Логистика эксплуатации и уничтожения населения в гебитскомиссариате Новогрудок (гк беларусь) в период оккупации нацистской Германией



Скачать 152.59 Kb.
Дата29.04.2016
Размер152.59 Kb.
Логистика эксплуатации и уничтожения населения в гебитскомиссариате
Новогрудок (ГК Беларусь) в период оккупации нацистской Германией (1941-1944
гг.)

Тамара Вершицкая

г. Новогрудок

Город Новогрудок и прилегающий к нему регион представляют особый интерес в период оккупациии нацистской Германией, вследствие ряда особенностей. Наряду с общими тенденциями политики эксплуатации и уничтожения населения на оккупированной территории Беларуси здесь

а) имели место ряд мероприятий, инициированных лично гебитскомиссаром Траубом;

б) действовало самое массовое сопротивление евреев на территории оккупированной Европы.


Город Новогрудок, ныне районный центр в Гродненской обл., Республика Беларусь, был оккупирован войсками нацистской Германии 4 июля 1941 г., почти на неделю позже, чем Минск и многие другие города Беларуси, находящиеся значительно дальше от западной границы. Причиной стал котёл, в котором в тылу наступавших войск Вермахта оказались 11 дивизий 3-й, 10-й и 13-й армий Западного фронта1. Т.о., на оккупированной территории Новогрудчины кроме местного населения оказалось огромное количество рядовых и командиров Красной Армии. Большая часть попавших в окружение погибла в лагерях для военнопленных (точное число погибших не установлено), а те, кто остался в живых, стали организаторами партизанского движения весной-летом 1942 г.

(17 марта 1942 г. гебитскомиссар Новогрудка В. Трауб издал приказ о регистрации окруженцев для отправки в спецлагеря, тем самым оккупационные власти создали предпосылки для начала партизанского движения на территории Новогрудчины, вынудив окруженцев прятаться в лесах. Из числа явившихся на регистрацию комсостав был расстрелян в д. Скрыдлево в 0,5 км от города 2 апреля 1942 г., а рядовые стали военнопленными).

Для коренного населения оккупация в первую очередь означала разделение по национальному признаку. Это касалось трёх основных национальных групп: белорусов, поляков и евреев.

До 1939 г, когда Новогрудок находился в составе второй Речи Посполитой и являлся центром воеводства, именно критерий «родного языка» был определяющим в переписи 1931 г.. Население бывшего Новогрудского воеводства классифицировалось следующим образом:

По родному языку: По вероисповеданию:



  • польский – 553 859 чел. - православные – 512 333 чел.

  • белорусский – 413 466 чел. - католики – 424 549 чел.

  • идиш и иврит – 76 025 чел - иудеи – 82 872 чел2.

Политика оккупационных властей в отношении жителей оккупированной территории основывалась на принципе использования противоречий, сложившихся между основными группами населения. В результате многократной смены хозяев на протяжении 25 лет, начиная с времён первой мировой войны (1915 – 1918 гг. – оккупация войсками кайзеровской Германии, 1918-1920 гг. – власть неоднократно переходила из рук поляков в руки большевиков и обратно, 1921-1939 гг. – Новогрудское воеводство в составе второй Речи Посполитой, 1939 – 1941 гг. - т.н. первые Советы), приход немцев и начало оккупации были восприняты многими как подходящий момент для сведения счётов за старые обиды, в основе которых лежали отнюдь не этнические и не межнациональные конфликты. Основные претензии предъявлялись к тем, кто наиболее активно сотрудничал с новой коммунистической властью, участвовал в органах советской власти, а, следовательно, в проведении сталинских репрессий в период с сентября 1939 г. до 22 июня 1941 г. Т.о. появился общий враг – «жидо-коммунисты». Именно из этой категории были первые жертвы - 27 членов бывшей советской администрации в Новогрудке, в т.ч. евреи.

В начальный период оккупации в Новогрудке действовало подразделение Einsatzgruppe B, одно из 6 подразделений Шёнгардта (шефа Зипо и СД в Польше), а ещё 4 – в Пинске, Белостоке, Барановичах и Гродно, расположенных в радиусе от 60 до 200 км.

В соответствии с приказом Гитлера о создании гражданской администрации, о полицейской охране оккупированных восточных областей, полномочиях СС и полиции от 17 июля 1941 г. в конце июля на части оккупированной территории Беларуси была создана гражданская администрация – Генеральный комиссариат Беларусь. Новогрудок стал центром гебитскомиссариата, во главе которого с августа 1941 г. до 20 сентября 1943 г. находился Вильгельм Трауб, хауптштурмфюрер СС, затем Фриц Бушманн, штандартенфюрер СА, а в самом конце оккупации, в течение последних двух с половиной месяцев этот пост занимал хауптфюрер СС д-р Альфред Гилле. Несмотря на то, что гебитскомиссариат Новогрудок вместе с 4 другими (Барановичи, Слоним, Ганцевичи и Лида) входил в состав хаупткомиссариата Барановичи, гебитскомиссар Вильгельм Трауб непосредственно подчинялся гауляйтеру Генерального комиссариата Беларусь Вильгельму Кубе.

Гражданская администрация состояла из гебитскомиссариата, районной и волостных администраций (управ). В гебитскомиссариате имелись следующие отделы: питания и сельского хозяйства (Гётч); снабжения; лесного хозяйства и лесоматериалов; труда (наёмный и принудительный труд); особый штаб по регулированию отношений в сельском хозяйстве (д-р Раймерт); ZHO LO; пропаганды; строительный (ТОДТ). Число сотрудников гебитскомисаариата осенью 1943 г. составляло 43 чел.3

В городе и крупных деревнях, где были размещены немецкие гарнизоны, имелась полевая комендатура, которая обладала всей полнотой власти - гражданской и полицейской.

Численное присутствие Вермахта в Новогрудке на протяжении первых двух лет оккупации согласно письма гебитскомиссара Трауба Генеральному комиссару Беларуси В. Кубе от 25 сентября 1942 г. составляло около тысячи человек4. Личный состав 7 роты 727 пехотного полка насчитывал 260 – 280 человек. Рота использовалась для оцепления города и места расстрела во время проведения первой акции массового уничтожения евреев в декабре 1941 г.5.

Параллельно с гражданской и военной властью действовал полицейский аппарат, состоявший из местной полиции (Gebietspolizei), которая вначале формировалась по принципу добровольности, затем – мобилизации по повесткам. Она подчинялась главному отделению жандармерии в Барановичах. С августа 1943 г. гл. отд. жандармерии в Барановичах разделили, часть его, включая Новогрудскую жандармерию, вошла во вновь созданное главное отделение жандармерии в Лиде.

На территории гебитскомиссариата Новогрудок в разные периоды оккупации были задействованы следующие вспомогательные формирования: полицейские фронтовые батальоны № 46 и № 65, полицейский батальон № 36, 151-ая резервная дивизия, моторизованный полицейский батальон № 19, кавказские пехотные батальоны № 70 и № 71, казачьи кавалерийские эскадроны № 72 и № 73, батальон крайовой обороны Б. Рагули, а также гренадёрская дивизия СС № 306.

Подготовкой и проведением массовых расстрелов занималось СД. Посты СД в центре и в хаупткомиссариате Барановичи имели в структуре карательных органов айнзацгруппы и айнзацкоманды, гестапо, абвергруппы, ягдт-команды (истребительные команды). Численность сотрудников СД в г. Новогрудке в разные периоды была от 20-30 до 50 человек7. Вследствие малочисленности для проведения акций массовых расстрелов привлекались сотрудники СД в Барановичах. Например, в ходе проведения операции «Герман» 11 июля 1943 г. в Новогрудок прибыл хауптштурмфюрер СС Вильке со взводом латышей (37 чел.) для перевода остававшихся 250 узников еврейского трудового лагеря в Барановичи.

Это было за два дня до начала известной карательной операции «Герман». Операция была отменена из-за несогласованности действий с гебитскомиссаром Траубом, а также из-за боязни, что перевод будет воспринят как акция уничтожения и вызовет бунт в Лидском гетто, которое находилось в 50 км от Новогрудка8.

К выполнению распоряжений и приказов немецкой администрации привлекались также подразделения местной полиции (Ordnungspolizei), а в том, что касается акций уничтожения, они проводились командами уничтожения, состоявшими частично из сотрудников отделов СД, но, в основном, из литовской, латышской и эстонской полиции.

Первое распоряжение гебитскомиссара Новогрудка относительно евреев вышло 16 августа 1941 г. и касалось трудовой повинности: все евреи в возрасте от 14 до 60 лет должны были принудительно работать.

Трудовую повинность для остальных жителей определяло известное распоряжение о всеобщей трудовой повинности для всего населения в возрасте от 18 до 45 лет, которое вышло за подписью рейхскомиссара Розенберга 5 августа 1941 г.

Учетом работоспособного населения, а также вербовкой на работы в Германию занималась биржа труда, которой в Новогрудке руководил Роман Франц Редер. 19.03.42г. была объявлена первая добровольная регистрация рабочей силы для Германии. Наём на работу внутри области биржа труда осуществляла только с письменного согласия гебитскомиссара.

26 сентября 1941 г. на улицах города был вывешен приказ об ограничении прав евреев. Этому предшествовала акция публичного расстрела 52 евреев на Рыночной площади, которая состоялась 26 июля 1941 г. Первое гетто появилось в декабре 1941 г. на окраине города в районе под названием Пересека. Создание гетто сопровождала акция массового расстрела евреев, в которой погибло от 3000 до 5000 чел. Расстрел сопровождался стандартной селекцией, осуществляла литовская карательная полиция, оцепление города и места расстрела – войска вермахта9.

Гетто на Пересеке было уничтожено в два этапа – 7 августа 1942 г. (около 4 000 чел.) и 4 февраля 1943 г. (500 чел.). Обе акции были проведены в 2 км от города возле д. Литовка. Расстрел летом 1942 г. осуществлял 36 эстонский карательный полицейский батальон10, который специально прибыл в г. Новогрудок в августе 1942 г. для проведения акций на территории гебитскомиссариата (Дятлово, Новоельня, Новогрудок).

В марте 1942 г. по приказу гебитскомиссара Трауба началась концентрация евреев из местечек и деревень в Новогрудке и создание еврейских мастерских11, а также расстрелы в районе. 375 узников Любчанского гетто были расстреляны в м. Любча, а 8 августа 1942 г. после завершения строительства дороги Любча- Новогрудок 635 чел. были убиты в д. Малые Воробьевичи.

Одновременно проходят акции в отношении не евреев:


  • расстреляны 30 партийных и советских работников Любчанского района и 48 активистов из д. Негневичи.

  • с 26 июля 1942 г. в гебитскомиссариате Новогрудок начались аресты поляков и вывоз на принудительные работы. 31 июля в городе была расстреляна группа поляков из 60 человек, в т.ч. ксёндз-декан Далецкий.

7 августа 1942 г. накануне второго массового расстрела в г. Новогрудке было создано второе гетто, т.н. трудовой лагерь на территории бывшего окружного воеводского суда (ул. Кареличская).12 Накануне второй акции, 6 августа 1942 г., путём раздачи рабочих карточек нового образца была проведена очередная селекция, согласно которой 500-600 евреев-специалистов были переведены в новый лагерь. Это было закрытое гетто с мастерскими, в которых портные, столяры, сапожники, слесари работали на вермахт, местную немецкую администрацию, а также выполняли заказы местного населения. В гетто работали две столярные мастерские, одна сапожная, одна швейная и одна слесарная. Руководство лагерем осуществлял Вильгельм Ройтер.

7 мая 1943 в трудовом лагере на ул. Кареличской, который представлял собой закрытое гетто, была проведена ещё одна селекция. Сценарий отличался новым постановочным элементом. Лучших специалистов отправили в мастерские получать дополнительный паёк хлеба (нововведение практиковалось несколько недель до проведения акции), а остальных - около 250 чел. - во дворе окружила полиция, их вывели в конец ул. Кареличской и расстреляли в 300-400 м от гетто. Во время последней четвёртой акции массового расстрела погибли от 250 до 370 человек, в основном женщины и дети13. Расстреливала местная полиция в 300 м от лагеря14.

Т.о., уничтожением еврейского населения в гебитскомиссариате руководил непосредственно гебитскомиссар Новогрудка Вильгельм Трауб, практическое осуществление было возложено на карательные подразделения литовской, латышской, эстонской, а на последнем этапе и местной полиции с привлечением роты вермахта для оцепления города и места акции во время самого массового расстрела в декабре 1941 г.

Карательные операции против партизан на территории гебитскомиссариата Новогрудок начинаются со второй половины 1942 г. и напрямую связаны с ростом партизанского движения. С декабря 1942 г. по август 1943 г. против партизан, действовавших на территории гебитскомиссариата Новогрудок, были предприняты 3 крупных операции.

Первая карательная операция под названием "Гамбург" была проведена в декабре 1942 г., когда партизанское движение начало организовываться в управляемую структуру, в Дятловском, Лидском, Щучинском, Мостовском, Новогрудском и Слонимском районах Гродненской области. В её проведении участвовали подразделения групп фон Готтберга и Бинца, 23 и 389 учебные батальоны Вермахта, 13 моторизованный взвод жандармерии, более 10 команд полиции безопасности и СД. От рук карателей погибло 6000 чел.

В мае 1943 г. прошла очередная операция под названием "Молния", в которой участвовала боевая группа Зиглинга и подразделения Вермахта.

С начала июля 1943 г. велась активная подготовка к самой крупномасштабной карательной операции против партизан, которая началась 13 июля 1943 г., когда в города Минск, Молодечно, Новогрудок, Барановичи начали прибывать крупные войсковые формирования с артиллерией и танками. Она носила кодовое название "Герман" и была направлена против партизан, действовавших в Налибокской пуще. Операция началась с наступления немцев с юго-запада и запада в направлении Новогрудок-Лида от линии Рубежевичи - Столбцы - Мир. Общее число партизан оказавшихся в окружении, среди которых был отряд братьев Бельских, составляло 4500 чел. Общая численность карательных сил доходила до 52000 чел. В их составе была 1-ая пехотная бригада СС под командованием бригадэфюрера СС, генерал-майора полиции фон Готтберга, штаб которого на время проведения операции дислоцировался в Новогрудке, 2-й пехотный полк СС, 30-й полицейский полк, группа в составе 4 отдельных батальонов под командованием подполковника СС Дирлевангера, группа в составе 3-х отдельных батальонов СС под командованием Кернера, 15, 57, 116, 118 украинские батальоны, батальон латышей, группа жандармерии Крайкенбома, полиция из городов и местечек, охваченных операцией, специализированные команды генерала Кубе.

В ходе карательной операции потери со стороны партизан составили 129 убитых, 52 раненых, 24 пропавших без вести. Однако, партизаны были вынуждены оставить свои базы и уйти в другие районы. В отряде Бельских потерь не было. Потери немцев: 3000 убитых и раненых, 29 взято в плен, уничтожено 60 автомашин, 2 танка, 2 бронемашины, захвачено 19 пулемётов, 2 миномёта.15

Главной цели - уничтожить партизан - операция "Герман" не достигла, но мирное население понесло катастрофические потери; сожжено 150 деревень, убито 4280 чел., захвачено для отправки в Германию 20944 чел. Этот беспрецедентный по своим масштабам массовый вывоз населения был оценен гебитскомиссаром Траубом как «небывалое достижение немецкой пропаганды и новых методов, впервые опробированных в этой операции». Одним из примеров этой пропаганды является листовка, которая появилась на улицах Новогрудка 9 августа 1943 г. за подписью Трауба "Почему тысячи белорусов добровольно и охотно едут на работу в Германию?"

Пропагандистская кампания, развёрнутая в ходе операции «Герман», не имеет аналогов на протяжении всего периода оккупации Беларуси. В августе 1943 г. в Новогрудке было выпущено 300 000 листовок и 6 000 плакатов. В результате массированной пропаганды 92,7% (24 797 из 26 740 чел.) явились на осмотр в комиссии по отправке на работы добровольно. 10 625 чел. были освобождены как больные или не нужные для военных нужд. Всё население гебитскомиссариата (135 000 чел.) было зарегистрировано в течение 3 дней, с учётом условий жизни и работы. Ответственность за проведение регистрации была возложена на старост и волостных бургомистров16.

В ходе операции «Герман» в ночь с 17 на 18 июля 1943 г. в городе была арестована группа польской молодёжи (около 120 чел). Их должны были расстрелять, но из-за личного вмешательства гебитскомиссара Трауба расстрел был заменен на вывоз на принудительные работы в Германию. 24 июля арестованных отправили на работы в Германию, при этом несколько человек отпустили домой по состоянию здоровья.17

Именно с этим арестом связывают расстрел монахинь в г. Новогрудке, которые обосновались в городе в 1929 г. 31 июля 1943 г. сёстрам-назаретанкам было приказано явиться в гебитскомиссариат. Все полагали, что их тоже вывезут на работы, но, как оказалось, утром на рассвете 1 августа 11 сестёр были расстреляны "за кошарами" (так называли военные казармы, которые начали строить ещё при Польше в 1930-ые).18

Террор 1943г. не закончился операцией "Германн". В ноябре продолжали уничтожать дома партизанских семей в районе. В декабре каратели сожгли 90 домов в д. Отминово.

Широкомасштабный террор в отношении всех категорий населения на территории гебитскомиссариата Новогрудок на протяжении всего 1943 г. осуществлялся при невероятно малой численности собственно немецких сил.

В г. Новогрудке в апреле 1943 г. гарнизон состоял из 60 немцев, 30 чел. жандармерии, 250 чел. полиции, 200 чел. самооховы, 43 чел. лесной охраны, 50 чел. литовцев, 300 чел. украинцев. На вооружении находились 3 танкетки, 3 броневика19.

Весной 1943 г. началась мобилизация – немцы разрешили создать батальоны БКА (Белорусской Крайовой Обороны) и Борис Рагуля получил разрешение на создание батальона в Новогрудке. Батальон известен как «Наваградский швадрон», формировался из числа студентов новогрудской учительской семинарии, подчинялся не местным немецким властям, а напрямую БКА в Минске. Рагулевцы совершили один рейд против партизан весной 1944 г.

Политика оккупационных властей преследовала конкретную цель в отношении г. Новогрудка: переселить в город и регион 5 тыс. немцев, уменьшив при этом количество населения с 65 до 15 тыс. чел.

По официальным данным, население города в августе 1943 г. составляло всего 5496 чел. и классифицировалось следующим образом:

1660 чел. - работающих

1798 чел. - неработающих

1326 детей в возрасте до 14 лет

712 чел. беженцев.

Гебитскомиссар Трауб выполнил директиву на 2/3 и 20 сентября 1943 г. покинул Новогрудок, вылетев со своей свитой на самолете в Италию, куда он получил новое назначение. В течение последующих полгода население города значительно уменьшилось (одной из причин была большая смертность вследствие эпидемии сыпного и брюшного тифа) и вместе с гарнизоном составляло 5200 чел.

Через 6 дней после отъезда Трауба, 26 сентября 1943 г., состоялся побег узников новогрудского гетто через туннель, строительство которого началось в мае, через две недели после последнего расстрела, и заняло 4 месяца. Протяженность туннеля составила около 200 м.

Целый месяц город оставался без руководства. Новый гебитскомиссар Фриц Бушманн прибыл в Новогрудок со своим заместителем и 25 чел. РОА только 26 октября 1943 г.

В ноябре 1943 г. в городе находилось 600 чел. полиции, 250 чел. украинцев, латышей, литовцев и эстонцев, 50 чел. немцев, 400 чел. лесной охраны, 60 чел. жандармерии. На вооружении 2 средних танка, 6 бронемашин, 100 автомашин. 23 ноября прибыло 110 чел. австрийской полиции.20

Евреев в городе больше не было, всё внимание администрации было сконцентрировано на борьбе с партизанами, которые в это время вели активные действия на железной дороге. В феврале 1944 г. объединенные силы (57 укр. бат, полиция, рагулевцы, военный отдел самооховы) выехали в р-н действия партизанской бригады им. 1 Мая с целью борьбы против партизан.21 65-ый Новогрудский полицейский батальон в это время насчитывал 477 чел.

Уже с конца января 1944 г. немцы начали вывозить из Новогрудка ценные вещи своих служащих. По распоряжению гебитскомиссара от 08.02.44 все управы и гмины из Новогрудка, Карелич, Любчи, Вселюба переводятся вместе с немецкими служащими в Новоельню, а оттуда по железной дороге отправляются в Германию. Массово угоняют скот. 22

В Новогрудок прибыло 500 чел. полиции для проведения мобилизации в белорусский полк кавалерии. 10 февраля объявлена очередная мобилизация мужчин в немецкую армию в возрасте от 16 до 34 лет. 10 марта состоялась ещё одна мобилизация в БКА. Мобилизации подлежали все мужчины в возрасте от 16 до 50 лет. Менее здоровых вывозили на работы в Германию.23

С 12 февраля начинают массово прибывать казаки. 15 февраля - 1-й казачий пеший полк им. ген. Краснова под ком. в. ст. полк. Лобасевича. 1 марта в Новогрудский гебитскомиссариат прибыло 6000 казаков, в середине марта - второй полк казаков под ком. полковника Тарасенко - 5000 казаков на 1000 подвод. 17 мая прибыл штаб казачьих войск во главе с ген. Павловым.24 В дополнение - ещё 6000 чел. немецкой пехоты, 7000 чел. семей полицейских и служащих из-под фронта из р-на Звенигорода.25

В конце марта в Новогрудке - 9000 нем. войск (из них 6000 пехоты). В дополнение 1 апреля прибывает 1000 чел. туркестанских войск, сформированных из бывших военнопленных. Войска продолжают прибывать ежедневно. Число казаков доходит до 12000 чел. 26 Город укрепляется для обороны. Проходят массовые аресты. 6 мая немцы сожгли 40 арестованных из новогрудской тюрьмы. 3 июля в сарае по ул. Валевской сожжены 52 чел., вывезенных из тюрьмы.

8 июля город освобожден.

За годы оккупации из 60 000 чел. довоенного населения Новогрудского района погибло 45 065 чел. (среди них 11 000 евреев), сожжено 16 деревень.

Выводы:


  1. В общем контексте оккупационного режима доминирующая роль в осуществлении политики эксплуатации и уничтожения гражданского населения принадлежала немецкой гражданской администрации. Более того, гебитскомиссар г. Новогрудка лично инициировал проведение акций уничтожения евреев и массового вывоза населения на принудительные работы.

  2. Сравнительно небольшому количеству немецких оккупационных сил подчинялись значительно превосходящие по количеству местные и прочие коллаборанты (белорусская, литовская и эстонская полиция, белорусские вспомогательные подразделения (такие как самоохова и самопомощь) , украинские казаки).

  3. Режим террора осуществлялся благодаря поддержке деятельности немецкой администрации со стороны антикоммунистически и антисемитски настроенных сил, носивших ярко выраженный национальный характер.




1 Басюк І.А. Навагрудскі кацёл. Гродна, 1998, С. 110

2 Zygmunt Boradyn, Niemen rzeka niezgody, Warszawa, 1999, С. 13

3 Национальный архив Республики Беларусь (далее НАРБ), ф. 370 , оп.1, д. 112, лл. 17-18 (Список служащих Новогрудского гебитскомиссариата)

4 Национальный архив Республики Беларусь (далее НАРБ), ф.370, оп.1, д.221, л. 51

5 Jack Kagan, Dov Cohen Surviving the Holocaust with the Russian Jewish partisans. – London, 1998. -, С.

6 Munoz, A. Hitler's White Russians: Collaboration, Extermination and Anti-Partisan Warfare in Byelorussia, 1941–1944 / A. Munoz, O. Romanko. – New-York : Europa Books, 2003. – 512 p.

7 НАРБ, ф. 3601, оп. 1, д. 16, л.9

8 Боевое донесение хауптштурмфюрера СС Вильке об операции в Новогрудке от 9 июля 1943 г., Барановичи, 11 июля 1943 г.

9 Jack Kagan, Dov Cohen, Surviving the Holocaust with the Russian Jewish partisans, London, 1998, p.

10 Газета «Военно-промышленный курьер» №29 (145) от 2-8 августа, 2006 г.

11 НАРБ, ф. 370, оп.1, д. 968, л.1

12 НАРБ, ф. 370, оп. 1, д. 968, л.1 Рапорт гебитскомиссара Новогрудка в ГК Беларусь о создании еврейских мастерских

13 Christian Gerlach, Kalkulierte Morde, Hamburg, 1999, p.

14 Новогрудский историко-краеведческий музей (далее НИКМ), свидетельство очевидца Ф. Киты

15 Энцыклапедыя Гісторыі Беларусі, т.2, Мн. 1994, С.518

16 НАРБ, ф. 391, оп.1, д.9, лл. 125-130

17 Свидетельство М. Каравайской, в фодах НИКМ

18 Материалы научной конференции «Навагрудчына ў гісторыка-культурнай спадчыне Еўропы», Р. Кава, «Ніхто не вінаваты, самы ўзялі на сябе віну, Мн., 2010 г.

19 НАРБ, ф. 3601, оп.1, д.12

20 НАРБ, ф. 3601, оп.1, д. 12, лл. 70, 132

21 НАРБ, ф. 3601, оп.1, д. 15, л. 22

22 НАРБ, ф.3601, оп.1, д.17

23 НАРБ, ф. 3601, оп.1, д. 18

24 Там же

25 НАРБ, ф.3601, оп.1, д.17

26 НАРБ, ф. 3610, оп.1, д. 3, лл. 57-58


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница