168 миллиардов долларов в качестве налоговой компенсации.

В нынешнем фискальном году правительство США получит примерно 2,3 триллионов доходов, а расходы приблизятся к 3 триллионам. В следующем году «дыра» существенно вырастет. Покрываться это все будет за счет наращивания госдолга, который и без того приближается к 10 триллионам долларов. Говорить об устойчивости экономики в данных обстоятельствах сложно.

2 октября 2008 г. • money.newsru.com

РУБЛЬ ГОТОВ СТАТЬ МИРОВОЙ РЕЗЕРВНОЙ ВАЛЮТОЙ, МИР – НЕТ

Российский рубль, который еще совсем недавно власти стремились сделать если не мировой, то, по крайней мере, региональной резервной валютой, должен сначала выдержать испытание низкими ценами на нефть. Но даже это не дает никаких гарантий.

Выступая на форуме «Петербургский диалог», Дмитрий Медведев в очередной раз высказал свое недовольство тем, как устроена мировая финансовая архитектура. «Время доминирования одной экономики и одной валюты безвозвратно ушло в прошлое», – заявил он. Подобные заявления звучат из уст российских президентов с завидной регулярностью, причем, как правило, звучат они, когда президенты приезжают в Санкт-Петербург.

В последний раз похожие речи звучали на экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне этого года. «Несоответствие формальной роли Соединенных Штатов Америки в мировой экономической системе ее реальным возможностям и было одной из центральных причин текущего кризиса. Сколь ни был бы велик американский рынок и сколь бы надежна ни была американская финансовая система, они не в состоянии подменить собой глобальные товарные и финансовые рынки. Выход из ситуации – такая же глобальная, как мировая экономика, реформа мировых финансов», – это цитата из речи Дмитрия Медведева.

«Мы должны совместно работать над формированием новой и более справедливой финансово-экономической системы в мире, стремиться к тому, чтобы она была основана на принципах многополярности, верховенства права и взаимного учета интересов», – а это уже из прошлогодней речи на том же форуме Владимира Путина, тогда еще президента России. Тогда, в прошлом году, вице-премьер Дмитрий Медведев произнес: «По мере повышения в мире, так сказать, спроса на рубли, наша валюта также может стать одной из резервных».

Итак, цель была заявлена более года назад, а поставлена еще раньше, когда советником предыдущего президента по экономическим вопросам был Андрей Илларионов. Интересно посмотреть, что российские власти сделали для воплощения этой цели в жизнь. При ближайшем рассмотрении сделано было до прошлого года немало. Власти сняли последние ограничения, связанные с конвертацией рубля, формально превратив его в свободно-конвертируемую валюту.

За годы роста правительство и ЦБ накопили огромные резервы, которые позволяют гарантировать стабильность курса рубля и устойчивость бюджета при самом неблагоприятном развитии событий – что и было продемонстрировано в течение последних недель. Правда, насколько хватит этих резервов, можно будет оценить лишь в случае если кризис продлится долго и будет сопровождаться падением цен на нефть.

Кроме того, был ряд моментов, которые засели в памяти инвесторов неприятной занозой: сначала «дело ЮКОСа», из-за которого многие потеряли большие деньги, потом история с получением контрольного пакета в проекте «Сахалин-2» государственным «Газпромом». Но до поры до времени многие с эти мирились.

Подтолкнуть иностранных частных инвесторов к включению рублевых инструментов в свои долгосрочные портфели и резервы мог бы перевод расчетов за экспортные поставки российских энергоносителей в рубли – эта идея также неоднократно озвучивалась. Еще в мае этого года аналитики Goldman Sachs, Merill Lynch и Deutsche Bank называли рубль самой привлекательной валютой в мире.

Сегодня мы видим совсем другие результаты. Паническое бегство иностранных инвесторов привело к краху фондового рынка, который по результатам последнего квартала показал худшие результаты в мире. Обвалился при этом не только рынок акций, но рынок облигаций, в том числе и государственных.

Можно сколько угодно спорить о том, насколько повлияли на это повлияли дело «Мечела» и война в Грузии, результаты говорят сами за себя.

Мировая финансовая архитектура несовершенна – с этим никто не спорит. Однако для того, чтобы стать частью новой мировой финансовой архитектуры России надо что-то менять. Возможно, правителей.

3 октября 2008 г. • money.newsru.com

В СЛАБОСТИ СИЛА, В СИЛЕ СЛАБОСТЬ

Опрос, проведенный на этой неделе фондом «Общественное мнение» показывает, что четверть российских граждан ничего не слышали о мировом финансовом кризисе, а почти половина не интересуется состоянием дел в мировой экономике. Это помогает избежать паники, но свидетельствует о процветании патернализма. А паника рискует оказаться «отложенной».

Как это ни парадоксально, но недоразвитая, по сравнению с развитыми странами, финансовая система, а также низкая финансовая грамотность населения и его невовлеченность в инвестиции на фондовом рынке позволяют надеяться, что погасить кризис в России будет проще, чем где бы то ни было, а последствия его для населения будут менее чувствительными.

Счастливое неведение четверти россиян и олимпийское спокойствие еще почти половины россиян вызывает искреннее восхищение. Угрожающе накренившейся две недели назад банковской системы большинство так и не заметило. Рухнувшим вполовину фондовым рынком интересуются единицы процентов, да и среди этих интересующихся интерес исключительно академический. А некоторые и вовсе воспользовались падением, чтобы начать инвестиции на волне всеобщей паники.

В самом деле, о чем можно беспокоиться после стольких лет, проведенных под увещевания из телевизора о достигнутой финансовой стабильности, о гигантских резервах, которые помогут преодолеть любой кризис. Возникни серьезная угроза, и на помощь придут два супергероя – Путин с Кудриным. У них есть неисчерпаемый Стабфонд, который пора уже распечатать во благо народа и на радость сторонникам госкапитализма с российским лицом.

А если и случатся какие временные трудности, то может оно и к лучшему – квартиры, наконец, подешевеют, да и очереди за «хаммерами» с «майбахами» сойдут на нет.

Подобная позиция существенно облегчает правительству и ЦБ задачу стабилизации финансовой системы, одинаково актуальную практически во всех странах мира. Набеги взволнованных вкладчиков уже обрушили несколько крупнейших банков в США и Великобритании, заставили принимать экстренные меры в других странах.

Однако отношение граждан к происходящему может серьезно измениться, когда экономические трудности начнут касаться их лично. Уже сейчас начали возникать трудности с получением ипотечных и потребительских кредитов. Проблемы межбанковского рынка начали сказываться на реальном секторе, что может привести, как минимум, к сокращению рабочих мест.

И все же главным испытанием может стать падение цен на сырье, которыми пока и питается наши стабильность и резервы. Перспективы рецессии в США и Европе, замедление Китая и Индии могут привести к продолжению начавшегося обвала цен на нефть. И сегодня никто не возьмется предсказать, когда это падение закончится. Точно так же, как в начале года никто не мог предсказать, когда закончится рост.

Еще 3—4 месяца назад самые уважаемые аналитики самых уважаемых банков прогнозировали 200 долларов за баррель в конце года. Сегодня они же прогнозируют 50.

Министр финансов Алексей Кудрин успокаивает, что бюджет останется профицитным при 70 долларах за баррель. А если действительно 50 или, еще хуже – 20, и не на неделю, а надолго? Раньше казалось, что на этот случай для России открыт международный долговой рынок, однако с начала года он закрыт. В течение последних месяцев иностранные инвесторы доказали, что воспринимают российскую экономику как производную от цены на нефть.

Отложенная паника может привести к серьезным проблемам, когда резервы будут на исходе. А судя по темпам их задействования уже сейчас, когда цена нефти даже не дошла до критических 70 долларов, заставляет беспокоиться.

В этих обстоятельствах остается только надеяться, что американский «план спасения» перезапустит глобальный механизм надувания пузырей, а российские граждане так и останутся в неведении.

3 октября 2008 г. • money.newsru.com



ДЕНЬГИ ПОЯВЛЯЮТСЯ НИОТКУДА И ИСЧЕЗАЮТ В НИКУДА

Когда-то давно я по наивности думал, что деньги – основной продукт жизнедеятельности центробанков. Они эти деньги печатают (в фигуральном, понятное дело, смысле), продают банкам – кто за проценты, кто за доллары экспортеров (если валюта привязана к долларам).

Когда центробанки печатают деньги – всем сначала хорошо, а потом инфляция. Когда не печатают, всем плохо, но финансовая стабильность. Искусство найти золотую середину (когда всем хорошо и финансовая стабильность) – великий дар, как у Гринспена…

На самом деле все, конечно же, давно уже устроено совсем по-другому. Финансовые рынки и сами прекрасно справляются с производством денег. Как это происходит, много раз описывалось, не исключено, что даже я как-то про это все писал – всего и не упомнишь. Рискну повториться. Накопил я, скажем 1000 долларов и купил, скажем, 1000 акций по доллару за штуку. Но на этом не остановился, а взял у брокера кредитное плечо под залог этих акция (а если я сам брокер, то заложил в соседнем банке) и купил еще 1000 акций. Жду. Когда акции стали стоить 1,2 доллара, у меня на счете появилось 400 долларов без каких бы то ни было усилий с моей стороны. На первый взгляд, деньги эти виртуальные, появившиеся ни откуда. И они не станут реальными, пока я не продам все эти акции. А вот и нет, вполне реальные. На эти 400 долларов я могу купить еще акций, а могу снять их и купить, скажем, картину Шишкина, или стихи Пушкина, самолично им написанные, да еще и с рисунком женской ножки на полях, или еще лучше домик в Калифорнии. Это называется диверсификация. Но и это еще не все. Эту картину-автограф-домик я могу тоже заложить. Продолжать можно почти до бесконечности. И пока мои акции растут, денег у меня и моих товарищей становится больше и больше, и мы покупаем картины-акции-нефтяные фьючерсы-недвижимость в Черногории, которые повышают нашу капитализацию и самооценку.

Собственно, механизм этот может работать и в обратную сторону, не производя, а аннигилируя деньги.

В теории я все это знал давно. Когда пузырь «доткомов» сначала надулся, породив рекордное количество миллионеров, а потом лопнул, так и не дав большинству из них насладиться деньгами, механизм стал прозрачен и очевиден.

А совсем недавно – во вторник – я наблюдал совсем уж рафинированную картину. Наутро после того, как нижняя палата прокатила план Полсона, и биржи по всему миру посыпались, российские биржи, как им и положено, открылись в 10.30 утра. А в 10.31 торги были остановлены. В ликвидных бумагах успели пройти считанные сделки на 5—7% ниже предыдущего закрытия. Денег у всех участников рынка стало существенно меньше. Их никто не заработал, поскольку «шорты» запрещены (играть от продажи можно лишь на фьючерсах, там теоретически ведется игра с нулевой суммой, то есть выигрыш продавцов равен проигрышу покупателей).

Американский фондовый рынок в день голосования потерял 1,2 триллиона долларов капитализации за считанные минуты. Эти деньги вдруг бесследно испарились. И выигрыш медведей в подобных обстоятельствах на порядок меньше общих потерь.

И еще одно соображение. Я тут везде теоретизировал (впрочем, не я один) на тему того, что закачивание 700 миллиардов долларов бюджетных средств и увеличение госдолга на фоне замедления мировой экономики и снижения экспорта в США может привести к проблемам с размещением казначейских облигаций. Соответственно выкупать их придется ФРС за счет печатного станка. Инфляция и девальвация прилагаются. Однако принятие «плана спасения» Сенатом привела к скупке долларов. И это несмотря на то, что ЕЦБ ставку не снизил, а ФРС, по всем прогнозам снизит еще. Объяснения по поводу слабости европейской экономики не проходят. Единственное, что приходит на ум – умные игроки (то есть те, у кого хоть что-то осталось) готовятся к веселой игре под названием «купи бросовых ипотечных облигаций и загони правительству». И угроза выкупать «плохие долги» по рыночной цене ничего не значит. Поскольку скупкой займутся все, цену (самую что ни на есть рыночную) будут загонять до запредельных уровней. Тогда, кстати, может властям и выкупать ничего не придется. А если все же придется, то 700 миллиардов может и не хватить. 3 октября 2008 г. • prodengi.ru


1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница