Люби врагов своих, сокрушай врагов отечества и гнушайся врагами Божьими



Скачать 160.41 Kb.
Дата18.11.2016
Размер160.41 Kb.

Белорус




Люби врагов своих, сокрушай врагов отечества

и гнушайся врагами Божьими”.

Св. Филарет Московский



Приветливый город Минск совсем недавно залечил раны минувшей войны, когда Беларусь вместе со всей страной сделала настоящее чудо – победила неодолимого для всей Европы неприятеля! Идут после тех событий года, а люди не перестают удивляться подвигам народа. Белорусы первыми встретили утюжные танковые и воздушные удары, но не томились смирно в неволе, хотя вся их небольшая страна была пройдена врагами – такая у белорусов была доля!

Имея острое чувство справедливости и чести, белорусы понимали, что враг не имеет этих душевных свойств и может быть побит. Природная чистота народа не терпит беззакония и наглости инородцев. Здесь, как и среди других славянских народов, каждый понимает, что успех в борьбе не в силе, а в правде. И Бог не оставил Свой народ! В неприятельских рядах скоро появилось осознание того, что духовная чистота белорусов такова, что воевать с ним будет так же трудно, как трудно бить того, кто не виновен.

Как на смену ночи приходит утро, так и здесь на смену оккупации страны пришло освобождение.

Если же враг сменит маску, поняв, что в открытой борьбе он посрамлён будет, и решит воевать тайно, подло, то и тогда Господь поможет народу Своему. Открытая агрессия не так подла, как тайная война, которая ведётся ныне. Теперь враги сменили маску, стремятся день сделать ночью, чтобы во тьме опустошать страну. Пытаются внушать народу, что хорошо там, где правит тьма. Но белорусы – люди света. В открытой войне они победили открытым боем. При тайной войне забота государства раскрыть лицо врага, чтобы знал народ, что ему делать. И возродилась снова страна, как птица Феникс.



– А я бы поехал в Белоруссию, – сказал приятным баритоном начальник авиабазы Вячеслав Подольский, обращаясь к молодому лётчику-наблюдателю Алексею.

Обычно он смотрел на сослуживцев, высоко подняв голову, а теперь его взгляд направлен прямо в глаза Алексею, как равному себе, хотя в должностях между ними была едва ли не пропасть. При этом он с любовью поглаживал поверхность стола, за которым очень любил сидеть, а стол покрыт зелёным сукном. На сукне красовалось толстенное стекло, держащее под собой множество бумаг с адресами и номерами телефонов авиабаз и людей, которые охраняли леса Союза от пожаров.

В этих словах шефа молодой человек видел лишь небольшую долю правды. Да и как он мог видеть больше, если дело всех начальников раздать работу по чинам, а когда это сделано, то те должны расстаться с домашним уютом и двинуться хоть и по своей стране, но всё же в неизвестность. Он знал, что Беларусь не дикая страна и там не бродят по ночным улицам волки, не то, что когда-то в ссыльной, а теперь освоенной и благоустроенной Сибири. Однако ж молвили молодцу “старые волки” (так в шутку и с любовью называли в Центральной авиабазе охраны лесов от пожаров отставных военных обычно в чине полковников):

– Не торопись уезжать, будь в резерве главного командования – при штабе быстрее повышение получишь! – и с убедительностью в голосе продолжали: – Кроме того, не надо будет тебе всё лето проводить в командировках.

Кому следовало верить, как не им, повидавшим мир и сделавшим карьеру? Следуя их совету, Алексей, хотя и против своей воли, но всё ж пытался упросить начальство оставить его в резерве, чтобы, если надо, кого-то в сложной ситуации заменить или отправиться туда, где слишком уж разбушевались пожары. И действительно, пожары только и ждали схода снега, чтобы снова “лизать” леса своими горячими языками, оставляя в тех местах чёрные эллипсовидные полосы – так выглядят с высоты полёта оставляемые пожарами гари. Огненные языки с шумом сметают всё, что встречают на своём пути, на время превращая зелёный лес в чёрную пустыню. Для природы это стресс, который могут вылечить лишь долгие годы, не скоро вырастают деревья там, где человек породил пожары. Природа ведь не готова терпеть такие боли от того, в ком видит своего благодетеля и доброго хозяина – хранителя и бережливого возделывателя. Меняет человек своё лицо, изменяется и природа, отвечая своему хозяину по делам его.

Алексей стал замечать, что люди почему-то всё хуже понимают, что они – хозяева природы и должны относиться к ней по-дру­жески. Потом он увидит, что люди всё же разные бывают: одни берегут природу, а другие губят, оскверняют. Но почему такая между ними пропасть, он не понимал.

И теперь незаметно стало приближаться грозное время лесных пожаров. Вот уж, придя весенним солнечным утром на работу, Алексей видит на столе командировочное удостоверение, где говорилось, что через три дня ему надо быть в Минске для выполнения полётов с местного аэропорта на самолёте с целью быстрого обнаружения лесных пожаров, если таковые посмеют возникнуть. Из Москвы туда дорога недальняя – ночь в поезде, а утром в восемь он выйдет из вагона, оказавшись в центре столицы.

С тех пор Беларусь стала для него родной. Через много лет обратит внимание: когда едет по землям республики, вагон не так качает, а вдоль дороги чисто – это Беларусь, она так часто, как Россия, не раздиралась реформами, переделом власти, имущества, но это будет потом. Потом он узнает и то, что эти, на вид пустячные, различия республики с Россией станут умножаться. Придётся призадуматься и над тем, почему все вопросы решаются без лишней бюрократии тут, а не в Москве, где он жил.

Тем временем неугомонная жизнь ставит всё новые и новые задачи, растит проблемы. Задачи придётся решать, а барьеры преодолевать, но здесь – в Беларуси у него не останется проблем!

Поезд остановился незаметно, и люди, не спеша, степенно потекли к выходу из вагона. Уже с перрона Алексей увидел за площадью неброские, внушающие спокойствие строения, рядом с ко­торыми неторопливо ходили люди, уверенные в том, что никуда не опоздают. Их спокойный вид говорил о правде, в которой живут, а поэтому нет оснований беспокоиться, ибо у правдивых людей неодолимых проблем не бывает.



Но всё же от взгляда молодого человека не ускользнёт отражённая на лицах людей тревожная память о тяжёлом времени прошедшей войны, хотя со дня Победы минуло тогда уж двадцать лет. Даже дома, как и люди, хранили в себе печаль от больших потерь в войне. Нередко Алексей замечал и то, что взгляды и движение людей, переживших войну, несли в себе особую грусть незаслуженности перенесённых страданий, постигших их. А какие потери нанесла война?! Но эта грусть не есть эхо отчаяния или протеста, а скорее – задумчивое смирение перед случившейся бедой.

Пройдёт много лет с тех пор, но Алексей всегда будет помнить взгляды людей и все их удивительные, свойственные лишь белорусам, спокойные поступки, преисполненные гостеприимства и дружелюбия. Эти образы никак не согласуются с жестокостями, которые принесли сюда захватчики. Да, действительно, пути Господни неисповедимы! Но всё чаще он станет задавать себе вопрос: “В чём состоит промысел Божий? Может быть, Господь взял жертву у белорусов во имя спасения всей России, которая с другими республиками Союза тоже понесла великие потери? Ведь Господь даже Себя принёс в жертву ради спасения всех людей! Так почему же не может быть это с белорусами?” Но великую славу обрёл Господь особенно после Своего воскресения! Может, и Беларусь по Его воле обретёт большую славу? Сомневаться в этом наш герой не находил оснований. Именно Беларусь – маленькая по сравнению с Россией страна сделает то, что должна будет сделать! Но что именно сделать, в чём состоит тайна такой жертвы, лишь Господу известно. Наше дело верить в Него, да и самим не плошать!

Теперь же Алексей – впервые в этом славном городе, а он, по сравнению с Москвой, невелик. Весь Союз уж успел города после войны поднять и стал жить в изобилии продуктов и разных товаров. Беларусь же – передовая войны, которая больше всех от войны пострадала, до сих пор сохранила следы потерь. Город Минск был так войной разрушен, что, проходя по его улицам, редко можно видеть сохранившиеся довоенные здания, но теперь стоят обновлённые строения, которые простыми взглядами окон и фасадов напоминают нам о прошедшей войне. И всюду глаза людей смотрят на вас спокойно, терпеливо, но с грустью о потерях. Здесь нет привычных для большой Москвы очередей – товар или продукты легко можно купить, ведь каждая область ещё до войны основные товары и продукты делала сама, ничего не привозя издалека. Хотите черевички, так берите – они и теперь уже пошиты на новых заводах, фабриках, а качеством не хуже заграничных! Есть и ныне нечто такое, чего нет нигде. И тем не менее, вопрос на людских лицах и молодых и старых говорит ещё и ещё: “За что мы так сильно пострадали?” И мы задаём себе тот же вопрос: “За что этот чистый, бесхитростный, простой и мирный народ так пострадал, став первой жертвой жестокой войны?” Может быть, за покорность происшедшему в 1917 году в России государственному перевороту – провокации века. Но ведь Беларусь всегда была с Россией и никогда ей не изменяла!

Неприятель единой европейской мас­сой прошёл по небо­ль­шой стране, но навсегда осталась первая в войне загадка Бреста. Как его защитники могли так долго и успешно обо­роняться, хотя надежды на победу не имели? – часто размышлял Алексей. Именно справедливые устремления народа, любовь к своей стране, любовь к своим родным обусловили ему духовное превосходс­тво над захватчиком, а отсюда и неодолимая для неприятеля стойкость. Оборона в 1941 году Брестской крепости стала ярким, как солнце, примером стойкости белорусов. Еще Лев Толстой в своём творении “Война и мир” обратил внимание на значение внутреннего духовного состояния воинов, как условия победы. В Брестской крепости столкнулись два образа людей: воины, справедливо оборонявшие крепость, и захватчики, которые никогда не отличались благородством. Последние и потерпели в Бресте поражение: отдали первый в той войне приказ об отступлении, хотя силы агрессора были несоизмеримы с силами защитников крепости.

Нравственной чистотой этого хранимого Богом народа, а с ним и других славянских народов, объясняются удивительные их победы. Немцы невольно прониклись к ним уважением: продолжая разрушение крепости, дали возможность детям, матерям покинуть зону сражения, чем надеялись уменьшить собственные нравственные потери в этой борьбе. Всегда ли враги России бывают так милосердны к нашим детям?

Алексей крепко подружился с одним из белорусов: зовут его Кузьмой, человек он крепкого сложения, вынослив, в делах сосредоточен. На вид совсем не бросок, спокоен. В беседе его не сбить с темы разговора и не запутать. Кузьма недоумевает, когда видит попытки разных ловкачей переложить свои заботы на других людей. Простотой своих решений и прямыми ответами на вопросы он ловкачей невольно посрамляет. Они же упорно ищут путь, как жить за счёт других, делать всё лишь для себя самих, а мотивы своих поступков ловко прячут. Когда же “вспыхивает свет” (ибо всё тайное становится явным), все узнают об их проделках. Но проказники и теперь ищут причины для оправдания своей лени, а подчас и плутовства, обмана.

Наш герой всегда готов им показать успешные пути решения обычных дел, хотя просители из всего рисуют настоящие проблемы, лишь бы свои заботы положить на другие плечи. И, как всегда, он невольно посрамляет тех, кто думает лишь о себе подчас в ущерб общему делу. Умельцы же ловчить томятся завистью к нему, пытаются даже объединиться, чтобы совместно ему строить козни, но, тратя время на это гнилое занятие, в работе они всё больше отстают. Такая борьба идёт давно уже, а родилась она на заре человечества – с Каина, убившего из зависти своего брата Авеля.

Но и теперь люди очень разными бывают, хотя живут в одних сёлах, городах, на одних и тех же улицах, – наследственность влияет. Какая же наследственность у нашего героя-белоруса? В этом ему повезло: в его роду все белорусы и жили они на этой земле всегда, насколько памяти хватает, крестьянами хлеб растили, заготавливали берёзовый сок, собирали грибы и ягоды в близких лесах. Охотились на диких животных редко, даже когда бывал неурожай. Природу любили, даже боготворили, да и природа их от себя далеко не отпускала. Выросший рядом с лесом и полюбивший его, Кузьма не пожелал уезжать куда-то далеко учиться. Поступил в институт, что в Минске, а когда окончил его, стал инженером лесных дел: эта профессия и лесная должность издавна пользуется в народе доброй славой.

В художественной литературе дела лесничих описывались скудно, хотя они весьма привлекательны и интересны. Премудрости лесной профессии с детства интересовали молодого человека своей простотой и ясностью. Он понимал, что при умной организации работ можно получить от леса весьма большой доход! Его радовала красивая гармония лесных забот, возможность вникать в тайны природы, любоваться красотой лесов, дружить с ними, видеть плоды трудов своих.

Природу он любил с раннего детства (понимал, как живут не только животные и птицы, но и растения), а теперь, став инженером, стал лучше знать природные законы, увидел себя хозяином природы! И стал он понимать, как правильно хозяйствовать в лесу и не вредить ему, что лесные работы надо планировать далеко вперёд, иначе лесу будет плохо. Недолго думал и решил стать плановиком, но это дело оказалось не простым, ибо сначала надо пройти все леса без разбору и описать их, – где что растёт и насколько много. Его не испугали рассказы бывалых лесников о тяжёлых буднях экспедиций в дремучих лесах, когда ночевать проходится под деревом, но самое неприятное – всегда быть под кровожадными тучами комаров, слепней, прочих насекомых и страдать от тихо впивающихся в тело кровожадных клещей. Змеи, звери встречаются не каждый час, а уж насекомые кусают людей без перерыва!

А когда мечта эта сбылась, оказалось, что одной любви к природе и умения трудиться Кузьме недоставало, чтобы доказать успешность его планов тем, кто их утверждает и на деле применяет. Подчас приходилось ходить, словно по узкому мостику, а точнее – по брёвнышку над бурной рекой требований разного рода начальства. Особенно бывало трудно убеждать тех чинов, которые привыкли делать вид, что всё видят из своих уютных кабинетов. Чины едины в одном – они умнее всех, кто ниже их по должности, а желают получать древесину в постоянно растущих объёмах. Кузьма быстро усвоил, что спорить с ними бесполезно: не забывал рассказы вузовских преподавателей о судьбе М.М. Орлова, который был лесным профессором ещё с царских времён. Революционеры обвинили его в том, что он своим учением мешает рубить лес, сколько им нужно и в любом месте. Но не знали они, что в любом деле хорошо заметить золотую середину, – говорили преподаватели, – что лес живой организм. Он, как и дойная корова, имеет свой предел, и чтобы от него было больше пользы, хорошо это увидеть и учесть. Лишь тогда на месте леса не окажется вдруг пустырь.



Искать в лесах такие золотые середины и предстояло Кузьме. Особенно ему запомнилась работа на просторах Бурятии, с трёх сторон обнимающей чудесное, но суровое озеро Байкал. Красивые зимой и удивительные летом леса венчаются здесь простотой характера местного населения, а по европейским оценкам, наивностью их характера. Здешняя природа так чиста и привлекательна холмистыми и горными пейзажами, тишиной и чудным покоем, что порой становились лёгкими непроходимые заросли и крутые подъёмы.

В заповедном месте среди гор Кузьма встретил даже красавца барса.

– Этот очень осторожный и чуткий зверь во сто крат чаще видел нас, чем мы его, – рассказывал потом Кузьма.

Зверь часто наблюдал за людьми экспедиции, которую вёл Кузьма, сотрудники тревожились, ощущая на себе чей-то взгляд, но наш герой их успокаивал, хотя и сам побаивался зверя: “Не бойтесь, всякий зверь боится человека! Да и чего нам бояться, ведь он понимает, что мы занимаемся своим делом – не преследуем его”. Скоро к звериному вниманию они привыкли и к концу работ стали всё чаще ощущать в себе какую-то радость, как от безмолвной беседы с загадочным существом, невольно предполагая, как наши предки, как и святые люди, были рядом с лесными жителями и не боялись их, даже общались с ними!

Чуткость и наблюдательность, желание помогать другим людям у Кузьмы были всегда, а длительные экспедиции, порой в непроходимых местах, лишь укрепляли в нём эти свойства.

Однажды, уже работая в лесном министерстве, он, обходя кабинеты, где трудились люди его управления, обратился к Алексею: “Как идут ваши дела?” Тот ответит, что всё нормально, но после этой встречи, заметив о себе заботу, сам стал навещать Кузьму.

Сегодня – пятница. Поэтому в некоторых министерских кабинетах царило загадочное оживление, ибо в выходные дни намечалась поездка на охоту. Сотрудники незаметно, как бы между прочим, оговаривали подробности охоты, небольшие начальники торопливо делили обязанности между слегка дрожащими от нетерпения нижними чинами – участниками столь занимательного дела. Говорили тихо, как подпольщики, применяли жесты, ибо очень боялись министра – эта осторожность была и тренировкой перед выездом в лес и поможет им на охоте. Не броские, но твёрдые советы давал весьма смышлёный Иван. Однако стартом подготовки к вылазке в лес было всё же согласие Кузьмы! Без него никто и не пытался строить похожие планы. Кузьма хотя и не был заядлым истребителем лесных животных, но его всегда добротно встречали местные лесники. Лесные сторожа уважали Кузьму за его доброту, сердечность и, зная все тайны местности, повадки зверей, помогали сделать охоту успешной. Когда ранее бывали поездки на охоту без Кузьмы, то с чем стрелки уезжали в лес, с тем и возвращались, подчас упрекая друг друга в том, что кто-то из них “зевнул” зверя и вовремя не пальнул по нему.

Однажды успешность охоты, к которой все так стремились и так тщательно готовились, смутила Кузьму: хотя он не раз видел окровавленных косуль, лосей, кабанов, но вдруг его сердце как бы проснулось, когда увидел лежащего на земле красавца лося. Фотография его живого среди деревьев могла бы украсить любую выставку, привить любовь к природе, а теперь этот гигант лежит у ног людей, которые убили его даже не из чувства голода, а скорее из страсти коллективно поразвлечься, а потом поесть жаркого.

С тех пор Кузьма ездил на охоту без ружья, и лишь когда его очень просили. Однажды он и о том пожалел, оказавшись в месте, где стреляли. Дело было так: ранним утром, когда даже лес ещё спал, команда вышла на охоту. Зверя собаки нашли скоро. Кузьма, давно уж равнодушный к охоте, рассматривал лес, определяя, где грибное место, где можно ягоды собрать, но вдруг неподалёку услышал выстрелы – один, другой. И вот из того места, где он уж в мыслях собирал ягоды, ему навстречу мчится, надрывно дыша, огромнейший кабан. Кузьма мигом понял, что именно по нему из засады кто-то пальнул. А теперь зверь идёт к нему, но не для того, чтобы подлечиться у него, хотя если бы можно ему было помочь, Кузьма сделал бы это. Похоже, что по кабану стрелял тот молодой специалист, который впервые с ними на охоте, – успел сообразить Кузьма. Но случилось чудо – зверь, увидев Кузьму, резко метнулся в сторону, показав на холке большую рану и мотая головой в поисках обидчика, а когда всё же рассмотрел его, то бросился в сторону, наверное, к нему – туда, откуда только что раздался выстрел, с шумом сминая крепкий кустарник, как траву сухую. Обидчик же не успел перезарядить ружьё, руки его дрожали, да ещё оступился, упал, задрав вверх ноги, как будто его толкнули. И был бы конец ему, если бы из засады не пальнул по кабану другой охотник.

В Республику пришли перемены, сменились власти. И после избрания главой государства Александра Лукашенко охота была строго ограничена, о чём Кузьма и не пожалел. Теперь он вспоминает о том случае, когда раненое животное обошло его безоружного стороной и бросилось на вооружённого обидчика. Кабан мог бы отомстить за рану людям в лице Кузьмы, но не сделал этого!

К нему в министерство даже издалека приходили люди с разными вопросами, а некоторые – чтобы сказать слова благодарности за помощь. Время так изменило облик некоторых людей, что Кузьма подчас терялся, не узнавая кого-то из тех, кто бывал у него на приёмах, но, удивляясь их памяти, радовался бесконечно. Текут и текут к нему людские просьбы. Вот и сегодня ярким весенним утром к нему пришёл новый гость. Заметив озабоченность только что открывшего дверь его небольшого кабинета человека, Кузьма постарался первым начать разговор:

– Как идут ваши дела, каковы успехи? – обращается к посетителю, стараясь быстрее вспомнить, когда и где видел человека.

– Есть проблема.

Кузьма встаёт из-за стола, идет гостю навстречу, усаживает рядышком за стол. Узнав суть просьбы, говорит:

– А вы делайте то, что можете, а мы потом посмотрим, как помочь! – отвечает сегодня Кузьма.

Слегка озадаченный проситель соглашается, да и как он не сделает то, что может? Он вдруг увидел, что дело его пустячное – не такое, чтобы требовать помощи. Но как теперь ему оправдаться, чтобы не потерять уважение человека, к которому ему ещё не раз придётся обращаться?

– Я хотел разрешить с вами ещё один вопрос, но сначала, как вы советуете, попытаюсь решить и его теми силами, которыми располагаю, – с облегчённым вздохом отвечает он.

Бывают и другие посетители, которые просят перепланировать объём работ или добиться какой-либо индивидуальной скид­ки. Если им пойти навстречу, то может нарушиться весь строй работы производства, где всё взаимосвязано и взаимозависимо. Кузьма это понимает и вежливо отказывает, ибо не имеет полномочий изменять утверждённые планы. Не получив “скидки”, такие просители уходят. Потом Алексей услышит, что в России таких вечных просителей в народе ласково кличут “побирушками”. Какие их признаки? – Обычно это люди непонятного характера. Но вникать в тайны их психологии, чтобы объяснить, почему они так поступают, Кузьма не старается, ибо, как он полагает, это вопрос морали. Однако ж сожалеет, что об общепринятых нормах морали мало кто говорит, хотя они – сторожа исполнения любого закона.

Внимание Кузьмы привлекает не внешняя сторона дела, но его сущность, а поэтому в своих решениях не ошибается. Его однажды спросили, как ему удаётся держаться в правде, когда кругом столько источников лжи и обмана? Ответ был простой:

– Поступая по правде, обретаю не только врагов, но и союзников.

Ему возразили:

– А если союзников становится всё меньше, а неблагодарных людей, напротив, всё больше, что делать?

– Всё равно надобно оставаться собой, ибо если правду люди забывают, то Бог им напомнит и нас не оставит! Кроме того, хорошо знать, что сверх сил Бог испытания нам не попускает.

Ещё с детства Кузьма помнит слова учителя истории. То был преподаватель, как говорят, старой закалки. Объясняя, почему русские победили нашествие объединённой Европы в 1812 году, он говорил так:

– Европейцы потерпели поражение, ибо уступали нам в морали, а затем, указав на портреты великих полководцев Александра Суворова, Михаила Кутузова, Фёдора Ушакова, сказал: “Тайна славянской души – в нравственной чистоте! Даже если таких людей мало, они имеют такую силу, которая недостижима для врагов. Богу угодны люди чести и совести и Он устраивает так, что даже малому их числу может даровать победу над многими врагами и из малого числа произвести великое множество угодных Себе сыновей и дочерей”. В то время было опасно говорить о Боге, но учитель рискнул, увязав свои слова с рассказом о великих защитниках Отечества.

И ныне к Кузьме обращаются разные люди за советом и за помощью, хотя он уж оставил работу в лесном министерстве, но не удалился от защиты леса. Одни из них, получив от него всё, что хотели, уходили со словами и мыслями благодарности. Иные же, пожелавшие облегчить лишь свои дела, иметь выгоду за счёт своих собратьев, хмурили брови и, опустив глаза, как это обычно делают люди посрамлённые правдой, выходили в коридор. А наш герой смотрел на них с тревожной жалостью: он мог бы поступить, как они хотят, но знал, что это не будет им во благо, ибо и теперь, встав на путь лжи, можно всё потерять и работу тоже, а работу свою он очень любил и ею весьма дорожил. И каждый раз, когда от него ни с чем уходил очередной проситель, склонный к иждивенчеству (а таких гостей становится всё больше), Кузьму охватывало беспокойное одиночество и ему хотелось с кем-либо поделиться, чтобы получить понимание, поддержку. В эти дни в его душе стало появляться самоосуждение, словно за не сделанное дело. И начинал размышлять над тем, как поступать дальше в подобных случаях. В рассуждениях всё чаще приходил к тому, что, вежливо отказывая просителю, всё же забыл сказать ему слова утешения и совета. Его давний товарищ Егор возразил:

– Но ведь некоторые средства информации, особенно зарубежные, ныне так неистово пропагандируют безнравственность, а люди верят им и подражают. Если этот процесс не останавливать, то аморальность станет нормой поведения для многих из нас и твои слова утешения могут не дойти до сердец людей.

– Это беда людей, которые так непристойно себя ведут. Внушать им мораль подчас, что бисер бросать перед свиньями, но я говорю об утешении, в котором все нуждаются, – закончил рассказ Кузьма хорошо ему знакомыми словами из Священного Писания. А затем добавил: – Это нынешнее испытание, которое надо пройти, ибо сказано: “Неправедный пусть ещё делает неправду; нечистый пусть ещё сквернится; праведный да творит правду ещё, и святой да освящается ещё (Апок. 22: 11)”.



Когда нам говорят: “Спасибо вам. Спаси вас Господь!” Надо отвечать: “Во славу Божью!”



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница