Ленинградский район краснодарского края в период оккупации 08. 1942 02. 1943)



Скачать 91.29 Kb.
Дата19.11.2016
Размер91.29 Kb.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ РАЙОН КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ В ПЕРИОД ОККУПАЦИИ
(6.08.1942-4.02.1943)


Потерпев неудачу под Москвой, немцы решили нанести новый удар на Юге СССР. Их манила нефть Кавказа, сталь, необходимая в «войне моторов». Для организации обороны Северного Кавказа Ставка направила маршала С. М. Буденного (который побывал и в станице Ленинградской). Буденный организовал оборону бездарно, и немцы захватили Северный Кавказ за считанные недели, несмотря на героическое сопротивление РККА. Правда, Вермахту удалось достичь перевеса в живой силе в 1,4 раза, в танках в 10, в авиации в 8, в артиллерии в 2 раза. 2 августа 1942 года казаки 17-го кавалерийского казачьего корпуса генерала Кириченко, в котором было немало уманских уроженцев, приняли первый бой со 101-й горно-стрелковой дивизией Вермахта и двумя полками войск СС из группировки Э. Фон Клейста (17 армия) под станицей Кущевской. Благодаря героизму казаков врага удалось остановить на 4 дня. Противник потерял в живой силе 3000 человек, 5 танков, орудия и минометы. За этот бой 17 корпус переименовали в 4 гвардейский. Однако по немецким данным в этот период боев 101-я дивизия потеряла 6 человек убитыми и 13 человек ранеными. (Weinmann, W. Die 101. Jaeger-Division. Offenburg, 1966.).

Но все же противник продолжал стремительно наступать. При отходе РККА в хуторе Белом Ленинградского района мобилизовали около 100 мужчин и отправили в Краснодар, но до места приписки к воинской части они не добрались, поскольку были уничтожены почти все в колонне по пути следования. На Ленинградском призывном пункте призывники (3876 человек) после немецкой бомбежки разбежались. Уполномоченные крайвоенкомата и сотрудники НКВД, присланные для проверки, не застали ни районных организаций, ни сотрудников военкомата, ни собранных для отвода призываемых военнообязанных. (Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. Рассекреченные материалы. Сб. документов. – т.1, Краснодар,2000. – сс.362-363.). Уходя из Ленинградской, бойцы РККА сожгли архивы, взорвали телеграф, почту, железнодорожную станцию (хотя какое стратегическое значение имели зал ожидания и ж.д. касса?), зато оставили немцам целые склады боеприпасов в бывших арсеналах Уманского полкового округа. Лихие мальчишки начали таскать оттуда патроны ведрами, позже полицаи ходили по домам и отбирали их. Еще в первую эвакуацию в ноябре 1941 г. в районе из 18 колхозов подняли скот только 13 колхозов. Из совхозов было направлено на Тихорецкий и Краснодарский мясокомбинаты 8115 голов свиней. (Указ. Соч. – с.143). Заврайоно Г.Д. Долгов сумел раздобыть для эвакуации станичного детдома №31 трактор «Сталинец» с тремя прицепами, но выйти из окружения не сумел. Немцы завернули колонну с детьми возле Усть-Лабинской. (Н. Фатеева. Родом из детдома. // Степные зори № 149.- 10.12.2005.).Утро 6 августа 1942 года в станице началось с бомбежки, после которой в населенный пункт вошли оккупанты: румыны и немцы. Они установили свой порядок: всем станичникам выдали специальные паспорта, ввели комендантский час, начали формировать полицейскую часть из местного населения ГЕМА (гемайнде). Отдельные подразделения для несения конной патрульной службы на улицах станицы сформировали из казачат-подростков.

Станице и главным ее улицам вернули исторические названия. Немалая часть населения встретила немцев хорошо, что удивительно, так как в 1933 году из Уманской было выселено до 80 процентов населения. Еще не забыли голод, раскулачивание, уничтожение казаков как социального слоя, разрушения церквей и гонения за веру. Немцы в порядке эксперимента создали на севере Кубани из Ленинградского и прилегающих к нему районов особую зону казачьего самоуправления внутри восстановленного Ейского отдела – 1-й Показательный Уманский отдел или по-немецки VERSUCHGEBIET. Главными особенностями которого «должны были стать полное отсутствие германской администрации и разрешение местному населению на установление полного самоуправления. Казаки должны были получить культурную, образовательную, религиозную свободы, вводилось выборное атаманское правление, колхозы подлежали расформированию. По получении одобрения от генерала Вагнера (генерал-квартирмейстер Генерального штаба) 1 октября 1942 года округ (1-й Показательный Уманский отдел) начал функционировать. Первоначально он включал шесть районов с населением примерно 160 тысяч человек (Dallin A. German rule in Russia 1941-1945:A study of occupation policies..c.300;Newland S. Cossacks in the German army 1941-1945.p. 129) Приказ о начале эксперимента был составлен и подписан без ведома Восточного министерства и СС. Поэтому, как только Шикеданц (ближайший соратник Розенберга) узнал о «первом автономном штате с собственным суверенитетом» на Востоке, он немедленно потребовал разъяснений. Поэтому уже на первом совещании в ОКХ Шикеданц сообщил, что все слухи о Казачьей республике «крайне непроверенные». По всей видимости, он просто не поверил в произошедшее. Когда же все опасения Восточного министерства подтвердились, Шикеданц попробовал опротестовать принятое решение, аргументируя это тем, что вопрос был решен армией без консультаций с другими заинтересованными инстанциями…5 ноября генерал-квартирмейстер Вагнер окончательно одобрил создание «Казачьего автономного округа». Структура «государственного» управления в округе была тщательно продумана и отвечала всем вековым требованиям казачьих институтов власти. Низшим уровнем административного деления была станица, во главе которой стоял выборный атаман. Станицы объединялись в районы (всего 6), каждый из которых также возглавлялся выборным атаманом. Венчал пирамиду власти так называемый «верховный атаман», который назначался на эту должность немецким полевым командованием. Ко всему прочему, каждый атаман, независимо от своей значимости, имел некое подобие кабинета министров – совет старейшин, в свою очередь избиравшихся на станичном или районном круге. В соответствии с немецкой концепцией автономного округа все атаманы подчинялись в первую очередь своему верховному атаману, а не германскому командованию. Верховный атаман имел двух помощников, которые держали в своих руках все нити управления. В их компетенции находились следующие вопросы: организация полиции из местных жителей, финансы, сельское хозяйство и животноводство, здравоохранение, образование, культура, строительство дорог. Главной же задачей назначенного немцами атамана было формирование из местного населения небольших отрядов самообороны. К концу 1942 года под командованием верховного атамана уже находились три казачьих сотни. Еще три тысячи казаков в любой момент были готовы выступить против большевиков с оружием в руках. Всего же, по подсчетам немецких кураторов, «Казачий округ» вполне мог создать и содержать армию в 75 тысяч штыков. На зиму 1242/1943 гг. была запланирована подготовка первых 25 тысяч казачьих добровольцев для немецкой армии» (П. Крикунов. Казаки между Гитлером и Сталиным. Крестовый поход против большевизма. – М.,2005. – сс.260-263.). Организация автономного казачьего управления (1-го Уманского Показательного отдела) на оккупированных немцами территориях наряду с Локотской республикой на орловщине представляет из себя своего рода уникальное явление в истории Великой Отечественной войны. Были назначены атаманы отдела и станицы, был создан институт агрономов (управляющих). С самого начала до конца оккупации выпускалась газета «Уманец» на оборудовании и расходных материалах, брошенных при отступлении РККА в станице. В Уманской начала работать Тайная полевая полиция, выискивая диверсантов, коммунистов и евреев. Это была армейская полицейская структура в составе Абвера, целью которой было установление первоначального порядка на оккупированных территориях. В 1942 году ее функции перешли к СД. На Юге СССР также действовала айнзатцгруппа «Д» (руководители Олендорф и Биркамп): по Кубани, Донбасу, Кавказу. Айнзатцгруппа включала в себя зондеркоманды 10 (а), 10 (б), 11(а) и 11 (б), 12 и проводила политику массового террора по отношению к населению оккупированных территорий, активно используя при этом пособников из числа советских граждан. В станице Ленинградской местными полицейскими под руководством полковника фон Кольнера, комиссара Тайной полевой полиции капитана Ганса Шмота, обер-лейтенанта Эмиля и офицеров разведки Резерта, Жоржа и Гильдебранда было уничтожено в общей сложности 47 человек. Так, 24 октября 1942 года расстреляли 8 человек, в том числе: Сылка Анастасию Константиновну, Воролинского Зиновия Марковича, Полянского Бориса Шаевича, его жену и дочь. 22 января 1943 г. расстреляли 21 человека. Некоторых опознать не удалось при эксгумации (ЛРГА.Ф.1). Кроме того, оккупантами проводилась политика ограбления экономических ресурсов района. «Грабежи и разрушения поощрялись и санкционировались сельхозкомендантом района Фридрихом Бартельсом и его заместителями Вильгельмом Эверсом и Гансом Шмотом, а во многих случаях совершались по их прямому указанию» (ЛРГА.Ф.1).

Таким образом, Ленинградскому району был нанесен значительный экономический ущерб. Общие убытки района составили 114000000 рублей. Разрушено и повреждено построек на 415800 рублей, с/х инвентаря на 904013 р., посева и урожая на 19055279 р., 29 га садов, скота и птицы на 11360014 р., продуктов, запасов, семян на 3209167 р., сожгли и угнали в Германию 3658 голов КРС, 1242 овцы, 19793 свиньи, 1650 лошадей, 20000 разной птицы, увезли колхозно-совхозного зерна более 500000 пудов; общий ущерб школам и педучилищу составил 700000 рублей.

Надо заметить, что оккупационные власти в некоторых случаях помогали местному населению. Были удовлетворены прошения некоторых матерей семейств о передаче им коров из колхозного фонда для прокорма детей, хотя мужья многих из них были солдатами РККА. Впоследствии советская власть коров у них отобрала.

Наибольшую активность проявили русские полицейские Смирнов И. И., Ушкань (после ухода немцев, его поймали и расстреляли), Богомолов (сын уманского купца, после войны пойман в Ростове-на-Дону и расстрелян), офицер-переводчик Классин Д. И.

Атаманом 1 Уманского Показательного отдела был назначен Трофим Сидорович Горб.



Уроженец Староминской, бывший атаман данной станицы, бывший член Кубанской Рады, в 1930-е годы его, считавшегося середняком, раскулачили. Поэтому при приходе немцев он встретил их одним из первых. Как отмечали советские органы еще в 1928 году: «Горб пользуется в станице большой популярностью, вся его идеология склонна поддерживать кулацкие интересы» (ЦДНИРО. Ф. 5.01., д. 185, л. 17.).

В период оккупации в Ленинградском районе действовали партизаны. По заданию Южного штаба партизанского движения в район забросили группу сопротивления. Существовал и маленький отряд из местных жителей под названием «Область Кубани». Однако крупных боевых действий партизаны не вели. Это было сопряжено с рядом трудностей:

  1. сложность партизанской войны в зимних условиях степной местности;

  2. спешность отступления РККА и недостаточная подготовленность диверсионных групп ввиду этого;

  3. поддержка частью населения немецкой власти и антикоммунистические настроения этой части.

Партизанской группой руководил М. Бойко, комиссаром ее был Алексей Фомич Ступников. В группу также входили Иван Фирсович Кущ, Евгения Алексеевна Быкова, Агафья Михайловна Кузьменко, Владимир Погосов и другие.

Отряд действовал на территории района, но имел небольшую подпольную организацию в станице. Главной задачей было распространение сводок Совинформбюро, советских газет, листовок. К удачным акциям партизан можно отнести ликвидацию старосты, уничтожение расстрельных списков, спасение колхозного скота от вывоза в Германию и советских военнопленных у станицы Крыловской (часть из них влилась в отряд), в хуторе Андрющенском - захват немецкого обоза с оружием. В самой станице под видом сапожника работал связным у подпольщиков Федот Давидович Донец. Его кто-то выдал, но на допросах он держался стойко. Донца расстреляли в районе Дубовой Рощи. (Б. Сальников. Непокоренные// Степные зори. –27.06.1991).

После Сталинградской битвы немцы начали отступать и 2 января 1943 года генерал Эвальд фон Клейст подписал приказ об образовании Кавказского Штаба эвакуации беженцев во главе с полевым комендантом города Пятигорска генералом Мержинским. Часть казачьего населения нашей станицы решила уйти вместе с немцами, не ожидая ничего хорошего от Советской власти.

20 января 1943 года в Уманскую спешно прибыл полковник фон Кольнер и собрал всех станичных атаманов Севера Кубани, начальников казачьей полиции, районных агрономов на совещание 1 Уманского Показательного отдела, которое состоялось уже на следующий день. Полковник объявил всем собравшимся о желании немцев оставить Кубань и предложил желающим отступать с ними казаками помощь в эвакуации. Вахмистру Т. С. Горбу он вручил атаманскую булаву. Это как бы констатировало факт признания немцами Горба как исполняющего обязанности Кубанского войскового атамана. Войскового старшину И. И. Саломаху назначили походным атаманом Кубанского казачьего войска.

26 января 1943 года командующий группой армии «Зюд А» фон Клейст прибыл в станицу Каневскую и написал письма Т. С. Горбу и И. И. Саломахе с предложением ускорить организацию эвакуации казачьих беженцев Севера Кубани. Начиная с 21 января казаки-беженцы целыми семьями стали уходить из Уманской в направлении Азова; 25 января начали переправу через замерзшее Азовское море (90 км по льду) на Таганрог. Наконец, дойдя до с. Ново-Спасского в районе Бердянска из беженцев были выделены боеспособные казаки и 20.02.1943 года был сформирован 1 Кубанский казачий полк в составе 960 человек. Среди них было немало уманцев. Командиром полка назначили войскового старшину И. И. Саломаху, адъютантом – сотника Павлоградского (оба уманцы). В дальнейшем часть станичников влилась в беженский Казачий Стан, а часть вошла в состав 1 Казачьей кавалерийской дивизии Вермахта (по немецкой терминологии 1-й инонациональной кавалерийской дивизии). В 1944 году 1 Казачья дивизия влилась в состав сформированного XV Казачьего кавалерийского корпуса СС. В корпусе из уманцев наибольшее влияние имел майор Вермахта Чепига, бывший белоэмигрант. Он командовал 2 дивизионом 2 кавалерийского полка 1 кавдивизии и был награжден орденом Железного Креста 2 класса в 1944 и 1 класса в 1945 годах и, вероятно, «Орденом для Восточных народов» нескольких степеней с мечами. В дальнейшем уманцы вместе с казаками Стана и XV Казачьего корпуса были выданы англичанами Сталину в Лиенце (Австрия) и почти все погибли в лагерях НКВД.

А Ленинградский район был освобожден 4 февраля 1943 года бойцами 417 Сивашской дивизии. На этом период оккупации закончился.

Источники:

I. Документы:

1. Акт от 11.05.1944 г. ЛРГА. Ф.1.,оп. 1., д. 2а, л. д. 42, 42 об.

  1. Беседа с Т. С. Горбом. ЦДНИРО. ф. 5.01, д., 185. л. 17.

  2. ЛРИКМ (// Кировец от 8.10.1944).

  3. ЛРГА. ф. 1, оп. 1. д. 2а. л. 4.

II. Периодика:

  1. Быкова Е.А. Операция в совхозе «Звезда» // Степные зори.- № 109.-
    10.09.1998.


  2. Данильченко Л., Свиридова Г. М. Головы не склонили // Степные зори.- № 101.- 22.08.1998.

  3. Дубовая Л. Мужество проявили казаки // Степные зори.- № 94.-.
    5.08.1999.


  4. Ленивов А. К. Под казачьим знаменем в 1943-45 гг. // Кубанец (США).

  5. Михайлов В. Память о них жива // Степные зори.- № 55.- 8.05.1999.

  6. Свиридова Г. М. Нельзя забыть // Степные зори.- № 12.- 31.01.1998.

В. Беловолов,



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница