Людские потери россии в первой мировой войне



Скачать 127.93 Kb.
Дата11.11.2016
Размер127.93 Kb.
ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ РОССИИ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Найти бы только повод

Девяносто лет назад закончилась Первая мировая война - событие, ставшее переломным моментом как в мировой истории вообще, так и в истории России в частности. Война, поводом к началу которой стал знаменитый выстрел в Сараеве 15(28) июня 1914 года, стартовала как противостояние блока центральных держав (начинавшего оформляться с 1882 года, основу которого составили Германия, Австро-Венгрия и Турция) и Антанты (Россия, Франция, Великобритания...), сформированной на базе франко-русских соглашений 1892 - 1893 годов. Официальной же датой начала мирового пожара стало 19 июля (1 августа) - день, когда Германия объявила войну России.

Масштабы войны непрерывно разрастались. И если сначала в ней участвовало 8 государств с населением, включая колонии, в 732 миллиона человек, то в конце их было 38 с населением свыше 1,5 миллиарда, или 75 процентов тогдашнего населения Земли. Общая площадь театра военных действий охватила 4 миллиона кв. километров. Под ружье были поставлены 74 миллиона человек, из них убиты и умерли в результате ранений около 10 миллионов, еще столько же погибли от эпидемий и голода, ранены - 20 миллионов человек. Непосредственные (прямые) военные расходы в ценах соответствующих лет (с 1914-го по 1918 год) составили 208 миллиардов долларов. Огромен был и материальный урон: только на море потоплено около 500 боевых кораблей, вспомогательных же судов - в 2 раза, а торговых - в 6 раз больше. Общее число человеческих жертв и материальных потерь превысило все, что было зафиксировано за 125 предшествовавших лет.

А что же, собственно, Россия? На этот вопрос пытался ответить через два года после окончания войны В. Г. Аврамов, изучавший картотеку Главного военно-санитарного управления Военного министерства России с августа 1914-го по декабрь 1916 года по Юго-Западному и Северному фронтам. По его данным, в боях погибли 703,2 тысячи военнослужащих, в том числе 13,6 тысячи офицеров и 689,6 тысячи солдат; стали инвалидами 3,5 миллиона человек, в том числе 57,3 тысячи офицеров и 3,4 миллиона солдат; пропали без вести 13,4 тысячи

стр. 167

офицеров и 2,3 миллиона солдат1. В 1923 году Комиссия по обследованию санитарных последствий войны более детально исследовала безвозвратные потери действующей армии. Они составили 1,7 миллиона военнослужащих; из числа находившихся в плену 4,3 миллиона умерли от ран и болезней 245,5 тысячи. Число пропавших без вести достигло, по подсчетам Комиссии, 200 тысяч, беженцев - 10 - 15 миллионов, а косвенные потери в 1914 - 1916 годах - не менее 6 миллионов человек2.

Исследования Аврамова и упомянутой Комиссии нельзя, однако, считать достаточно точными. По данным немецкой официальной статистики, использованным В. Д. Кайсаровым, прямые безвозвратные потери русской армии составили 2,3 миллиона, раненых - 5,7 миллиона, пленных - 2,6 миллиона, всего - 10,6 миллиона военнослужащих3. В то же время М. П. Павлович определяет общие безвозвратные потери в 2,5 миллиона, косвенные - в 10,6 миллиона, из них "демографическая яма" (уменьшение рождаемости и увеличение смертности) поглотила 8,3 и 2,3 миллиона человек соответственно4. В 1925 году отделом военной статистики ЦСУ СССР были приведены следующие сведения: 626,4 тысячи убитых, 17,2 тысячи умерших от ран, 38,6 тысячи отравленных газами, 2,6 миллиона раненых, 126,8 тысячи контуженных, 3,6 миллиона без вести пропавших и пленных, итого - свыше 7 миллионов человек5. Первые данные советской официальной статистики оказались не только ниже показателей Аврамова по численности прямых безвозвратных потерь почти на 21 тысячу человек, но и меньше приведенных данных в одной из таблиц сборника. К примеру, общая численность убитых в действующей армии за июнь-июль 1917 года определяется почти в 4 тысячи солдат, раненых - 14,2 тысячи, тогда как в то же время только на Юго-Западном фронте погибли 6,9 тысячи солдат, ранены - 36,2 тысячи. Таким образом, получается, эти данные примерно в 3 раза меньше реальных потерь*.

Статистики и демографы 1920 - 1930-х годов приводили разные сведения о потерях населения России, порой ссылаясь на одни и те же источники. Так, М. Я. Нахимсон определил численность убитых в 2,6 - 3,2 миллиона, демобилизованных по ранению - 2,7 миллиона, пленных и пропавших без вести - 3,6 миллиона. Л. С. Каминский и В. И. Биншток установили общую численность умерших от ран и погибших почти в 2 миллиона, пленных - 0,2 миллиона, "демографическую яму" в 1915 - 1917 годах - около 5 миллионов. В. 3. Волков дает иные цифры потерь военнослужащих, не приводя данных по гражданскому населению: убитых - 626,4 тысячи, умерших - 17,2 тысячи; дополнительные



* Подсчитано по: "Статистические материалы по войне 1914 - 1918 годов". М. -Л., 1934. Вып. 1; "Малая советская энциклопедия" (далее - МСЭ). Т. 5. М., 1930. С. 264.



1 См. В. Г. Аврамов. Жертвы империалистической войны в России. - "Известия Народного комиссариата здравоохранения РСФСР". 1920. N 1 - 2.

2 См.: В. И. Биншток. Военные потери России в войну 1914 - 1918 годов. - "Труды Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914 - 1920 годов". Вып. 1. Пг., 1923. С. 147 - 148; М. М. Гран. Опыт изучения санитарных последствий войны 1914 - 1917 годов. - Там же. С. 40, 227, 267.

3 См. В. Д. Кайсаров. Мировая война: Напряжение и потери. - "Звезда". 1994. N 4.

4 М. П. Павлович. Итоги Первой мировой войны. М., 1924. С. 7.

5 "Россия в мировой войне, 1914 - 1918 годы (в цифрах)". М., 1925. С. 30, 32, 91, 92.

стр. 168


данные: умерших от болезней - 155,7 тысячи, умерших от ран - 1,1 миллиона, умерших в плену - около 182 тысяч, всего - свыше 2,1 миллиона военнослужащих. Тот же автор приводит любопытную цифру по беженцам, умершим и убитым в воинских частях в 1914 - 1915 годах, - 317,6 тысячи. Итого прямые безвозвратные потери в 1916 - 1918 годах оказываются выше 2,4 миллиона*.

Изучением уровня потерь России в Первой мировой войне занимались военные историки русского зарубежья А. А. Керсновский, Н. Н. Головин и др. Первый приводит следующие данные: 2,1 миллиона погибших в бою и умерших от ран, 100 тысяч умерших от болезней, 200 тысяч умерших в плену, 600 тысяч получивших инвалидность по ранению и 300 тысяч - инвалидность по болезни; кроме того, 2,4 миллиона пленных и 7 миллионов раненых. У Головина показатели несколько меньшие: 626 тысяч убитых, 674 тысячи пропавших без вести и пленных, 350 тысяч умерших от ран, 140 тысяч умерших от болезней, 70 тысяч умерших в плену, итого - почти 1,9 миллиона. Этот автор приводит также довольно редкие данные: уволенных со службы инвалидов- 890 тысяч, из них по ранению - 611 тысяч, по болезни - 279 тысяч, раненых - 4,2 миллиона, а также дополнительные данные о пленных - свыше 2,4 миллиона".

Следует особо выделить уточненные данные в трудах отечественных историков - академика Ю. А. Полякова и Б. Ц. Урланиса. Первый оценивает общие демографические потери так: "...война, оторвав почти два десятка миллионов мужчин от своих семей, вычеркнув от полутора до двух миллионов человек из списка живых, искалечив примерно полмиллиона, послав за колючую проволоку лагерей для пленных свыше 5 миллионов человек, выплеснув из родимых мест около 7,5 миллиона беженцев, немалая часть которых погибли от голода и болезней, оказала огромное негативное воздействие на демографическую ситуацию в России". Он считает наиболее достоверной цифру косвенных демографических потерь населения России в силу влияния "демографического эха" войны в 6,5 миллиона человек6.

Урланис дает следующие значения потерь русской действующей армии: численность убитых и пропавших без вести к маю 1917 года - 775 тысяч, с мая 1917-го по март 1918-го - 30 тысяч, на флоте - 3 тысячи, недоучет убитых в 1914 году - 100 тысяч, итого - 908 тысяч, а с учетом поправки в 300 тысяч - свыше 1,2 миллиона убитых. Кроме того, число умерших от ран - 240 тысяч, от отравления газами - 11 тысяч; итого безвозвратных потерь - около 1,5 миллиона, умерших от болезней - 155 тысяч, умерших в плену - 190 тысяч, умерших от несчастных случаев и иных причин - 15 тысяч. Итого безвозвратных небоевых потерь - 360 тысяч, всего - свыше 1,8 миллиона, пленных - 2,6 миллиона7. Однако Урланис не исследует другие виды демографических потерь.



* Подсчитано по: Н. Я. Нахимсон. Мировое хозяйство до и после войны. Т. 2. М., 1926. С. 50 - 52; В. З. Волков. Динамика народонаселения СССР за восемьдесят лет. М. -Л., 1930. С. 53, 56, 59, 60, 62, 75.

** Подсчитано по: А. А. Керсновский. История русской армии. Т. 4. М., 1994. С. 168 - 170; Н. Н. Головин. Исчисление потерь в людском составе. - "Военно-исторический журнал". 1993. N 2.

6 См. Ю. А. Поляков. Советская страна после окончания Гражданской войны: территория и население. М., 1986. С. 100 - 101.

7 См. Б. Ц. Урланис. Войны и народонаселение Европы. М., 1960. С. 146, 152, 320, 374, 377, 381, 383.

стр. 169


Историко-демографическая литература учебного и справочного характера также не определяет точные цифры потерь населения страны в годы войны. К примеру, Шелестов оценивает прямые потери на фронтах почти в 2 миллиона человек; авторы энциклопедии "Народонаселение" приводят данные о 6,5 миллиона косвенных потерь в 1915 - 1916 годах и оценивают общие потери населения России в 21 - 25 миллионов8.

Итак, несмотря на различные данные в литературе и источниках, взятые в совокупности и критически проанализированные, они содержат определенный объем вполне достоверной научной информации об основных видах демографических потерь, а также численности - минимальной, средней и максимально возможной. Представляется целесообразной попытка определить действительные потери населения, подойдя к этой проблеме конкретно-исторически и определив хронологические и территориальные рамки событий, а также приемы подсчетов.

Итак, хронологически война на территории России шла с августа 1914-го по ноябрь 1918-го - до момента фактического прекращения боевых действий на всех фронтах. Следует заметить, что формально Советская Россия вышла из войны в марте 1918 года в результате подписания Брест-Литовского договора, но на западе европейской части страны де-факто военные действия продолжались, включая установление режима прямой оккупации территории площадью свыше миллиона кв. километров с населением около 70 миллионов человек и присутствовало до 1,5 миллиона солдат и офицеров противника*.

Для определения подлинных масштабов демографических последствий войны необходимо спрогнозировать демографическое развитие населения России на конец 1918 года (в границах империи и без учета фактора войны), а также определить численность населения страны в фактических границах на основе критического осмысления достижений исторической демографии. Сравнивая эти подсчеты, получим наиболее вероятный вариант решения.

Согласно официальным данным Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел (ЦСК МВД), общая численность населения страны на январь 1914 года составляла свыше 178,9 миллиона человек. Кроме того, в автономиях России проживало: в Финляндии - более 3,3 миллиона, в Хиве, Бухаре и Урянхае (Туве) - около 3 миллионов, всего - свыше 185 миллионов. К концу 1918 года, согласно "Ежегоднику Министерства финансов", ожидалось, что общая численность населения достигнет около 200 миллионов**.

* Подсчитано по: М. П. Павлович. Брестский мир и условия экономического возрождения России. М., 1918. С. 24; С. Л. Маслов. Наше народное хозяйство и грабительский мир. М., 1918. С. 11; Ю. Ю. Фельштинский. Крушение мировой революции: Брестский мир. М., 1991. С. 315.

** Подсчитано по: "Ежегодник Министерства финансов". Вып. 1915 года. Пг., 1917. С. 2 - 3; Ю. А. Поляков. Советская страна после окончания Гражданской войны: территория и население. М., 1986. С. 94.

8 См. Д. К. Шелестов. Историческая демография. М., 1987. С. 166; "Народонаселение: Энциклопедический словарь". М., 1994. С. 47, 344.

стр. 170


Следует отметить, что в советской историографии официальные данные ЦСК МВД считались преувеличенными, хотя до 1917 года они не подвергались статистиками серьезной научной критике и являлись близкими к реальным показателям. По мнению академика Полякова, правильность основных параметров текущего учета ЦСУ для начала 1920-х была подтверждена в ходе использования методики с применением ЭВМ при обработке данных переписи 1926 года для установления численности населения России в предшествующие годы, но в границах СССР 1920 - 1930-х годов9.

Какова была истинная численность населения в границах бывшей Российской империи к моменту окончания Первой мировой войны? В отсутствие точных официальных данных используем экспертные оценки: на неоккупированной части в это время проживало от 100 до 115 миллионов человек без учета волны миграций - мобилизованных, пленных, выселенцев, беженцев и др. Если учесть неравномерность миграций и пребывание свыше миллиона солдат в плену, то наиболее реалистичной цифрой населения будет примерно 100 - 110 миллионов человек. На оккупированной территории находилось около 70 миллионов, из них до 20 миллионов представляли утраты на конец 1917 года и 50 - 55 миллионов - после Брест-Литовского договора и до конца 1918 года*.

Следовательно, к концу Первой мировой войны население России уменьшилось до 100 - 110 миллионов человек, то есть почти вдвое. Откуда возникли такие цифры? Большая часть из этих потерь - около 70 миллионов - приходится на территориально-демографические потери, свыше 10 миллионов - на косвенные потери населения вследствие возникновения "демографической ямы" и "демографического эха" войны. Хотя эти цифры достаточно условны, тем не менее они отражают общие направления развития демографических процессов, характерных для главных воюющих европейских держав.

Другие исследователи приводят аналогичные показатели. Павлович определяет потери населения от снижения рождаемости в 8,2 миллиона, а от увеличения смертности - в 2,3 миллиона. Общий объем косвенных потерь в 1914 - 1916 годах С. А. Новосельский и Л. И. Лубны-Герцык оценивают в 6,5 миллиона, но с учетом тенденции нарастания косвенных потерь за 1917 - 1918 годы эта цифра увеличивается минимум до 10 миллионов. Следует учесть, что свыше 20 миллионов мужчин репродуктивного возраста были оторваны от семей: до 1,5 миллиона - в кадровой армии, около 15 миллионов - в действующей ар-



* Подсчитано по: "Ежегодник Министерства финансов". Вып. 1915 года. С. 94; Ю. Ю. Фельштинский. Крушение мировой революции: Брестский мир. С. 286; М. П. Павлович. Итоги Первой мировой войны. М., 1924. С. 24.; С. Л. Маслов. Наше народное хозяйство и грабительский мир С. 11.



9 См. Ю. А. Поляков. Советская страна после окончания Гражданской войны: территория и население. С. 93, 97.

стр. 171


мии по мобилизации, около 3 миллионов - во внутренней службе и свыше 3 миллионов - на тыловых работах для фронта*.

Следует учесть, что качество жизни широких слоев населения значительно ухудшилось в сравнении с 1913 годом из-за отвлечения большей части национального дохода на военные нужды. Кроме того, в 1918 году началась широкомасштабная Гражданская война, осложненная иностранной военной интервенцией, сопровождаемая социальным и национально-территориальным расколом, ростом социально-экономической и политической нестабильности, голодом, эпидемиями и массовым террором. Разумеется, названные и многие другие факторы способствовали росту косвенных демографических потерь. Поэтому наиболее вероятным является показатель в 10 миллионов человек, что соответствует недобору населения при снижении естественного прироста с предвоенной отметки до отрицательной динамики.

Особо следует подчеркнуть наибольшую трудность определения прямых безвозвратных потерь населения, вызванных непосредственным влиянием Первой мировой войны. К сожалению, большинство данных относится к 1914 - 1917 годам, и они существенно разнятся между собой. Особенно это касается показателей численности умерших от ран в госпиталях - 300 тысяч и свыше 1,1 миллиона и без вести пропавших - 200 тысяч и около 800 тысяч. Действительные потери, вероятно, были несколько больше наименьших показателей, поскольку основаны на неполных данных Аврамова, Бинштока; но меньше средних значений, основанных на подсчетах Волкова. Если учесть, что неполный учет боевых потерь в 700 - 800 тысяч "растворяется" в увеличенном значении числа погибших от ран в 1,1 миллиона, то наиболее вероятная величина прямых военных безвозвратных потерь будет составлять около 3 - 4 миллионов. Так еще в 1920-х считали военные историки, демографы и статистики.

Следует прибавить к безвозвратным потерям около 320 тысяч убитых и умерших от ран лиц гражданского населения, пострадавшего во время боевых действий 1914 - 1915 годов. К сожалению, данные за 1916 - 1918 годы в литературе отсутствуют, а источники не полны. Надо полагать, однако, что масштабы этих потерь увеличились. В 1914 - 1918 годах только на европейской территории России от эпидемий погибло свыше 0,5 миллиона человек. Данные о терроре и эмиграции также являются прогностическими по минимуму - соответственно 100 и 200 тысяч человек, хотя историко-демографическая литература дает нам множество примеров гибели военнослужащих и гражданских лиц во время интервенции, оккупации, при стихийном дезертирстве из действующей армии, многочисленных жертв революционного и контрреволюционного террора, кровавых убийств в Петрограде, Кронштадте, Свеаборге и др. С начала



* Подсчитано по: М. П. Павлович. Итоги Первой мировой войны. С. 7; Л. М. Лубны-Герцык. Движение населения на территории СССР за время мировой войны и революции. М., 1926. С. 22; В. З. Волков. Динамика народонаселения СССР за восемьдесят лет. С. 75; "Россия в мировой войне, 1914 - 1918 годы". С. 91; "Народонаселение: Энциклопедический словарь". С. 47.

стр. 172

Гражданской войны в 1918 году погибло не менее 1 миллиона человек от боевых действий, массового террора со стороны основных военно-политических сил, голода, эпидемий, эмиграции*.

Особый интерес представляет исследование военных потерь нашей армии в 1914 - 1918 годах. К осени 1917-го вооруженные силы России потеряли 63 - 65 процентов личного состава, причем практически погибли кадровый состав - свыше 1,5 миллиона и военнообязанные "первой" и "второй" очередей - около 6 миллионов человек, составлявшие основную ударную силу Российской армии. Не случаен поэтому факт, будто в 1917-м армия потеряла боеспособность и практически развалилась на рубеже 1917 - 1918 годов.

Из сказанного видно, в какой мере война, которую до 1917 года называли Второй отечественной, по своим социально-экономическим, политическим и территориально-демографическим последствиям стала первой в цепи последующих драматических катастроф, пережитых Россией в XX веке. Более 20 миллионов человек были мобилизованы на войну и оборонные работы, из них около 18 миллионов - в армию. Только 1,5 миллиона служащих составляли кадровую армию, около 6 миллионов относились к числу военно-обученных "первого" и "второго" разрядов, прошедших воинскую службу в действующей армии и находившихся в запасе. К остальным же 10 - 12 миллионам относились необученные лица, допризывная молодежь, люди старших возрастов, "белобилетники" и т.д. Основная часть кадровой армии (7 - 8 миллионов человек, цвет русской нации) погибла в ходе военных действий 1914 - 1916 годов10.

Действующая армия потеряла до 3,5 миллиона убитых в бою, умерших от ран и болезней, пропавших без вести, отравленных газами, расстрелянных в плену и т.д., 3 - 5 миллионов солдат попали в плен, 2 - 3 миллиона демобилизованы по ранению, направлены на оборонные предприятия в качестве рабочих либо дезертировали. В ходе боев был практически уничтожен весь кадровый офицерский корпус - 25 - 30 тысяч из 50 тысяч. Аналогичная судьба ожидала кадровых унтер-офицеров, элитные гвардейские части и подразделения, использованные на наиболее ответственных участках фронта.

* Подсчитано по: С. А. Новосельский. Влияние войны на естественное движение населения. - "Труды Комиссии по обследованию санитарных последствий войны 1914 - 1920 годов". Вып. 1. Пг., 1923. С. 97; В. З. Волков. Динамика народонаселения СССР за восемьдесят лет. С. 59, 60, 68, 75, 187; В. Г. Аврамов. Жертвы империалистической войны в России; В. И. Биншток. Военные потери России в войну 1914 - 1918 годов. С. 147 - 149; Н. Н. Головин. Исчисление потерь в людском составе. С. 119, 151, 157, 172, 205; А. А. Керсновский. История русской армии. Т. 4. С. 164 - 169; Б. Ц. Урланис. Войны и народонаселение Европы. С. 146, 152, 374, 377, 383; О. В. Бароян. Итоги полувековой борьбы с инфекциями в СССР. М., 1968. С. 55; Ю. П. Власов. Огненный крест. М., 1991. Ч. 1. С. 728; Н. Я. Нахимсон. Мировое хозяйство до и после войны. Т. 2. С. 60 - 62; М. В. Фрунзе. Собр. соч. Т. 2. М., 1926. С. 75 - 76; Д. Стефен. Русские фашисты: Трагедия и фарс в эмиграции, 1925 - 1944. М., 1992. С. 23; "Сборник статистических сведений о современном экономическом положении важнейших иностранных государств". - "Труды ЦСУ". Т. 9. Вып. 1. М., 1922. С. 7; "Россия в мировой войне, 1914 - 1918 годы (в цифрах)". С. 32, 38, 98 - 100; МСЭ. Т. 5. С. 264.



10 См. МСЭ. Т. 5. С. 264.

стр. 173


На смену им пришли 10 - 12 миллионов наспех мобилизованных, наскоро обученных, плохо вооруженных, не желавших воевать людей, качественно изменивших состав действующей армии в 1916 - 1917 годах, превратив ее из основной опоры российской государственности в "пороховую бочку" революции. Неудивительно поэтому, что восстание 400 тысяч солдат запасных частей Петроградского гарнизона обеспечило сначала победу Февральской революции, а затем приход к власти большевиков в октябре 1917 года.

Сквозь солдатские казармы, окопы и кровавые бои Первой мировой войны прошло свыше 20 миллионов мужчин, или 10 - 12 процентов населения России; до 70 миллионов (около 40 процентов) оказались на захваченной врагами территории; 5 - 7 миллионов (4 - 5 процентов) мирных жителей были насильственно выселены из прифронтовой полосы или эвакуированы в восточные районы страны. В целом почти половина населения Российской империи непосредственно (в качестве солдат, беженцев, выселенцев или жителей зон оккупации) стала жертвой Первой мировой войны*.

В конечном итоге на фоне полной военно-политической победы государств Антанты главный в недалеком прошлом член блока-победителя - Россия оказалась в состоянии Гражданской войны, иностранной военной интервенции и национально-территориального раскола.

* Подсчитано по: "Россия в мировой войне, 1914 - 1918 годы.". С. 100; "Военно-статистический ежегодник армии за 1912 год". СПб., 1914. С. 26, 27; "Население России в XX веке: Исторические очерки". Т. 1. М., 2000. С. 74 - 82; "Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование". М., 2001. С. 91 - 105.



стр. 174


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница