Лингвостилистические особенности речевых характеристик героев сказочных анималистических текстов



Скачать 61.01 Kb.
Дата08.05.2016
Размер61.01 Kb.
ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЕРОЕВ СКАЗОЧНЫХ АНИМАЛИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

Гришучкова И.Б., ст. преподаватель

Ставропольский государственный университет

Доступ к личности героя осуществляется через её продукцию – текст (как часть социального и психологического пространства) и дискурс (вербальный компонент которого представлен набором индивидуальных особенностей использования грамматических и синтаксических конструкций, индивидуальным лексиконом, словоупотреблением, дистрибуцией). Можно утверждать, что каждый дискурс, являясь миром продуцирующего его героя-животного, раскрывает в анималистических сказочных текстах его психологическую природу, индивидуальные особенности личности и ее речевого поведения. Речевая характеристика героя позволяет увидеть характер и психологию самого героя, и отношение к нему автора.

Словарь лингвистических терминов дает следующее определение объекта нашего исследования: «Речевая характеристика – это подбор особых для каждого действующего лица литературного произведения слов и выражений как средство художественного изображения персонажей» (5, 514).

Задача данной статьи – установить особенности речевого поведения героев-животных, символизирующих определенные типы человеческих характеров. Мы предприняли попытку суммировать все полученные данные о характеристиках героев и создали следующее описание.



      1. Как показало исследование, речевое поведение героев анималистических сказок складывается из трёх лексических ярусов:

      2. 1) элементы общеразговорные, назначение которых – создать эффект достоверности, устного общения;

      3. 2) элементы социально-групповые и территориальные, определяющие статусное положение героя, его происхождение;

      4. 3) элементы, создающие неповторимую индивидуальность речевой системы конкретного персонажа.

Маркером устного общения может служить использование разговорных выражений в речи персонажей: «Stir your stumps, Toad, and look lively!» «А ну-ка взбодрись и пошевеливайся, Тоуд» (6, 146), которые не нарушают общепринятых норм литературного языка.

Речь героев является непосредственным отражением их характерологических особенностей. Можно отметить, что один и тот же персонаж в разных ситуациях может говорить по-разному. Ярким примером является в этом отношении речь медведя Балу. В ситуациях общения с Шер Ханом, Багирой или Акелой он употребляет сложные синтаксические структуры и инвертированное построение предложений для акцентуации функциональной перспективы предложения и подчёркивания социальной позиции слушателей: «Better he should be bruised from head to foot by me who love him than that he should come to harm through ignorance» «Лучше пусть он будет исцарапан с головы до ног мною, который любит его, чем пострадает когда-нибудь от своего невежества» (3, 35).

Однако, в процессе общения с волками стаи, с Маугли и другими животными Балу использует простые предложения, повторы, большое количество междометий, чтобы показать свое социальное равенство с ними: «It is nothing, it is nothing if you are safe, oh, my pride of all little frogs«Это ничего, это пустяки, лишь бы ты был невредим, о Лягушонок, гордость моя» (3, 54).

Вместе с тем, в речи персонажа зачастую переплетаются самые разнообразные лексические слагаемые, отражающие разные стороны его жизни, личностной и социальной психологии. Наряду с социальной принадлежностью в речи героев анималистических сказок проявляется этническая принадлежность и возрастные характеристики, как это наблюдается в следующем контексте:



- I don’t see any sense in it – said Rabbit.

-No, – remarked Winnie-the-Pooh shyly.- There isn’t it in here, but it was going to be here when I began to speak. Just something happened with it on its way here.

Не вижу в этом большого смысла, сказал Кролик.



- Нет, сказал Пух скромно, его тут нет. Но он собирался тут быть, когда я начинал говорить. Очевидно, с ним что-то случилось по дороге (7, 35).

В приведенном контексте Винни-Пух не понимает сути слова «смысл» и рассуждает о нём как об одушевлённом объекте. Такое речевое поведение можно расценить как показатель юного возраста и проявление необразованности и вместе с тем пытливости.

Спорадически встречаются и диалектные элементы, в частности, появление гласного звука перед глагольной формой: «Here, come on, do, well all a-waiting» «Иди, куда ты запропастился, мы тебя все дожидаемся» (6, 61). Использование диалектизмов характеризует персонажей также с точки зрения их принадлежности к определенной социальной группе: «One, two, three, four, five, six leetle rabbitssaid mr. McGregor as he dropped them into his sack – «Один, два, три, четыре, пять, шесть маленьких крольчат» приговаривал мистер Мак-Грегор, укладывая малышей в мешок. Диалектное слово «leetle» маркирует речь отрицательного персонажа мистера Мак-Грегора (1, 206).

Индивидуальный речевой стиль персонажа характеризуется наличием пословиц, иронических выражений, прецедентных текстов (рекламные тексты, песни, кинотексты, загадки), уменьшительно-ласкательных суффиксов, «стилистических регистров» языка в зависимости от коммуникативных целей (крылатые выражения, фразеологизмы, афоризмы, разговорная лексика, книжная лексика, стилистически нейтральная лексика) (4, 99). Наиболее ярко индивидуальный характер речевой системы персонажа проявляется в следующем отрывке: «Toad Hall is an eligible self-contained gentlemen’s residence, very unique dating in part from the fourteenth century, but replete with every modern convenience. Up-to-date sanitation…» – «Тоуд-Холл – это очень подходящее резиденция для джентльмена, там есть абсолютно все необходимое, это уникальное имение, оно частично восходит к четырнадцатому веку, но снабжено всеми современными удобствами. Современный санузел…», в котором речь мистера Жаба выдержана в стиле рекламного проспекта, что и вызывает ответную реплику его собеседницы: «Bless the animalI dont want to take it» – «Да будет тебе. Я же не собираюсь его у тебя покупать» (6, 88). Использование прецедентных текстов зависит от ряда факторов: степени близости собеседников в социальном и психологическом плане, характера коммуникативной ситуации, общности знания. Отметим, что прецедентные тексты закономерно связаны с прагматическим уровнем языковой личности, на котором выявляются цели и мотивы речевого поведения (2, 26).

В произведении, ориентированном на детскую аудиторию, особую роль выполняет эмоциональный план, подчеркивающий в оценочном ключе важность происходящих событий или явлений, дорогих объектов (дом, природа). Например, в монологе Выдры наблюдается плавный переход к поэтическому языку, когда речь заходит об описании зимнего леса. Поэтический план описания природы превалирует в рассказах-воспоминаниях Крыса-странника и ласточек. Однако персонаж барсука несловоохотлив, он злоупотребляет нравоучениями и нотациями, что находит свое отражение в частом употреблении поговорок и клише: «and we must all live and let live» – «Надо ведь жить и давать жить другим» (6, 50), «It takes all sorts to make a world» – «Разнообразие и создает мир» (6, 50). Наиболее интересным в прагматическом плане является речевой портрет мистера Жаба, отражающий переход от полного уныния к безудержному хвастовству. Именно гибкость и экспрессивность языка подчеркивает истинный артистизм, с которым мистер Жаба всякий раз принимается играть свою новую роль (6, 326).

Речевое поведение персонажей по-особому организует художественную действительность произведения. Речь героев дифференцирована и может меняться в зависимости от того, с кем он говорит. Индивидуализация языка героев-животных служит одновременно средством их типизации, с помощью которой раскрывается специфика лингвокультурного образа персонажа, обладающего определенным социальным статусом, складом ума, выявляются индивидуальный жизненный опыт, культура и образ мышления.

В заключение отметим, что прагматически релевантным и очевидным является наличие авторской интенции при создании характера персонажей. Иными словами, герои-животные выполняют определенную функцию обозначения в произведении реального человека и проносят через всю повесть его отличительные, в том числе и речевые черты и предпочтения.

____________________________________



  1. Английская литературная сказка XIX-XX вв. / Сост. Н. Будур. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 409 с.

  2. Гончарова Е.А. Пути лингвостилистического выражения категорий автор – персонаж в художественном тексте. – Томск, 1984. – 148 с.

  3. Киплинг Р. Книга джунглей. – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2006. – 352 с.

  4. Миллер A.A. К проблеме классификации нестандартной лексики современного английского языка. // Русское и зарубежное языкознание Алма-Ата, 1971. - №4 - С. 14-21.

  5. Розенталь, Д. Э. Словарь-справочник лингвистических терминов: Пособие для учителей / Д. Э. Розенталь, М. А. Теленкова : 2-е изд. Испр. и доп. – М. : Просвещение, 1976. – 543 с.

  6. Kennet Grahame The wind in the willows. – M.: Progress Publishers, 2006. – 519 p.

  7. Milne A. The world of Winnie-the-pooh poems. – M., Raduga Publishers, 1983. – 446 p.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница