Лекция о Ветоме А. И. Леляк



Скачать 362.57 Kb.
страница1/5
Дата29.04.2016
Размер362.57 Kb.
  1   2   3   4   5

Лекция о Ветоме А.И.Леляк

Источник: http://www.zapperclark.com

Современный мир знаний о здоровье человека требует ввести новую парадигму о причинах заболевания. Согласно ей причина любого заболевания - дисбактериоз. Мы привыкли, что дисбактериоз - это только в кишечнике, однако это не совсем так. Наше тело буквально пропитано инородной микробиологической субстанцией. Мы - только гости в этом мире. На одну клетку тела в нашем организме приходится приблизительно 150 паразитов. Каждый из них выполняет свою роль в одном одном большом механизме микробоценозе. С этой точки зрения любая болезнь - это дисбактериоз - нарушение видового состава микрофлоры. Соответственно и методы лечения должны быть - не убить, но отнормировать этот видовый состав.

Я представляю вам научного руководителя, директора исследовательского центра Кольцово г. Новосибирска. Сегодня, вот, Александр Иванович, нашел время для того, чтобы рассказать о препарате, известном как Ветом.

Давно хотел я, чтобы мы пообщались, я, конечно, виноват, что не приезжал раньше, но как все у нас очень сложно, все как на войне. Все времени нет. Я здесь вижу много лиц знакомых уже, мы встречались, но вижу также много и незнакомых, поэтому я вкратце, пока не приехало телевидение, постараюсь описать, кто мы и откуда вся эта тема образовалась.

В свое время в Советском Союзе был очень серьезный проект, связанный с микробиологией и связанный с биологической безопасностью государства. В рамках этого проекта, под Новосибирском, в специальном месте, тщательно выбранном, даже розу ветров учитывали, было начато строительство микробиологического городка. Он называется сегодня «Кольцово», градообразующее предприятие – это НПО «Вектор», это часть системы Микробиопрома, тогда она была, такая система, сейчас ее нет уже, которая в частности отвечала за эту самую биологическую безопасность. Там построен фантастический город для микробиологов, таких мест на планете сегодня два, один аналогичный центр в Атланте, в Америке. Но, по нашему мнению, а также по мнению многих, он послабее, чем «Кольцово».

Это большая территория, огороженная забором, охраняемая, за которой стоят сотни корпусов, в части из которых можно работать практически с любой инфекцией, обеспечена система безопасности, там же храниться, в этом «Векторе» сегодня это - государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», там хранится коллекция особо опасных инфекций, с ней работают специалисты. Сегодня структурно он подчинен Роспотребнадзору.

К сожалению, вот во времена этих всех перемен, предприятие попало в тяжелую ситуацию, в рамках которой проект строительства вирусологического центра был свернут, были очень тяжелые времена, и из почти 5 тысяч сотрудников сегодня осталось 4 (тысячи), и то большая часть их работает в фирмах, вот, аналогично нашей фирме. Мы не «Вектор», хотя там же и живем, на той же территории, но в эпоху перемен мы приняли решение стать частными. Называемся исследовательский центр, со своими задачами, но, естественно, что среди задач мы выбрали то, чем мы занимались в «Векторе», и продолжили эту тематику.

Техническое задание на разработку подобных препаратов приблизительно можно было бы сформулировать так, что нужно было бы сделать некий препарат, который был бы способен справиться с любой инфекцией. Подобный препарат особенно уместен был бы в условиях катастроф биогенного характера. Они могут возникнуть и по природным причинам, могут возникнуть в результате террористических актов, как это нынче называется, но хорошо было бы иметь нечто, что съел и помогло, без особой там диагностики, тем более в условиях полевых диагностику провести затруднительно - чем, собственно, человек заболел.

Задача с первого взгляда фантастическая, не решаемая. То есть по факту надо сделать некую панацею, так не бывает. Ну, авторский коллектив, подумав, попробовал реализовать решение такой задачи, и в этой связи в этих препаратах реализована философия создания препаратов подобного класса. Авторы не пошли по пути решения задач с точки зрения создания некоего препарата от лечения конкретной болезни.

Априори известно, что если уж мы здесь собрались в зале, и живы - здоровы, и предыдущие наши поколения не вымерли в результате инфекционных болезней, которыми мы бесспорно болеем, и предки наши болели, то у нас есть защитные системы, которые способны справиться с любой инфекцией, ну, конечно, если они поступают в организм в разумных пределах. А если попробовать разобраться в том, как собственно работает такая защитная система, я говорю специально защитная система, поскольку избитое и всем известное слово «иммунитет» оно здесь всего лишь часть. Про иммунитет много разговора, но мало кто на самом деле понимает, что это такое, этот самый замечательный иммунитет. Поэтому - «защитные системы».

Примечание: Читайте: Иммунитет и иммунная система

Частично - я подчеркиваю, частично, авторам удалось в том, как же эта машина работает, каким образом реализуются защитные функции нашего организма от инфекции, поступающей из внешней среды. Философия приблизительно следующая, я специально остановлюсь на философии, потому что препараты, они все приблизительно одинаковые по механизму действия. Микробиологические препараты, только о них сейчас будет идти речь.

Наш организм, как и организм животных, в том числе, собственно, мы - тоже животные, хоть и «хомо сапиенс», вполне, с точки зрения микробиолога можно представить как колонию клеток. Это клетки видимые, вот, фибробласт, вот, вы видите кожу, клетки, из которых состоят органы, нейроны в мозгу, клетки печени, мяса и так далее. Плюс к этим клеткам микробные клетки – это грибки, это бактерии, это простейшие, это реккетсии, это микоплазмы и так далее. Все это у нас есть.

Около 2-ух процентов массы каждого из вас, сидящих здесь в зале - это микробы. Если иметь в виду штучный состав, то в каждом из вас микробов больше, чем клеток эукариотов. Если провести по размеру сравнительный анализ, то, например, клетка фибробласта, и клетка сенной палочки, находящейся вот в этом препарате, это все равно, что там четырехподъездная девятиэтажка и вы в ней. То есть они маленькие, но их много. В каждом килограмме наших какашек – триста грамм живой биомассы всегда, это норма. Причем состав микробный включает и так называемые элементы нормофлоры, которые должны быть: эякуоли, прочие микроорганизмы в желудочно-кишечном тракте, на коже живут тоже различные микробы, в органах живут микробы, в мозгу живут микробы, они живут везде.

Некоторые из них являются как бы нашими симбионтами и мы их называем нормофлорой. Есть микробы приходящие, в том числе сапрофиты, которые в этих флакончиках находятся, сенная палочка относится к разряду сапрофитов, то есть они приходят, делают свою работу и уходят, они не являются элементами нормофлоры.

Понятие здоровья, с этой точки зрения, это гомеостаз, то есть постоянство клеточного состава в части количества и качества клеток. Если мы научимся поддерживать гомеостаз, это самое постоянство, мы будем жить долго, счастливо, приблизительно триста лет.

При этом мы болеть будем, болеть мы обязаны. Если человек не болеет, это ненормально. Должны нарабатываться антитела, должна работать иммунная система, но другое дело как болеть. То ли болеть с тяжелыми последствиями, то ли переболел, и забыл. Скажем, вот мой последний грипп занимал полдня. Я утром заболел, в обед выздоровел. Ну, можно же так болеть?

Если мы это научимся делать, значит мы задачку решили. К сожалению, такой подход, он противоречит устоявшемуся на сегодня подходу в медицине. С точки зрения такого подхода стремление к стерильности – это самоубийство, это все равно, что с каменным топором влезть в космический корабль и постучать им по кнопкам. Наш организм складывался миллионы лет, и вот это равновесие клеточное, оно бесценно.

И если, например, в него вмешаться с помощью таких средств, как антибиотики, мало не покажется. Добра не жди. При применении таких радикальных средств, как сульфаниламиды, антибиотики, происходит что? Скажем, антибиотики, они уничтожают все микробы. Вирусы индифферентны к ним, реккетсии индифферентны, часть грибков, ну да, может быть помрет, а бактерии точно помрут. И вы из всего этого царства, которое складывалось миллионы лет, из нормофлоры, берете и вычеркиваете целый пласт микробов. А свято место пусто не бывает, система начинает релаксировать, и эту пустую нишу начинают заполнять наиболее злобные из микробов, прежде всего вирусы.

Примечание: Про Бактерии и вирусы популярно

Отсюда сегодня в мире, здесь врачи наверняка есть, вы все прекрасно знаете, что наиболее широко сегодня распространены вирусные заболевания. Так это мы сами устроили. И прежде всего с помощью конкретного биологического оружия – антибиотиков. Вернее, скажем так, бездумного применения антибиотиков. Сами по себе антибиотики – да, это величайшее достижение, которое спасло миллионы жизней, но их нельзя применять так, как применяют сегодня. Их применяют в виде пищевых добавок в корм, особенно животным, стимуляторы роста и развития вот, пожалуйста, антибиотики, имеют широкое применение. Их применяют в качестве консервантов, врачи их назначают по поводу и без повода. Человек пришел, болеет гриппом, ему антибиотик прописывают, ну и чем он поможет, скажите, пожалуйста? Кроме того, что он испортит этот самый замечательный микробоценоз.

Последствия их применения – ну вот я люблю пример, автор которого уважаемая мною доктор Мурова, земля ей пухом, она умерла в почтенном возрасте в Перми, 95 лет ей было, пример, связанный с ангиной, когда человек пришел, ему прописали антибиотик.

Ангину вызывает стрептококки, инфекция, бетагемолитические стрептококки группы А. Они присущи только нам, они персестируют только в виде хомо сапиенс. У других там В, C, D, у животных, а у нас группа А. Он вызывает рожу, он вызывает ангину, еще ряд экзотических заболеваний, но тем не менее, он является элементом нормофлоры и местом его обитания является прежде всего лимфа наша. Лимфосистема. Когда вы применили антибиотик, уничтожили, вылечили, главное, вообще-то, перестали болеть, но сталось с организмом в части вот только стрептококка этого.

Исходов 2. Первый – концентрация антибиотиков удалось, вот так вот, угадать. Его не рассчитаешь, сколько его нужно применить, чтобы убить. Прописали приблизительно, это не математика. Если убили все, что маловероятно, реализуется такая система. Сегодня вот с вами о тромбах уже говорили, да? А этот самый замечательный микроб нарабатывает очень много различных ферментов, которые поступают в кроветок, и выполняют определенную работу у нас в организме.

Но среди этого многообразия есть стрептокиназы. Стрептокиназа – этот фермент – он нормирует вязкость крови. И, нормальная вязкость крови – 4,5 относительно воды. Если мы убили этого самого замечательного кокка, то у нас стрептиканаза не поступает в кроветок, вязкость крови изменяется, у человека циркулирует вазелин. Дальше, по моему, рассказывать не надо, какие могут быть последствия, не надо быть медиком, да. Микротромбы в капиллярах. Капилляры, они не ремонтируются. Если возник микротромб, организм его растворяет. Следствие этого процесса – сокращение длины капиллярной сети. Мы можем получить тромбоз, инфаркт.

Инфаркт это что – микротромб сердечной мышцы. Сердечная мышца голодает, с голоду дохнет. Инфаркт у человека, да? Ишемические заболевания, целый пласт. Ну и так далее, можно пальцы гнуть, включая рак. Одна из основных причин ракообразования – в том числе сокращение капиллярной сети и нарушение, как следствие, нарушение обмена веществ в каком-то конкретном месте. То есть туда не поставляется строительный материал и биологически активные вещества, оттуда не выводится продукты метаболизма клеток, скажем, печени, да?

Клетка пытается приспособиться, и она трансформируется, как все живое, пытается выжить, в более устойчивую, раковую. Образовалась одна, к ней вторая, пожалуйста, вот опухоль. Опухоль выстроилась, начинает защищаться, она вокруг себя выстраивает целую систему защиты, ее уже ничем не прошибешь. Человек заболел. А всего-то ангину вылечил.

Второй исход: мы не добили этого кокка антибиотиком. И он начал трансформироваться. То же приспосабливаться. Все живое, оно пытается выжить. Явление резистентности, оно, наверное, все знают, существует. Явление, когда микроб пытается приспособиться, то становится резистентным. Конкретно это реализуется, в частности, в трансформации белков, которые встроены в мембрану клетки, в стенку.

Вот есть сегодня в Америке, оно очень распространено это заболевание, по понятной причине, потому что там антибиотики прописывают вообще всем подряд, потому как если их не прописали, есть основания подать в суд и его выиграть. Они очень любят судиться, поэтому врач всегда вначале прописывает антибиотики, то есть как бы Америка это такой большой - большой полигон для выведения новых инфекций получился. Он трансформируется таким образом, что основным продуктом его жизнедеятельности, этого стрептококка, становится гиалуроновая кислота. Гиалуроновая кислота хорошо растворяет фибробласт, кожу. У человека выскакивает прыщ, через два-три дня он умирает без кожи, кусок мяса. Такой исход. Но это я описал, какие последствия только одной бактерии, бета гемолитического стрептококка. Что произошло с остальными, можно долго рассказывать, да?

Мы вот эти лекарства - не называем лекарства, мы называем их корректорами. То есть это устройства для коррекции микробоценоза. Оказывается, в природе, кроме внутренних защитных систем - существуют внешние. И животные, и мы являемся системой открытой. В физике вот есть такое понятие «открытые системы». То есть для нас микроорганизмы, которые живут в окружающей среде, являются средой обитания. Мы живем, не мы тут хозяева, они тут хозяева. 90% биомассы планеты состоит из микробов, а мы в ней гости, скажем так. Ну не совсем гости, мы тут живем, но как бы ну для нас что воздух, которым мы дышим, что микробы, которые нас окружают, контакт должен быть. Он реализовывался миллионы лет и если его убрать, - жди беды. А мы его убрали, но убрали закономерно, поскольку наша цивилизация развивается как техногенная цивилизация, да? Что такое природные условия и этот самый замечательный контакт с той биомассой, в которой мы, среди которой мы выросли, мы уже не представляем, да? Кто из вас часто в лес ездит, например, но и в лесу уже совсем не то, потому что цивилизация изменила и состав атмосферы, и состав почвенных микробов, все эти ассоциации, они трансформировались.

Но, одним из основных микробов, которые живут в почве, являются вот в основном те, что вот в этих флакончиках. Сенные палочки и их ближайшие родственники. В частности, скажем, бациус лециниформис, наиболее такой близкий родственник. Эти микроорганизмы являются венцом развития рода бациус. То есть в их ДНК, в бортовом компьютере, содержится максимальное количество информации о том, что с этим микробом происходило и как он пытался выжить. Все это записано вот в этом бортовом компьютере. То есть аналогия с компьютером здесь вполне уместна. Это жесткий диск вот этого устройства, которое мы называем микробом.

Вот, а информация там записана простейшая. Так же, как и в нашей среде, как и в среде животных, у них идет постоянная борьба за еду. Как бы выжить. Как бы не помереть с голоду. В результате они наработали инструменты для выживания. Скажем, попадая в среду, где много патогенов, данный микроб выделяет специальные вещества, которые подавляют их рост и развитие. Таким образом завоевывает себе экологическую нишу и питаются.

Почему при их использовании прекрасно лечится любой дисбактериоз? Вы привыкли, что дисбактериоз может быть только в желудочно-кишечном тракте, это вовсе не так. Дисбактериоз – это нарушение той самой экологической, экологического равновесия, микробного. Ну, скажем, очень характерный пример дисбактериоза - вон товарищ в третьем ряду.



  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница