Любите друг друга



страница1/10
Дата06.05.2016
Размер2.09 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
О
тец Григорий



ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА









Огнь божественной любви, Господь,

В сердцах наших возжги,

Помоги нам жить, любя

Тебя больше, Чем себя.

Творца Вседержителя и Бога нашего.

Огнь божественной любви, Господь,

В сердцах наших возжги,

Помоги нам жить, любя

Своих ближних, как себя.

Отец Григорий


ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА

Издание храма

Рождества Богородицы в Гнилицах
Нижний Новгород

2002
ББК



84 (2Рос-4НН)

Г82

Редакционная коллегия:

протоиерей Николай Долбунов, М.Н. Смирнова
Редактор-составитель М.Н. Смирнова

Редактор-куратор протоиерей Николай Долбунов


Церковь Рождества Богородицы и духовные чада батюшки

Григория благодарят за помощь в издании книги А.В. Муравьева,

В.А. Угольникова, А.Л. Казку, Ю.Ф. Трошкина, В.А. Демидова,

С.А. Бурганова.



ISBN5-902003-01-6 © Церковь Рождества Богородицы, 2002
В ПАМЯТЬ ВЕЧНУЮ БУДЕТ ПРАВЕДНИК!

(причастен)

«…Нельзя не говорить о преславных делах божиих.

Тот, кто умалчивает о них, кто скрывает чудные дела,

совершающиеся со святыми людьми, тот приносит вели-

кий вред делу духовного спасения своих ближних».

(СОФРОНИЙ, Патриарх Иерусалимский).
В наше время оскудения веры в Бога многим кажется, что святые от нас далеки. Да, они далеки от тех, которые сами удалились от Господа своего. Но святые близки ко всем, хранящим заповеди Христовы. На небесах все живёт и движется Духом Святым, и на земле - тот же Дух Святой. Он живет в нашей православной Церкви. Он в душах верующих и всех их соединяет. И поэтому, когда мы молимся Святым угодникам, то они в духе святом слышат наши молитвы и молятся за нас. Будучи исполнены любви к людям, происходящей от любви к Богу, они отзывчивы на людские нужды и являются ходатаями за них перед Богом. Таковыми были ветхозаветные праведники – Иоанн Креститель, апостолы и их ближайшие приемники. Во время высокого духовного подъёма впервые века гонения на христиан таковыми явились и мученики. Затем на церковном небосклоне просияли подвигами благочестия преподобные, праведные. Ни кто их христиан не сомневался в их святости. И по кончине праведника сразу совершилось его почитание.

Однако духовная жизнь большинства христиан после прекращения гонений стала снижаться. И посему не всегда общее сознание верующих могло определить сразу, кто есть действительно угодник божий. Вот почему церковная власть следить за почитанием святых. Со временем Крещения Руси установилось, что признание нового святого совершается церковной властью. Но церковная власть лишь свидетельствовала о святости, и святыми праведниками становились не постановлениями земной властью, а милостью и благодатью Божиею. Церковной властью лишь одобрялось восхваление в Церкви и молитвенное призывание нового святого.

Преподобный Симеон новый Богослов учит, что святые взаимно связаны один с другим. Они – неразрывное целое, и что нам важно быть в связи с последним святым. И кто не хочет со всей любовью и смирением соединиться с самым последним (по времени) из святых, имея к нему некое неверие, тот никогда не соединиться и с прежними, хотя бы ему казалось, что он имеет всю веру и всю любовь к богу и ко всем святым. Он будет извержен из среды их, как не изволивший в смирении соединиться с тем святым, который (в последнее время) ушёл из мира в загробную вечность.

«Вот чем объясняется дерзновение преп. Симеона Нового Богослова, установившего тотчас же после кончины Симеона Благоговейного торжественное празднование памяти своего старца. Этим же объясняется и теснейшая связь духовных детей с их духовными отцами, хотя бы те и почили в Господе» («О святости и о святых» - М. издательство Московской Патриархии, стр.88).

Таким образом, «не только к прославленным (канонизированным) святым можно обращаться с просьбой о молитве за нас.… То же можно делать и по отношению к тем из починивших христиан, в отношении которых мы верим, что они за гробом брели милость и дерзновение у Господа» (там же, стр.81).

«Когда меня не станет, вы ко мне на гробик ходите. Всё, что есть у вас на душе, всё, что бы ни случилось с вами, о чём бы ни скорбели, всё горе то с собой принесите на мой гробик. Припав к земле, как живому, всё и расскажите, и услышу я вас, вся скорбь ваша отлетит и пройдёт. Как с живым всегда говорили, так и тут. Для вас я живой есть и буду во веки». (Преп. Серафим Саровский).


Дорогой читатель!

Вашему благочестивому вниманию предлагается книга о жизни и деятельности подвижника благочестия ХХ века, нашего современника священнопротоиерия Григория Долбунова.

блаженной памяти протоиерей Григорий жил на стыке двух исторических эпох нашей многострадальной Родины. Детские и отроческие годы его протекали при царской власти. На его долю выпали и все скорби, и притеснения, которые испытывал русский верующий народ во времена безбожных правителей. Именно в это трудное для Церкви время, время хрущевских гонений на Церковь, отец Григорий решается посвятить всю жизнь, все силы служению Евангельской проповеди, подвигу во имя любви к богу и ближнему.

Будучи рукоположен в сан священника в 50-летнем возрасте, он 40 лет провёл в неустанном и неусыпном подвиге пастырского служения. Любовь его собирала вокруг Церкви настоящую, крепкую общину прихожан, многие из которых считали о. Григория своим духовным отцом и наставником. Это любовь была неистощимой, непрестающей, ибо поддерживалась долгими пламенными молитвами и частым совершением божественной Литургии.

Никто не уходил от о. Григория, не получив утешения или наставления, он был всегда готов помочь ближнему, плакал с плачущими и радовался с радующимися. Его советы были исполнены богатого житейского опыта и духовной мудрости, и предсказания о будущем всегда исполнялись. Прибегавшие к его молитвенному представительству исцелялись от, казалось бы, неизлечимых болезней, воцерковлялись, приносили посильное покаяние.

После блаженной кончины пастыря его любовь не покинула пасомых. Посещать его могилку в Гнилицах у Богородице Рождественской церкви, заказывать о нём панихиды, молиться и по-прежнему, как к живому, обращаться к нему со своим горестями и печалями стало великим духовным утешением для его духовных (и родных) детей и внуков. Многие из них, получив чудесную помощь по молитвам о. Григория уже после его блаженной кончины, сочли необходимым засвидетельствовать об этом, дабы не остаться неблагодарными пред Богом и дорогим отцом.

Надеюсь также, что и вы, благочестивые читатели, со вниманием прочитав эту книгу, сумеете духовно прикоснуться к этой чудодейственной силе молитвы праведника, его всеобъемлющей любви.

С уважением, священник Александр ДОЛБУНОВ.




ЛЮБИМОМУ НАШЕМУ БАТЮШКЕ ГРИГОРИЮ ПОСВЯЩАЕТСЯ

«Радуйся, отче Григорие, наставниче наш

пастырь добрый».

(Из поздравления 90-летнему юбиляру протеиерию Григорию ДОЛБУНОВУ)

.

«Где просто – там Ангелов до ста», - так часто повторял любимый пастырь-батюшка Григорий, тот , о котором и повествуется в этой книге. Это в полной мере относится и к нему самому, поскольку вся жизнь его проста, честна, целеустремлённа в высшем смысле, устремлена она была всегда только лишь туда, в Царствие Божие. Все, кто встречался с ним хоть однажды, вспоминают об этом, как о чём-то светлом, радостном и благодатном. Наставления батюшки Григория и тогда, и теперь, спустя время, имеют удивительную простоту и мудрость.



Господь наградил батюшку Григория даром прозорливости, которую он по своему смирению скрывал, дабы не возносили ему хвалу, а только лишь Тому, Кому и обязаны мы посвятить свою жизнь. Особенно чтил батюшка Григорий Матерь Божию, Ей и возносил свои моления и бесчисленные поклоны, тому же и нас научая. Он говорил, что, положив поклон, мы как бы в копилочку положили приобретение, что будет время когда мы будем в немощи, и этот капитал нам пригодиться.

Удивительно, как Господь прославляет своего верного раба. Токи чудес, происходящие по молитвам к батюшке Григорию, невозможно перечислить и зафиксировать. Здесь публикуется лишь часть того, что смогли собрать его благодарные чада. Люди идут и просят у него помощи и впечатляет, что прошения почти всегда исполняются, видимо, по степени их полезности для просящих.

А вот и прошения: У того серп пропал, у того бумажник с документами, где-то человек потерялся, муж спивается, дочка загуляла, сынок стала от храма отбиваться, беснуется человек, деньги вымогают, начальник лютует, болезнь неизлечимая и далее. Прошений всех не перечислить, сколько в нынешнем обществе греха – столько и прошений. И люди идут к нему и идут на могилку, как он и сам говорил, чтоб приходили к нему и просили как у живого.

Люди любят батюшку своего, свидетельство тому- с любовь сотворённая часовенка от благодарных чад его, желающих хоть как-то отблагодарить за любовь, на которую батюшка так щедр, и которой всех нас учил. Вот те молитвы об испрашивании любви.

Первая:

Огонь божественной любви, Господь,



В сердцах наших возжги,

Помоги нам жить любя

Тебя больше, чем себя.

Творца Вседержителя и Бога нашего.

И вторая ей подобна:

Огонь божественной любви, Господь,

В сердцах наших возжги,

Помоги нам жить любя

Своих ближних, как себя.





ГЛАВА 1
ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРОТОИЕРИЯ

О. ГРИГОРИЯ ДОЛБУНОВА
Григорий Васильевич Долбунов родился 1 декабря 1905 года в селе Наруксово Нижегородской губернии. Имя ему Нарекли в честе преподобного Григория Декаполита - память 3 декабря.

Отец его Василий Николаевич Долбунов, имел крепкое хозяйство: 20 десятин пахотной земли, пчельник, мельницу на реке Ирсеть, лошадей, коров, овец. Василий Николаевич был необыкновенно силён физически, несмотря на средний рост и сложение. За победу в единоборстве с одним огромного роста силачом из села Починки он получил прозвище «Руський».

Мать Анна Ивановна, урождённая Масленникова, была спокойного, ровного, твёрдого характера. Главой большой дружной семьи Долбуновых (по-уличному Сёмкиных) был прадед Григория – Семён. Этот «патриарх» вёл твёрдоё рукой все дела хозяйства и пользовался любовью и уважением всех членов семьи. Маленький Гриша навсегда запомнил кончину прадедушки Семёна. В момент исхода его души мальчик видел огонь, упавший на крышу дома.

Григорий был в семье первым ребёнком, а в крестьянских семьях на долю первенцев достаётся меньше родительских ласк. зато с тяжёлой крестьянской работой знакомятся рано: в восьмилетнем возрасте мальчик уже хаживал за плугом с отцом, ездил в лес на заготовку дров.

Старшие в доме показывали истинный пример христианской жизни. Один родственник часто приходил в гости (дом отличался гостеприимством), выпьет, бывало, вина да т начнёт во хмелю сквернословить. Дедушка Николай тут же скажет:

- Анна, гони его скорее, будет он тут мне детей портить!

Как-то раз, помогая старшим в поле, Гриша осерчал на лошадь и обозвал её «сатаною». Дед Николай тут же строго вразумил:

- Никого никогда не называй так! Разве не знаешь ты, что есть тварь Божья и кто – сатана? – с тех пор Гриша боялся кого-либо даже словом обидеть.

Но настоящей, первой и ближайшей наставницей в вере для сына всё же была мать. Она сумела воспитать в нём страх Божий и любовь ко всему Божьему творению. Благодаря ей Гриша сумел получить образование- 3 класса церковно-приходской школы, что по тем временам для крестьянских детей было большой редкостью.

В детстве Григорий страдал болезнью глаз. требовалась помощь специалиста, а где было его взять в деревне?

Вылечила мальчика благодетельница – «добрая барыня» Юлия Ивановна.

Другой досаждавшей болезнью была грыжа. От неё Григорий исцелился, горячо молясь угоднику Божию – великомученику Артемию.

Святой мученик Артемий, которого мучители придавили огромным камнем так, что все внутренности вышли наружу, получил от бога благодать врачевать чревные (т.е) внутренние болезни.



В 1924 году родители решили женить старшего сына. Выбор невесты делали 2 раза и оба раза неудачно: то невеста отказала, то предпочла другого. Григорий записал потом в своём дневнике: «Засватанную невесту отбил Яков Петров». Во всём всегда Григорий привык видеть Промысл Божий и твёрдо верил, что для надеющихся на Бога он всегда предусматривает самое лучшее.

Однажды Григорий встречается с дочерью бедного крестьянина, бывшего солдата Гвардейского кавалерийского Семёновского полка его императорского Величества, красавицей Натальей Степановной Пестовой, с которой был знаком и ранее. И сразу делает ей предложение: «Пойдёшь за меня замуж?». Так же просто Наталья отвечает: «Пойду».

Матушку Наталью прислал сам Бог, через двух парней: Илию и Михаила», - так запишет потом о своей женитьбе отец Григорий.

Одновременно с устройством семейного счастья на долю Григория и Наталии выпадают тяжёлые испытания. По всем сёлам и деревням русской земли начиналась коллективизация, сопровождавшаяся «продразверстками» и «раскулачиванием». От крепкого хозяйства Василия Долбунова не осталось ничего: земли и скотину забрал колхоз, пасеку, мельницу и даже жилой дом – всё отобрали. Родовое гнездо было разорено. Жалея родителей, Григорий хотел было отделиться от них и сказал об этом матери. Добрая Анна Ивановна заплакала. Больше Григорий даже никогда не заговаривал об этом все трудности, выпавшие на их долю, до конца были общими. поселились «раскулаченные» в наспех построенной на подворье баньке. и это ещё была милость Божия, иных угоняли в безлюдные степи Караганды или в Сибирь, на верную гибель.

С 1925 года Григорий нанимается на заработки. Сначала в г. Кузнецке Саратовской области. Наконец, по Божьему Промыслу, Григорий приезжает в Нижний Новгород. Здесь его назначают бригадиром-десятником опалубщиков на строительстве знаменитого Канавинского моста- первого большого моста, соединившего нагорную и заречную части города. семья Долбуновых ютится в «Доме Германии», в углу, отгороженном простой занавеской. Так жили и другие рабочие семьи строителей.

1932 год был голодным. Чтобы спасти от голода беременную супругу и будущего ребёнка, Григорий отправляет её в Наруксово, к родителям.

В Наруксове благополучно родился мальчик, названный Иваном. Всего у Григория и Наталии Долбуновых было 11 детей, пятерых из которых Господь взял в младенчестве: Александр, Анастасия, Екатерина, Василий и Анна родились и умерли в период с 1925 по 1940 годы.

Григорий умел работать, и если брался за какое дело – исполнял честно и добросовестно, вызывая к себе всеобщее уважение. Крепкая вера в Бога снискала ему уважение и у людей неверующих, среди которых ему приходилось работать. Однажды один человек заметил ему, молящемуся перед обедом:

- В такое то просвещённое время ты всё ещё молишься? У вас все, что ли, в деревне такие?

- Нет, - спокойно ответил Григорий, - у нас в деревне много таких, кто перед едой не молиться: это кошки, собаки и лошади…



В 1939 году по совету брата Петра Григорий переезжает на жительство к нему – в Чернореченские дворики (ныне Пыра). Совместно с дядей Фёдором Николаевичем они покупают сруб амбара и ставят на огороде Петра Васильевича. Создаётся новое родовое гнездо, где они собираются до 16 человек родственников.

В это время Григорий занимался извозом. В воздухе «пахло войной», и Григория неминуемо должны были мобилизовать в армию, как имеющего лошадь. Для его семьи это означало гибель. Ведь он был единственным работником и, чтобы спасти семью, работал на лесоповале с рассвета до заката, выполняя по 6 норм! За это ему выдавалось «стахановская» продовольственная карточка – 1 кг хлеба в день. Иждивенцам же полагалось в день только по 400г. Даже свою порцию он не доедал, приносил вечером из леса – детям, «подарок от лисички». Однажды его забрали на призывной пункт в Дзержинск, но вернули обратно. Григорий день и ночь молился Божией матери, чтобы управила его судьбу.

13 октября 1939 года Григорию пришлось выехать в с. Золино, расположенное в 21 км от Двориков, за кирпичом для кладки печи. Ехали на 2-х подводах. Григорий ехал позади, так как лошадь его была слабой и хромала. Дорогой он молился Пресвятой Богородице Скоропослушнице, прося вразумить его, что же делать с больной лошадью, на которой он работал, кормил семью. Менять её на другую или нет?

Скорая помощница наша в скорбях, Матерь Божия, тут же, на пути, послала помощь и вразумление просящему: встречная машина на въезде в посёлок столкнулась с подводами. В результате столкновения передняя лошадь была убита, а лошадь о. Григория покалечена так, что она оказалась непригодной к дальнейшей работе.

Григорий со своей бедой пришёл к старцу Михаилу. Старец посоветовал мясо продать и купить корову. Безлошадный Григорий поступил на оборонный завод в г. Дзержинске. Когда началась война, он получил бронь – освобождение от призыва в действующую армию. Таким образом, Сама матерь Божия управила судьбу верного Своего служителя и его семьи.

Здесь уместно рассказать о духовном наставнике Григория – старце Михаиле Сметанине, жившем в с. Хабарское за Окой. Это был святой жизни старец, утешавший народ Божий, дававший советы по своей от Бога прозорливости и исцелявший недуги. Любовь старца была совершенной, он жалел и лечил не только людей, но и животных, домашнюю скотину. Вот, что свидетельствует о старце Михаиле З.Н. Лаврова – дочь священника. «У моей матери сильно болели зубы. В Наруксове нам советовали обратиться к старцу Михаилу, но мама сказала, что стесняется к нему идти. Когда боль стала невыносимой, она решилась идти. Старец встретил её словами:

- Что же ты меня стесняешься? Больше зубы твои болеть не будут. С того дня зубы моей матери больше никогда не болели».

У супруги Григория Наталии тоже однажды разболелись зубы. Один зуб удалили – боль перекинулась на соседние. Матушка нАталия пошла к Михаилу Сметанину за помощью. «Дедушка» встретил её весело: - что же ты, Наталья, все зубы не выдернула! Потом дал ей кусочек восковой свечи, который велел положить на больной зуб. Больше зубы матушки Наталии не болели ни когда.



завистливые люди сожгли дом Сметаниных. Супруга Михаила Сметанина настойчиво просила построить новый каменный дом. На её просьбы он отвечал:

- Дом мы построим, но жить в нём нам не придётся!

Так и случилось. началась революция, и дом у сметаниных был отобран.

А.Н. Станченкова из с. Уч. Майдан свидетельствует: «У нас в домашнем хозяйстве не велись телята по советам многих людей пошла к Михаилу Сметанину за помощью. Собираясь, думала: чем же я заплачу ему? Денег в доме – всего 5 копеек, но с Надеждой все, же пошла. Старец дал мне Святой воды для коровы.

- Сколько я вам должна? – спросила я.

- Ничего не возьму с вас, - ответил старец, - если у вас в доме всего пятак.

Пришедший к нему Н.Т. Мухиной старец Михаил говорил:

- Правильно сделала, что привезла сестру свою с собой. Она здесь счастье добудет.

И действительна, сестра Натальи Тимофеевны стала замечательным педагогом, проработала с детьми 47 лет.


Вот к такому старцу, великому перед Богом человеку, за советом Григорий Долбунов. Однажды, увидев идущего к нему Григория, Михаил Сметанин пророчески сказал:

- Вот идёт семьдесят первый апостол.

Отец Григорий очень почитал старца Михаила и рассказывал о нём своим духовным детям. Уже будучи священником, он поминал в своих молитвах блаженного старца и просил Господа известить его о том, какой участи загробной сей старец сподобился. Отец Григорий видел сон, в котором простой мирянин-старец стоял рядом с покойным патриархом, как взрослый человек - с малым отроком. батюшка составил ему тропарь, о чём даже дети не знали при жизни его.

Кончина 22 декабря 1960 года.






ТРОПАРЬ БЛАЖЕННОМУ

МИХАИЛУ НИЖЕГОРОДСКОМУ

«От юности Христа возлюбил еси Блажене, и Тому Единому

работали пламенно вожделев. Непрестанною Молитвою и трудом в миру подвизался еси, умиленным же сердцем любовь Христову стяжав, изряден молитвенник и чудотворец явился еси, исцеляя недужных, утешая страждущих. Сего ради Вопием Ти: - «Спасай нас молитвами Твоими, Михаиле Преблаженне, Отче наш.

Преблажение Отче Михаиле, моли Бога о нас».

На могильный холмик старца Михаила в с. Игумново не успевают насыпать землю. Все разбирают на благословение духовные чада и почитатели старца. Зимой берут с могилки снег и лечатся талой водой, свято веря, что их отец и наставник обрёл благодать у Бога и молиться теперь за них в Царстве Небесном.

В тяжкие военные годы семья ещё более сплотилась вокруг своей главы – домашних объединяли усердные, горячие молитвы о спасении Отечества, чтение Священного Писания и житий святых. В углу перед иконами неугасимо горела лампада. Как любили домочадцы эти вечера за длинным столом с самодельными табуретками. Стол, скамейки, сундук и несколько табуреток – вот вся мебель, которую отец Григорий сделал собственноручно. Зато было много духовных книг, как только удавалось доставать их в такое тяжёлое время?

Если пропитание семьи было делом о. Григория, то все остальные заботы по дому лежали на матушке Наталье – терпеливой, любящей, послушной и кроткой подруге жизни. Отец Григорий с верой и надеждой на бога решил идти к старцу Михаилу с больным ребёнком на руках. Путь предстоял нелёгкий, надо было взбираться на высокую гору, но Григорий решился. взяв с собой сына Ивана и больного младенца, отправился к старцу.

Михаил Сметанин долго молился за больного ребёнка, затем умыл его святой водой и успокоил отца, сказав:

- Будет жить!

И ребенок действительно выжил.

После этого случая отец Григорий и матушка Наталия принесли богу обет супружеского воздержания до конца войны.

После войны 1946 года в семье Долбуновых родилась дочь Варвара, а в 1949-м – последний, одиннадцатый ребёнок – Николай. итак, в семье осталось 6 детей: Михаил, Иван, Семён, Анатолий, Варвара и Николай.

Это была большая семья, требовавшая внимания и забот. соседи упрекали многодетную мать: «На что нищету разводите?». Но о. Григорий никогда не думал о себе, о своей выгоде. Его жертвенная любовь не ограничивалась кругом семьи, он любил вообще все людей, всех жалел, всем помогал, старался не обидеть никого. В доме Долбуновых привечали всех, просящих крова, будь то татары или цыгане, проезжающие табором, которых в посёлке никто не пускал.



- Идите к Долбуновым, они всех пускают ночевать! это была правда, двери дома были гостеприимно открыты для всех, и никогда не случалось никаких краж или пропаж.

Однажды в доме ночевали цыгане. Хозяйка всю ночь беспокоилась: цыгане. Хозяйка всю ночь беспокоилась: цыгане всё-таки, вдруг пропадёт что? Рано-рано утром встала она, смотрит, а гостей и след простыл!

- Отец! вставай скорее, цыгане-то уже уехали!

- Ну и что, ну уехали…

Встали, а на столе деньги лежат – плата гостеприимным хозяевам за ночлег.

После войны о. Григорий работал лесником, объездчиком. В его обязанности входило охранять лес от незаконных порубок, выписывать лес на стройку и дрова, делить покосы. Отец Григорий жалел людей, никогда не доносил за незаконные порубки, тем не - менее на его участке их было меньше всего. И начальство было довольно. Часто, деля покосы, он отдавал свой участок недовольным односельчанам, а себе брал худший на болотине. Убирая там сено, матушка Наталья застудила ноги и всю жизнь страдала от ревматизма.

В 1947 году, весной, Григорий вновь вынужден был везти супругу с младшими детьми Семёном и Анатолием в Наруксово к родственникам жены, что бы спасти их от голода. Ехать нужно было до станции Ужовка. Вагоны пригородных поездов в то время имели по нескольку отделений, в каждом из которых находились вентиляционные патрубки, открывавшиеся на крыше вагона и управляющиеся изнутри. В каждом отделении – «купе» - находилось примерно по 15 пассажиров. Один из них вдруг встал и стал закрывать эти патрубки. Григорий сразу понял злой умысел: в духоте пассажиры быстро уснут, и их легко можно обобрать! Недолго думая, Григорий обхватил этого молодца повёл его вдоль вагона до проводника. В это время из других «купе» выводили таких же «молодцов» - его сотоварищей. Так была предотвращена попытка ограбления пассажирского поезда.

Послевоенная жизнь была суровой. Молоко, которое давала корова, почти всё приходилось продавать, чтобы купить хлеб. В лесу дети собирали грибы, это было важно для семьи, так как посты исполнялись строго, даже младшими детьми. Но все житейские трудности покрывала любовь. Отец и мать очень любили своих детей и воспитывали их не столько внушениями и наказаниями, сколько личным примером – примером истинной христианской любви к людям. Отец любил брать малышей на руки и петь им молитвы или канты. Он имел абсолютный слух и приятный голос.
Перед снов Григорий долго молился, полагая множество земных поклонов, так учел его старец Михаил, так отец Григорий учил и своих чад:

- Делайте поклоны, пока спинки у вас молодые, а то в старости будет класть тяжело. Детские поклоны – золотые!

Дети молились вместе с родителями. Часто читался Акафист Матери Божией, особенно частному Её Покрову. однажды на Пасху родители уехали в церковь, детей оставили одних и строго наказали не есть скоромное до полуночи. Дети не спали всю ночь и как только часы показали 12, принялись разговляться.



В семье особо почитался пророк Елисей после следующего случая. Работая в лесу, Григорий вдруг обнаружил пропажу топора. Долго искал его, но не нашёл. Оставив поиски, Григорий стал молиться. Вспомнив библейскую историю с чудесным обретением утонувшего топора по молитвам св. пророка Елисея (4 цар.6 (4-7), Григорий стал призывать на помощь этого угодника Божия. Через не продолжительное время подошёл к нему сосед, а в руках его – Топор!

- Григорий Васильевич, не твой ли топор?

- Мой, а где ты его нашёл?

- Смотрю, человек с топором бежит, думаю ведь это Долбунова топор, закричал ему: стой! он топор бросил и убежал.

У старца Михаила Сметанина, которого все в семьи Долбуновых любовно звали «дедушкой», Григорий познакомился со священником Николаем Юшковым. И жизнь Григория круто изменилась. Он уволился из лесхоза. Начальник при этом посетовал:

- Кого гонишь с работы – не уходят, а кто так нужен – уходит сам!

Но жизнь Григория Васильевича с этого времени уже нераздельно и всецело принадлежала церкви. 1 956 года он – псаломщик в Карповской церкви Преображения Господня. 27 января 1957 года митрополитом Горьковским и Арзамасским Корнилием рукоположен в диакона, а 31 марта этого же года – в священника. Светильник веры и неистощимой любви к людям, так долго хранимый как бы «под спудом», возложен, наконец, на приличное ему место – на свещницу пастырского служения.

В 1963 году семью о. Григория постигает тяжёлая утрата - умирает старший сын Михаил. С христианским смирением перенёс отец это горе. Памятуя о том, что всё в руках Божиих, он находил душевные силы утешать и поддерживать скорбящих близких.

Талантливый проповедник и любящий отец для своих прихожан, о. Григорий вскоре приобрёл уважение и любовь многочисленной паствы. Не было случая, чтобы он отказал кому-то в просьбе – будь то отец-настоятель или последний из прихожан.

Настоятелем Карповской церкви в то время был о. Иоанн Ветошкин. Семья о. Григория поселились в доме причта на ул. Суздальской, только что построенном о. Иоанном.

Церковь в те годы находилась в тяжёлом положении. Несмотря на отсутствие открытых гонений, государство стремилось дискредитировать Церковь перед обществом, расколоть, обессилить, лишить добрых пастырей и мудрых иерархов. Система «тайных осведомителей» страшных сталинских времён продолжала действовать. Каждое слово с амвона, сказанное священником на проповеди, становилось известным властям, и нередко в искажённом, превратном смысле. От пастырей требовалось большое мужество и великая мудрость, о которых говорил Господь наш в Евангелии: «Будьте мудры, как змии, и просто, как голуби». (Мф. 10, 16).





Однажды, накануне праздника Богоявления, в руки о. Григория попал напрестольный крест с искажённой православной символикой: треугольник на кресте был обращён остриём вниз, а не вверх, как положено. Батюшка показал крест настоятелю о. Андрею и сказал, что таким крестом нельзя освещать воду. К сожалению, о. настоятель не придал этому значения, взял у о. Григория этот крест и совершил по обычаю Великое освящение. В ту же ночь в храме случился пожар. Горели те места, где кропил о. Андрей водой с «неправильного» креста.

Нападки на Церковь были не только внешними. Враг старался и старается одолеть её и изнутри. Многие, может быть, помнят потрясшее народ Божий отречение от сана одного из священников нашей епархии*, происходившее публично, перед телекамерами. Не удивительно, что обсуждать это с амвона было запрещено. Однако о. Григорий решительно сказал после одной из служб:

- Про этого человека знайте: он был с нами, но он не был наш! – не сельский приход в село Рожново Борского района Нижегородской области. Церковь села Рожнова во имя иконы Казанской Божией Матери была в запустении (до батюшки Григория в алтаре кололи дрова). Требовался большой ремонт, средств не было, прихожане, запуганные атеистической пропагандой, не спешили на помощь. На первую службу в Казанскую церковь вместе с причтом собралось человек 10. Но постепенно под Покровом Божией Матери родилась и окрепла настоящая церковная община, крепкая духовная семья, руководимая добрым пастырем. Потянулись прихожане из соседних сёл, храм обрёл былое величие и великолепие.

Это не могло понравиться местным властям. Атеистическая пропаганда захлебнулась. И власть принялась теснить общину. Пастырь оказался первым объектом для нападок сатанинской злобы: «Поражу пастыря – рассеются овцы».

Издевательское распоряжение власть имущих «знать дорогу только от дома до храма и обратно» означало фактически измену пастырскому долгу, с чем о. Григорий не мог примириться. «Паси овцы Моя!» - этот призыв Господа он слышал день и ночь и шёл в любое время туда, куда его призывали: исповедовал и причащал больных и умирающих. Этот период жизни о. Григория можно по праву называть исповедническим. Семья батюшки проживала в церковной сторожке. При попустительстве местных властей на семью священника было совершено разбойное нападение. вот как описывает это страшное событие дочь о. Григория Варвара:

«Однажды, стоя ночью на молитве, папа услышал удар по окну, которое вылетело с шумом. В окне появился мужчина с большим поленом, которым он ударил отца по голове. Отец упал, на него навалились двое, связали и накрыли одеялом. Мама с криком побежала в сени, но разбойники, догнав её, сильно били и тащили за волосы назад в дом. Папа только чудом остался жив, полено вскользь прошло по виску. А мам от побоев была вся чёрная, живого места не было. Начали искать ценности, но нашли только не много денег и пуховую шаль».

Как выяснилось потом, власти пытались выдать это разбой за попытку ограбления, но устроено это было для того, чтобы заставить о. Григория покинуть Рожново. Батюшка не хотел покидать приход, где прослужил шесть с половиной лет, восстановил из мерзости запустения Божий храм, собрал многочисленную и крепкую общину прихожан.





Тогда батюшку вызвал один из руководителей Борского района и прямо сказал:

- Мы тебе запрещаем ходить на требы. Твоя дорога только: церковь – дом, и больше никуда!

- Но я, - отвечал отец Григорий, - не могу отказать в последнем напутствии умирающим!

- Тогда тебя придётся лишить регистрации, - с угрозой закончил беседу чиновник.

Для священника в то время это означало остаться без работы и средств к существованию. Пришлось батюшке обратиться к правящему архиерию: как быть? Владыка Флавиан предложил на выбор три самых дальних прихода. Отец Григорий не стал выбирать, но смиренно поклонился в ноги архиерию. Тронувшись смирением и терпением доброго пастыря, Владыка направил его в село Великий Враг Кстовского района. И здесь о. Григорий был на высоте своего пастырского звания, донося истину до людей.

Обращаясь к прихожанам, отец Григорий часто говорил, что в великий Божий праздник нужно прежде всего идти в храм, а потом успели бы и картофель, и другое что-либо убрать. Нарушающие заповедь о почитании праздничных дней – люди маловерные. Обличал он родителей, что «плохо воспитывают детей и внуков, не приучают их к понятию о вере в Бога, поэтому же мы дожили до страшных дней, о которых в Писании сказано, когда будут убивать отцы (и матери) детей, а дети – отцов. Люди становятся жестокими, пьянствуют, развратничают, сквернословят».

На исповеди отец Григорий часто говорил, что тяжко согрешают женщины, совершающие аборты, объяснял, что грешно пользоваться и противозачаточными средствами, ведь при этом всё равно обрывается человеческая жизнь, то есть совершается умышленное убийство ребёнка.

- До какого страшного времени мы дожили! – восклицал батюшка, обращаясь к пастве. – надо молиться, молиться и молиться! Надо отказаться от ненужной роскоши и всякого излишества – «сих бо язычники (то есть неверующие) ищут». А вы – ищите прежде Царствия Божия, а остальное –приложится вам.

Предостерегал он также верующих, чтобы не предавались врагу и не отрекались от своей православной веры.

К сожалению, и среди своих прихожан находились «иуды», которые писали доносы на доброго пастыря, искажая в них смысл его апостольских проповедей. Кроме того, и в его адрес, они написали три анонимных письма, в которых дерзко угрожали служителю алтаря Господня тюрьмой. Отец Григорий бесстрашно и открыто отвечал клеветникам с амвона, что подобными поступками они навлекают на себя гнев Божий.




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница