Лекции по истории государства и права украины ббк папанова В. А. Лекции по истории государства и права Украины. Киев -бердянск, 1999. с



страница4/16
Дата10.11.2016
Размер3.39 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Становление древнерусского права.

Древнейшим источником права является обычай. Упоминание об обычае как норме права встречается в “Повести временных лет”. По мере формирования государства обычаевое право санкционируется им и становится нормой обычаевого права. Древнейшие нормы обычаевого права - нормы регулирующие порядок осуществления кровной мести, проведения некоторых процессуальных действий (присяга, соприсяж­ничество, ордалии, порядок оценки свидетелей). В IX - X вв. существует устная форма обычаевого права. Некоторые его нормы письменно зафиксированы в Правде Ярослава (Краткая Правда - КП), причем, часть из них восходит еще к VIII - IX вв. В договорах Руси с Византией (911, 944, 971 гг.) - международно-правовых актах отражены нормы византийского и древнерусского международного, торгового, процессуального и уголовного права. В том числе и имеющие отношение к обычаевому праву: об убийстве вора, застигнутого на месте преступления и оказавшего сопротивление; о правилах наследования. Эти же нормы обычаевого права нашли свое отражение и в ст.90 – 109 Пространной Правды (ПП). Интересно, что в этих договорах имеются ссылки на “Закон русский” - свод устных норм обычаевого права. Закон Русский – это унификация в VIII – первой половине IX в. близких по составу Правд полян и северян. Этим законом руководствовались в своей судебной практике киевские князья и общинные суды. Его нормы учитывали князья Олег и Игорь при заключении договоров с Византией. Так в договоре 911 г. в ст.5 говорится «Аще ли ударит мечем или бьет кацем либо сосудом, за то ударение или бьенье да вдасть литр 5 сребра по закону Русскому». В договоре 944 г. также в ряде статей идет ссылка на Закон Русский. Кроме того, в ст.14 конкретизуется ст. 5 предыдущего договора «Ци аще ударить … русин грьчина или грьчин русина» со ссылкой на Закон Русский. А в ст. 6 идет речь о краже « Аще ли ключится украсти русину от грек что, или грьчину от Руси, достоино есть да възвратить [ее] не точью едино, но и цену его; аще украденное обращяется продаемо, да вдасть цену его сугубо, что [ и ] покажнен будеть по закону Гречьскому [и] по составу, и по закону Руському».

Закон Русский, тесно связанный с обычаевым правом, являлся источником Русской Правды. Ряд статей Закона Русского нашли свое отражение в Краткой и Простанной Правдах. Это статья о кровной мести (ст.4 договора 911 г., ст. 13 договора 944 г. и ст.1 КП), о нанесении ударов (ст.5 договора 911г., ст.14 договора 944 г.), о краже (ст.6 договора 944 г. и ст. 13 КП), о бегстве челядина. Статьи о кровной мести в русско-византийском договоре 911 г. и ст.1 КП аналогичны статьям Салической и Баварской Правдам, т.е. типичны нормам обычаевого права. Закон Русский определил и сферу действия Русской Правды: правовое положение сословий (свободных - “имовитых” и “неимовитых”, челядников); охрана частной собственности; вопросы о наследстве; уголовные дела.

Спорным является вопрос о законодательной деятельности русских князей в IX - X вв. А.А. Зимин считает, что при князе Олеге действовало только обычаевое право ”законы”, дополнявшиеся “уставами” и “поконами”, представлявшими собой казусы, не ломавших правовых устоев общества, т.к. власть князя была еще недостаточно сильной. По мнению А.В. Черепнина и А.А. Зимина князю Игорю принадлежат первые законы «уставы» и «поконы». Он ввел денежный штраф за нарушение частной собственности и увечья, ограничил кровную месть, заменив ее денежной компенсацией. При нем появляется институт свидетелей-видоков, свод, судебный поединок и присяга. Юридическую основу под “уставы” и “уроки” подвела княгиня Ольга, принявшая закон, охранявший жизнь княжеских дружинников. Владимир Святославович продолжил законодательную деятельность своей бабки, создав “Устав земленой”, регулирующий отношения в княжеском хозяйстве.

Л.В. Черепнин, в отличии от А.А. Зимина утверждает, что законодательная деятельность русских князей была весьма активной. По его мнению, уже в X в. существовал правовой кодекс “Устав и закон русский”, не дошедший до нас. А княгиня Ольга, по его мнению, составила сборники права для судов ”Уставы”, провела административную реформу, разработала положения, регулирующие княжеское хозяйство.

Л.В. Милов доказывает, что Владимир Святославович провел реформу в системе судебных наказаний, отменив систему штрафов в виде вирных платежей, и ввел систему физических наказаний (“казни”). Однако, эта судебная реформа завершилась провалом и реформатор вернулся к старой практике борьбы с грабежами и убийствами. Тем не менее, реформаторская деятельность Владимира способствовала появлению Правды Ярослава.

В формировании древнерусского права большое значение имела и судебная практика князей. Во время судебных процессов происходила трансформация старых обычаев и норм права, а также разрабатывались новые правовые нормы. При этом судебным решениям придавалось значение общей нормы в виде прецедента (ст.23 КП; ст.2 ПП). Судебный прецендент выступает как источник права.

Источниками древнерусского права являлись и церков­ные уставы Владимира Святославовича и Ярослава Мудрого, содержавшие нормы брачно-семейных отношений и нравственности, определявшие юрисдикцию церковных органов и судов.

Древнейшим письменным памятником права является “Русская Правда”. Известно более ста ее списков, но только три редакции основные. Это Краткая Правда (КП) - древнейшая редакция, состоящая из Правды Ярослава (ст.1 - 18), Правды Ярославичей (ст.19 - 41), Покона вирного (ст. 42), урока мостника (ст.43). В русской Правде Ярослава Мудрого небольшое число статей, зафиксированы для судебной практики нормы обычаевого права, подвергшиеся незначительной редакционной обработке. Вне ее остались вопросы защиты собственности, судебно-следственная процедура, определение системы штрафов за посягательство на жизнь представителей различных социальных групп. При Ярославе Мудром разрабатывается домениальный устав, защищавший собственность княжеского домена и его людей, принимается «Покон вирный» в результате борьбы свободных крестьян общинников с произволом вирников и «Урок мостника», регламентировавший функции государства в административном управлении. Ярославичи на своем съезде приняли решение об отмене кровной мести и обязательном выкупе за убийство.

Пространная Правда (не ранее 1113 г.) - суд Ярослава (ст.1 - 52) и устав Владимира Мономаха (ст.53 - 121). При Владимире Мономахе (1113-1125) и его сыне Мстиславе Удалом (1125-1132) происходит кодификация права на основе законов Ярослава Мудрого, Ярославичей, княжеских грамот, церковных уставов, договоров и обычаевого права. Сокращенная Правда (середина XV в.) — переработанный вариант ПП. В Русской Правде сохранились отдельные нормы обычаевого права: положения о кровной мести (ст.1 КП) и круговой поруке (ст.19 КП). Определенное влияние на РП оказало византийское каноническое право.



Право

Право собственности. Отсутствовал единый термин, т.к. были различ­ные субъекты и объекты права. Русская Правда строилась на казуальной системе. Однако, различалось право собственности и право владения (ст.13 - 14 РП; ст.44 ПП). Главный принцип Русской Правды - защита частной собственности (ст.71 ПП). В подавляющем большинстве речь идет об индивидуальной собственности (конь, оружие, одежда). Собственник имел право распоряжаться имуществом, вступать в договора, получать доходы с имущества, требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей - кони и скот, одежда и оружие, торговые товары, сельскохозяйственный инвентарь и многое другое.

Частную собственность на землю охраняет более ограниченный круг статей (ст.24,32,34,72 ПП). Ст.70-72 ПП и ст.34 КП устанавливают штрафы в 12 гривен за нарушение земельной или бортной межи. С точностью нельзя установить, чья это межа: крестьянина, общины или феодала. По мнению В.А. Рогова, в данном случае идет речь о конкретном индивидуальном и общинном хозяйствах, поскольку в ст.72 говорится о дворовой границе с тыном (забором), а в ст.70 - “вервной” деревенской общине. Большая ставка штрафа подчеркивает уважение законодателя к правам землевладельцев.


В Русской Правде определяются следующие виды земельной собствен­ности - княжеский домен, боярские вотчины, монастырские, крестьянские и общинные владения.

Феодальная земельная собственность известна по письменным источникам с IX в., а с X в. начинает формироваться великокняжеская вотчина или домениальное владение. После похода княгини Ольги 946 г. в Древлянскую землю происходит, по мнению П.П.Толочко, переворот в поземельных отношениях. Княжеский домен - это земли, принадлежавшие лично князю. Он взимал там оброки, налагал иные повинности, распоряжался землей по своему усмотрению. Сведения о княжеских доменах встречаются в документах X в. Например, княгине Ольге принадлежали села Ольгинчи, Будутино, город Вышгород, княгине Рогнеде первой жене Владимира I – город Изяславль, имение на р. Лыбедь, перешедшее к ее дочери Предславе (село Предславино). Сам Владимир I владел селом Ракома под Новгородом и местечком Берестово, где имел сотню наложниц. Своим женам он жаловал не только села, но и города. Кроме этих земель имелся и фонд государственных земель, обложенных данью. Они создавались путем “окняжения”, военных захватов.

С конца X века началось формирование и домениальных владений удельных князей. Этому способствовала административная реформа Владимира, в результате которой все большие древнерусские земли передавались в управление его сыновьям. Владения эти были условными, их мог отобрать или заменить великий киевский князь, в любое время. Вотчинным правом на владение землей пользовались лишь те князья, к которым переходила власть от отца. Изгои, лишенные стола, теряли не только власть, но и волость. «Таким образом, домениальные владения на Руси представляли собой сельскохозяйственные округи, закрепленные не столько за княжеским родом, сколько за княжеским столом» (П.П. Толочко). Князья получали земельную ренту. Размеры княжеских землевладений зависили от многих факторов и прежде всего от качества земельных угодий и плотности населения.

В Русской Правде отражен и процесс развития феодальных вотчин (ст.64,70 ПП). Собственность феодалов возникала как частная и основанная на княжеских пожалованиях. Летописи XI - XII вв. упоминают о селах княжеских дружинников. Б.Д. Греков связывает с именами бояр-владельцев название новгородских погостов Волдутова, Тудорова, Чудина, Спиркова и др. Известно, что боярин Чудин упоминается в летописях в 945 г., Тудор и Спирк – в 944 г.

Вотчины бояр были частной собственностью. Князья раздавали земли под условием службы (владение бенефициального типа временного или пожизненного). Княжеская раздача земель сопровождалась получением иммунитетов - судебных, финансовых, управленческих. В Русской Правде нет сведений о землевладении феодалов, но в Пространной Правде упоминаются лица, жившие на этих землях: тиун боярский (ст.1), боярские холопы (ст46), боярский рядович (ст.14). Тем не менее, Русская Правда дает облик древнерусской вотчины. За всей жизнью княжеской вотчины наблюдал боярин-огнещанин, ему подчинялся сборщик всех поступлений в казну («подъезной княж»), заведующий конюшнями и табунами («старый конюх»), старосты «сельский» и «ратайный», тиуны отроки, повара, кормильцы и др. Способы создания большого боярского землевладения были разные: експроприация земель общинников, освоение новых земель, покупка, княжеское пожалование за службу.

В.Т. Пашуто и А.В. Черепнин полагали, что имело место и аллоидиальное владение. Однако, в Киевской Руси, в отличии от Запада, не обложенных налогами земель не существовало.

Земельная собственность церкви возникла на основе государственных пожалований в виде десятины. В дальнейшем она росла за счет вкладов частных лиц, покупок, даров.

Другие источники свидетельствуют о наличии в данный период и индивидуального крестьянского хозяйства. Крестьяне владели двором, скотом, орудиями труда и предметами домашнего потребления. Так например, в одной из статей Русской Правды говорится о неприкосновенности скота смерда. Площадь пахотной земли смерда зависела от общей площади, пригодной для обработки земли в данной местности, наличия по соседству феодального хозяйства, от производственных возможностей крестьянского хозяйства. Ряд ученых полагают, что смерды не имели частной собственности на землю, а это были соседские общины с индивидуальной формой собственности на дворовой участок и периодическими переделами пахотной земли.

В Киевской Руси было известно и общинное землевладение. Община (вервь) владела лесами, пастбищами, водоемами. Земельные владения верви часто граничили с землями феодалов. Границы, нередко, нарушались и за это ответственность, согласно Русской Правде, несла вервь.

Субъектами права собственности могли быть только свободные люди. В Х в. совершеннолетие у мужчин наступало с пятнадцати лет. Деление имущества на движимое и недвижимое не нашло юридического оформления, но статус движимости в Русской Правде разработан довольно обстоятельно. Законодатель различал право собственности и владения. Собственник имел право на возврат своего имущества (коня, оружия, одежды, холопа) из чужого незаконного владения на основе строго установленной процедуры. За причиненную “обиду” назначалась вира в 3 гривны. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и разбирательства перед “сводом из 12 человек” (ст.13-16 КП; ст.34-35 ПП). Принцип защиты собственности - вернуть ее владельцу и заплатить ему штраф в качестве компенсации за убытки. Движимая собственность, в том числе и холопы, считалась объектом полного господства собственника. При спорах о ее возвращении государство не накладывало штрафов, стороны сами договаривались между собой. Доверившие имущество рабам и холопам, несли в случае причинения убытков и истребления вещи, ответственность перед третьим лицом в полном объеме (ст.116-117 ПП).



Нормы Русской Правды защищали частную собственность (движимую и недвижимую), причем правовые привилегии распространялись, прежде всего, на приближенных лиц, регламентировали порядок ее передачи по наследству, по обязательствам и договорам.

Наследственное право формировалось в результате развития частной собственности и играло большую роль. Вначале наследование осуществлялось на основе обычаевого права, с правом общины на часть имущества. Прежде всего, по наследству стали передавать движимое имущество (оружие, орудия труда). Позже появляется деление наследства на доли: часть - общине, часть - семье, часть - по усмотрению самого лица. Ибн Фадлан писал в X в., что имущество умерших руссов делилось на три части. Наследование на основе обычаевого права в видоизмененной форме входит в общегосударственный закон. Появляются две формы наследования: по закону и завещанию. Ст.13 договора 911 г. с Византией различает наследование по завещанию и закону при первенстве первого. Кроме того, ст.4 этого договора предусматривает, и право родни на долю штрафа в случае убийства их родственника. Споры о наследстве были довольно частыми и поэтому Уставы Владимира I и Ярослава Мудрого взяли эти тяжбы под свою юрисдикцию. Большинство норм о наследовании имущества вошли в Русскую Правду, где они расписаны весьма подробно (ст.90-95,98-106 ПП). Наследниками выступали только сыновья (младший сын получал отцовский двор - ст.100 ПП). Если не было сынов, то наследовали братья умершего (договор с Византией 911 г.). Дочери уносили свое имущество за пределы рода, выходя замуж. Сестру братья обязались выдать замуж, дав ей приданое. Ст. 93 и 95 ПП ограничивают наследование по завещанию сыновьями и женой умершего, дочери получают только часть. Дети от первой жены имеют право на часть имущества принадлежавшего их матери (ст.94). Согласно ст.98 дети от рабыни ничего не наследуют, но вместе с матерью получают свободу. Имущество смерда, который не имел сынов, переходило после его смерти к князю. Но если умирал боярин или дружинник, не имевшие сынов то имущество наследовали дочери, т.е. действовал принцип феодального права как права - привелея. Позже права - привелеи распространяются и на белое духовенство, ремесленников, свободных общинников (ПП). До совершеннолетия наследников наследством распоряжалась мать. Вдова получала часть имущества на “прожитое”, которым распоряжалась по своему усмотрению, но завещать его могла только своим детям. Вместе с тем она могла лишить наследства своих детей, если "они были “лихи” (ст.106 ПП). При повторном замужестве матери, опекун назначался из ближайших родственников. Передача имущества опекуну происходила при свиде­телях. Он получал вознаграждение в виде доходов с имущества опекаемых. В случае нанесения им ущерба он должен его возмещал.

Обязательственное право возникает из причинения вреда (деликт) и договоров. За невыполнение обязательств должник отвечал имуществом и свободой (ст.54,55 ПП). Первые упоминая об обязательствах встречаются в Краткой Правде. Они вытекают из права частной собственности (причинение вреда - ст.58 ПП). В Русской Правде обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов (вира) и возмещения убытков. Согласно ст.11 КП, укрывающий холопа не только его возвращал, но и платил штраф, Взявший чужое имущество возвращал его и платил 3 гривны (ст.12-13 КП).

Существовало несколько разновидностей договоров. Стороны (субъекты) договоров только достигшие определенного возраста, правоспособные и свободные. С принятием христианства считалось, что вступившие в брак становятся имущественно самостоятельными лицами. Кроме того, согласно Русской Правде женщина выступает как собственник имущества, т.е. она могла совершать сделки. Холоп не являлся субъектом правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность нес за него хозяин. Ответственность за имущественные последствия сделок холопа, совершенных по поручению господина, нес последний. Ответственность по договорам была двух видов: личная и имущественная. В Русской Правде доминирует имущественная ответственность, но закупа, в случае нарушения условий обязательств, и купца банкрота обращали в полных холопов.

Договора (”ряды”) заключались устно на торгу при свидетелях послухах или мытнике. Самый древний договор - договор купли-продажи (византийско-русский договор 911 г.), регламен­тировался ст.16 КП и ст.38 ПП. Продавалось движимое и недвижимое имущество, холопы. Русская Правда регламентировала не столько сам договор купли-продажи, который зависел от воли сторон, а споры, возникавшие в результате взаимных претензий. Продажа недвижимости одной из первых начинает оформляться письменно (известны документы XII в.) С.В. Юшков полагал, что существовали сроки предъявления претензий по недостаткам купленной вещи. Рассматривался порядок купли - продажи челядина, установление добросовестности приобретения вещи (ст.37,39 ПП). Сделка о продаже себя в рабство (договор обязательства) совершался при послухах (ст.100 ПП).

О договоре мены в Русской Правде нет данных, но по мнению С.В. Юшкова он был достаточно распространен и предшествовал договору купли-продажи и условия его заключения аналогичны первому.

Договор займа - кредитные операции с деньгами, продуктами, вещами также заключались при послухах. Исключе­ние, если сумма займа меньше трех гривен достаточно было присяги кредитора в случае отказа должника возместить долг (ст.52 ПП). Должник платил проценты с денег - ”резы”, с меда - “настав”, с жита - “присоп”. Очень высокие проценты выплачивались ежемесячно. По краткосрочным займам проценты не ограничивались. Если долг брался на год, то годовые проценты не превышали две трети долга (ст.51 ПП). Владимир Мономах ограничил срок взимания процентов двумя годами, после чего должник возвращал только сумму долга. Если же взаимодавец брал проценты три года, то ему не выплачивалась по истечению срока сумма долга (ст.53 ПП). Договор займа, заключался купцами (гости) между собой для увеличения капитала на “веру”, т.е. без послухов. В случае спора между ними вопрос решался очистительной присягой кредиторов (ст.48 ПП). Памятники древнерусского права различали три вида банкротства. Если банкротство наступало в результате стихийного бедствия, аварии судна, пожара, разбой­ничьего нападения, то купец получал отсрочку по платежам. Если же пропивался или проигрывался чужой товар, то по усмотрению кредитора должник или получал отсрочку или продавался в рабство. И третий вид, когда при банкротстве неплатежеспособный должник брал заем у гостя из другого города или иностранца, т.к. свои ему отказали, и также не возвращал долг, то его продавали в рабство (ст.54 ПП). Вырученные деньги от продажи в рабство должника шли на погашения убытков князю, заезжим гостям, давшим кредит, местным кредиторам.

Договор поклажи (хранения) закреплен в ст. 49 ПП. В ней идет речь о передаче товара, оставленном на хранение. Согласно этой статьи, оставивший имущество на хранение другому лицу без свидетелей не может требовать больше того, что ему возвращают. Хранитель, в случае возникновения спора, приносил судебную присягу. По мнению В.А. Рогова, текст данной присяги свидетельствует о существовании возмездного договора хранения с платой по усмотрению сторон, оговоренной при свидетелях.

Договор личного найма регламентировал право нанимателя на личность наймита. В ст.97 ПП упоминается о найме мостника (рабочий) для ремонта и строительства мостов. Известен и наем в служение (тиунство, ключничество). Причем, если при этом не оговаривалось специально, что по истечении срока нанимаемый остается свободным, то он становился холопом.

Таким образом, в Русской Правде упоминаются договора купли-продажи (людей, вещей, копей, самопродажа), займа денег и вещей, кредитования под проценты или без них, личного найма в услужение или для выполнение определенных работ, хранения, поручения.



Налоговое (податное) право. В Русской Правде нет статей, регулирующих данную отрасль, но в летописях и грамотах часто упоминаются дань, дары, оброки, полюдье. Дань как примитивный налог рассматривает И.Я. Фроянов. По мнению Б.А. Рыбакова полюдье киевских князей являлось не первичной формой сбора дани, а итоговой фазой этого процесса. Началом финансового устройства Киевской Руси является установление дани, которая первоначально являлась основным источником дохода князя и его дружины. В IX-X вв. размеры дани были невелики по одной шкурке пушного зверька с “дыма”. Уже в X в. сложилась устойчивая практика, согласно которой одна треть сборов шла в личную казну князя на содержание дружины, приемы, дружинные пиры и т.д., а две трети - в государственную казну. Подати постоянно росли. Так например, Новгороду в XI в. была установлена дань в размере трех тысяч гривен ( стоимость тысячи лошадей).

Развитие административного аппарата породило новые виды повинностей и податей: кормление и чрезвычайные подати военного времени. Понятие налога основывалось на понятии того, что великий князь, прежде всего, не глава государства, а вотчинник и его доходы не отделялись от государственных. Подати не платили феодалы, княжеские слуги, духовенство и обеленные, т.е. освобожденные от уплаты. Все остальные относились к податному населению (крестьяне, землевладельцы, горожане). Подать взималась с земли, двора, дома (дыма), поголовная. Например, древляне, занимавшиеся охотой и ловлей, платили князю Игорю или с человека или с дыма, а земледельцы-поляне, платили поземельную подать от рала (плуга). Плуг и соха понимались, как определенная часть земли и служили единицами для начисления подати. Сошная мера применялась не везде, и в нее стало входить и дворовое счисление, ставшее главным. Несколько дворов составляли соху. Горожане платили подать через дворовое счисление, а крестьяне - на основании сошного письма.

Дань собиралась двумя способами - “поводом” (дань привозилась плательщиком на место ее сбора) и “полюдьем” (князья с дружиной сами ездили за данью). Виды податей: дары (поклоны), дань, оброк, и чрезвычайные на содержание дружины. Дары (поклоны) - добровольные подношения не имевшие системного характера. Дань - контрибуция с покоренных племен и народов, т.е. форма государственного взыскания. Это еще не налог, а плата, которая со временем превратилась в сборы, налоги и повинности. Оброк платили за пользование чем-либо, в большинстве случаев, частным лицам. Порой это была подать взимаемая при замене различных повинностей и сборов. Подати на содержание дружины делились на постоянные и чрезвычайные, вводимые во время войны.

Уголовное право. В арабских источниках, летописях, договорах Киевской Руси с Византией имеются сведения о криминальных посягательствах (кража, убийство, побои), но отсутствует единый термин. Летописи именуют преступные действия злыми делами. Различного рода источники, в том числе договоры Олега и Игоря (911, 945 годы) свидетельствует, что на Руси еще задолго до появления Русской Правды были известны такие преступления как убийства, увечья, оскорбления, кражи, поджоги, угрозы. Однако из числа дошедших до нас рукописей она является первым древнерусским памятником, посвященным в основном уголовно-правовым нормам и упоминающим не об отдельных преступлениях, а о некоторого рода их перечне. Ее составители усматривали в наказуемых деяниях посягательства на интересы отдельных лиц, нанесение им личной обиды, а потому не касались всего того, что относилось к религиозно нравственному сознанию. Оно составляло сферу компетенции церковных уставов и связывалось с верой, ересью, чародейством, чистотой нравов, отношениями между членами семьи, супружеством и т.д.

Преступление по Русской Правде определяется не как нарушение закона или княжеской воли, а как “обида”, т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное преступление не ограничивалось в законе от гражданско-правового (ст.15 КП). Объектами преступления являлись личность (власть князя и феодалов, нравы) и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление и оконченное преступление. Субъектами преступления могли быть только свободные люди. За поступки холопов и челядинов материальную ответственность нес их господин. Закон намечал понятие соучастия, но не разделял ролей (ст.40 КП, ст.42,43 ПП). Имелись нормы, затрагивающие субъективную сторону преступления, т.е. отягчающие и смягчающие вину обстоятельства. Отягчающие - умышленное убийство, убийство в “разбое”, ”сваде” или на пиру (ст.6,7 ПП), умышленная порча имущества (ст.84 ПП), состояние опьянения, корыстный умысел (ст.12 ПП) рецедив. К смягчающему обстоятельству относилось убийство огнища­нина в “обиду” (ст.19 КП). Субъектами преступления являлись все физические лица, кроме рабов. О возрастном цензе неизвестно. Существо­вало понятие умысла и неосторожности, но не было еще четкого разграничения мотивов преступления, хотя они и намечаются. Выделя­ются следующие преступления: убийство, разбой, против личности (нанесение побоев, оскорбление, телесные повреждения), имущественные. К тяжким преступлениям отнесены: 1) посягательство на власть князя, восстание или нарушение договора сюзеренетета – вассалитета (по свидетельствую летописей); 2) против церкви (кража, языческое моление, колдовство, оскорбление храма, т.е. ввод в него животного), об этих преступлениях говорится в Уставе Владимира Святославовича; 3) преступления против личности и особенно феодала - убийство - ст.1,19-27 КП, ст.1-8,11-18 ПП, ст.4 договора 911 г., нанесение увечий - ст.3-5 КП, оскорбление действием - ст.10 КП, ст.24,67 ПП. Так за нецензурное оскорбление женщины устанавливались следующие штрафы: за боярских жен 5 гривен золотом, меньших бояр - 3 гривны золотом, городских людей - 3 гривны серебра, крестьянки - 1 гривна серебра. Имущественные преступления – разбой, который еще не отличают от грабежа (ст.20 КП, и ст.3,7 ПП), уничтожение чужого имущества (ст.32 КП, ст.84 ПП), угон скота, повреждение межевых знаков, поджог (ст.83 ПП), конокрадство (ст.13 КП, ст.34 ПП), злостная неуплата долга, кража (“татьба”). Понятие кражи - татьбы подробно регламентировалось: кража из закрытых помещений (ст.43 ПП), кража холопа (ст.26 ПП), конокрадство, кража сельхозпродуктов, скота, птицы и бобра (ст.36, 40,49 ПП). Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона (ст.38 КП).

Обособляя простое убийство, за которое обычно смертная казнь не предусматривалась, законодательство ужесточало наказание не только за посягательство на жизнь родственников или убийство с нарушением верности, но и за тайное убийство, совершаемое не в честном бою, а тайно, изменнически, с попыткой скрыть труп или скрыться самому. В литературе не раз подчеркивалось, что в основе выделения различных составов убийств в Русской Правде лежат не внутренние (субъективные), а внешние (объективные) признаки содеянного. Соглашаясь с такой характеристикой, авторы издания “Российское законодательство X-XX веков” отмечают, что “Правда” вводит свой принцип степени ответственности, основанный не на понимании умышленного и неумышленного убийства, а на том, было ли оно, душегубство, совершенно открыто, в честной ли схватке (праву чести уделено много внимания в “Правде”), во время или ссоры на пиру, когда требования к поведению его участников были несколько снижены, или тайно, при совершении злого дела. Некоторую специфику представляла Русская Правда, пожалуй, и в том плане, что, не акцентируя на усилении кары за посягательства на жизнь членов семьи и родственников виновного, что было весьма распространенным в законодательстве других народов того времени, она существенно различала тяжесть санкций за убийство мужчины (более строгое наказание) и женщины. Неодинаковой была ответственность и за убийства, совершенные представителями разных социальных групп или в отношении них. Хозяин мог безнаказанно лишить жизни своего холопа, в то время как, скажем, убийство княжеских людей наказывалось с учетом выполняемых ими функций от 12 до 80 гривен. Не считалось наказуемым убийство вора в ночное время, если он еще не был связан.

Необходимость уголовно-правовой защиты чести и достоинства личности была осознана давно. Уже первые редакции Русской Правды содержали положения о наказуемости оскорбления (бесчестия), под которым понималась обида, наносимая кому-либо. Примечательно, что оскорблениями тогда считались не только побои, но и различного рода телесные повреждения (увечья). В более поздних редакциях Русской Правды начали появляться предписания об ответственности за оскорбление словом (за лай), тяжесть, которой ставилась в зависимость от пола (оскорбление женщины наказывалось более строго, чем мужчины) и социального положения оскорбленного, его чина и звания.



Семейное право. До XIV вв. в некоторых районах Руси сохранялись патриархальные семьи с несколькими поколениями родственников, живущих в моногамном браке. По свидетельству арабских источников до принятия христианства семейные обычаи допускали многоженство и инцест. Например, Владимир I до крещения имел по селам жен и наложниц. Муж был главой семьи, дети находились в зависимости от родителей, но в славянской семье не было деспотической власти отца. В Русской Правде уже идет речь об индивидуальной семье. С XI в. брак стал прерогативой церкви и для участия в судебных процессах о наследстве, могли требовать церковное свидетельство о его заключении, но эти требования распространялись в основном на феодалов. В брак вступали юноши в 14-15 лет и 12-13 лет девушки. В светском древнерусском праве не было норм, охраняющих семью и нравственность. Они предусмотрены в церковных уставах Владимира Святославовича и Ярослава Мудрого. Преступлением считалось умыкание и пошибание (изнасилование), особенно боярских жен и дочерей, групповое изнасилование девицы, роспут (самовольный развод с женой), рождение внебрачного ребенка незамужней, заключение брака между ближайшими родственниками, прелюбодеяние, двое­женство, сожительство с ближайшим родственником.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница