М. Ф. Маркова Татары-мусульмане г. Томска в конце XIX – начале XX веков



Скачать 142.33 Kb.
Дата03.05.2016
Размер142.33 Kb.
М.Ф. Маркова

Татары-мусульмане г. Томска в конце XIX – начале XX веков
История г. Томска неразрывно связана с историей татарского населения. Томск был основан на территориях местных татарских племен, их жизнь протекала рядом с русским населением. В период вхождения томских земель под русский протекторат окрестности томской крепости окружали племена чатов, эуштинцев, калмаков. В период строительства томской крепости эуштинские татары в числе 300 человек входили в состав населения города1. Постепенно исконные жители этих земель были вытеснены за пределы городских окраин и вплоть до начала XIX в. мусульманская община была представлена ограниченным составом. С 40 гг. XVII столетия в Томск стали переселяться выходцы из Средней Азии. С 1701 г. бухарскому торговому люду было официально разрешено селиться во всех сибирских городах, в том числе и в Томске2. Со второй половины XIX в. численность мусульман в Томске многократно возросла. По данным переписи 1897 г. в Томске проживало 1527 чел. (733 ж.)3 мусульман. Согласно сведениям, представленным в газете «Сибирская жизнь», в 1908 г. общее число магометан в Томске составляло более двух тысяч человек (1173 мужчин и 954 женщин)4. Такой прирост численности татар-мусульман во многом был обусловлен миграцией поволжских татар. Община томских городских мусульман складывалась из мигрантов из Поволжья и Приуралья. Большую роль в жизни татарской общины играли роды Аплиных, Московых, Сайдашевых, Еникеевых и др.

Селились томские мусульмане в Заистоке, исторически сложившемся районе проживания мусульман. Изначально в Заисточье были заливные луга, которые являлись летними пастбищами для скота эуштинских татар, рядом протекала живописная речка Исток, от имени которой и пошло название района. Томские татары постоянно проживали на Юрточной горе, так как низовья постоянно подтоплялись. С приходом русских местное население было вытеснено из привычных мест обитания, с Юрточной горы в область летних пастбищ. Так начал свое формирование уникальный культурный район Томска – Заисток, Заисточье.

Стоит отметить, что долгое время коренное население занимало малую нишу в инфраструктуре района, помимо них в Заистоке проживали русские, цыгане и бухарцы. Вторая половина XIX в. стала началом активной миграции в Томск пришлых казанских татар, которые окончательно сформировали облик Заистока.

Поволжские татары были в основном выходцами из Казанской, Симбирской Уфимской и Нижегородской губерний. Так, представитель известного купеческого рода Мифтахутдин Незаметдинович Бухараев был выходцем из деревни Тугульбаево Кузнечинской волости Спасского уезда, Казанской губернии, переехавшим в Томск в 1878 г. Выходцами из одной деревни Базловой Андреевской волости Васильсурского уезда Нижегородской губернии были двоюродные братья Измайловы Садык Исхакович и Хусаин Измайлович. Первый переехал в Томск в 1899 г., второй через пять лет – в 1904 г.

В Сибирь в поисках лучшей доли переезжали целыми семьями и даже деревнями. Не случайно в Томске появляется много родственных друг другу семей. В их числе оказались и братья Измайловы. В Томске они стали совладельцами мануфактуры. Известный в томских кругах общественный деятель Фахрутдин Сайфутдинович Сайдашев прибыл в Томск в 1888 г. из деревни Карги Ендавичской волости Сергачевского уезда Нижегородской губернии.

Заисток носил и другое название, русские называли этот район Татарской слободой. Слобода простиралась вдоль реки Томи от переулка Подгорного до современного Коммунального моста и от ул. Московский тракт до улицы Береговой. Заисточье включало в себя двадцать улиц. Основными улицами в слободе являлись Королевская (делившаяся в свою очередь на Большую и Малую) и Татарская. Помимо этого, мусульмане проживали на улицах Источной, 1-ой и 2-ой Береговой, и переулках: 1-м и 2-м Безымянном, Завьяловском, Татарском и Буяновском. Эти улицы были продолжением Московского тракта, главной торговой артерии Томска.

Московско-Иркутский тракт был частью единого Сибирского тракта, мощной торговой сети дорог, соединяющей Европейскую часть России со странами Среднеазиатского Востока и Китая. Не случайно, бухарские купцы находили привлекательным для себя Томск. Бухарцы завозили в Томск экзотические для местного населения фрукты, китайские и среднеазиатские дорогие ткани, специи и.т.д. Так складывался уникальный этнокультурный облик Заистока. Здесь имелись все непременные атрибуты восточного уклада, традиционного для подобных местечек. Здесь звучала своя полифония, смешавшая голос муэдзина, ржание лошадей на водопое, звонкий топот табунов, прогоняемых на конную площадь, речь на нескольких татарских диалектах. Среди восточных фасадов деревянных и каменных домов мелькали татарские одежды мужчин и женщин. Район был автономным мирком, где было все свое – бани, прачечные, фотосалоны, трактиры, библиотеки, мечети, ветхие лачуги бедноты и дворцы богачей, огромное количество постоялых дворов, кузниц, торговых заведений, два больших и несколько малых базаров5. Соединение разных культур обогащало мир Заистока, совместное проживание русских и татар сглаживало межэтнические противоречия. Всего в Заисточье в 1915 г. было зафиксировано 546 домовладельцев разного происхождения6. Из них мусульманам принадлежало 139 частных домов и официальных учреждений

Заисточье было мультикультурным районом, здесь проживали представители разных этносов и конфессий. Некоторые улицы были преимущественно татарскими, но большая часть была заселена русским населением. Был здесь дом Лютеранского общества, богадельня «Пчельник», Владимирский детский приют. Располагались и официальные учреждения: городская управа, здание тюремного ведомства, городские общества, склады, городская больница приказа общественного призрения и.т.д. Заисточье было очень бойким местом, где можно было обнаружить все функциональные черты городской субкультуры. Жители района сосуществовали в едином городском поле, где культурные отличия разных национальностей создавали уникальную культурную среду. Горожане проводили совместные праздники. Так, в 1896 г. в «Сибирском вестнике» была опубликована информация о проведенных народных гуляниях, «в которых участвовали все городские школы, в том числе национальные – татарские и еврейские»7.

Жителей Заистока объединяли и общие беды. Район часто становился зоной стихийного бедствия, каждую весну река Томь выходила из берегов и затопляла дома местных жителей. Подтопления случались не только весной, но и летом и даже осенью. Общая беда сплачивала жителей, они вместе восстанавливали разрушенные наводнениями здания. Другой бедой, обрушивавшейся на Татарскую слободу с завидной регулярностью, были пожары8. «Заисток наш много раз выгорал. Но и после пожаров люди возвращались на родные пепелища. Снова строились и жили те же Завьяловы, Абакумовы, Петлины, Аплины, Мустафины и Тахтабаевы»9, – так живописно описал это бедствие Геннадий Бурматов. По данным однодневной переписи 16 марта 1880 г. инородческое население не имело каменных строений10. Отсутствие при строительстве зданий прочных материалов, повышало уровень пожароопасной ситуации в районе.

Пожар уничтожил и единственную в городе деревянную мечеть. Первая каменная мечеть была построена на месте сгоревшей только в 1904 г.. Строительство мечети, которое началось в 1901 г. было делом богоугодным, поэтому все мусульмане приняли участие в ее строительстве. Располагалась мечеть на улице Татарской, 22, в центре слободы и привлекала к себе внимание многочисленных прихожан. Новая каменная мечеть на долгие годы стала центром духовной жизни томских мусульман, к 1917 г. численность прихожан составляла более 1500 магометан мужского пола11. При мечети располагались женская мусульманская школа и проводились вечерние курсы, что свидетельствовало о той важной благотворительной миссии, которую играла Соборная мечеть в жизни томских мусульман.

Общие беды объединяли православных и мусульман, однако незнание русского языка не позволяло татарским женщинам (а именно они становились основными получательницами пожертвований) наравне с русскими отстаивать свои права перед представителями официальной власти. Об этом неоднократно сообщалось в официальных источниках и газетных публикациях. Как сообщала «Сибирская жизнь», «некоторые из погорельцев в Заисточном предместье 17 мая положительно недоумевают, куда им следует обратиться за разъяснениями некоторых вопросов, возникающих по поводу того, что некоторые погорельцы получили значительные пособия, другие же по два рубля»12.

Незнание языка поднимало проблему замкнутости и автономности мусульманской общины. Несмотря на широкие торговые связи, мусульмане долгое время держались в стороне от общественно-политической жизни. Община была полностью автономна, татарские представители не принимали участия в городском самоуправлении. Если судить об общественной деятельности мусульман по газетным публикациям, то можно с уверенностью говорить, что только революционные события 1905-1907 гг. дали импульс пробуждению общественной активности мусульман Томска.

В Томске мусульмане занимали свою экономическую нишу. По данным С. Патканова13, 36% татар Томска были заняты торговлей, 10-14 % в занимались ремеслами, включавшими обработку металлов, выбелку шкур, меха, шерсти, шитье одежды, изготовление предметов обихода. И только 2% пришлых татар были заняты в сфере интеллектуальных профессий, в основном в медицине14. Для сравнения, число евреев, занимавшихся торговлей, составляло 30-40%; ремесленным производством были заняты 30% еврейских семей. В сфере интеллектуальных профессий было занято 3,6%. Число русских, занимавшихся торговлей ограничивалось 11-14%. Ю.М. Гончаров, сравнивая конфессиональный состав купеческого сословия, отмечал, что семей купцов мусульманского вероисповедания (сибирских татар) в Западной Сибири было значительно меньше, чем представителей двух вышеназванных конфессий, тем не менее, имеющиеся данные позволяют говорить о том, что семьи мусульман, также как и семьи иудеев, были заметно больше семей православных купцов. Так, в Томске, в 1866 г. отмечено 4 семьи купцов мусульман, при этом общее количество членов их семей было 29 чел., что составляет в среднем 7,3 чел. на семью, в то время как у православных - всего 4,2 чел.. В 1877 г. в губернском центре было 5 мусульманских купеческих семей общая численность которых составляла 27 чел. или 5,4 чел. на семью, притом, что в семьях православных купцов в том же году этот показатель равнялся 4,3 чел.15.

По данным за 1912 г., владельцами собственных мануфактур являлись восемь мусульман, в их числе Хусаин и Садык Измайловы, братья Юнусовы. Торговый дом «Бухараевы и К.» был известен далеко за пределами Томска Ему принадлежали лавки на Базарной площади, торгующие азиатскими товарами, магазин белья и готового платья, меховые товары16. Татары были владельцами лавок в таких торговых местах города, как Базарная площадь и Гостиный двор. Не случайно Ядринцев писал о них, что они обнаружили «замечательные способности к торговле и коммерческие таланты, подобно казанским»17. В «Сибирской жизни» от 21 апреля 1898 г. отмечалось, что «татары, населяя Заисточную часть города, производят весьма солидную торговлю фруктами и товарами среднеазиатских произведений»18.

Широко известно было имя купца Карима Мохаммедаминовича оглы Хамитова (Карим-бая), конезаводчика и миллионера, сделавшего много добрых дел для развития мусульманской общины Томска. Свое состояние он сколотил на поставках коней к царскому двору во время Русско-японской войны. Его родители переехали в Томскую губернию в 1876 г., поселившись в деревне Серебряковка Томского уезда. Они хотели, чтобы их дети занимались земледелием, однако ни Карим, ни его брат Хамза не пошли по стопам отца. Хамза, родившийся в 1852 г., поступил в Бухарское медресе и стал после его окончания служить указным муллой томской соборной мечети19. В 1914 г. он был назначен имамом Красной соборной мечети. Его влияние на жизнь мусульманской общины было настолько сильным, что даже революционные события и последовавшие за ними демократические преобразования не смогли его снизить. В марте 1917 г. в томских газетах появились сообщения о том, что деятельность Ахуна Хамитова, «как человека, тяготеющего к прошлому» вызывала недовольство прогрессивной части мусульманского сообщества. Однако, устранить его от должности членам созданного после революции мусульманского бюро, не удалось20. Вплоть до закрытия Красной соборной мечети в 1920 г. он оставался ее имамом21.

Карим ушел в город, где приступил к работе переводчика, профессии почетной и уважаемой. Знание арабского, турецкого, персидского, русского и татарского языка давали возможность жить безбедно, но его мечтой было желание разводить лошадей. Первой покупкой, которую он осуществил на заработанные деньги, был конь. В дальнейшем, благодаря покровительству Латыф-бея, известного в Томске купца, ставшего впоследствии его зятем, он смог расширить свои пастбища и сколотить состояние. Карим Хамитов был активным меценатом и благотворителем. При его участии была открыта четырехклассная русско-татарская школа, частная женская гимназия. В 1905 г. открылось третье магометанское училище его имени22. Он также вкладывал средства в строительство второй Белой соборной мечети.

Строительство новой мечети было вызвано тем, что одна мечеть уже была недостаточной для отправления религиозных нужд всеми жителями Заисточья, особенно его отдаленных районов. В прошении, поданном инициативной группой в 1910 г., говорилось: «магометане г. Томска, поселившиеся в местности «Заисточья» – тянущейся на очень значительной протяженности от центра города до окраины при имеющейся одной мечети, построенной ближе к центру города и отдаленной от окраин, заселенной в большинстве магометанами, были поставлены в затруднение при отправлении своих религиозных нужд. Часть магометан, живущая в отдалении от мечети, нашла нужным построить вторую мечеть, чтобы обслуживать более отдаленную окраину»23. Проект мечети был разработан архитектором А.П. Лангером в модном в начале XX в. стиле модерн, но содержал в себе много элементов традиционного татарского узора и детали восточного декора во внешнем оформлении, характерные для томской архитектуры24. Строительство Белой соборной мечети было завершено в 1916 г. к большой радости прихожан отдаленных районов, для которых после долгих лет ожидания был образован отдельный магометанский приход25.

Имя К. Хамитова звучало по всему Томску и за его пределами. Для современников этот человек был интересен тем, что действовал в духе татарских меценатов Поволжья, вкладывавших средства в развитие культуры и образования татарского народа. Появление крупных купеческих капиталов благотворно воздействовало на сплочение татар не только Поволжья, но и Сибири. Кроме Хамитова, к числу известных купеческих семей относились семьи купцов Аплиных, братьев Юнусовых, Фахрутдиновых, Московых и т.д. Об уровне их благосостоянии говорили каменные дома Ахмета Москова, расположенные по улице Татарской № 35 и 4626. Всего ему принадлежало два дома, и еще два особняка находились в собственности его сына Москова Ахмадуллы Ахметова. Не менее роскошный особняк был у купца Фахрутдинова, известного своим интересом к европейской культуре и славянским языкам. Ему принадлежал особняк с четырьмя ярусными узорчатыми карнизами.

Но самым значительным памятником архитектуры Татарской слободы считается дворец Карим-бая, построенный в 1910 г. В двухэтажном особняке находилось 12 комнат. Вокруг дома располагался сад, окруженный чугунной оградой, с небольшим фонтаном, беседкой, цветочными клумбами и бродящими вокруг них павлинами27. Другой известный купец Шаги Сайдашев стал первым обладателем каменного особняка в Заисточье по ул. Татарской, 38. Был у него и деревянный дом, славившийся своими узорами и дугообразным фронтоном28.

Многим состоятельным мусульманам принадлежали сразу несколько домов, которые сдавались в качестве съемных квартир неимущим слоям населения. Уровень благосостояния позволял заботиться не только о собственных нуждах, но и оказывать помощь более незащищенным слоям населения. Так, в период религиозных праздников богатые мусульмане обычно устраивали празднества для бедных слоев населения. Во время Курбан-байрама, как свидетельствуют источники, «зажиточные магометане режут баранов, рогатую скотину, и лошадей29. Кожи отдают мулле, из риса приготавливают различные яства, на празднике кормят бедных единоплеменников»30.

Среди мусульман Томска практически отсутствовали межэтнические браки, для замужества и женитьбы родители подыскивали молодых только из мусульманской среды. Это свидетельствовало об автономии общины и ее однородности. Эндогамные браки, характерные для традиционных обществ, сохраняли чистоту этноса и ислама. В метрических книгах мусульманской общины Томска отсутствуют сведения о браках с русскими. Религиозная принадлежность определяла выбор родителями женихов и невест. Девушки традиционно выходили замуж в 16-18 лет. Мужчины женились в более зрелом возрасте – 24-28 лет31, когда достигали материального благополучия, которое позволяло содержать жену и детей. Д.М. Исхаковым приводятся данные о возрастных порогах вступления в брак мужчин и женщин. Вот что он пишет: «подавляющие большинство горожан в первой четверти XX в. обзаводилось семьями до 30 лет. Однако в брачном поведении мужчин и женщин имелись заметные отличия. Так, почти все мужчины от 15 до 19 лет были холостыми, тогда как свыше 1/10 части их сверстниц были замужем. Основная масса мужчин (свыше 70%) оставались холостяками и в следующей группе от 20 до 24 лет. А у татарок, напротив, это был «переломный» момент: большинство их (более 2/3) вступало в брак именно в этих возрастных пределах. У мужчин решающий этап в заключении брака наступал позже – в 25–29 лет, когда ¾ из них имели семьи. Таким образом, в первой четверти XX в. городские мужчины-татары не женились на своих сверстницах – они были старше своих будущих жен на 4-7 лет»32.

Подобная картина была характерна и для сибирских татар. Так, в 1911 г. Исхак Хаиров 28 лет взял в жены 18-летнюю Биби Газизу Утяганову. Разница в возрасте поженившихся 14 ноября 1917 г. Садыка и Фатимы Юнусовых составила 7 лет (25 и 18 лет соответственно)33. По мнению Д.М. Исхакова, подобная особенность была присуща сельским общинам и в XVIII столетии. Данные Д.М. Исхакова можно подтвердить на примере Томска, где в начале XX в. наблюдалась активная миграция сельского населения. Архивные источники свидетельствуют, что многие общественные мусульманские деятели по происхождению были деревенскими жителями.

Томская городская община татар-мусульман имела развитую торговую инфраструктуру. В Заистоке были расположены принадлежащие мусульманам мастерские по изготовлению обуви (скорняжные мастерские), собственные портные, магазины готового платья, мясные, мясомолочные и меховые ряды и.т.д. Благодаря денежной помощи Карим-бая, в Заисточье была построена водонапорная башня, снабжавшая водой не только слободу, но и центр города. В начале XX в. в слободе начали открываться мусульманские школы, проводиться литературные вечера и общественные праздники.

Городской мусульманский мир был многогранен, в общине переплетались судьбы семей, переселившихся в Томск из разных мест Российской империи. В новых условиях пришлое население вступало в активное взаимодействие с местными татарами, обогащая их культурную среду. Община жила в окружении инокультурного русскоговорящего населения и усваивала их культурно-бытовые навыки. Начало XX в. характеризовалось трансформацией томской общины татар-мусульман. Заисток активно развивался, увеличивалось число мусульман, складывались крупные торговые роды. Томская мусульманская община в начале XX в. переживала период активного роста, что характеризовалось увеличением численности магометанского населения, экономическим ростом, а также развитием общественных институтов.



1 Костров Н.А. Однодневная перепись населения города Томска 16 марта 1880 г. Томск, 1880. С. 14.

2 Емельянов Н.Ф. Население Среднего Приобья в феодальную эпоху. Томск, 1980. С. 52.

3 Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. / под ред. Н.А. Тройницкого LXXIX. Томская губерния, 1904.С. 68-69.

4 Сибирская жизнь. 1908. 24 апр.

5 Город. Томская панорама начала XX века. Томск, 2004. С. 93.

6 Моя малая родина (из истории Заистока). Томск, 2002. С. 177-188.

7 Сибирский вестник. 1896. 16 мая.

8 Бурматов Г. Мой цветок – Заисток // Выходной. Приложение к газете «Томский вестник». 2005. 12 марта.

9 Там же.

10 Костров Н.А. Однодневная перепись… С.12-13.

11 Томская область: народы, культуры, конфессии. Томск, 2007. С. 333-334.

12 Сибирская жизнь. 1900. 13 июля.

13 См.: Карих Е.В. Межэтнические отношения в Западной Сибири в процессе ее хозяйственного освоения. XIX – начало XX в. Томск, 2004. С. 90.

14 Там же.

15 Гончаров Ю.М. Купеческая семья второй половины XIX-начала XX вв. М., 1999. С. 221.

16 Город Томск. Томск, 1912. С. 48-57.

17 Ядринцев Н.М. Сибирские инородцы, их быт и современное положение: этнографические и статистические исследования приложениями и статистическими таблицами. СПб., 1891 С. 26.

18 Сибирская жизнь. 1898. 21 апр.

19 Государственный архив Томской области (ГАТО) Ф. 527. Оп. 1. Д. 802. Л. 20.

20 Кутилова Л.А., Нам И.В., Наумова Н.И., Сафонов В.А. Национальные меньшинства Томской губернии. Хроника общественной и культурной жизни. 1885-1919. Томск, 1999. С. 106.

21 ГАТО. Ф.Р. 430. Оп. 1. Д. 11. Л. 219.

22 Черемных С. Дворец Карим-бая // Красное знамя. 1994. 10 авг.; Журавлева Е. Карим-бай // Красное знамя. 1997. 24 дек.

23 ГАТО. Ф. 3. Оп. 77. Д. 234. Л. 15.

24 Томская область: народы, культуры, конфессии. Томск, 2007. С. 338.

25 ГАТО. Ф. 3. Оп. 77. Д. 234. Л. 19.

26 Бурматов. Г. Указ соч.

27 Журавлева Е. Указ. соч.

28 Бурматов. Г. Указ соч.

29 В следующем номере «Сибирской жизни» от 23 апреля 1898 г. томский ахун Хамза Хамитов попросил редакцию внести поправку, что в праздники допускается колотье только рогатого скота, что же касается лошадей, то употребление их в пищу вообще допускается, но в праздник «Курбан-байрам» безусловно запрещено Кораном.

30 Сибирская жизнь. 1898. 21 апр.

31 ГАТО. Ф. 527. Оп. 1. Д. 843. Л. 4-9.

32 Исхаков Д.М. О некоторых аспектах формирования городской культуры волго-уральских татар на национальном этапе (XVII – начало XX вв.) // Казань, Москва, Петербург: Российская империя взглядом из разных углов. М., 1997. С. 259.

33 ГАТО. Ф. 527. Оп. 1. Д. 843. Л. 6, Л. 8.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница