Лобода Иван Николаевич



Скачать 46.44 Kb.
Дата06.05.2016
Размер46.44 Kb.

Лобода Иван Николаевич

Становиться страшно и больно, когда вспоминаю свою дорогу на Вологодскую землю, которая впоследствии стала мне второй Родиной.

Родился я на Украине, на хуторе Лободино, Полтавской области.

Семья была большая: дед с бабушкой, сестра и брат отца, отец, мать, я и сестренка Галя. Все по мере сил работали от зари до зари. Трудился и я. Пас овец, гусей, работал на лобогрейке, полол свекольное поле.

С семи лет пошел в украинскую школу, которая находилась за два километра от хутора.

В 1930 году всех нас признали кулаками, подлежащими выселению с родных мест.

С горя умер дед, бабушку не успели довезти до железнодорожной станции, она умерла. Нас посадили в товарный вагон и повезли на Вологодскую землю.

В Вологде разместили в большой церкви где-то в центре города. Помню пятиярусные нары, большая скученность людей. Было холодно и все время хотелось есть.

Начался тиф. Заболели тифом отец и Галя. Галя умерла, ее похоронили, но место захоронения нам не назвали. Маме с большим трудом удалось выбраться из церкви и увезти меня на Украину, но получилось: «из огня да в полынье», так как на Украине начался страшный голод. Приютили меня дальние родственники, у которых и своих детей было много. Мама пошла работать на чужие подворья. На моих глазах мужчина, обезумев от голода, выхватил из колыбельки пятимесячную девочку, откусил ей руку. Загрыз бы он ее, да люди спасли девочку. Жуткие картины вставали перед моими глазами, тяжело все это вспоминать.

В это время в больнице Вологды поправился отец, и биржа труда направила его на работу санитаром в психиатрическую больницу в Кувшиново.

Он разыскал нас с мамой. Сколько для меня было радости, что мы его встретили!

Меня приняли в Осмининскую начальную школу. Русской азбуки я не знал. Трудно было учить меня учителям, но сколько было у них терпенья, чтобы научить меня писать и говорить по-русски!

Возвращаясь домой с фронта, я заехал в Осьмининскую школу поблагодарить учителей, но первую и любимую учительницу не встретил. Светлая память о ней осталась в моем сердце.

Жить нам было трудно, не было одежды и обуви. После уроков в школе ходил в лес, вытаскивал из речки дрова – топляки. Их мы с отцом пилили и продавали, чтобы купить хотя бы буханочку хлеба. Но была и еще беда: мальчишки дразнили «лишенцем», «хохлом», «куркулем».

В 1934 году весной нас всех троих среди ночи увезли в тюрьму (Архангельская тюрьма, камера № 72). Я сидел с отцом, а мама где-то в другой камере. До сих пор не могу без слез это вспоминать. За что? Чтоб не разбежались.
Это был год убийства С.М. Кирова. В тюрьме мы находились до навигации на реке Сухоне.

С наступлением навигации нас под конвоем доставили на пароход «Массовик», посадили в трюм без права выхода из него и повезли в Тотьму, а там наш путь лежал в глухие места в Матвеевский сельсовет, в поселок № 4 для спецпереселенцев. Хлебнули мы там горя.

Отца сразу отправили на лесоповал. Еды не было никакой, лишь один раз в сутки давали, на так называемом раздаточном пункте, черпак баланды и кусочек хлеба. С мамой работали на корчевке леса. Осенью поступил в школу на поселке Пиньга. Этот поселок был в 50-ти километрах от нашего поселка. Ходили туда пешком, жили в интернате без всяких удобств. Были нары, солома и вместо одеяла – рядно, принесенное со своего дома. Опять голод и холод. Горячую пищу давали один раз в день, а утром и вечером питались кто чем мог. Мама не могла мне помогать, так как у самой ничего не было в первый год моей учебы. Во время зимних каникул научился ставить петли в лесу на зайцев. Одного – двух возьмем себе, а остальных оставим на крыльце барака, чтобы их брали для себя соседи. Так было и с рыбой, которую летом ловил в реке Пельшме. Все это было подспорьем в питании людям. Жили на поселке дружно.

Летом я работал на сенокосе, пахал землю, выполнял любую работу, чтобы заработать что-то к зиме.

В 1938 году я окончил семь классов и поступил в Тотемское педучилище.

Там уже жизнь пошла так, как у всех учащихся той поры. Днем учеба, спортивные занятия, а вечером надо было подрабатывать на хлеб.

Нас было четыре товарища в комнате общежития: Никитин Федя, Коля Варзин, Плужников Ваня. Мы обзавелись топором, пилой, лопатами и ходили вечером на заработки: пилили и кололи дрова, весной сбрасывали снег с крыш домов. В такие периоды могли себе позволить сходить в городскую столовую или купить кроме хлеба банку кабачковой икры.

Окончил учебу в педучилище в 1941 году.

22 июня началась война – это суровая дата времени.

Все мы готовы были идти добровольцами защищать Родину. Товарищи ушли на фронт, а меня не взяли. Я был «лишенцем», числился «спецпоселенцем». Но Родину я хотел защищать вместе с товарищами. Был комсомольцем, хорошим спортсменом, физически сильным и выносливым.

Меня направили в педучилище преподавателем физкультуры.

Весной 1942 года крепких и молодых парней, не смотря на их «запятнанную» биографию, сочли возможным призвать в ряды РККА. Я ушел на фронт 22 апреля 1942 года. Меня окрылил этот факт. Я с гордостью пошел защищать родную землю от фашистов. Честно и храбро сражался на поле боя. Служил в разведке, был комсоргом отдельного батальона, комсоргом полка. В боях не трусил, шел впереди. Увлекая за собой товарищей.

Об этом говорят мои награды:


  • Медаль «За боевые заслуги»,

  • Орден Красной Звезды,

  • Орден Отечественной войны I степени,

  • Орден Отечественной войны II степени,

  • Медаль «За участие в героическом штурме и взятии Кенигсберга»,

  • Медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне».

  • Медаль Жукова.

И одиннадцать юбилейных медалей.

В бою на реке Великой, Псковской области был представлен командованием к награждению Орденом Боевого Красного Знамени, но в этом же бою был тяжело ранен и отправлен в тыловой госпиталь. Орден меня не нашел. После госпиталя был направлен для прохождения службы в 50 – тую Армию Западного фронта, в которой участвовал в штурме Кенигсберга. Этот штурм я описал в заметке для газеты «Тотемские новости» № 42 от 11.04.2000года (вырезку из газеты прилагаю)

В боях я был ранен семь раз и всегда возвращался в строй.

Война закончилась для меня в Восточной Пруссии, но служба в Советской Армии продолжалась. За время боевых действий, пройдя военную службу, познав все ее тяготы, я вырос от рядового бойца до командира в звании капитан.

В 1949 году получил назначение в группу Советских войск в Германию, там служил до 1955 года.

Демобилизовался в 1955 году и вернулся на свою малую Родину в Тотьму. Был молод, полон сил и желал работать.

Работал там, куда посылал Тотемский РК КПСС. Всегда вел общественную работу, встречался с молодежью. Много раз был награжден почетными грамотами. В 1973 году был награжден нагрудным значком «Отличник соцсоревнования РСФСР». Последнюю грамоту получил 17 апреля 2000 года. Она гласит: «За личный вклад в работу по патриотическому воспитанию граждан и в связи с 55-й годовщиной Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов». Эта грамота подписана Губернатором Вологодской области В.Е.Позгалевым.

В этом году мне исполнится 87 лет. Я на пенсии. Майор в отставке. Проживаю в Вологде.


11.01.2007.






База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница