Лекция Современное состояние теории адсорбции



Скачать 229.18 Kb.
Дата05.05.2016
Размер229.18 Kb.
Лекция 6. Современное состояние теории адсорбции

Рассмотрена роль и влияние современных численных методов на развитие теории и практики адсорбции, методы адсорбционного компью-терного эксперимента на основе молекулярной динамики и метода Монте Карло, новые результаты, подходы и тенденции.

6.1. Введение. Все рассмотренные в предыдущих главах модели изотерм адсорбции, разработанные в предкомпьютерную эпоху, базировались на простейших допущениях о характере межмолекулярного взаимодействия и усредненных его характеристиках, позволяющих получать уравнения, содер-жащие, как правило, всего 2-3 константы (т.к. уже введение 3-ей константы приводило к существенным осложнениям). На таком простейшем и доступ-ном без-ЭВМ счете основаны уравнения Ленгмюра, БЭТ, Хилла-де Бура, ТОЗМ и другие, где для преодоления вычислительных осложнений неизбеж-но вводились допущения об однородности поверхности или потенциала микропор. Но появление ЭВМ, их распространение и доступность радикально изменили возможности как теории, так и практики адсорбции.

Уже современная форма ТОЗМ дополнительно включает функции рас-пределения микропор по размерам, правда, заранее постулируемые. Но это только начало. Теперь можно уже не постулировать заранее распределение типов микропор или участков поверхности с разным потенциалом, а прямо рассчитывать это распределение из экспериментальных данных. Для этого изотерма рассматривается как результат адсорбционных процессов, которые осуществляются одновременно на местах разного типа ( и, соответственно, с разной интенсивностью). Такая изотерма, т.е. экспериментальная зависи-мость (Р) представляется в виде суммы ( или интеграла ) типа

(Р) = i (P) f(U) dU (6.1)

где f(U) - искомая плотность распределения участков поверхности и/или пор с разными параметрами, в качестве которых выбирается, например, размер пор, потенциал взаимодействия с поверхностью и т.д.. Далее составляется система уравнений, в которой индивидуальная изотерма i(P) для каждого локального участка типа i описывается, например, уравнением Ленгмюра, Хилла-де Бура или ТОЗМ со своим значением параметра Ui. Число участков, на которые разбивается объем микропор или поверхность пористого тела, равно числу экспериментальных точек на изотерме, т.е. числу уравнений. Общая методология решения такой системы уравнений в вычислительной математике отработана и продолжает интенсивно развиваться - это типовая задача оптимизации функции большого числа переменных. Все определяется совершенством доступной ЭВМ и используемой программы. Результата таких вычислений - искомая функция f(U) или интегральная функция распределения F(U) в виде



F(U) = f(U)dU (6.2)

выражающая распределение типов мест в рамках использованной модели адсорбции (Ленгмюра, Хилла-де Бура, ТОЗМ и т.д.). Но с современной точки зрения и этот подход является эмпирическим и неоднозначным, т.к. одна и та же изотерма адсорбции может быть успешно обработана в рамках разных моделей, во всех случаях могут быть получены удовлетворительно описы-вающие эксперимент функции f(U) или F(U), но это будут разные функции. В ряде случаев для выявления однозначности аналогично могут быть рассчи-таны дифференциальные и интегральные теплоты адсорбции в зависимости от степени заполнения, сопоставление которых с экспериментом ужесточит отбор, далее могут быть также сопоставлены результаты расчета и экспери-мента, проведенного при разных температурах и/или измерений с разными адсорбатами, что еще более сократит число возможных вариантов и т.д. Но проведение такого объема экспериментальных измерений для каждого адсорбента при отсутствии гарантии получения в итоге однозначного ответа, особенно при необходимости проведения массовых исследований большого числа адсорбентов представляется мало реальным, по крайней мере в настоящее время. Появление быстродействующих ЭВМ открыло альтерна-тивный способ решения этой проблемы, который представляется более рациональным. Это путь прямого расчета потенциала адсорбционного взаимодействия на основе суммирования парных потенциалов. В конечном итоге - это путь сочетания обычного физико-химического эксперимента (далее для краткости - ФЭ) с численным экспериментом (ЧЭ), который прово-дится на ЭВМ.



6.2. Соотношение между численным и физическим экспериментом (по [1]).

Преимущество численных экспериментов (ЧЭ) перед обычными физи-ческими экспериментами (ФЭ) - в своеобразной "стерильности", т.е. возмож-ности получения точных решений, строго соответствующих заданным исход-ным условиям. На результаты ФЭ практически всегда влияют дополнитель-ные неучтенные параметры, погрешности приборов, неоднородность исполь-зуемых образцов и т.д. В ЧЭ все эти дополнительные помехи отсутствуют. Правда, вместо них возникают чисто вычислительные проблемы сходимости, множественности решений и поиска глобального минимума многоэкстремаль-ных функций и т.д., но все эти проблемы решаются методами вычис-лительной математики, которые быстро совершенствуются. Поэтому ЧЭ в принципе позволяет проверять различные теоретические моделей и особенно ценен при решении различных многопараметрических задач.

Результаты ЧЭ могут не совпадать с результатами ФЭ, и если это не связано с погрешностями физических измерений, то свидетельствуют о несо-вершенстве исходной модели, величин использованных параметров и т.д. В этом случае необходимо вернуться к исходной модели и ввести необходимые коррективы. После согласования компьютерной модели (КМ) с ФЭ, ее разнос-тороннего апробирования, КМ может быть использована для проведения дальнейших ЧЭ, которые по достоверности могут быть эквивалентны обычным ФЭ, но позволяют исследовать условия, мало доступные для ФЭ, например, из-за чрезвычайно больших затрат времени, дорогостоящего оборудования и просто физической недоступности.

Cовременный компьютерный эксперимент также зачастую обходится дорого, т.к. требует высококачественных ЭВМ, значительных затрат времени как на составление программного обеспечениям, так и сами вычисления. В адсорбционном численном эксперименте (АЧЭ) для получения достаточно корректных результатов обычно учитывают взаимодействие 103 -104 молекул, а время, необходимое для таких расчетов, обычно пропорционально квадрату числа учитываемых молекул. В результате даже при современном уровне быстродействия наиболее совершенных ЭВМ проведение АЧЭ такого рода требуют значительных затрат дорогостоящего машинного времени, и высокой квалификации специалистов. Но современный физический адсорбционный эксперимент тоже не дешев. Так, автоматизированная современная установка фирменного изготовления для измерения изотерм адсорбции газов типа ASAP-2400 стоит около 200 000$, современный автоматизированный ртутный поромер - около 100 000$. Адсорбционные установки, которые не произво-дятся серийно, еще дороже.



6.3. Методология адсорбционного численного эксперимента (АЧЭ).

Перечислим возможные цели АЧЭ [1] :

1. Проверка и уточение существующих теорий, развитие молекулярно-статистической теории с расчетом констант взаимодействия, уточнением молекулярных механизмов и термодинамических параметров;

2. Создание аппроксимационных теорий и моделей с более простой мето-дологией расчетов, и, соответственно, более доступных для повседневной практики, практические расчеты на основе таких упрощенных моделей;

3. Решение задач, где физический эксперимент или слишком дорог или невозможен на существующем оборудовании или при существующем уровне техники.

Очевидно, что по мере развития методологии численных экспериментов и самой компьютерной техники роль АЧЭ должна возрастать, и уже сегодня развитие теории и практики адсорбции без использования ЭВМ немыслимо.

Общая принципиальная схема разработки компьютерной модели и ее использования показана в табл. 6.1 (по [1]).

Таблица 6.1.



Схема разработки компьютерной модели

Модель молекулы Модель поверхности и

адсорбата структуры адсорбента

Модельные потенциалы взаимодействия

адсорбат- адсорбент и адсорбат- адсорбат

Компьютерный эксперимент  Создание аппроксимаци-

молекулярная статистика онной теории

и термодинамика



Точные результаты на Сопоставление с существу-

модели  ющими теориями и их

 проверка

Корректировка модели при  Корректировка теории



сопоставлении с физическим

экспериментом

Разработка начинается с задания модели молекулы адсорбата, модели поверхности и структуры адсорбента, а далее - модельных потенциалов взаимодействия. На основе такой совокупной модели проводятся АЧЭ, базиру-ющиеся, с одной стороны, на достижениях современных численных методов, включая ЭВМ, их возможности, современной методологии или технологии расчетов, и одновременно, на достижения статистической физики и термоди-намики.

Полученные в рамках компьютерной модели точные результаты сопос-тавляются с результатами ФЭ для оценки адекватности модели реальной ситуации. На этом этапе модель, как правило, корректируется, при этом она может быть полностью отброшена или требует лишь уточнений отдельных параметров. В последнем случае корректность параметров проверяется на их соответствие физико - химической сущности, согласуется с результатами дру-гих физико-химических измерений. Далее следствия из модельных предска-заний проверяются на достаточно обширном массиве разносторонних экспери-ментальных данных. Модель, выдержавшая такие испытания, достаточно надежна и теперь может использоваться для получения новых данных, эквивалентных результатам ФЭ.



6.4. Модель поверхности и объема адсорбента, молекулы адсорбата.

Поверхность адсорбента в численных экспериментах обычно задается в виде решетки или ячеек. Простейшие решеточные модели представляют поверхность как совокупность адсорбционных центров, на каждом из кото-рых может адсорбироваться одна молекула, в результате каждый центр может находиться в одном из двух состояний - он “свободен” или “занят”. Центры могут быть одинаковыми или разными, в первом случае это решеточная модель однородной поверхности, во втором - неоднородной.

Пример простейшей решеточной модели адсорбции на одинаковых центрах - модель Ленгмюра, далее эта модель может быть модифицирована в разных направлениях: путем введение неравноценности центров по энергиям (переход к модели адсорбции на неоднородной поверхности), перехода от монослойной к полимолекулярной адсорбции ( типа модели БЭТ), введения возможности фиксации одной молекулы сразу на нескольких центрах решет-ки, учета разной ориентации молекул при адсорбции, взаимодействия бли-жайших адсорбированных молекул, их подвижности и т.д. (т.е. переход к моделям Хилла- де Бура, Фаулера-Гугенгейма и др.) и т.д.. При анализе таких моделей обычно используются подходы статистической термодинамики с записью соответствующих сумм по состояниям.



Ячеечную модель можно рассматривать как обобщение простой реше-точной модели, где вместо отдельных центров вводятся тождественные по устройству ячейки, которые содержат несколько одинаковых или разных центров. В таких ячейках вместо выделения отдельных центров часто вводится некоторое рспределение адсорбционного потенциала внутри ячейки. Реальный наглядный пример такой модели - структура цеолитов, многие из которых имеют явно ячеистое строение.

В современных АЧЭ часто используется трехмерная ячеечная модель, например, в виде кубических ячеек, одна или более стенок которых соот-ветствует поверхности адсорбента, а объем - пространству пор или объему газовой фазы. Каждая модельная ячейка содержит до 103104 молекул, число молекул в ячейке ограничивается мощностью ЭВМ. Проблема малого для ряда ситуаций числа молекул в ячейке решается с помощью периодических граничных условий, согласно которым ячейка кубической формы с ребром L условно многократно повторяется в декартовых координатах. При этом если молекула покидает ячейку, проходя через грань куба, то считается, что она одновременно входит в ту же ячейку через противоположную грань куба. Такое условие накладывается на все стенки, кроме соответствующей адсорби-рующей поверхности, в результате модель ведет себя так, как если бы она была включена в бесконечно повторяющийся набор собственных копий. На межфазовой границе условие повторяющихся координат сохраняется в направлениях Х и У, но в направлении Z, перпендикулярном поверхности, ячейка ограничена фрагментом поверхности с введением соответствующего поля взаимодействия адсорбат-адсорбент. Потенциальная энергия расчитыва-ется в предположении, что каждая молекула взаимодействует с молекулами собственной ячейки и с их образами в соседних ячейках, а также находится в силовом поле поверхности адсорбента.

Расстояние между молекулой адсорбата и поверхностью адсорбента, а также между молекулами адсорбата выражается через потенциалы взаимодей-ствия, например, суммой леннард-джонсовских радиусов с учетом многочас-тичного взаимодействия. В целом это расстояние обычно является подгоноч-ным параметром, который определяется по согласованию расчета с ФЭ.

Кратко остановимся на оценках индивидуальных размеров молекул и так называемой ван-дер-ваальсовской модели молекул, соответствующей оптимальному расстоянию между центрами молекул молекулярных жидкос-тях. Ван-дер-ваальсовская модель строится по обычным правилам стерео-химии на основе длин ковалентных и других связей, углов между центрами атомов и вандер-ваальсовских радиусов RVV, значения которых приведены во многих справочниках и монографиях ( cм. Приложение 2).

Определим эти размеры на примере молекулы азота (рис. 6.1). По [2] длина связи N-N равна 0.106 нм, величина RVV для азота равна 0.15 нм, соответственно, эта молекула образована двумя пересекающимися сферами с расстоянием между центрами 0.106 нм. Для построения полной модели вокруг этих центров надо описать сферы с RVV = 0.15 нм. В результате молекула N2 имеет два Ван-дерваальсовских размера: максимальный -0.406 нм и минимальный 0.30 нм. По уточненным данным [1] (одним из последних и наиболее полных справочных руководств по современному компьютерному моделированию), межцентровое расстояние N-N равно 0.1098 нм, т.е. несколько больше приведенного Полингом в [2]. Кроме того, молекула азота имеет квадруполь, центры отрицательных зарядов из-за взаимного отталки-вания электронных оболочек находятся на расстоянии 0.1306 нм, т.е. сдвину-ты за центры ядер. В результате молекула N2 имеет кавадрупольный момент и два Ван-дер-ваальсовских размера: 0.41 и 0.30 нм. Но максимальный и минимальный размеры отличаются мало, т.е. эллипсовидность мала, в результате с допустимой для многих ситуаций корректностью молекула азота может быть представлена сферой эквивалентного объема с RVV = 0.409 нм и соответствующим квадруполем. Леннард-джонсовский диаметр азота (DLD), соответствующий нулевому потенциалу межмолекулярного взаимодействия, равен 0.364 нм.

Модель молекулы воды с углом связи 104,50 , длиной связи О-Н 0.097 нм и значениями RVV для кислорода 0.140 нм и водорода 0.11 нм, соответ-ственно, имеет дипольный момент и два два Ван-дерваальсовских размера: минимальный~ 0.280 нм и максимальный~ 0.31 нм, величина DLD= 0.265 нм

В качестве дополнительного примера рассмотрим молекулу СН4, которая может быть представлена тетраэдром из четырех атомов водорода и централь-ного атома углерода с углами связей Н-С-Н 109028 . Эта молекула также имеет два Ван-дерваальсовских размера, один из которых равен ради-усу описанной, а другой - вписанной сферы, соответствующие диаметры равны 0.438 нм и 0.252 нм. Кроме того, эта молекула имеет отрицательно заря-женный центр и 4 центра с положительными зарядами, соответствующие атомам водорода. В результате молекула СН4 имеет 4 квадруполя или окта-поль, наличие которого также желательно учитывать при расчетах межмоле-кулярных взаимодействий.

Рассмотрим теперь некоторые наиболее важные результаты, получен-ные методом АЧЭ.



6.5. Результаты АЧЭ, полученные преимущественно до 90-ых годов.

Уже в 60-70 г.г. появление ЭВМ позволило проводить прямые расчеты потенциала адсорбционного взаимодействия на основе суммирования парных потенциалов. Но в те годы подобные расчеты были возможны лишь для относительно легко моделируемой базисной поверхности графита, некоторых монокристаллов и цеолитов, причем лишь в области очень малых величин адсорбции (нулевых заполнений). Условия “нулевого заполнения” существен-но упрощали расчеты, которые по сути сводились к расчету взаимодействия одной молекулы адсорбата с поверхностью адсорбента, т.к. в этой области вклад взаимодействия адсорбат-адсорбат исчезающе мал. Кроме того, адсорб-тив из-за низких его давлений в газовой фазе может рассматриваться как идеальный газ, а изотерма описывается уравнением Генри. В эти же годы интенсивно развивались методы газоадсорбционной хроматографии, которые благодаря появлению пламенно-ионизационных и других высокочувстви-тельных детекторов сделали доступными точные экспериментальные измере-ния коэффициентов Генри, теплот адсорбции и других адсорбционных термо-динамических характеристик при минимальных заполнениях. Одновременно интенсивно развивались методы инфракрасной спектроскопии, дающие важ-ную дополнительную информацию о взаимодействии при адсорбции. Поэтому появилась возможность широкого сопоставления теоретических и экспери-ментальных результатов. Основные результаты были получены в работах школы А.В. Киселева, который в эти годы возглавлял лабораторию адсорбции в МГУ [3-6].

Численные эксперименты в этих работах базировались на прибли-женной теории межмолекулярных взаимодействий, где энергия ориентаци-онного, индукционного и дисперсионного взаимодействия связывалась с такими экспериментально измеряемыми свойствами индивидуальных систем, как электрические моменты молекул, их поляризуемости и потенциалы ионизации. Параметры сил притяжения оценивались полуэмпирически введе-нием в соответствующие квантово-механические соотношения необходимых экспериментально определенных свойств исследуемых систем, а параметры сил отталкивания на равновесных расстояниях, соответствующих нулевому потенциалу взаимодействия, учитывались введением различных полуэмпири-ческих параметров.

В этот период на основе стыковки ФЭ и ЧЭ получен ряд важных корре-ляционных зависимостей потенциала взаимодействия от структуры сложных молекул. Была подтверждена аддитивность потенциала взаимодействия таких молекул с поверхностью, который удовлетворительно описывается суммой потенциальных функций i межмолекулярного взаимодействия отдельных фрагментов j молекулы с поверхностью, рассматриваемых как индивиду-альные силовые центры, т.е.



Фi,j =  i,j (6.3)

Используя экспериментальные и расчетные данные для сравнительно немногих молекул, удалось определить потенциалы i молекулярного взаи-модействия для всех интересующих пар силовых центров. Полученные составляющие i суммарного потенциала далее оказалось возможным исполь-зовать для определения потенциальных функций Фi,j взаимодействия любых молекул, состоящих их тех же силовых центров.

В результате появилась возможность расчета систем, для которых адсорбционные данные отсутствуют, или расчета характеристик адсорбции, которые прямо измерить слишком сложно - например, теплоемкость молекул при очень низком заполнении поверхности, величин адсорбции при очень низких или, наоборот, очень высоких температурах и давлениях и т.д.. Тер-модинамические характеристики адсорбции при низких заполнениях поверх-ности на основе приближения (6.3) удалось связать с химическим и геометри-ческим строением молекулы адсорбата и поверхности адсорбента и, следо-вательно, обоснованно сопоставлять адсорбционные свойства молекул, состо-ящих из тех же или разных силовых центров, выявлять особенности влияния геометрической и электронной структуры молекул на их адсорбционные свой-ства. Такие расчеты позволили определять или уточнять конфигурации моле-кул и т.д. Этот метод назван А.В. Киселевым, сделавшим наибольший вклад в его развитие, хроматоскопией или хроматоструктурным анализом [5,6].

Современное состояние вычислительной техники позволило перейти к моделям, еще более близким реальности. Появилась возможность расчетов адсорбции при больших покрытиях поверхности, перехода к полимолеку-лярной адсорбции, заполнения микропор и капилярной конденсации.



6.6. Современное состояние методов АЧЭ.

Пока ограниченная мощность современных ЭВМ не позволяет прово-дить строгие квантово-механические расчеты потенциалов межмолекуляр-ного взаимодействия при физадсорбции. Для расчета последних в настоящее время обычно используются модельные потенциалы типа Леннард-Джонса, Бакингема и др., дополнительные составляющие взаимодействия учитыва-ются корректировкой параметров модельных потенциалов или введением в эти потенциалы дополнительных членов. Наиболее часто АЧЭ используются для моделирование профиля плотности адсорбтива вблизи поверхности раздела или между поверхностями раздела - при моделировании адсорбции в микропорах, исследование фазовых переходов в ходе адсорбции. Разница плотностей вблизи и на большом удалении от поверхности соответ-ствует избыточной адсорбции по Гиббсу. Современные методы расчетов обычно основаны на использовании статистических ансамблей, поэтому кроме величин адсорбции, дополнительно могут быть рассчитаны все основные термодинамические характеристики и их флуктуации.

В настоящее время используется два основных метода численного моделирования: метод молекулярной динамики (МД) и метод Монте-Карло (МК). Первоначально эти методы были разработаны для анализа свойств молекулярных жидкостей, водных растворов и электролитов, коллоидов, жидких кристаллов, полимеров, стекол и т. д., но далее были модифици-рованы применительно к адсорбции [1,7,8].

Метод молекулярной динамики (МД) рассматривает эволюцию совокуп-ности N молекул путем численного решения уравнений движения Ньютона при фиксированных N, V и U, т.е. моделируется микрокано-нический ансамбль. Расчет включает начальную установочную процедуру, на которой всем частицам в модельной ячейке задаются координаты и моменты движения, выбираемые в соответствии с температурой. Далее прослеживается эволюция системы во времени до перехода к наиболее вероятному профилю плотности адсорбтива. Метод МД - наиболее мощный из современных компь-ютерных методов исследования дальнодействующих межмолекулярных сил, позволяющий дополнительно получать информацию о динамике движения молекул в режиме реального времени, которое при мощности современных ЭВМ достигает 100 рс. Но одновременно этот метод требует весьма значи-тельного компьютерного времени ( расчеты поведения системы из 103 частиц за 50 рс на наиболее мощных современных суперкомпьютерах занимают несколько часов). В настоящее время более широкое распространение получил метод МК, требующий для получения тех же результатов (кроме динамики поведения) существенно меньших затрат времени.

Название метода МК связано с важной для него ролью случайных чисел. Расчеты проводятся с использованием одного из статистических ансамблей (N,V,T, или N,P,T или m,V,T), здесь динамика перемещений молекул не учитывается и последовательность конфигураций связана не с временем, а задается определенной процедурой генерирования случайной последовательности конфигураций ансамблей путем смещения положения частиц на каждом шаге. Для этого используются специальные алгоритмы, ускоряющие процедуру нахождения равновесного распределения, результа-том расчетов также является профиль плотности адсорбата и термодина-мические характеристики. Таким образом, общим для этих методов является расчет потенциалов межмолекулярных взаимодействий с учетом координат, формы и конфигурации молекул адсорбата относительно поверхности адсор-бента и других молекул адсорбата. Суммарный потенциал рассчитывается как сумма парных взаимодействий, последние обычно задаются потенциалом Леннард-Джонса или другими подобными выражениями.

Корректность исходных параметров модели, важнейшим из которых является способ выражения потенциала межмолекулярного взаимодействия, проверяется по соответствию экспериментальных и расчетных изотерм адсор-бции, для, например, плоской поверхности сажи с дальнейшим более уверен-ным переходом к расчетам в модельных микропорах и т.д.. Одновременно такие расчеты позволили получать новую информацию, которую трудно или невозможно получить обычными физическими методами из-за отсутствия достаточно совершенных модельных систем.

6.7. Новые результаты, полученные методами АЧЭ.

В качестве примера новых результатов рассмотрим данные Флесса и Ван Лишаута [9] по адсорбции Аr на базисной грани графита (рис. 6.2). На этой грани, образованной плотнейшей упаковкой атомов углерода, образую-щих ядра-гексагоны С6 из сопряженных ароматических колец, можно выде-лить три характерных типа центров адсорбции: в центре гексагона (места типа S ), в вершине гексагона (С) и в центре ребра гексагона (СВ), отличающиеся числом атомов углерода в ближайшем окружении - от 6 для центров типа S до 3 и 2 для мест типа С и СВ. Отметим, что подобные расчеты неоднократно проводились и ранее более приближенными интеграль-ными методами, одна из отличительных особенностей данной работы - в расчете потенциалов взаимодействия не только для разных позиций, но для разных расстояний от края базисной плоскости графита. Ранние расчеты приближенными интегральными методами проводились на бесконечной грани графита. В современном АЧЭ можно исследовать адсорбцию на гранях произвольного, в том числе весьма малого заданного размера, что позволяет моделировать условия адсорбции на различных фрагментах реальной структуры пористого тела ( в данном случае - пористых углеродных матери-алов). На рис. 6.2 расстояние от края фрагмента выражено через число гекса-гонов. Видно, что адсорбционный потенциал относительно слабо зависит от типа центров, но существенно- от размера фрагментов ( на рис. 6.2 - от расстояния до края плоскости). Это обусловлено дальнодействием дисперсион-ного взаимодействия, в котором участвуют не только ближайшие, но и достаточно далеко удаленные атомы углерода. В результате число участников взаимодействия аргон-углерод в трех рассмотреных позициях при достаточ-ном удалении от края плоскости различается мало, гораздо меньше, чем при уменьшении размера фрагмента. Однако, для фрагментов малого размера характерно значительное снижение удельных величин адсорбции, т.е. получен новый результат, который весьма важен для технологии приготовления и использования углеродных пористых материалов. Из малой разницы потенци-алов для разных позиций на поверхности адсорбента следует также вывод о возможности практически “безактивационной” миграции аргона по поверх-ности такой грани графита, а зависимость потенциала от размера фрагмента указывает на высокую вероятность самопроизовольной миграции “от перифе-рии к центру” по поверхности фрагментов малого размера. Отметим, что подобные расчеты [10] для адсорбции простейших двухатомных типа N2, O2 на крупных фрагментах такой грани графита показывают более сущест-венную разницу адсорбционных потенциалов для положений S, C и CB, что может влиять на траектории их предпочтительной поверхностной дифузии.

Флесс и Ван Лишаут [9] рассчитали также зависимость потенциала взаимодейстия аргона от числа параллельно упакованных плоскостей графи-та. Оказалось, что модель из двух слоев гексагонов дает увеличение потенци-ала всего на ~10%, введение третьей плоскости увеличивает потенциал дополнительно всего на 3%.

Достоверность результатов этих расчетов подтверждается согласован-ностью экспериментальных и расчетных суммарных величин адсорбции при разных относительных давлениях и температурах, дифференциальных теплот адсорбции и т.д. Вывод об однородности поверхности графита и графитизиро-ваных саж также соответствует результатам темодинамического анализа экспериментальных изотерм адсорбции. Но роль числа углеродных слоев, расстояния от края базисной плоскости, как и численные значения потенци-ала для различных положений молекулы адсорбата могут быть получены только в компьютерном эксперименте.

Расчеты адсорбционного потенциала в характерных для активиро-ванных углей плоскощелевидных микро- и мезопорах проводились многок-ратно, рассмотрим новые результаты, полученные в работах Габбинса и сотр. [11]. Часть полученных в [11] результатов по адсорбции N2 при 77 К показана на рис. 6.3 в виде профилей изменения адсорбционного потенциала U(Z) ( где Z-координата расположения молекулы адсорбата) в плоскощеле-видных порах разной ширины Н, определенной как расстояние между цент-рами атомов углерода, расположенными на противоположных стенках поры. На основе проведенного анализа выделено 5 групп пор:

1. Мезопоры шириной Н > 1.36 нм.

В этом случае потенциал U(Z) имеет два минимума у стенок, такие поры заполняются после образования полимолекулярной пленки на поверхности по механизму капиллярной конденсации за счет взаимодействия адсорбат- адсор-бат без проявления влияния потенциала стенок;

2. Супермикропоры с размерами в диапазоне 1.28 < Н < 1.36 нм.

В этом случае потенциал U(Z) также имеет два минимума, такие поры заполняются непрерывно, их объемное заполнение в отличие от заполнения мезопор обусловлено совместным действием притяжения адсорбат-адсорбент и адсорбат- адсорбат. Эта группа пор названа супермикропорами типа А ;

3. Супермикропоры типа В с размерами в диапазоне 0.91< Н < 1.28 нм. В этом случае потенциал U(Z) также имеет два минимума, но непре-рывное сначала заполнение преобразуется в спонтанное заполнение остав-шейся узкой щели из-за наложения потенциалов противоположных стенок, покрытых адсорбционными пленками, снижающими размер оставшейся щели.

4. Ультрамикропоры А с размерами в диапазоне 0.69 < Н < 0.91 нм,

ширина которых допускает размещение всего 2-3 молекул N2 (напомним, что минимальный Ван-дерваальсовский размер молекулы азота 0.3 нм и максимальный 0.4 нм ). В этом случае происходит непрерывное заполнение таких пор с сильным наложением потенциала противоположных стенок, имеющего один минимум.

С уменьшением ширины щелей Н углубление “потенциальной ямы” (т.е. минимума функции U(Z) ) продолжается до некоторого критического значения Н*. При Н < Н* начинает проявляться эффект наложения потенциалов отталкивания, в результате глубина “потенциальной ямы” начи-нает убывать. Критическая ширина щели для адсорбции азота при 77К в щелевидных порах углеродных адсорбентов по расчетам Габбинса равна Н*= 0.69 нм и соответствует ситуации, когда молекула азота равноудалена от стенок и находится на оптимальном от них расстоянии, соответствующем максимальной энергией взаимодействия с каждой стенкой.

5. Ультрамикропоры типа В с размерами в диапазоне 0.69 <Н< 0.60 нм. Верхний предел этого диапазона ограничен значением Н*, которое соот-ветствует максимуму взаимодействия, нижний - значению Н**, при котором силы притяжения полностью компенсируются силами отталкивания и сум-марный потенциал взаимодействия равен нулю. В промежуточной области сближение стенок сопровождается возрастающим действием отталкивающей составляющей, потенциал U(Z) имеет один минимум с убывающей по мере сближения стенок глубиной. Поры меньших размеров доступны для азота в этих условиях лишь при повышенных давлениях т.е. при наличии внешних сил, способных преодолеть силы межмолекулярного отталкивания.

В результате при адсорбции в ультрамикропорах типа В должна наблюдаться, казалось бы, парадоксальная ситуация: с уменьшением размера пор Н их заполнение происходит при все больших относительных давле-ниях, поры с размером Н < Н** заполняются только при давлениях Р/Р0 > 1.

Возможность существования подобных супермикропор следовала и из ранних компьютерных исследований, которые проводились более приближен-ными интегральными методами, не позволяющими надежно рассчитывать потенциалы на малых расстояниях. Поэтому критическим значениям Н* и возможному снижению потенциала не придавалось должного внимания, которое было акцентировано лишь в появившихся почти одновременно работах Флесса [9] и Габбинса c соавт. [11], выполненных с использованием современной методологии и вычислительной техники и достаточно полно аргументированных согласием эксперимента и расчета в области, доступной для физического эксперимента.

Учет эффекта снижения потенциала может существенно изменить мно-гие подходы и модели, используемые в теории и практике физадсорбции. Например, супермикропоры типа А должны оказывать существенное сопро-тивление при диффузии из-за большого времени задержки молекул в адсор-бированном состоянии, а супермикропоры типа В с величинами Н, близкими Н**, могут иметь очень малое диффузионное сопротивление, в результате их наличие может существенно изменять скорость адсорбции и соответствую-щих процессов сепарации, основаных на адсорбции.

Критические значения Н* и Н** должны зависеть от природы взаимо-действия сорбат/сорбент, их идивидуальных энергетических и геометричес-ких характеристик, существенно различаться при адсорции разных адсорба-тов на одном и том же адсорбенте, поэтому подбор разных комбинаций может резко повысить эффекты сепарации газов, влиять на многие адсорбционные характеристики. Исследования в этом направлении только начаты, в том числе в Институте катализа. В заключение лишь отметим, что этот эффект, который не был замечен экспериментаторами, а теперь начинает все чаще подтверждаться, ярко иллюстрирует еще только начинающиеся вскрываться необъятные возможности численных экспериментов, проводимых в разумном и неизбежном сочетании с физическим экспериментом.

Seaton с соавт. [12] использовал интегральное уравнение типа (6.1) в форме

а(P/P0) = а [(P/P0), ] f () d (6.4)

для расчета распределения объема микро- и мезопор по экспериментальной ИА. В ур. (6.4) функция а [(P/P0), ] - индивидуальная ИА в местах типа , f() - плотность распределентия мест типа . Индивидуальные ИА рассчитываются методами АЧЭ для пор разного размера и формы ( в [12] расчет проведен для плоскощелевидных пор размера ). Уравнение (6.4) рассматривается как известный в математике интеграл Фледхольма первого рода, его аналитическая инверсия может быть связана с проблемой неста-бильности и осцилляции решений. Но эти проблемы решаются численными методами. Задача существенно упрощается при аппроксимации f() какой либо функцией, например, нормальным, логнормальным, гамма или другим распределением и их комбинациями; осцилляции устраняются с помощью процедуры, предложенной в [12].

Такие подходы в 90-ых годах получили широкое распространение и быстрое развитие, т.к. принципиально они не ограничены размерами и формой пор, гетерогенным составом поверхности, особенностями межмоле-кулярного взаимодействия, числом адсорбирующися компонентов и т.д.. Любые усложнения модели ограничены лишь мощностью используемых компьютеров, которые непрерывно совершенствуются. Одновременно интен-сивно развиваются аналогичные методы расчета транспорта разнообразных молекул через различные пористые среды, расчеты поведения смесей флюидов и т.д..

Очевидно, что за такими подходами - огромное будущее, они уже начинают постепенно, но повсеместно вытеснять более примитивные традиционные подходы.


6.8. Литература, использованная в лекции 6.

1. M.P.Allen, D.J.Tildesley, Computer Simulation of Liquids, Oxford Univ. Press., Oxford, 1986.

2. Л.Полинг, Общая химия, М., Мир, 1974.

3. А.В.Киселев, В.И.Лыгин, Инфракрасные спектры поверхностных соединений и адсорбированных веществ, М., Наука, 1972.

4. Н.Н. Авгуль, А.В.Киселев, Д.П.Пошкус, Адсорбция газов и паров на однородных поверхностях, М., Химия, 1974.

5. А.В.Киселев, Я.И.Яшин, Газо-адсорбционная хроматография , М., Наука, 1967; Адсорбционная газовая и жидкостная хроматография, М., Химия, 1979.

6. А.В.Киселев, Д.П.Пошкус, Я.И.Яшин, Молекулярные основы адсорбционной хроматографии, М., Химия, 1986.

7. D.J.Evans, G.P.Morris, Statistical Mechanics of Nonequilibrium Liquids, Sydney, Acad. Press, 1990.

8. Physical Adsorption: Experiment, Theory and Application, eds. by J.Fraissard and C.W.Conner, Kluwer Acad.Publ., 1997.

9. J.K.Floess, Y. van Lishout, Carbon, 30, 967 (1992).

10. P.L.Walker, L.G.Austin, S.P.Nandi, in Chemistry and Physic of Carbon, 2.257 (1966).

11. Ch.Lastoskie, K.E.Gubbins, N.Quirke, J.Phys.Chem., 97,4786 (1993).



12. А.А.Шубин, Д.К.Ефремов, ДАН, 342, 345 (1995).


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница