Ливан – кедровая Швейцария Ближнего Востока?



Скачать 218.56 Kb.
Дата13.11.2016
Размер218.56 Kb.
Ливан – кедровая Швейцария Ближнего Востока?

Ливан - небольшое ближневосточное государство, расположенное вдоль восточного побережья Средиземного моря. На севере и западе Ливан граничит с Сирией, а на юге - с Израилем. В длину территория Ливана вытянута на 210 километров, в ширину страна достигает от 30 до 100 километров. Ее площадь составляет 10452 квадратных километра - это вдвое меньше, чем у Израиля (20700), и почти в двадцать раз меньше, чем у Сирии (185180). По данным на 2003 год, в Ливане проживали 3,8 миллиона человек (В Израиле в 2005 году насчитывалось 6,93 миллиона жителей, население Сирии в 2003-м - 17,6 миллиона человек).

Ливан - преимущественно горная и холмистая страна. Два крупных горных массива - хребет Ливан (занимает большую часть страны) и горы Антиливан и Эш-Шейх - протянулись с юга на север в северо-восточной части Ливана, между ними лежит долина Бекаа. Четвертый физико-географический район Ливана - узкая прибрежная равнина, ширина которой не превышает шести километров. Именно здесь сосредоточены ливанские города (с юга на север): Тир (Сур), Сайда, Бейрут, Джуния, Триполи. Крупные города есть и в долине Бекаа - Захла и Баальбек. Южная часть страны, примыкающая к Израилю, также относительно низменная, там, восточнее прибрежного Тира, расположен еще один город - Джувайя. Ливан поделен на пять провинций: Южный Ливан, Бейрут с окрестностями, Горный Ливан, Бекаа, Северный Ливан. В столице страны Бейруте проживает полтора миллиона жителей, в Триполи и Захле - по 200 тысяч, в Сайде - 100 тысяч, в Тире - 70 тысяч человек.

Как и во всем Восточном Средиземноморье, климат в прибрежных районах Ливана мягкий и благоприятный для туризма и сельского хозяйства - температура воздуха в августе там достигает плюс тридцати градусов по Цельсию, в январе и феврале - плюс десять-пятнадцать градусов. В горах и долине Бекаа холоднее - на вершинах по полгода держится снег (самая высокая точка хребта Ливан - гора Курнет-эс-Сауда, 3083 метра), средние температуры в долине Бекаа отличаются от температур на побережье на шесть-семь градусов. Осадки в Ливане выпадают почти исключительно зимой.

В силу своего расположения территория Ливана стала местом пересечения множества древних и современных культур, религий и цивилизаций. Древние обитатели этих земель - финикийцы и арамеи - на протяжении веков смешивались с соседями и захватчиками: ассирийцами, египтянами, персами, греками, римлянами, арабами, европейскими крестоносцами. Древним языком Ливана был финикийский, в 4 веке до нашей эры его вытеснил близкий к нему арамейский, а после того как эти земли были включены в империю Александра Македонского, повсеместно распространился греческий в качестве языка культуры и межэтнического общения. В 7 веке нашей эры на территорию Ливана вторглись арабы-мусульмане, еще через пять веков арабский язык, представленный здесь рядом местных диалектов, полностью вытеснил арамейский и греческий.

До прихода арабов местное население, находившееся под властью Византии, поголовно исповедовало христианство. Арабы принесли с собой ислам - часть из них осела в городах на побережье, часть обосновалась на юге и юго-востоке - именно в этот район в 10 веке пришли многочисленные арабские племена, исповедовавшие шиизм; с тех пор юг Ливана - один из крупнейших центров шиизма на Ближнем Востоке. Кроме того, в 11 веке одно из радикальных ответвлений шиизма, зародившееся в Египте, превратилось в этноконфессиональную секту - ее адепты, называвшие себя друзами (по имени мусульманского проповедника Мухаммеда Ибн Исмаила ад-Дарази, умершего в 1019 году), также обосновались в гористых районах Южного Ливана. В этой местности до сих пор проживают наиболее многочисленные общины друзов на всем Ближнем Востоке (свои общины друзов есть также в Сирии и Израиле).

В настоящее время 95 процентов населения Ливана составляют этнические арабы, еще четыре процента - армяне, остальные жители принадлежат к другим национальностям. Сорок процентов населения страны - христиане, шестьдесят процентов - мусульмане (включая друзов). Более половины христиан относятся к маронитам, среди мусульман преобладают шииты. Треть мусульманской общины страны составляют сунниты, а десятую ее часть - друзы. Есть в Ливане и иудейская община, но ее численность невелика - всего несколько сот человек.

С конца 13 века, когда мамлюки окончательно изгнали с Ближнего Востока крестоносцев, Ливан, вместе с Сирией и Египтом, попал под их власть. В начале 14 века мамлюки организовывали карательные экспедиции против христиан-маронитов и мусульман-шиитов, в то же время поддерживая некоторые кланы местных правителей (эмиров) из числа мусульман и друзов. Постепенно из их среды выдвинулось друзское семейство Маанов из Шуфа. В 1517 году над регионом установилась власть Османской империи, но Мааны продолжали усиливаться в Южном Ливане. Своеобразным собирателем ливанских земель стал Фахр ад-Дин II Маан (правил 1590-1635), который не только подчинил себе северные районы и значительные земли в Сирии и Палестине, но и поощрял экономическое и политическое сотрудничество между маронитами и друзами, стимулировал шелководство, открыл торговлю с Европой, пригласил итальянцев для помощи в модернизации сельского хозяйства. Хотя османы, недовольные возвышением Фахр ад-Дина, разбили его войска в 1633 году, самого эмира захватили в плен и через два года убили в Стамбуле, его внучатый племянник Ахмед Маан к 1667 году учредил Ливанский эмират в составе маронитских центральных районов Ливана и мусульманского юга. Этот эмират, во главе которого после смерти бездетного Ахмеда утвердился клан его мусульманских родственников Шихабов из Антиливана, считается ядром современного Ливана.

Эмират продержался до 1841 года, пока не был окончательно уничтожен османами при поддержке английских и австрийских войск в ходе их борьбы с египетским пашой Мухаммадом Али (ливанский эмир Башир II выступал его союзником). При этом прямое османское правление на территории Ливана так и не утвердилось, и поэтому местные кланы христиан-маронитов и друзов вступили друг с другом в борьбу, которая длилась двадцать лет. Так, в 1845 году между христианами и друзами началась война, гасить которую пришлось османам, в 1860 году друзские феодалы на юге Ливана, опасаясь восстания бедняков-христиан, устроили резню, жертвами которой стали 11 тысяч человек.

В 1861 году Османская империя, главным образом под давлением Франции, традиционно защищавшей христиан-маронитов, ввела в Горном Ливане так называемый Органический статут, дававший региону права автономии под руководством османского губернатора-христианина, которого султан назначал с одобрения европейских государств. При губернаторе учреждался совещательный совет, куда входили представители различных общин Ливана пропорционально их численности. При этом ликвидировались остатки феодальной системы, всем жителям страны были дарованы гражданские права, новая администрация вела судопроизводство и устанавливала законы. Ливан стал быстро развиваться и вскоре достиг процветания. В страну стали прибывать миссионеры - католики из Франции, протестанты из Америки и Англии. Они учредили в Ливане ряд художественных школ и колледжей, благодаря которым Бейрут превралится в один из ведущих образовательных и культурных центров Османской империи. Развитие издательского дела, появление прессы дали толчок к возрождению в регионе арабской литературы.

Новый перелом в истории Ливана принесла Первая мировая война. Турция вступила в нее на стороне Германии и Австро-Венгрии против стран Антанты (Англия, Франция, Россия). Действие Органического статута было приостановлено, власть перешла к турецкому военному губернатору. Однако победу в войне одержала Антанта, и в 1918 году Бейрут и Горный Ливан, а также Сирия, оказались под французской и британской оккупацией. Под прямым влиянием Франции было основано Государство Великий Ливан, куда, помимо Горного Ливана, вошли прибрежные города от Тира до Триполи с примыкающей территорией и долина Бекаа. Новое государство управлялось французским губернатором, и в 1923 году Франция получила от Лиги наций мандат на управление Ливаном и Сирией. В 1926 году Государство Великий Ливан получил собственную конституцию и превратился в Республику Ливан. Первым президентом республики стал православный христианин Шарль Диббас, но с 1934 года президентами становились только марониты, а премьер-министрами, с 1937 года, - только мусульмане-сунниты. Подобное распределение должностей, а также мест в парламенте, между представителями различных этно-конфессиональных общин, сохранилось и в 1943 году было закреплено в "Национальном пакте" - соглашении о принципах государственного устройства страны.

В 1930-е годы население Ливана христиане и мусульмане составляли почти поровну. При этом просирийски настроенные сунниты враждебно относились к французской оккупации и настаивали на вхождении Ливана в состав Сирии. Христиане и значительная часть друзов, напротив, выступали за независимость Ливана и поддерживали французов. В 1936 году между Ливаном и Францией был подписан договор об окончании срока французского мандата в 1939 году. Однако когда срок пришел, парламент Франции отказался его ратифицировать. В том же году началась Вторая мировая война.

В 1940 году колониальная администрация Ливана и Сирии, верная правительству Виши, вступила в союз с Гитлером. В июле 1941 года Ливан и Сирию захватили британские войска и силы "Свободной Франции", которые пообещали в будущем предоставить обеим арабским странам независимость. Но в 1943 году в ходе выборов в Ливане утвердилось правительство под руководством президента Бешара аль-Хури, потребовавшее немедленно провозгласить Ливан независимым. Силы "Свободной Франции" арестовали аль-Хури и ряд членов правительства, после чего по всей стране начались демонстрации и вооруженные стычки с колониальными властями. Под давлением США и Великобритании арестованные были освобождены. Этот день - 22 ноября 1943 года - празднуется в Ливане как День независимости. Британские и французские войска оставались в стране до 1947 года.

Избавившись от опеки Османской, а затем - французской колониальной империи, под крылом которых страна провела больше четырехсот лет, политические и конфессиональные силы суверенного Ливана так и не смогли наладить бесконфликтное сосуществование. Правительство, стремившееся сохранять ровные отношения как с Западом, так и с арабскими странами, одновременно проводя экономические и избирательные реформы, встретило сопротивление таких сил, как Сирийская национал-социалистическая партия (СНСП), Прогессивная социалистическая партия (ПСП), другие сторонники сближения с националистическими арабскими режимами. Они устраивали демонстрации, проводили массовые забастовки, не останавливались перед актами террора (так, в 1951 году членом СНСП был убит премьер-министр страны), поднимали восстания (1958).

Эти конфликты носили не только национальный и религиозный, но также социально-классовый характер. Экономикой и политической жизнью Ливана руководила горстка богатых семей, землевладельцев и торговцев, за которыми старые обычаи распределения полномочий, тот же "Национальный пакт", закрепляли властные посты в государственной системе в соответствии с религиозными квотами, причем высшие должности принадлежали христианам-маронитам. По этой причине христианская партия "Катаиб" ("Фаланга") склонялась к правым взглядам и вела борьбу за сохранение существующей системы; ей противостояли новые политические силы - мусульмане-сунниты, быстро пополнявшие ряды ливанского среднего класса, крестьяне-шииты с юга страны, где стремительно росли радикальные настроения.

Поворотным пунктом, по сути разделившим страну на два лагеря, стал палестинский вопрос. Уже после арабо-израильской войны 1948-49 годов в Ливане осели тысячи беженцев из Палестины, многие из которых вели регулярные нападения на северную часть Израиля. При этом палестинские боевики на ливанской территории стремились опираться на местные политические силы и активно искали себе союзников. Вокруг лозунгов их борьбы объединились все ливанские левые, в то время как правые, прежде всего христиане, были недовольны их присутствием в стране.

Внутриполитическая ситуация особенно ухудшилась после арабо-израильской войны 1967 года. Ливан впрямую в ней не участвовал, однако вынужден был оказать решительную поддержку арабам - перекрыть нефтепроводы западным странам, разорвать дипломатические отношения с США и Великобританией, закрыть свои порты для американских кораблей. Соответственно, сильно пострадала экономика Ливана, тесно связанная с западным экспортом и туризмом. Кроме того, на территории страны находились уже более 300 тысяч палестинских беженцев, которые с новыми силами развернули нападения на Израиль с ливанской территории. Израиль отвечал военными ударами, которые лишь ухудшали состояние ливанской экономики. Христианские партии все настойчивее требовали изгнать палестинцев из страны и сделать Ливан нейтральной "ближневосточной Швейцарией".

В 1969 году, после падения очередного ливанского правительства, взявшего курс на сближение с арабскими соседями, в Южном Ливане начались столкновения между палестинскими боевиками и частями ливанской армии. На стороне палестинцев выступили как представители внутренней оппозиции - ПСП и другие мусульманские группировки, так и Сирия с Египтом. Урегулирования конфликта удалось добиться в ходе переговоров в Каире, в которых участвовали ливанские лидеры и представители палестинской группировки ФАТХ. Палестинцам позволили оставаться на ливанской территории, но впредь они должны были согласовывать свои действия с ливанской армией.

В сентябре 1970 года ситуация еще более ухудшилась - в страну перебрались новые отряды палестинских боевиков, изгнанные из Иордании. Хотя президент страны центрист Сулейман Франжье (1970-76) пытался добиться примирения между блоком ПСП и мусульманских сил, с одной стороны, и христианскими партиями, возглавляемые "Фалангой", с другой, это ему не удалось. В мае 1973 года начались новые столкновения между палестинцами и частями ливанской армии, а все крупные политические силы в стране начали создавать свои собственные вооруженные отряды. С весны 1974 года они стали вступать в мелкие стычки друг с другом. 13 апреля 1975 года, в ответ на убийство телохранителей лидера "Катаиба" Башира Жемайеля, христианские боевики-фалангисты в Бейруте сожгли автобус с палестинцами. Этот инцидент положил начало пятнадцатилетней гражданской войне. На стороне Организации освобождения Палестины выступил блок "Национально-патриотических сил" (НПС) во главе с ПСП, в войну также активно вмешивались Израиль и Сирия.

В 1975 году основные сражения шли между правыми и левыми силами Ливана. К началу следующего года фалангистам удалось оттеснить отряды НПС и осадить палестинские лагеря. Последних поддержала Сирия. Помимо денег и оружия, сирийский президент Хафез Асад в апреле 1976 года направил в Ливан на помощь ООП и НПС пятитысячную Ярмукскую бригаду из состава Армии освобождения Палестины. В мусульманских частях ливанской армии вспыхнул офицерский мятеж, вооруженные силы страны распались. Ливанские левые и палестинцы из ООП готовились нанести противнику поражение, но Асад в этой ситуации решил не доводить дело до полного разгрома одной из сторон и поддержал христиан-фалангистов. После нападения мусульман на два христианских города в Северном Ливане их жители формально обратились за помощью к Сирии, и 1 июня 1976 года началось полномасштабное вторжение сирийских войск в Ливан. Сирийцы, невзирая на критику со стороны других арабских стран, теснили НПС и ООП вплоть до сентября, пока в Эр-Рияде не собралась конференция глав Саудовской Аравии, Египта, Сирии, Кувейта, Ливана и ООП. Они постановили восстановить в Ливане государственное устройство, существовавшее до 1975 года, а также сформировать 30-тысячный контингент "Межарабских сил сдерживания" (МСС) и направить его в эту страну. Предполагалось, что 85 процентов МСС составят части сирийской армии, уже стоявшие в Ливане.

Однако в феврале 1978 года ливанские христиане из состава "Ливанских сил" под командованием Жемайеля вновь возобновили боевые действия с частями ливанской армии и сирийцами из состава МСС. Тяжелые бои шли с июня по октябрь, сирийцам пришлось отступить от восточных районов Бейрута, населенных христианами. В том же году в Ливан вторглись части Израиля, стремившегося нарушить в Ливане равновесие "по-сирийски", поскольку палестинские боевики из южных районов страны не прекращали вылазки на изральскую территорию. В ответ израильтяне наносили удары по палестинсксим поселениям и стремились заставить ливанские власти изгнать из страны палестинцев. В этой ситуации ливанские правые во главе с фалангистами стали склоняться к союзу с Израилем. Им удалось вытеснить сирийцев из Захлы, израильтяне наносили удары по палестинцам на юге страны, но вскоре, в соответствии с резолюцией СБ ООН, передали оккупированные районы Ливана под контроль временных сил ООН в Ливане (UNIFIL). В этих условиях среди шиитского населения юга Ливана стало крепнуть влияние радикального движения "Амаль" ("Надежда").

В 1981 году в Южный Ливан, в руки палестинских боевиков, впервые попали ракетные установки, доставленные из Сирии. В июле палестинцы начали обстреливать из них города и поселения Северного Израиля. В ответ Израиль, и так регулярно бомбивший позиции сирийских сил в Ливане, осуществил массированную бомбардировку центра Бейрута, в ходе которой были убиты и ранены около тысячи человек. Части ЦАХАЛа начали подготовку к вторжению в Ливан, но под давлением США операция была отложена, а между Израилем и палестинскими боевиками установлен режим прекращения огня, который продержался почти год. В начале июня 1982 года группа палестинских боевиков предприняла покушение на израильского посла в Лондоне, и 6 июня Армия обороны Израиля вторглась в Ливан для уничтожения всех структур ООП на юге страны. Вскоре Южный Ливан был оккупирован, однако тогдашний министр обороны Израиля Ариэль Шарон настоял на том, чтобы части ЦАХАЛа дошли до Бейрута. Израильтянам уже через несколько недель удалось подойти к столице и осадить западные, мусульманские районы Бейрута, оборону которых взяли на себя палестинцы из ООП. После двух месяцев интенсивных боев дело кончилось новым перемирием, также заключенным при посредничестве США. По условиям перемирия, части ООП и Сирии покинули Бейрут.

В августе 1982 года ливанский парламент, окруженный израильскими танками, избрал президентом страны лидера фалангистов Жемайеля, однако тот в середине сентября был убит. Ариэль Шарон возложил ответственность за убийство на палестинцев и в нарушение условий перемирия оккупировал западные кварталы Бейрута, а также блокировал лагеря палестинских беженцев Сабра и Шатила. 16 сентября в лагеря вошли ливанские фалангисты, якобы в поисках скрывавшихся там боевиков. Неизвестно точно, сколько боевиков им удалось там найти, потому что фалангисты в отместку за убийство Жемайеля устроили поголовную резню. По различным оценкам, за три дня в обоих лагерях было убито от восьмисот до двух тысяч человек, включая женщин и детей. Израильское правительство поначалу отвергало свою причастность к случившемуся, но после того как в самом Израиле 24 сентября состоялась массовая демонстрация (от 200 до 400 тысяч участников) с требованием отставки премьер-министра Менахема Бегина и министра обороны Шарона, согласилось провести расследование. Было установлено, что убийства совершали ливанские христиане-фалангисты, однако израильские должностные лица не предприняли мер, чтобы предотвратить кровопролитие. Шарону пришлось оставить свой пост, хотя он не вышел из правительства, получив должность министра без портфеля.

Ливано-израильская война закончилась тем, что в мае 1983 года Иерусалим и официальный Бейрут провели переговоры о необходимости вывода из Ливана всех иностранных войск и заключили мирный договор. При этом Израиль свои войска не вывел и создал на юге широкую "зону безопасности". Сирия отвергла эти условия и заявила, что не может вывести свои войска, пока Южный Ливан оккупирован израильтянами. Палестинцы и шииты сочли мирный договор с Израилем изменой и капитуляцией и также услили нападения. Помочь фалангистам установить свой контроль над всей страной пытались межнациональные силы, в которых главную роль играли США, но после того как в октябре 1983 года в результате теракта погибли 240 американских морских пехотинцев, в феврале 1984 года Белый дом вывел свои войска из Ливана. Считается, что взрывы в американских и французских казармах (еще 58 погибших) устроила новая шиитская террористическая организация "Хизбалла", появившаяся в середине 1980-х годов при активной поддержке Сирии и Ирана как ответвление движения "Амаль", якобы недостаточно активно боровшегося против израильтян. В марте 1984 года, под давлением отрядов друзов Валида Джумблата, шиитских отрядов движения "Амаль" и сирийцев, разбивших части ливанской армии и захвативших западные районы Бейрута, президент Ливана, брат убитого Башира Амин Жемайель, вынужден был аннулировать мирный договор с Израилем. В самом Израиле также росло недовольство войной и оккупацией ливанской территории, где солдаты ЦАХАЛ постоянно подвергались нападениям палестинских и шиитских боевиков и несли потери. В июне 1985 года Израиль в одностороннем порядке вывел свои войска, передав узкую - от 10 до 25 километров - зону под контроль "Армии Южного Ливана" под командованием генерала Антуана Лахада.

После этого главную роль в ливанской политике стала играть Сирия. В сентябре 1985 года сирийские войска вошли в города Захла и Триполи. Вместе с шиитами из движения "Амаль", своим главным союзником в Ливане, сирийцы, стремившиеся поставить под свой контроль ООП, заставили ФАТХ вытеснить отряды Ясира Арафата из Северного Ливана и развернули "войну лагерей" - ряд акций против поселений палестинских беженцев, которым до 1988 года пришлось выдержать немало кровопролитных осад. Кроме того, Сирия спровоцировала раскол в рядах как ливанских правых, так и левых. Навязав командующему "Ливанских сил" Эли Хобейке договор о размещении сирийских войск в зоне его ответственности, Дамаск вынудил христианских генералов поднять бунт против Хобейки и поддержал последнего в его противостоянии с бывшими союзниками. В шиитском лагере усилились противоречия между "Амалем" и "Хизбаллой", в 1988 году дело дошло до кровопролитных вооруженных столкновений в Южном Ливане и в южных пригородах Бейрута, конец которым в 1990 году положила та же Сирия при участии Ирана.

Тем временем, после окончания в 1988 году полномочий Амина Жемайеля, в стране сложилась ситуация двоевластия: Жемайель, уходя с поста, назначил премьер-министром "переходного военного правительства" командующего ливанской армией генерала Мишеля Ауна, мусульмане поддержали действующего премьера Селима Хосса. В 1989 году возобновились боевые действия. Остановить их удалось после того, как три участника Лиги арабских государств - Алжир, Саудовская Аравия и Марокко, так называемый "Комитет трех" - разработал "Хартию национального согласия в Ливане" и собрал в саудовском городе Эль-Таиф большую часть членов ливанского парламента. Депутаты приняли хартию 22 октября 1989 года. Суть Таифских соглашений состояла в достижении компромисса между мусульманскими и христианскими общинами при фактической гегемонии Сирии. При этом христиане соглашались на проведение политических реформ, более равномерное распределение власти, уравнивание числа мест в парламенте между ними и мусульманами. Президентом страны должен был оставаться маронит. В ноябре им стал просирийский политик Рене Муавад, который через несколько дней после этого был убит. Его преемник, также сторонник сотрудничества с Сирией, христианин Ильяс Храури назначил премьером мусульманина Хосса.

Генерал Аун отказался признать Таифские соглашения, закрепился в президентском дворце в Бейруте и объявил Сирии "освободительную войну". Однако его силы были разгромлены, дворец - разбомблен сирийской авиацией, и в октябре 1990 года он прекратил сопротивление. Аун укрылся на территории французского посольства и впоследствии покинул страну.

По официальным данным, в период с 1975 по 1990 год погибли 94 тысячи гражданских лиц, 115 тысяч были ранены, 20 тысяч пропали без вести, 800 тысяч бежали из страны. Общий ущерб экономике Ливана оценивается в 6-12 миллиардов долларов США. При этом Таифские соглашения, формально положившие конец кровопролитию по всей стране, не устранили довоенные противоречия, еще более усилившиеся по трем причинам: после пятнадцатилетней войны экономика Ливана лежала в руинах, а различные политические силы были слишком разобщены длительной борьбой друг против друга; радикальная шиитская группировка "Хизбалла" не сложила оружия из-за необходимости, по заявлению ее лидеров, продолжать борьбу против израильтян, оккупировавших юг страны (в этом ее поддержали Сирия и Иран); Сирия по-прежнему стремилась играть на противоречиях, раздиравших Ливан, ради осуществления контроля над своим соседом.

В течение 1991-92 годов шло разоружение многочисленных мелких формирований по всей стране, после четырехдневных боев в июле 1991 года правительству удалось договориться с представителями ООП: палестинцы обязались сдать тяжелое оружие в обмен на права гражданства для 350 тысяч беженцев. После ряда широких волнений и забастовок, вызванных тяжелым экономическим положением в стране, правительство по согласованию с Сирией назначило новые выборы. В них впервые приняли участие шииты - представители "Амали" и "Хизбаллы" получили места в ливанском парламенте, в то время как большинство христианских политиков призвали своих избирателей к бойкоту. По итогам выборов правительство возглавил суннит Рафик Харири - миллиардер и промышленный магнат, сыгравший ведущую роль в послевоенном восстановлении Ливана. Президентом остался Храури, христиане-марониты и друзы вновь получили важные министерские посты, а шииты остались ни с чем и перешли в оппозицию. Поэтому уже в следующем, 1993 году "Хизбалла" при поддержке палестинцев развернула широкую серию нападений на "Армию Южного Ливана" и Израиль. В июле Израиль нанес авиаудар по базам боевиков, следствием чего стал широкий поток беженцев вглубь страны. Крупные налеты осуществлялись израильской авиацией в ответ на ракетные обстрелы боевиков и в последующие годы, а в 1996 году прошла наиболее масштабная акция под названием "Гроздья гнева", вызвавшая новую волну сотен тысяч беженцев из Южного Ливана. Огонь удалось остановить лишь после вмешательства Совета Безопасности ООН.

Кроме того, по всей стране время от времени прокатывались столкновения между отдельными группами, теракты, политические убийства. Положение кабинета Харири становилось все более шатким - правительственные кризисы и отставки высокопставленных чиновников следовали одни за другими, но положению окончательно рухнуть не давала Сирия, имевшая рычаги влияния на все политические круги Ливана. В 1996 году прошли вторые после окончания войны выборы, мало что изменившие в раскладе ливанских политических сил. Премьер Харири сумел остаться у власти, но ему по прежнему приходилось сталкиваться с массовым недовольством жителей страны и острой критикой со стороны оппозиции. В 1998 году закончился срок полномочий Храури, и парламент избрал новым президентом бывшего командующего армией Эмиля Лахуда, которого поддерживала Сирия. Между новым президентом и премьером развернулась острая борьба, которую премьер проиграл и был отстранен от власти. Новым руководителем кабинета стал суннит Хосс.

В это время в Южном Ливане усилились вылазки боевиков "Хизбаллы", которым с 1992 года руководил новый генеральный секретарь движения шейх Хасан Насралла, против израильтян. В 2000 году это привело к тому, что части ЦАХАЛа в одностроннем порядке покинули территорию Ливана. "Армия Южного Ливана" распалась, Лахад и его сторонники эмигрировали. Это событие в самом Ливане было преподнесено как победа сторонников Насраллы, который приобрел репутацию лидера национального ливанского сопротивления (хотя движение "Амаль" сохранилось, фактически оно перешло в полное подчинение Насраллы). Кроме того, "Хизбалла" действовала не только как партизанская армия, но и как политическая сила. Будучи слабо представлена в парламенте страны и не имея мест в правительстве, она укрепляла свой авторитет в Южном Ливане и долине Бекаа широкой благотворительной деятельностью (на деньги Ирана), учреждением школ, больниц, мечетей, детских приютов, даже судов, независимых от официальной судебной системы Ливана. У "Хизбаллы" появился собственный телеканал "Аль-Манар" и своя радиостанция "Аль-Нур". Насралла стремился приобретать сторонников не только среди шиитской бедноты, и поэтому отказался от наиболее радикальных положений исламского образа жизни - в результате его покровительством пользовались и его действия поддерживали все, недовольные израильской оккупацией Южного Ливана и действиями бейрутского правительства, вне зависимости от вероисповедания. Кроме того, "Хизбалла" занимала подчеркнуто просирийские позиции, называя сирийцев своими союзниками в борьбе против Израиля. Когда в 2000 году израильские части оставили Ливан, Насралла заявил, что его борьба не кончена - как потому, что в израильском плену остаются ливанские шииты и палестинцы, так и потому, что Израиль продолжает удерживать так называемые "фермы Шебаа", до 1967 года бывшие частью сирийских Голанских высот.

В 2000 году на выборах премьер Хосс потерпел поражение, и его пост вновь занял Харири. В Бейруте, на Севере, в Горном Ливане власть по-прежнему была в руках правых консерваторов из числа мусульман-суннитов, христиан-маронитов, друзов, на Юге и в долине Бекаа укреплялись позиции шиитского большинства. Харири прибегал к широким внешним заимствованиям, и вскоре Ливан накопил значительный государственный долг. При этом премьер-министр выступал за независимость своей страны от Сирии (хотя в иностранных интервью не раз говорил, что Сирия, как и "Хизбалла", защищает Ливан от израильской оккупации), он стремился дать ливанским студентам хорошее образование, проводил широкие социальные программы, старался снизить социальное неравенство, оказывал щедрую благотворительную помощь из собственных средств. Но противоречия продолжали раздирать политическую и экономическую жизнь страны. В 2004 году в ходе очередного политического кризиса, вызванного стремлением Сирии оставить на посту Лахуда, чей срок работы в должности президента вышел, Харири подал в отставку, а в феврале 2005 года погиб от рук неизвестных террористов.

Смерть Харири спровоцировала массовые волнения по всей стране; общественное мнение тут же приписало его убийство делу рук сирийских спецслужб, и против просирийского правительства, возглавляемого преемником Харири Омаром Карами, а также присутствия сирийских войск в Ливане вспыхнула волна протеста. На специальном совместном заседании правительства и парламента, собранном через две недели после гибели Харири, сторонники погибшего прямо обвинили в его смерти действующее правительство Ливана. Перед лицом новой гражданской войны Карами отступил - прямо на заседании он объявил о том, что кабинет уходит в отставку. Международное сообщество и Совбез ООН, за полгода до этих событий принявший резолюцию 1559, предписывавшую Сирии вывести свои войска из Ливана, а ливанской армии - разоружить "Хизбаллу", также потребовало от сирийского президента Башара Асада, сына скончавшегося в 2000 году Хафеза Асада, оставить Ливан. ООН инициировала международное расследование обстоятельств гибели Харири, которое возглавил представитель Германии Детлеф Мехлис. В результате в конце апреля 2005 года Сирия вывела из Ливана все свои войска. Наблюдатели назвали произошедшее в Ливане "кедровой революции" - по аналогии с "оранжевой революцией" на Украине, жителям которой, также благодаря выступлению широких масс и международной поддержке, удалось бескровным путем сменить власть. Давление на Сирию было продолжено, и в в конце октября 2005 года Собез ООН принял жесткую резолюцию, обязывающего режим Асада активнее сотрудничать с международным расследованием обстоятельств гибели Харири.

В Ливане в 2005 прошли новые выборы, на которых значительную часть голосов в парламенте страны получили шииты, так что блок "Хизбаллы" и "Амаля" впервые смог провести в кабинет двух своих министров. Впрочем, даже это не способствовало установлению политического равновесия в стране, где различные политические силы продолжали преследовать свои собственные цели. Шейх Насралла, не довольствуясь полученным представительством в ливанских органах власти, решился на новый выпад против израильтян в условиях, когда внимание западных стран было сосредоточено на его старых покровителях - Сирии и Иране, обвиненном Международным агентством по ядерной энергетике (МАГАТЭ) в незаконном осуществлении собственной ядерной программы.

После того как 25 июня 2006 года палестинские боевики в секторе Газа совершили нападение на израильский военный пост и похитили капрала Армии обороны Израиля, спровоцировав Иерусалим на жесткий силовой ответ, боевики "Хизбаллы" проделали то же самое на ливано-израильской границе. 12 июля в плену у них оказались сразу двое израильских военнослужащих. Правительство Эхуда Ольмерта, столкнувшись с опасностью затяжного внешне- и внутриполитического кризиса, прибегло к масштабной силовой операции, возобновив бомбардировки и артиллерийские обстрелы как Южного Ливана, так и Бейрута и долины Бекаа. На границе с Ливаном развернулась мощная группировка ЦАХАЛа, части израильского спецназа начали действовать на территории противника. Кабинет Ольмерта провозгласил, что ответственность за случившееся несет не только "Хизбалла", полному уничтожению инфраструктуры посвящена текущая операция, но и правительство Ливана, которое должно было, во исполнение резолюции СБ ООН № 1559, самостоятельно разоружить боевиков Насраллы. Такую же позицию заняли и США, не позволяя международному сообществу и СБ ОНН однозначно осудить Израиль за полномасштабную агрессию против суверенной страны и призвать его к немедленному прекращению огня. Ливанское правительство во главе с премьером Фуадом Синиорой, заявило, что не может нести ответственность за действия шиитских боевиков.

В ответ "Хизбалла" стала наносить массированные ракетные удары по территории северной части Израиля, причем количество выпущенных ракет и дальность их полета значительно превзошли ожидания израильтян. Через месяц после начала конфликта, количество жертв которого с обеих сторон уже перевалило за тысячу человек, стало ясно, что бомбардировками с воздуха Израиль скорее подорвет свою репутацию в глазах международной общественности, чем уничтожит "Хизбаллу". Вопрос теперь заключается в том, как далеко готов зайти ЦАХАЛ вглубь ливанской территории в поисках убежищ террористов - первые же столкновения с боевиками из "Хизбаллы" показали, что за последние шесть лет, которые прошли после вывода израильских войск из Ливана, те значительно лучше вооружились (предположительно, российским оружием, поступившим к ним из Сирии) и готовы нанести гораздо больший урон живой силе противника. Требование Израиля к ливанскому правительству разоружить "Хизбаллу" самостоятельно равносильно призыву к новой крупномасштабной гражданской войне в этой стране. Суннит Синиора и другие потенциальные сторонники Израиля, марониты и друзы, скорее всего решатся на это лишь при надежных гарантиях посторонней военной помощи. США и их союзники добиваются, чтобы в рамках миротворческой операции на юг Ливана был введен международный контингент под эгидой ООН, но насколько эффективно он сможет противостоять партизанским действиям боевиков из "Хизбаллы" - большой вопрос.



Если же помощь правительству Синиоры решит оказать Израиль, армия которого настроена на решительную войну с террористами, и, как это уже было в 1982 году, направит свои войска вглубь территории страны, например, в Бейрут, то в Ливан, скорее всего, снова вступит Сирия, что может привести к крупномасштабной региональной войне. В этой ситуации все решит позиция международной общественности, прежде всего США. В случае, если США решат поддержать Израиль и ливанское правительство вооруженным путем, события, учитывая значительно ухудшившиеся отношения Соединенных Штатов с арабским миром после войны в Ираке, прежде всего с Ираном и Сирией, а также противоречия, сложившиеся между США и странами ЕС по ряду вопросов ближневосточной политики, могут принять непредсказуемый оборот.

По материалам интернет-энциклопедии Кругосвет

Lenta.ru: Комментарии: http://lenta.ru/articles/2006/08/08/lebanon/
Обновлено 08.08.2006 в 13:06:48






База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница