Лекция век просвещения (XVIII в.) Общая характеристика



Скачать 377.37 Kb.
страница1/2
Дата28.10.2016
Размер377.37 Kb.
  1   2



В ПОМОЩЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ

л. е. ГРИНИН


ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛГИЯ И ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ: ОЧЕРКИ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ОТ ДРЕВНОСТИ
ДО СЕРЕДИНЫ
XIX ВЕКА*

Лекция 8. ВЕК ПРОСВЕЩЕНИЯ (XVIII в.)

Общая характеристика

XVIII в., как известно, получил название века Просвещения, поскольку философы надеялись с помощью разума и знаний изменить мир. Идеи философов XVII в. оказали очень сильное влияние на просветителей и во многом предопределили успехи философии истории века Просвещения. В XVIII в. в развитии исторической и общественной мысли во многом продолжалась работа, начатая


в XVII в. Вот почему в смысле проблематики, общих парадигм и подходов XVII и XVIII вв. имеют очень много общего. Но, разумеется, эти общие черты проявлялись с разной силой и разной
значимостью1. Многие проблемы, только намеченные в работах XVII в., в XVIII в. получают мощное и порой совсем новое звучание. То, что в XVII в. было второстепенным, в XVIII становилось очень важным. Но, конечно, XVIII в. имеет и большое своеобразие по сравнению с XVII.

Общие для XVIIXVIII вв. идеи и подходы во взглядах на общество:

  1. Это время господства рациональности, когда все начинает измеряться с точки зрения соответствия рациональному (которое приравнивается к прогрессивному и правильному). Все нерациональное отвергается.

  2. Распространено стремление найти универсальные и вечные законы общества, но при этом идея общественной закономерности трактовалась преимущественно механистически или антропологически (то есть исходя из абстрактной неизменной природы человека вообще).

  3. Распространен механистический взгляд на общество как на некий агрегат индивидов (а не как на систему или социальный организм). В XVIII в. этот взгляд перерос в убеждение в безграничных возможностях рационального (в том числе революционного) переустройства мира и общества.

Общие для XVII–XVIII вв. идеи и подходы во взглядах на историю:

1) Историю рассматривали прежде всего как средство влияния на общество и воспитания граждан.

2) Параллельное сосуществование и антагонизм между философским и археографическим направлением исторической мысли, то есть между философией истории, недостаточно опиравшейся на факты, и новой основанной на использовании научных методов историографией, однако далекой от теории (см. лекцию 7).

3) Представление об истории в ряду других областей знания у философов было двойственным: хотя постепенно формировались взгляды на историю как на науку, однако в статусе полноценной науки ей отказывали. Даже самые крупные мыслители полагали, что возможности реконструкции прошлого очень ограниченны, поэтому все исторические данные недостоверны2.

4) Продолжались как процессы секуляризации исторической мысли (особенно мощно в XVIII в.), так и отход от преклонения перед авторитетом античной древности.

5) Недостаточное развитие или даже отсутствие историзма во взглядах на важнейшие проблемы. Как рационалисты XVII в., так и просветители не смогли увидеть в исторических процессах органическое, вытекающее из предшествующего состояния развитие.


В частности, не историческим, а чисто рационалистическим было отношение к средним векам как ко времени только невежества и упадка.

Различия и достижения

1. Расширение научной основы обществознания. Естественно-научной основой философских взглядов на общество XVIII в., помимо механики, физики и математики, также становятся медицина, физиология и биология. Если мыслители XVII в. уподобляли общественные законы законам движения простых физических тел, то просветители, объясняя мотивы общественного поведения людей, использовали достижения медицины и физиологии.

2. Гораздо больший интерес к истории со стороны философов, чем в XVII в. Это обеспечивало своеобразную моду на изучение истории. Мотивами служили не только морально-дидакти-ческие, но и идейно-политические цели, поскольку знания о прошлом сделались важным фактором политической борьбы.

3. Превращение истории в философскую историю, способную стать историей развития человеческого разума и культуры.

4. Формирование философии истории, которая практически отсутствовала ранее, и ее специфических проблем.

5. Пересмотр предмета, тематики и проблематики истории. Она по замыслу просветителей должна предстать не как история королей и героев, войн и мятежей, а как история культуры и цивилизации.

6. Намного более активная идейная борьба с религиозным и сословным мировоззрением, чем в XVII в. Мыслители XVII в. больше старались развести религиозные и научные проблемы, нежели опровергали теологию. В течение XVIII в. просветители наносили существующему порядку, говоря словами Д. Писарева, удар за ударом.

7. Гораздо более широкая аудитория читателей, соответственно более сильное влияние на общество, что в свою очередь способствовало усилению критической составляющей в трудах.

8. Новый взгляд на государство и власть, взаимоотношения народа и государства. Если политические философы XVII в. (такие как Гоббс или Локк) с помощью своих теорий стремились
оправдать (объяснить) правомерность сложившегося порядка и убедить в необходимости подчинения государству, то французские и американские идеологи Просвещения (Т. Джефферсон, Т. Пейн
и даже в известной мере Б. Франклин) идеями разделения властей, естественных прав человека и народа прямо или косвенно подготавливали революцию3.

9. Одной из важных становится и проблема социального неравенства, которая в будущем перерастет в важнейшую тему философии истории и социальных учений.

Ж.-Ж. Руссо в своем трактате «О причинах неравенства», ссылаясь на Дж. Локка, развил концепцию, согласно которой возникновение государства и права было вызвано появлением частной соб­ственности на средства производства и связанного с нею имуще­ственного и социального неравенства4. «Политическое тело» –


государство, утверждал Ж.-Ж. Руссо, являлось не более чем хитроумным изобретением богатых, кото­рые обманом навязали его бедным и эксплуатируемым, чтобы уберечь свои богатства от покушения с их стороны и держать их под своим постоянным контролем. Хотя эта концепция не основывалась на исследовании конкретно-исторического матери­ала, носила чисто умозрительный характер и даже сам ее ав­тор оговаривался, что считает ее не более чем гипотезой, тем не менее она вскоре получила широкое распространение и стала при­ниматься многими за аксиому, а впоследствии в несколько измененном виде была унаследована марксизмом (см.: Илюшечкин 1996: гл. 1).

Слабые стороны философско-исторических взглядов просветителей5

  1. Недостаточность историзма, порой его отсутствие, непонимание того, что каждое явление надо рассматривать с точки зрения его начала, процесса становления и развития6. Это вело к примитивизации причин и следствий, многие процессы и трагедии объяснялись только невежеством или ошибками. Просветители, в частности, рассматривали мифы, религии, религиозные чувства главным образом как результат невежества, глупости, прямого обмана и надувательства, поэтому они не могли правильно понять исторической роли религиозных движений, пророков, в целом религии в различные периоды (например, в средние века)7.

  2. Преувеличение роли рациональности в жизни общества препятствовало правильному понимаю законов его функционирования. Для просветителей главным казалось разоблачение глупости и невежества, что открывало бы возможности для движения по пути прогресса и разума, тогда как в обществе как системе неизбежен сплав положительных и отрицательных качеств, изменение одного может вести к изменению многих других. Неудивительно, что после десятилетий критики религии французские революционеры вынуждены были взамен католичества вводить новую религию (культ Верховного существа, Разума и т. п.).

  3. Преобладание полемичности над истиной. Политические и полемические страсти часто ослепляли мыслителей этой эпохи. Кроме того, по выражению Гегеля, просветители были одержимы «тщеславием образованности». Поэтому увлечение критикой и высотами философских обобщений часто приводило к нигилизму в отношении духовного наследия прошлого (особенно связанного с религиозной стороной развития)8. Говоря словами Б. Кроче, просветители смотрели на прошлое с отвращением и насмешкой, лишний раз поражаясь его безобразию (Кроче 1998: 148).

4. Недостаточно строгое отношение к исторической точности. Философская история исходила из того, что идея важнее факта, кроме того, по выражению Косминского, в просветителе публицист нередко преобладал над историком (Косминский 1963: 184). Поэтому просветители часто пользовались одним источником, когда имелось несколько, просто подбирали факты, которые им больше подходили, и т. п.9 Этим грешили самые крупные авторитеты, такие как Вольтер, Руссо, Монтескьё и др.

РАЗВИТИЕ ВЗГЛЯДОВ НА ИСТОРИЮ

Философская история. Идеи о том, что назначение истории – просвещать, воспитывать и учить людей и общество, можно найти у многих просветителей, как французских (Вольтер, Тюрго, Монтескьё и др.), так и английских (Болингброк), немецких (Гердер, Шиллер, Лессинг), российских (Новиков, Радищев) и т. д.10

Однако назначение истории было не только в том, чтобы учить публику и просвещать ее. Этим занимались еще античная историография и гуманисты. Нужно было выяснить законы природы человека. А эти законы можно было понять, только исследовав людей в разные эпохи и в разных обществах, чтобы найти общее в них и разобраться с тем, каким образом, несмотря на все исторические коллизии, говоря словами Тюрго, чело­веческий род оставался всегда неизменным в своих потрясениях. Философская история также представала как наука идеологическая в национальных масштабах11.



Фактически возникает синтез двух парадигм: истории как полезной наставницы, с одной стороны, и истории как базиса для философско-теоретического осмысления развития человечества –
с другой12. Поэтому в отличие от XVI и XVII вв., где история скорее выступала как наука политическая, в XVIII в. история все больше предстает как философская история, способная помочь открыть законы природы человека и соответственно им влиять на развитие общества13. Согласно Вольтеру, задача историка заключается не в простом собирании фактов и изложении событий, но в их критическом осмыслении с точки зрения разума, то есть в создании «философской истории»14. Болингброк рассматривает историю как
«философское воспитание опытом прошлого». Поэтому важнейшей задачей философа становилось, используя выражение Тюрго, приведение в стройный систематический порядок той бесформенной массы исторических сведений и анекдотов, которая имелась15.

Изменения в подходах к истории

1. Широкий подход. Фактически просветители рассматривали историю как часть широкой науки о человеке (включавшей логику, грамматику, педагогику, филологию, этику и т. п.), то есть своего рода антропологию16. Например, такой подход имел место в большом предисловии Д’Аламбера к знаменитой «Энциклопедии», где дается классификация наук. Программа поиска и использования прошлого опыта для построения универсальной науки о природе человека и исторического развития общества нашла многих приверженцев среди французских философов. Это существенно развивало философию и теорию истории, а также заложило фундамент идей, которые разрабатывались в последующие века, и привело к целому ряду положительных следствий (хотя одновременно давало основание просветителям не всегда строго относиться к фактам).

2. Просветитель как обществовед и историк в одном лице. Необходимость придать порядок историческим сведениям привела к тому, что ряд просветителей, таких как Вольтер, Тюрго, Юм, Гиббон, Робертсон, Ломоносов и др. совмещали в себе философов истории и историков, что при взгляде на историю как на философскую историю было вполне разумно.

В отличие от мыслителей XVII в., которые мало занимались конкретной историей либо не достигали на этом поприще заметных успехов, философы истории XVIII в. часто становились крупными историками и социологами.



3. История действительно становится всемирной. Необходимость понять человеческую природу требовала сведений о народах разных стран и эпох, от дикарей до современного цивилизованного западного человека. Поэтому история становилась всемирной, хотя из-за скудости сведений достоверность фактов о не-европейских обществах оставляла желать много лучшего. Просветителями были созданы опыты универсальной всемирной истории, они обращались к истории Азии и Америки, изучали античность, средние века и новое время. Особенно заметно вырос интерес к истории Индии, в связи с чем нельзя не упомянуть труд историка
Г. Рейналя (1713–1796) «Философ­ская и политическая история о заведениях и коммерции европейцев в обеих Индиях» (1770)17.
В конце XVIII в. создается уже историческое общество в Индии. Значительно способствовал расширению горизонтов всемирной истории Вольтер, в частности его «Опыт о нравах и духе народов»18. Он стремился на доступном ему материале воссоздать историю не только стран Европы, но и Индии, Китая, Персии, арабских и других стран. Просветители также разрабатывали национальную историю европейских государств19.

4. Пересмотр задач и расширение тематики истории. Просветители предложили новое понимание самого предмета и задач исторической науки. Для философского ума важным может быть все, соответственно и философская история не считает главным для истории только деяния королей и героев. Просветители отвергли в качестве единственного объекта изучения политическую историю. Мало того, они нередко противопоставляли историю королей и народных масс, считая последнюю более важной20.

Если прогресс заключается в разуме, развитии искусства, науки, нравов и просвещения, то и история должна описывать процесс становления этих сторон человеческой деятельности. Для просветителей история – это прежде всего история цивилизации (само это слово появляется именно в эту эпоху). История должна стать историей культуры, охватывающей все стороны жизни общества, включить в себя историю науки, просвещения, литературы, хозяйства, религии, нравов, народонаселения. Вольтер говорил, что историк должен уделять пристальное внимание обычаям, законам, нравам, торговле, финансам, сельскому хозяйству, населению. Шиллер включал в предмет историографии историю искусства, религии, экономики и т. д. Для ряда исследователей, особенно английских и шотландских, характерен интерес к истории промышленности, торговли, технических усовершенствований. Такое расширение тематики и проблематики истории было огромной заслугой Просвещения.



5. История как орудие идейной борьбы. Просветители, как было сказано, с помощью истории хотели доказать неразумность феодального средневекового порядка, ложность церковной идеологии, необходимость перемен в современном обществе. Даже английская мысль, в целом отличавшаяся политической умеренностью, дала в трудах своих выдающихся представителей У. Робертсона и Э. Гиббона обстоятельное освещение с антиклерикальных
и антифеодальных позиций важных периодов поздней античной и средневековой истории21.

Другие течения истории. Развитие научной историографии. Параллельно с философской историей шло развитие собственно историографии22. Историки-эрудиты развивали методы критики и продолжали собирать источники, накопили массив знаний о прошлом; возникали все новые общества эрудитов в разных странах. М. А. Барг пишет (1987: 322–323): «С неслыханной ранее энергией, целеустремленностью и трудолюбием антиквары занялись разысканием, собиранием, упорядочением и публикацией документальной базы исторической науки. Наличие последней должно
было в перспективе исключить рабскую зависимость историка от исторической (литературной) традиции. Труд историка, как и антиквара, должен был наконец стать уделом одного и того же лица – знатока документов, их критического исследователя и исторического писателя». Таким образом, творчество эрудитов, антикваров, других ученых, добывающих факты, способствовало подготовке превращения истории в науку с собственными методами. Однако если философская история характеризовалась недостаточно строгим отношением к фактам и источникам, то эрудиты в теоретическом плане редко поднимались выше накопленной ими базы данных.

Большой вклад в развитие научной историографии внесли немецкие историки, поскольку с эпохой просвещения в Германии тесно связано стремление превратить историю в самостоятельную научную дисциплину (это соответствовало началу формирования национального самосознания). Центром этих начинаний был Гёттингенский университет, в котором возникла гёттингенская школа. Один из ее представителей И. К. Гаттерер (1727–1799) внес важный вклад в постановку задач и организацию исторического исследования. Превращение истории в самостоятельную дисциплину он связывал с решением четырех задач: 1) точное определение предмета исследования; 2) развитие адекватной реальности теории исторического познания; 3) разработка общих методов исторического познания; 4) создание специализированных учреждений. Крупнейшим представителем гёттингенской школы был А. Л. Шлёцер (1735–1809). Главным предметом исследований Шлёцера оставалось государство, которое он рассматривал как наиболее эффективное орудие прогресса23.



ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ ВЕКА ПРОСВЕЩЕНИЯ

Появление философии истории поставило целый ряд ее специфических проблем в качестве самостоятельных и важных, особенно это касалось проблемы направленности развития (прогресса) и законов истории (проблемы движущих сил и темпов развития, общего и особенного в развитии разных обществ и другие были выражены слабее). Разумеется, философская история и философия истории очень часто выступают как нераздельные занятия, но для целей этой работы, конечно, есть смысл их разделить.



Природа человека как основа для понимания законов истории. Одной из наиболее популярных в период Просвещения тем была тема единой человеческой природы, что способствовало поиску универсальных законов, вытекающих из этих общих для человеческого рода качеств24. В частности, эти вопросы поднимаются в трудах Болингброка и Юма, Монтескьё и Руссо, Вико и Гердера, Кондорсе и Вольтера, Тюрго и Канта и др. В целом категория человеческой природы трактовалась как изначально заданная человеку на все времена. И задача просвещения в этом смысле заключалась в том, чтобы открыть эту изначальную сущность и показать ее людям25.

Природа человека и задачи истории. Поскольку природа человека признавалась единой, не зависящей от расовых и исторических особенностей, просветители в этой связи выдвинули идею создания всеобщей истории человечества, исходящей из признания единства судеб человеческого рода. Однако это потребовало проиллюстрировать идеи всех эпох и истории всех народов, в связи с чем стал намечаться принцип сравнительного изучения истории всех народов (Вольтер, Гердер). Такие подходы повышали статус истории, открывали поле исследования для философии истории, но одновременно ограничивали возможности использовать принцип историзма (см. далее лекцию 9)26.

Многообразие выводов об историческом процессе и устройстве общества. Однако в отличие от единообразно формулируемых законов природы вопрос о том, в чем заключается единство человеческой природы и какие следствия для общества отсюда вытекают, решался разными мыслителями по-разному. В частности, по-разному виделась направленность развития истории (прогресс, регресс, круговорот), общие стадии развития обществ, в их концепциях можно увидеть не только однолинейность, но и намеки на многолинейность (например, у Гердера). В соответствии с пониманием природы людей они формулировали и представления о наилучшем устройстве общества. Одни философы видели идеал общества в коммунизме (Морелли, Мабли), другие – в индивидуальной свободе (например, авторы статей «Энциклопедии» Жокур и др.). Одни считали частную собственность основой всех бед людей (Руссо, Мабли), другие полагали, что лучшее общество то, в котором все собственники (американские просветители, Руссо27). Отметим, что идея о единстве природы человека неизбежно ставила вопрос, почему при единой природе людей столь разнообразны государственные формы и порядки.

Проблеме смены политических форм просветители, как и их античные предшественники, придавали большое значение. Они полагали, что смена политических форм дает ключ к пониманию сути исторического развития. Поэтому они старались систематизировать данные, относящиеся к этим формам, определить порядок чередования последних и выяс­нить, чем именно обусловливается их смена. Вико объяснял смену форм законом циклического развития, Барнав – устареванием законов и отношений в связи с развитием общества. Исходя из этого он также рассматривал революции как закономерные этапы развития28. Вольтер, Гольбах и другие подчеркивали роль выдающихся законодателей и правителей. О взглядах Монтескьё см. ниже.

Движущие силы истории. Чаще всего движущими силами человеческой истории просветители считали разум, просвещение, реформаторскую деятельность правителей, а тормозом развития – невежество, предрассудки, суеверие, религиозный фанатизм, ошибки и прямой обман. В какой-то мере тут угадывается представление о единстве и борьбе противоположностей: просветители показывают, что прогресс человечества совершается в тяжелой борьбе этих двух начал. Виднейший представитель философии истории в Германии И. Г. Гердер развивал идеи закономерности
исторического развития, характеризующегося противоречивостью, но идущего к высшему состоянию – гуманности. Движущим началом исторического прогресса Гердер считал культуру, в которой, по его мнению, воплощаются заложенные в людях подлинно человеческие, гуманные свойства.

Важную роль просветители придавали также естественным стремлениям и «интересам» людей, их страстям и идеям. Афоризм П. Гольбаха: «Мнения правят миром» – хорошо выражает такой подход. Также встречаются (например, у Тюрго, Кондорсе, представителей шотландской школы) идеи о важной роли таких факторов, как развитие промышленности, торговли, изобретений и иных материальных движущих сил. Но в целом первичной движущей силой обычно признавался разум.

В известной мере исключением тут выступала теория Шарля Монтескьё (1689–1755), которая объясняла различия в нравах, государственном устройстве и развитии обществ особенностями географической среды. В перечень важных факторов, формирующих характер народа и государства, он включал почвы, ландшафт, размер территории и др. Жаркий климат и высокое плодородие почв, по мнению Монтескьё, способствуют развитию лени, что в свою очередь приводит к формированию деспотизма как формы прав­ления. Неплодородная же почва и умеренный климат формируют стремление к свободе. Монтескьё прав, указывая на некоторые очевидные взаимосвязи и соотношения (корреляции), например между размерами общества и формой правления. В самом деле, республика скорее сложится на небольшой территории, а деспотия – на большой, чем наоборот. Но формы правления меняются быстрее, чем природные условия (в XIX в. республики складываются и в крупных государствах), а значит, теория требует изменения. Основной недостаток теории Монтескьё, как и его предшественников в этом смысле (античных авторов и Ж. Бодена), заключался в попытках найти прямые (и инвариантные) формы воздействия природы (климата, территории) на общество и людей.

Поднятая Монтескьё проблема была развита А. Барнавом (1761–1793), политиком, одним из самых интересных и глубоких французских мыслителей века Просвещения. Его идеи, к сожалению, остались современникам неизвестными, так как его произведения были опубликованы только через 50 лет после смерти автора на эшафоте. Барнав развивал, говоря сегодняшним языком, теорию факторов исторического развития, включая технологический, экономический и демографический факторы. Его подходы во многом предвосхищали историзм XIX в. По определению В. П. Илюшечкина, воззрения А. Барнава можно назвать географическо-эконо-мическим материализмом. Вслед за Монтескьё он считал, что первейшим среди таких факторов является географическая среда.


Однако он сделал во взглядах шаг вперед, поскольку в отличие от Монтескьё полагал, что влияние географической среды на жизнь людей проявляется главным образом не через психику, а через их хозяйственную деятельность. Он едва ли не первым отметил, что географическая среда может ускорить или замедлить переход на новый уровень развития, в частности от земледельческой к промышленной стадии развития.
  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница