Литература Общая характеристика подхода



страница6/11
Дата22.04.2016
Размер1.26 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

8. Некоторые наиболее часто упоминаемые функции языка


Ниже мы перечислим в алфавитном порядке и кратко охарактеризуем функции, наиболее часто упоминаемые в литературе, при этом мы не претендуем на полноту и исчерпывание. Это позволит нам изложить материал в следующем разделе. В скобках при этом мы ставим, где необходимо, термин на языке оригинала.

8.1. Апеллятивная функция (appellative function): выполняется, например, формами обращения [316, с.163]; основана на том, что «получатель» доступен отправителю в качестве адресата, а потому имеется возможность обратной связи с этим адресатом, что вызывает необходимость в учете (отправителем) фоновых знаний своего адресата [257, с.58].

8.2. Аргументационная функция (argumentative function): по [330], у аргументации имеется шесть разных функций: данные, вывод (содержание утверждения), обоснование, предварительные соображения, квалифицирование аргументации и условия, при которых допускаются исключения (rebuttal). Большая часть этих функций в реальном аргументирующем тексте обычно отсутствует [111, с.197], поэтому в рамках описания дискурса следует скорее говорить: а) о данных, б) об утверждении и привязанном к нему в) квалифицировании, а также г) об аргументативных функциях как семантических отношениях внутри текста, служащих цели доказательства или аргументирования, а именно: условие, импликация, каузальность, диагноз, уступка, целеполагание, следствие, сопоставление, поправка, контраст. Именно последними и ограничивается П.Майер в своем определении [251, с.104]: аргументативные функции – функции языковых выражений в тексте, указывающие на аргументативный статус конкретного фрагмента текста. Они составляют базовый уровень интерпретации для остальных иллокутивных функций, оперирующих в тексте, указывая на аргументативный статус презентации положения дел в тексте. Неудачно реализованные аргументативные функции могут помешать отстаиванию точки зрения, иногда даже скомпрометировать сам тезис.

8.3 Аффективная функция (affective function): обычно то же, что эмотивная функция, в противопоставлении когнитивной функции. [208, с.139]: все мировоззрения, будучи чувственно воспринимаемыми, покоятся на аффекциях, а понятия – на функциях. Однако метафоры служат как когнитивной, так и аффективной функциям [68, с.8], поскольку в силу своей расплывчатости вызывают эмоции, а не только представления.

8.4 Вокативная функция (vocative function): функция имен, используемых при привлечении внимания человека, к которому обращаются [236, с.217]; одна из базисных семиотических функций. Различие между референтным и вокативным употреблением имен и званий во многих языках систематизировано как различие между терминами референции и терминами адресования; например, в падежных системах неиндоевропейских языков.

8.5. Вторичная функция (secondary function; fonction secondaire): по [21, с.31]: «принадлежность формы к определенному классу (категории) определяется первичной функцией. Французские глаголы avoir и être являются глаголами, хотя и употребляются при определенных условиях как синсемантические элементы (il a dormi «он спал», il est venu»он пришел», il est jeune «он молодой»). В крайнем случае можно выделить специальный класс вспомогательных слов с двойной функцией, причем вторичная функция – это функция синсемантем. Исходя из аналогичной идеи, мы выделим особый класс конкретных падежей, занимающих промежуточное положение между наречиями (первичная функция) и грамматическими падежами (вторичная функция).»

Кроме того: «Конкретные падежи также имеют первичные и вторичные функции. Первичная их функция – наречное употребление; однако от наречий их отличает наличие вторичной функции, которя состоит в том, что падежное окончание, лишенное семантического значения, становится простым синтаксическим показателем. Это происходит в тех случаях, когда конкретный падеж употребляется глаголом со специальным значением. Достаточно обратиться к синтаксису любого индоевропейского языка, чтобы убедиться в том, что все конкретные падежи – и инструменталь, и аблатив, и локатив – могут после определенных глаголов становиться грамматическими». И далее: «Если грамматический падеж более централен, чем конкретный, то и конкретный падеж, употребленный во вторичной (синтаксической) функции, более централен, чем конкретный падеж в первичной (наречной) функции. Например, в potiri civitate armis «захватить город силой» (букв. «оружием») первий (управляемый) аблатив civitate более централен, чем второй (свободный) аблатив armis, имеющий инструментальное значение; отсюда (potiri civitate) armis. И, наконец, грамматический падеж, употребленный во вторичной (наречной) функции, периферийнее, чем тот же самый падеж в первичной функции, например Dies circiter XV (iter fecerunt) «Они проделали путь приблизительно за пятнадцать дней». Грамматикализация падежной формы сообщает ей центральное положение среди определяющих глагола; адвербиализация падежа, напротив, отбрасывает его на периферию глагольной группы» [22, с.188]. Позже Курылович пришел к следующему выводу: «значения или формы имеют первичную функцию в тех случаях, в которых максимально различаются, вторичную же там, где разница между ними частично исчезает» [23, с.248-249].

В работе 1961 г. разграничение проводится по линии «более широкая – более узкая зона употребления» [218, с.7]. В истории языка обычен случай, когда вторичная функция приобретает формальную независимость.

8.6. Выраженная функция (expressed function) = манифестированная (manifest function): по [337, с.9]выраженность в собственном смысле слова, сопровождает семиотические средства, функционирующие для прямого и как правило интенционального выражения эмотивности. Выраженная, или манифестированная функция в социологической концепции Мертона [298, с.11] является единственным предметом исследования; этой установке противостоит герменевтика Гадамера, в которой, как и в романтической герменевтике, ставится цель выявить даже невыраженные функции, заложенные только в замысле автора текста, – при попытке понять автора лучше, чем он сам себя понимал.

8.7. Грамматическая функция (grammatical function) Дж.Катц [209, с.113] различал три типа функций у членов предложения: грамматическую (подлежащее, сказуемое и т.п.), риторическую (данное – новое, топик – комментарий и т.п.) и семантческую (агенс, средство, результат и т.п.). В модифицированной падежной грамматике позже Ч.Филлмор [122, с.60-61] предложил переформулировать эти отношения в терминах перспективы предложения. Каждый глагол, идентифицирующий определенный аспект события, описываемого в предложении, навязывает определенную перспективу рассмотрения ситуации. Проявлением такого выбора точки зрения как раз и является выбор грамматических функций, соответствующих подлежащим и объектам исходной структуры предложения [122, с.72-74]. Так, если я хочу занять точку зрения продавца, я выберу глагол продавать, а заняв точку зрения покупателя, я использую глагол потратить и т.д.

Близкий подход был позже принят на вооружение в модели «управления и связывания» Н.Хомского [85], один из главных компонентов является теория тематических ролей – тета-ролей. Каждый глагол задает каждому своему семантическому аргументу некоторую тета-роль в соответствии с данными лексикона. На самом глубинном синтаксическом уровне (в D-структуре) поэтому прямо отражаются все функции и в «грамматике лексических функций» Дж.Брезнан [69, с.375] для объяснения анафорических отношений (критику см. [296, с.457]). (Сопоставление этих двух подходов – Н.Хомского и Дж.Брезнан – см. [350, с.639-669].) Эти и подобные подходы предназначены объяснить, почему предложения типа give John the book звучит естественно, а return John the book – нет [272, с.52]. Если воспользоваться «театрально-ролевой» коннотацией термина «функция», можем сказать, что естественно звучат предложения, в которых параметры роли действующих лиц в конкретном предложении соответствуют амплуа исполнителей.

8.8. Дейктическая функция (deictic function): ею обладают, в частности, указательные местоимения и наречия в так называемых «практических ситуациях», локализованных в конкретном пространстве и времени [235, с.61]. По [236, с.664], местоимения в огромном большинстве случаев употребляются именно в чисто дейктической функции, например: «Что ЭТО у тебя в руке?», когда нет смысла говорить о результате прономинализации как грамматического процесса замены одной из кореферентных составляющих на местоимение. Больший интерес представляет для грамматистов случай нечисто дейктической функции, когда, например [6, с.7], категория лица глаголов и местоимений как грамматический центр персональности полифункциональна и выполняет, среди прочего, «собственно семантическую дейктическую функцию соотнесения участников обозначаемой ситуации с участниками речевого акта (соотнесения как пересечения или непересечения)».

8.9. Десигнативная функция (designational function; Bezeichnungsfunktion): В «Энциклопедии» Гегеля, как показывает [190, с.399-400], имеется в виду именно эта функция, суть которой – то, что дух приписывает внешнее и одновременно идеальное существование тем представлениям, которые сам же выводит из образов своего мировоззрения.

8.10. Динамическая функция (dynamic function): по [130, с.158], индивид создает динамические функции в языке и в логике. Эти личностные функции динамичны в силу того, что, будучи связанными, они создают изменения, предопределяют путь познания личностью мира.

8.11. Дискурсная функция (discourse function; discursive function): функция, нацеленная на уместное употребление предложения в дискурсе [244, с.15]. Такую задачу решает, например, стратегическое расположение «темы» в предложении [215, с.326] (впрочем, когда считают темой первую составляющую предложения [165], лишают понятие темы такого функционального заряда). В терминах коммуникативного динамизма [128] можно сказать, что тема является элементом с минимальной дискурсной функцией (у Фирбаса: с наименьшей степенью коммуникативного динамизма), то есть оказывающей наименьшей влияние на развитие дискурса.

В «функциональном синтаксисе» С.Куно выделяются четыре дискурсные функции в предложении [214]: тема, контраст, исчерпывающее перечисление, нейтральное описание. Иногда [67, с.59] нейтральное описание (предложение, не опирающееся на предшествующий дискурс при выполнении своей функции) противопоставляют остальным.

По [188, с.703], главные части речи – имя существительное и глагол – являются универсальными лексикализациями таких прототипичных дискурсных функций, как «дискурсно-управляемый партиципант» (discourse-manipulable participant) и «сообщаемое событие» (reported event). Грамматики языков обычно относят к этим категориям единицы с морфосинтаксическими показателями, в зависимости от того, насколько они близки к своей прототипической функции.

8.12. Дискурсно-прагматическая функция (discourse pragmatic function): три больших группы таких функций выделяются по отношению к порядку слов [268, с.309]:

- статус, приписываемый информации,

- очень маркированные операции изменения отношений,

- членение дискурса.

Различные языки по-разному упорядочивают свой дискурс в этом отношении. Неудачи в упорядочении дискурсно-прагматических функций, несмотря на полную правильность в языковом отношении, вызывают замечания информантов, типа: «Я это понял, но мы так не говорим» [268, с.310].

Дискурсно-прагматические функции используются для установления референтов для используемых имен и словосочетаний. При интерпретации дискурса обычно номинальная интерпретация предложения, без домысливания, возможна без переосмысления пресуппозиций для предшествующих предложений; этот случай аналогичен тому, когда употребление определенного артикля интерпретируют как референцию говорящего к старой информации. Однако некоторые такие интерпретации опираются не на семантическими пресуппозиции, а на дискурсные функции; например, когда мы относим референт, упоминаемый говорящим, к определенному классу [118, с.164].

8.13. Знаковая функция (sign function): в глоссематике [12, с.306] имеет место между выражением и содержанием знака и характеризуется как «солидарность» [12, с.307]. По Гадамеру [138, с.159], символ обладает знаковой функцией, если указывает на социальную или религиозную соотнесенность разных людей; причем этот символ тогда является не просто знаком, он не только указывает на такую соотнесенность, но даже може ее конституировать. Иногда термин «знаковая функция» употребляется как синоним терминов «репрезентация» и «семиологическая функция» [32, с.239]. Как указывает Н.Д.Арутюнова, «в языке могут быть выделены монофункциональные знаки, осуществляющие либо только идентифицирующую (имена собственные, дейктические слова), либо только предикатную функцию (нереферентные слова) и бифункциональные знаки, способные играть любую из этих ролей. Семантика этих последних приспособлена и к тому, чтобы называть, и к тому, чтобы обозначать» [1, с.329].

8.14. Идеационная функция (ideational function): обладая этой функцией [166, c.143], язык служит выражению «содержания» – то есть, опыта человека (носителя языка) в реальном мире, включая сюда внутренний мир его собственного сознания. Эту идеационную функцию можно переопределить и в поведенческих, и в чисто понятийных терминах. Выполняя эту функцию, язык одновременно структурирует опыт и помогает определять свой взгляд на вещи (ср. также [78, с.27-28]. Синонимы для названия этой же функции: репрезентационная, когнитивная, семантическая, фактически-понятийная и экспериенциальная [166, c.146]. Примером идеационной функции является транзитивность [166, c.148].

8.15. Иконическая функция (iconic function): По [43, с.9], фонологические правила, помимо фонетической функции, имеют еще и иконическую [304, с.111]: создают дистрибутивную репрезентацию парадигматических отношений, определяющих множество фонем. В итоге парадигма предстает в диаграмматическом виде, что я называется иконической функцией правил. То же можно сказать и о других видах правил.

8.16. Иллокутивная функция (illocutionary function): функция, выполняемая высказыванием как некоторым типом речевого акта – как иллокутивным актом, например, [74, с.277]. В отличие от перлокутивной функции, ориентированной на внешние последствия речевого акта, иллокутивная функция нацелена на внутренние последствия [265, с.123]. По [227, с.104], можно выделить четыре типа иллокутивных функций, в зависимости от того, как они связаны с социальной целью установления и поддержания ровных отношений между людьми:

- конкуренция, когда иллокутивная цель конкурирует с социальной целью, например: приказ, вопрос, просьба;

- совпадение, когда иллокутивная цель совпадает с социальной ролью, например: предлагание, приглашение, приветствие, благодарение, поздравление;

- сотрудничество, когда иллокутивная цель безразлична по отношению к социальной цели, например: утверждение, сообщение, объявление, инструкция;

- конфликт, когда иллокутивная цель находится в конфликте с социальной целью, например: угроза, обвинение, проклятие, упрек.

Из них первые два существенно связаны с вежливостью.

По [251, с.102], иллокутивная функция в тексте – то, что отвечает на вопрос «How to do things with texts» (как добиваться своих целей с помощью текстов). С помощью таких функций уже воспринятые фрагменты текста переинтерпретируются. stiftet. Выделяются [251, с.104] три крупных класса иллокутивных функций в тексте: семантико-топиковые, каузальные и аргументативные.

В отличие от интерактивных функций, иллокутивные можно перифразировать с помощью перформативного глагола [288, с.11]. Различаются инициативная (нацеленная на то, чтобы вызвать реакцию у собеседника) и реактивная иллокутивные функции [288, с.25], каждая со своими условиями совместной встречаемости [253, с.136-146]. Каждое достижение договоренности (négociation) состоит из трех фаз: инициатива говорящего, реакция собеседника и оценивающее действие говорящего. Каждая такая фаза называется интервенцией. Иллокутивной функцией тогда можно назвать то, что связывает между собой эти интервенции [287, с.189-190].

8.17. Имагинативная функция (imaginative function): по [168, с.17], функция создания «как бы», когда действительность как бы (вос)создается, а не зеркально (как было бы в случае репрезентационной функции) отражается.

8.18. Индексальная функция (indexical function): По [311, с.175], функция, противопоставленная целевой функции языка. Аналитически задаваемые индексальные функции общи для фрагментов языковой формы, являясь индексами для некоторых элементов, выделяемых в контекстных параметрах.

8.19. Инструментальная функция (instrumental function) языка обычно [236, с.130] – базисная, примитивная функция высказываний (у бихевиористов – функция специального типа стимулов, mands [312]), позволяющая говорящему сделать так, чтобы кто-либо сделал нечто для него. В системной грамматике Халлидея инструментальная функция, или «функция типа Я хочу« – употребление языка для удовлетворения материальных нужд. По [14, с.228]: «Общность единиц речи и мысли состоит в том, что они имеют единую дискретную основу, обеспечиваемую языком. […]дискретные операции языка осуществляются на едином материале – «внешнем мире», или мире действительности, что приводит к тому, что у единиц мысли и у единиц речи оказывается одно и то же содержание. Но далее включается функциональное различие мысли и языка. Соответственно с этим происходит и дифференциация «инструментальных функций знака», которых, следовательно, оказывается две […] одна «инструментальная функция знака» заключается в том, что он является средством познания, а другая – в том, что он является средством общения. Эти функциональные различия знака приводят к тому, что в обоих указанных видах его применения используется разный синтаксис и разная синтаксическая «техника». В первом случае (знак – средство познания) мы имеем дело с единой общечеловеческой физиологической и психологической основой, в результате чего синтаксис мышления стоит над национальными разграничениями. Но он, разумеется, имеет различные индивидуальные градации в отношении своего совершенства, обусловленные степенью культурности, профессией, личной одаренностью. Во втором случае (знак – средство общения) приходится подчиняться кодексу строгих правил, условно принимаемых в целях обеспечения всеобщей удобопонимаемости.» Итак, две инструментальные функции языка: когнитивная и коммуникативная.

8.20. Интеракциональная функция (interactional function; interactive function): по [168, с.17], в отличие от регулятивной функции «делай, как я тебе говорю», интеракциональная функция – функция типа «я и ты» (включая – в детском общении – «я и мама»). При устном рассказе интеракциональная и коммуникативная функции разграничиваются [278, с.290] (хотя при этом не отрицается, что общение, или коммуникация, является разновидностью интеракции [276], [277]). А именно, интерактивные функции реализуются посредством формы рассказа как одной из множества форм презентации положения вещей. По [288, с.27] в отличие от иллокутивных функций, интерактивные не могут перифразироваться с помощью перформативного глагола; так, ср. justifier (приводить доводы) и vérifier (верифицировать), с одной стороны, и remercier (выражать благодарность) и informer (сообщать), с другой.

8.21. Категориальная функция (categorial function; categorization function; category function): Л.Ельмслев в поздней своей работе [184, с.92] считал, что типология языков исследует, как функционируют категории в разных языках, то есть, занимается категориальными функциями.

Когнитивная лингвистика предполагает, что мир не отражен в языке объективно: у языка есть функция категоризации, или категориальная функция (categorization function), навязывающая миру некоторую структуру, а не просто отражающая «объективную реальность» [140, с.8]. А именно, язык есть способ организации знаний, отражающий потребности, интересы и опыт индивидов и культур. Исследование категориальной функции лексикона издавна привлекает большее внимание, чем аналогичная функция грамматических конструкций, поскольку ее легче исследовать [140, с.8]. В наибольшей степени на этой последней проблеме сконцентрировано внимание когнитивной грамматики Р.Лангаккера, а также «конструкционная грамматика» Ч.Филлмора [125], см. также [145]. Категоризирующая функция языковых единиц исследуется под тремя углами зрения [140, с.9-10]:

- внутренняя структура категорий, взятых каждая отдельно, главным образом, в терминах теории прототипов [326] (библиографический обзор см. [237]);

- более крупные концептные структуры, комбинирующие несколько отдельных категорий в связную ментальную модель. Это исследование проводится в разных направлениях; особенно распространено рассмотрение метафор [327], а именно, анализируются «обобщенные метафоры» в смысле работ [221], [222], [323], а также в фреймовой семантике [124]. В культурологических исследованиях рамки рассмотрение расширяются, и предлагаются «культурные» модели типа [94], [212], которые часто имеют динамический характер; например, динамичной является концепция ментальных пространств [119], описывающая, как ментальные модели – «временные конструкты» – строятся по ходу дискурсу;

- отношения между формой и значением исследуются с точки зрения общего направления мотивации, скажем, формы иконичности; так, на языковые формы смотрят как на более или менее прямые реализации передаваемого сообщения [161].

8.22. Когнитивная функция (cognitive function; Erkenntnisfunktion, kognitive Funktion; fonction cognitive): или точнее, «когнитивные функции» – общее название для совокупности процессов и способностей внимания, восприятия, усвоения, сохранения и вспоминания знаний, а также формирования понятий и мышления [306, с.134].

Еще Э.Гуссерль в «Логических исследованиях» различал символическую и когнитивную функции значения (symbolische Funktion der Bedeutung und ihre Erkenntnisfunktion) [192, с.32], причем проникновение в суть значения он связывал именно с когнитивной функцией E.Husserl 1913a, с.46]. Под когнитивной лингвистикой понимают сегодня исследование языка в его когнитивной функции, где «когнитивность» относится к главенствующей роли промежуточных информационных структур (бытующих в нашей ментальности), когда мы сталкиваемся с миром. Фокус внимания когнитивной лингвистики, в отличие от когнитивной психологии, находится на языке как средстве организации, обработки и передачи этой информации, как хранилище знаний о мире, как структурированном собрании значимых категорий, позволяющих нам обрабатывать новые впечатления и хранить информацию о старых [140, с.8], ср. также [18]. В психологическом смысле когнитивная функция состоит в том, чтобы «обозначать словами (или знаками) не только вещи воспринимаемого мира, фиксируя их в памяти, но и результаты мышления, которые связываются при помощи названий в единое целое» [16, c.13].

Когнитивной функцией обладают как речь в целом, так и ее фрагменты. Эта функция обладает объединяющим, интегрирующим началом при интерпретации дискурса. Так, когнитивная функция повествования (narrative) – не в том, чтобы просто как-нибудь соотнести события, изложенные в некоторой последовательности, а в том, чтобы [252, с.198] представить все такие соотношения как единое целое, обладающее когерентностью и приносящее эстетическое и эмоциональное удовлетворение; в историческом же повествовании ко всему добавляется требование правдивости.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница