Лечение больных психогенными депрессиями с использованием метода биологической обратной связи (бос) 14. 00. 18 Психиатрия



Скачать 293.87 Kb.
Дата25.04.2016
Размер293.87 Kb.

На правах рукописи

Низова Алина Владимировна


ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ ПСИХОГЕННЫМИ ДЕПРЕССИЯМИ

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА БИОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ

(БОС)

14.00.18 - ПСИХИАТРИЯ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук



Москва – 2006
Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ».

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор В А. Тихоненко



Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор JLM. Барденштейн

доктор медицинских наук, профессор A .O Березанцев

Ведущая организация:

Московский научно-исследовательский институт психиатрии Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ.

Защита диссертации состоится «27 ноября» _ 2006 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.208.024.01 при ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского».

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.



Адрес: 119992 ГСП-2, г. Москва, Кропоткинский пер., 23.
Автореферат разослан 2006

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат медицинских наук



И.Н. Винникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Проблема терапии и профилактики депрессивных расстройств приобретает в современных условиях особую актуальность в связи со стремительным ростом их распространённости в населении (примерно в 10 раз за пос­ледние 40 лет, по данным ВОЗ). Причем значительная доля при­надлежит депрессиям непсихотического уровня, возникающим в ответ на психотравмирующие воздействия, т.е. обусловленным психогенно. К числу психогенных факторов, вызывающих депрессив­ные реакции и состояния, относятся чрезвычайные ситуации во­енного и мирного времени, негативные изменения образа жизни, межличностные конфликты, семейные драмы, личные неудачи, несчастья, утраты и т.п. Развитие депрессивных расстройств со­провождается социальной дезадаптацией, которая проявляется на­рушениями функционирования больных в различных сферах жиз­недеятельности, снижением их трудоспособности, "качества" жиз­ни, суицидальными попытками и девиациями поведения (Алек­сандровский Ю.А., 2000; Дмитриева Т.Б., 2001; Кекелидзе З.И., 2001; Положий Б.С, 2001; Румянцева Г.М., 2001; Тихоненко В.А., 2005 и др.).

Клиническая картина психогенных депрессий неоднородна. Она включает в себя депрессии кататимического, невротическо­го, соматоформного, патохарактерологического типов, имеющие полиморфную структуру и, нередко, тенденцию к затяжному, флуктуирующему течению (хронификации). Фармакотерапия та­ких состояний во многих случаях оказывается малоэффективной и, к тому же, не свободна от известных недостатков (побочные явления, плохая переносимость, "поведенческая токсичность"), что приводит к отказу значительной доли пациентов от приема лекарственных препаратов (Аведисова А.С, Бородин В.И., 2005).

Указанные обстоятельства диктуют необходимость поиска иных, в том числе нелекарственных, подходов к лечению, среди которых, наряду с психотерапией, выделяется метод, основанный на саморегуляции физиологических и психических функций по­средством биологической обратной связи (БОС). Современные компьютерные технологии открывают широкие возможности для исполь­зования многообразных модификаций БОС-терапии и БОС-тренинга в различных областях медицины, в том числе в психиатрии. Анализ отечественной и зарубежной литературы свидетельствует об эффек­тивности метода, его безопасности, надежности, привлекательности для пациентов (Айвазян ТА., 1993; Иващенко О.И., 2001; Aloe L., Collins В. et al., 1994). Подчеркивается, что благодаря БОС-методу удается значительно уменьшить медикаментозную нагрузку на больных, сократить сроки выздоровления, снизить частоту пов­торных обращений, что говорит не только о медицинской, но и об экономической целесообразности его внедрения. Накапливают­ся данные о положительных результатах БОС-терапии депрессив­ных расстройств (Peniston E.G., Kulkosky P.J., 1999). Однако воз­можности этого метода при лечении больных, страдающих пси­хогенными депрессиями, практически не изучены. Собственный опыт работы в кабинете БОС-терапии отделения проблем реаби­литации Отдела пограничной психиатрии ГНЦ ССП им. В.П. Серб­ского (на базе "Клиники неврозов") даёт основания считать пер­спективным проведение исследований в данном направлении.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучение эффективности примене­ния метода функциональной саморегуляции на основе биологи­ческой обратной связи (БОС) при лечении больных с психоген­ными депрессиями.



ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

  1. Разработка и апробация оптимальных модификаций (протоколов) БОС-терапии применительно к больным с психо­генными непсихотическими депрессиями.

  2. Исследование динамики психического состояния больных с психогенными непсихотическими депрессиями в процессе БОС-терапии.

  3. Сравнительный анализ эффективности БОС-терапии при
    различных клинических вариантах психогенных депрессий.

  4. Определение дифференцированных показаний к примене­нию БОС-терапии психогенных депрессий и разработка практических рекомендаций.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА РАБОТЫ.

Впервые проведены углублен­ные клинические исследования терапевтических возможностей ме­тода саморегуляции на основе биологической обратной связи применительно к больным с психогенными непсихотическими депрес­сиями. Разработаны и апробированы оптимальные модификации БОС-терапии для пациентов с указанными расстройствами. Ис­следована динамика психического состояния больных в процессе терапии, проведен сравнительный анализ эффективности предла­гаемого метода при различных клинических вариантах психоген­ных непсихотических депрессий. Определены дифференцирован­ные показания к применению метода биологической обратной свя­зи в терапии психогенных депрессий.



ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ. Разработанные в результате исследования методики приме­нения БОС-терапии позволяют усовершенствовать процесс лече­ния и реабилитации пациентов с психогенными непсихотически­ми депрессиями, повысить эффективность лечебных мер в более широком диапазоне клинических проявлений депрессивных рас­стройств при минимальной вероятности нежелательных явлений, повысить комплаентность больных, сократить восстановительный период и улучшить прогноз аффективного расстройства. Резуль­таты исследования внедрены в комплексную лечебно-реабилита­ционную программу, применяемую в СКБ №8 им. З.П. Соловье­ва "Клинике неврозов" г. Москвы.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ И ПУБЛИКАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИС­СЛЕДОВАНИЯ.

Основные положения диссертации обсуждались на Проблемном совете по клинической и социальной психиатрии ГНЦ ССП им. В.П. Сербского (ноябрь 2003 г.), на научно-практичес­ких и клинических конференциях в СКБ №8 ("Клинике невро­зов"), ПБ №12, ПБ №14 г. Москвы (2005). Апробация диссерта­ции состоялась 27 апреля 2006 года. По материалам выполненных исследований опубликовано 6 научных работ.



ОБЪЁМ И СТРУКТУРА РАБОТЫ.

Диссертация изложена на 197 страницах машинописного текста (основной текст — 128 стра­ниц) и состоит из введения, четырех глав, заключения, выво­дов, списка цитируемой литературы (всего 224 наименования, из них 161 отечественных и 63 зарубежных авторов), а также при­ложений. В тексте диссертации содержится 1 таблица, 39 диаграмм. В приложениях приведены 4 клинических иллюстрации, форма­лизованная карта исследования, использованные в работе опрос­ники и тесты.



МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

В интересах нас­тоящего исследования из числа пациентов Специализированной клинической больницы №8 им. З.П. Соловьева "Клиники невро­зов" (филиал в Рублёво), проходивших лечение в 2003—2005 гг., была сформирована группа больных, соответствующих следующим критериям включения:



  1. Наличие установленной связи клинических проявлений и содержания депрессивного расстройства с четко иденти­фицируемым стрессовым (психотравмирующим) факто­ром острого или пролонгированного характера.

  2. Непсихотический уровень депрессивного расстройства.

  3. Соответствие клинической картины расстройства одной из
    следующих диагностических рубрик (МКБ-10):




  • Депрессивный эпизод легкой, средней степени
    (F32.0, F32.1);

  • Дистимия (F34.1);

  • Смешанное тревожное и депрессивное расстройство
    (F41.2);

  • Расстройство адаптации (F43.20—22);

  1. Отсутствие признаков психических заболеваний другой
    этиологии и обострений хронических соматических забо­леваний.

  2. Наличие информированного согласия пациента на участие
    в исследовании.

Всего в исследовании приняло участие 120 человек обоего пола, в возрасте от 18 до 60 лет, распределенных на две группы:

  1. Группа исследования — пациенты, получавшие терапию только или преимущественно методом БОС на протяжении всего лечебно-реабилитационного курса, либо в течение первых 3-х не­дель (в зависимости от эффективности), численностью 70 чело­век, из них мужчин 16 (22,8%), женщин 54 (77,2%).

  2. Группа сравнения, получавшая помощь, в том числе, медикаментозную, в соответствии с лечебными стандартами, без ис­пользования апробируемого метода. Численность данной группы 50 человек, из них мужчин 14 (28%), женщин 36 (72%). Медика­ментозная терапия больных группы сравнения проводилась диф­ференцированно, исходя из общепризнанных принципов, т.е. с учетом особенностей структуры и динамики депрессивного рас­стройства, с одной стороны, и спектра психофармакологической активности препарата — с другой. Соответственно применялись антидепрессанты различных классов с седативным или стимулирую­щим эффектом, либо сбалансированного действия (амитриптилин, анафранил, лудиомил, азафен, пиразидол, коаксил, паксил, ципрамил, золофт, ремерон), транквилизаторы (феназепм, реланиум, лоразепам, ксанакс), "малые" нейролептики (эглонил, флюанксол, сонапакс) — в средних дозах, по индивидуальным схе­мам. Помимо этого, использовалась рациональная психотерапия, дыхательная гимнастика, физиотерапия, лечебная физкультура.

Средний возраст в группе исследования составил 39,5±10 лет, в группе сравнения 40+11,3 года. Группы формировались методом случайной выборки и были сопоставимы по социально-демогра­фическим и клиническим признакам (таблицы 1, 2).
Таблица 1

Распределение пациентов по половому и возрастному признакам

Пол

I. Группа исследования

II. Группа сравнения

Возраст


абс.

%

абс.

%

Мужчины (всего)

16

28,8

14

28,0

в том числе:













18-29 лет

3

4,3

2

4,0

30-39 лет

8

11,4

6

12,0

40-49 лет

3

4,3

4

8,0

50-59 лет

2

2,8

2

4,0

Женщины (всего)

54

77,2

36

72,0

в том числе:













18-29 лет

12

17,1

9

18,0

30-39 лет

27

38,7

17

34,0

40-49 лет

8

11,4

6

12,0

50-59 лет

7

10,0

4

8,0

Оба пола (всего)

70

100,0

4

8,0

в том числе:













18-29 лет

15

21,4

11

22,0

30-39 лет

35

50,1

23

46,0

40-49 лет

11

15,7

10

20,0

50-59 лет

9

12,8

6

12,0

Как видно, в обеих группах преобладали женщины (свыше 70%); возраст преимущественно зрелый (от 30 до 50 лет). Боль­шинство пациентов были работающими (90,8%), среди которых выделялись по численности служащие предприятий и организа­ций (65,0%). Меньшие доли приходились на рабочих (14,2%), твор­ческих работников (12,5%) и единицы — на учащихся, студентов и не работающих. Большинство пациентов имели высшее либо не­оконченное высшее образование (69,2%).

По клиническим признакам состав каждой из групп был представлен четырьмя диагностическими категориями больных:



  1. с депрессивным эпизодом легкой или средней степени
    (F32.0-F32.1) - всего 42 чел.;

  2. с реакциями на тяжелый стресс и нарушениями адапта­ции (F43) — всего 36 чел.;

  3. со смешанным тревожным и депрессивным расстройством
    (F41.2) — всего 24 чел.;

  4. с диагнозом "дистимия" (F34.1) — всего 18 чел.

Таблица 2

Распределение пациентов по клиническому признаку




Группа исследования

Группа сравнения

абс.

%

абс.

%

Депрессивный эпизод (F32)

24

34,0

18

36,0

Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации (F43)

21

30,0

15

30,0

Смешанное тревожное и депрессивное расстройство (F41.2)

14

20,0

10

20,0

Дистимия (F34.1)

11

16,0

7

14,0

ВСЕГО

70

100,0

50

100,0

Для решения поставленных задач применялись следующие методы:

1) Клинико-психопатологический, с использованием форма­лизованной карты исследования, шкалы депрессии Гамильтона HDRS-21 и многофакторной оценочной шкалы SCL-90-R, кото­рые количественно оценивают психопатологический статус паци­ентов. Динамика депрессивного состояния изучалась по степени редукции показателей соответствующих субшкал.

2) Психологический метод — с использованием тестов: УСК (уровень субъективного контроля), ИТО (индивидуально-типоло­гический личностный опросник — Л.Н. Собчик), САН (опросник "Самочувствие. Активность. Настроение."), ССА (шкала самооценки социальной адаптации).

УСК оценивает степень активности человека в достижении своих целей, меру независимости и самостоятельности его пове­дения, уровень развития личной ответственности за происходя­щие с ним события.

ИТО выявляет ведущие личностные тенденции и сопряжен­ные с ними индивидуальные социально-психологический и ког­нитивный стили пациентов.

Опросник САН позволяет количественно оценить субъек­тивные признаки самоощущения пациента.

Шкала ССА показывает общий уровень субъективной удов­летворенности и адаптированности больного.



  1. Физиологический метод — регистрация регулируемых физиологических параметров (кожной температуры, кожно-гальванической реакции, респираторных показателей, электромиограммы и др.) — в автоматическом режиме;

  2. Статистический метод с компьютерной обработкой дан­ных (программа Statsoft Statistica v6.0 с вычислением доверитель­ного коэффициента р<0,05 и достоверности различия между ве­личинами — t (критерий Стьюдента).

Все указанные методы исследования применялись 2 раза — при поступлении пациента в стационар и к моменту выписки или окончания терапии.

Принципиальная схема организации БОС-терапии включа­ет в себя: 1) полиграфическую регистрацию ряда физиологичес­ких функций организма; 2) выделение параметров биоэлектри­ческих или биомеханических процессов, выбранных для управле­ния; 3) систему сигнализации, обозначающую "порицание" или "поощрение" (подкрепление) в зависимости от характера изме­нения параметров регулируемых функций (фазы, частоты, ампли­туды); 4) регистрацию биологических процессов и их системный анализ.

Процедуру БОС-терапии можно разделить на две части и несколько этапов.

I часть — вводная (так наз, обучающая), включала в себя анализ личностных особенностей пациента, объяснение роли психологического фактора в развитии невротической и психосоматической патологии, демонстрацию взаимозависимости мыслей, образов, чувств и физиологических реакций при помощи аппаратно-программного комплекса, возможностей их волевого контро­ля методом биоуправления.

II часть основная (терапевтическая).

Каждая из процедур содержала один или несколько сцена­риев, в которых, как правило, была реализована следующая по­следовательность этапов БОС-терапии: 1) стартовая заставка (на­именование сценария); 2) регистрация исходного фона; 3) этап задающего типа (инструкция); 4) этап управляющего типа (тре­нинг); 5) регистрация итогового фона после тренинга; 6) фи­нишная заставка.

Начальный этап содержал наименование сценария и инструк­цию относительно поведения пациента на следующем этапе. Дли­тельность второго этапа регистрации исходного фона варьировала в пределах от 2-х до 5-ти минут. За этот период колебания значе­ний выбранного параметра программно анализировались, и при их стабилизации появлялась возможность перехода к третьему этапу задающего типа, длительностью 30 с, содержащему инструкцию для пациента и предоставляющему некоторое время для решения возникающих у пациента вопросов о проведении тренинга. Ос­новной, четвертый (управляющий) этап длился не менее 3 минут. Допускалось повторение данного этапа несколько раз с промежу­точным отдыхом в 1—2 минуты. В ходе исследования в качестве стимулов использовался, как правило, видеоряд с дополнитель­ными речевыми поощряющими сообщениями и музыкальными аккордами. Инструкции, предлагаемые пациенту, менялись в за­висимости от типа процедуры и регистрируемого параметра. Пя­тый, и шестой этапы являлись завершающими и служили для фик­сации достижений пациента, а также для его отдыха и ответа на возникшие в ходе процедуры вопросы.

Учитывая требования к модификации биоуправления при­менительно к пациентам с психогенными депрессиями, была раз­работана и апробирована следующая программа БОС-терапии: 1-я неделя соответствовала преимущественно обучающей части курса. В течение указанного срока основной задачей терапевта было фор­мирование у пациента положительной мотивации к использованию метода и обучение его приемам работы по соответствующей технологии. Вначале больному предлагался температурный прото­кол, освоение которого наглядно убеждало в возможности само­стоятельной регуляции функций. Скорость и качество выполне­ния температурного протокола позволяло терапевту оценить вос­приимчивость пациента к предлагаемому методу лечения.

2-я и последующие недели составляли основную, терапев­тическую часть метода БОС. Задачей терапевта, прежде всего, яв­лялось определение стимулов, подходящих конкретному пациен­ту, и дополнительных протоколов, наиболее точно соответствую­щих терапевтическим целям. В нашем исследовании дополнитель­но к температурному использовались протоколы на основе кожно-гальванической реакции, респираторных показателей и электромиограммы, то есть, так называемые, мультипараметрические.

Сессии с больными проводились в специализированном ка­бинете, оснащенном аппаратом для биологической обратной связи — в случае данного исследования — электроэнцефалографом-анали­затором "Энцефалан 131-03", производство фирмы "МЕДИКОМ МТД", креслом для пациента, двумя мониторами с цветными дис­плеями и мультимедийной программой.

Занятия проводились индивидуально, с частотой 3—4 раза в неделю, продолжительностью 25—45 минут, общим количеством 10—15 сеансов.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для проведения качественного сравнительного анализа эф­фективности БОС-терапии при различных клинических вариан­тах психогенных непсихотических депрессий все пациенты, как в группе исследования, так и в группе сравнения, были распре­делены на три подгруппы в зависимости от результатов исполь­зования метода БОС или стандартных лечебных методов. В пер­вую подгруппу, обозначенную как "респондеры", вошли боль­ные, продемонстрировавшие редукцию показателей шкалы Гамиль­тона HDRS-21 и субшкал SCL-90-R 50% и более. Во вторую под­группу, обозначенную как "частичные респондеры", вошли па­циенты, показавшие редукцию признака от 25 до 49%. И, нако­нец, пациенты, у которых редукция признаков составила менее 25%, были включены в подгруппу "нон-респондеров". Одновре­менно регистрировались и оценивались данные клинических на­блюдений.

Оценка эффективности БОС-терапии у 70 пациентов груп­пы исследования и у 50 пациентов группы сравнения (по указан­ному выше критерию степени редукции депрессии) дала следую­щие результаты, представленные на диаграмме 1:

Диаграмма 1

Эффективность терапии в группе исследования

и группе сравнения



группа исследования группа сравнения

респондеры □ частичные респондеры & нон-респондеры

Обращают на себя внимание примерно равные доли "респондеров" в группе БОС-терапии и группе сравнения (37% и 36%) при значительно меньшей (в 1,6 раза) доле "нон-респондеров" в группе БОС-терапии. Достоверных различий эффективности те­рапии в зависимости от пола больных обнаружено не было.

В подгруппу "респондеров" группы исследования вошли 26 пациентов, в том числе: 8 пациентов с диагнозом "депрессивный эпизод легкой или средней степени'', 5 — с диагнозом "реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации", 10 — с диагнозом "смешанное тревожное и депрессивное расстройство" и 3 пациен­та с диагнозом "дистимия".

Общим для данной подгруппы являлось наличие в структу­ре депрессии тревожного, тревожно-фобического, обсессивно-фобического компонентов и вегетативной гиперактивности (как фи­зиологического коррелята тревоги), что соответствует депрессиям невротического типа. В ряде случаев отмечалось сочетание веду­щего депрессивного аффекта с такими фобическими симптома­ми, как агорафобия, социальные фобии, изолированные фобии, паническими атаками, а также с обсессивно-компульсивными рас­стройствами, отражающими содержание психогении.

У пациентов данной подгруппы показатели редукции шкалы Гамильтона составили в среднем 54%, а редукция основных субшкал SCL-90-R была выражена на уровне от 56% по субшкале депрессии до 73% по тревожно-фобической субшкале (при р=0,027<0,05).

Существенные положительные изменения были получены в следующих опросниках и тестах. САН — значительное улучшение показателей самочувствия (на 48%) и настроения (на 85%).

УСК — верифицированный (р=0,012<0,05) рост общей интернальности и интернальности в области здоровья и межличност­ных отношений (на 80%, в 2 и 2,5 раза соответственно), что ин­терпретируется как рост субъективного контроля не только в рамках собственной личности, но и в формировании значимого окруже­ния и отражает снижение уровня ситуационной тревоги.

По ИТО — снижение до популяционной нормы завышен­ных показателей тревожности, нормализация подавленных ранее тенденций (агрессивности, лабильности) и в целом — гармониза­ция структуры личности и компенсация акцентуированных черт.

Кроме того, были получены положительные изменения по­казателей шкалы самооценки социальной адаптации — снижение с 26,7 до 15,2 балла (при р=0,024<0,05), что свидетельствует о повышении адаптационных возможностей пациентов на фоне про­водимого курса БОС-терапии.

В подгруппу "частичных респондеров" группы исследования вошли 30 пациентов: 13 — с диагнозом "депрессивный эпизод легкой, средней степени", 13 — с диагнозом "реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации", 2 — со смешанным тревожным и депрессивным расстройством и 2 пациента с диагнозом "дистимия". Преобладающими в данной подгруппе (88%) являлись депрессии с соматоформными вегетативными дисфункциями отдель­ных органов или систем либо с ипохондрическим компонентом (соматоформно-ипохондрический тип депрессии).

Средний показатель редукции шкалы Гамильтона составил здесь 38% (при р<0,01), снижение значений субшкал теста SCL-90-R составило от 47% по субшкале депрессии до 63% по субшкале соматизации (при р=0,042<0,05).

Тест САН продемонстрировал статистически значимое улуч­шение (р=0,035<0,05) по всем шкалам, наиболее выраженное по шкале самочувствия — на 60%.

Уровень субъективного контроля значимо возрос по пока­зателям общей интернальности и интернальности в отношении здо­ровья (на 30 и 75% соответственно, при р=0,023<0,05), что мо­жет свидетельствовать о росте способности пациентов контроли­ровать своё состояние.

Что же касается профиля ИТО, то выраженная до начала БОС-терапии поляризация ортогональных тенденций ("сензитивность-спонтанность" и "лабильность-ригидность"), свидетельст­вующая (по данным Л.Н. Собчик) о высоком риске соматизации психических, в том числе аффективных расстройств, в результа­те применения исследуемого метода существенно снизилась по обе­им названным осям. Такая динамика благоприятна в плане устра­нения внутриличностной напряженности и уменьшения вероят­ности соматоформных дисфункций.

Шкала ССА выявила достоверное (р=0,031<0,05) снижение показателей с 30,6 до 17,1 балла, отражающее увеличение способ­ности к социальной адаптации пациентов.

Подгруппу "нон-респондеров" группы исследования состави­ли 14 пациентов: 3 — с диагнозом "депрессивный эпизод легкой, средней степени", 3-е реакцией на тяжелый стресс и наруше­ниями адаптации, 2 — со смешанным тревожным и депрессив­ным расстройством и 6 — с диагнозом "дистимия".

Данная подгруппа оказалась клинически неоднородной; в её состав вошли: а) депрессии кататимического типа (тоскливые депрессии, с ангедоническим, витальным компонентом, а также астено-апатические, гиподинамические депрессии) и б) депрес­сии патохарактерологического типа (с истерическим, дисфорическим компонентами).

Редукция показателей HDRS-21 в данной подгруппе, как у пациентов с кататимическим, так и с патохарактерологическим типами депрессии оказалась невысокой — 24% и 22% соответственно (при р<0,05). Это подтверждается также слабой выраженностью редукции показателей субшкал SCL-90-R.

У больных с кататимическим вариантом депрессивного рас­стройства снижение показателей составило 23% по субшкале де­прессии, 18% по интерперсонально-субъективной субшкале.

Редукция показателей субшкал у пациентов с патохарактерологическим типом депрессии составила лишь 17% (субшкала депрес­сии), остальные данные оказались статистически недостоверными.

Динамика психологических параметров в исследуемой под­группе свидетельствует о некотором увеличении субъективных по­казателей активности и настроения по опроснику "САН" (на 26% и 14% при р=0,037<0,05) в категории кататимического типа де­прессии, тогда как у пациентов с патохарактерологическим вари­антом изменения отразились лишь в шкале настроения (рост на 23% при р=0,042<0,05).

Самооценка социальной адаптации осталась на прежнем уровне в обеих рассматриваемых категориях (25 и 24,1 балла при р=0,047<0,05 в совокупности "а" и 26,1 и 24,9 балла при р=0,044<0,05 в со­вокупности "б").

По данным теста УСК в категории пациентов с кататимическим вариантом депрессии интернальность в области здоровья несколько снизилась — на 15% (р=0,046<0,05), что свидетельст­вует об ориентации пациента на постороннюю помощь и об от­казе принимать на себя ответственность за своё состояние. У боль­ных с патохарактерологическим типом расстройства ведущим по­казателем, продемонстрировавшим динамику, являлась интерналь­ность в области межличностных отношений — рост показателя со­ставил 20% (при р=0,047<0,05), что интерпретируется как тен­денция к принятию ответственности и стремление к налажива­нию более конструктивных отношений.

Личностная динамика (по ИТО) у пациентов подгруппы "нон-респондеров" выражена незначительно и определялась лишь "симптоматическими" изменениями (некоторое снижение агрес­сивности, сензитивности и спонтанности) — при кататимическом варианте депрессии, а при патохарактерологических вариантах дос­товерных изменений не отмечалось.

Итак, согласно полученным в исследовании данным, наиболь­шую эффективность метод БОС-терапии продемонстрировал в под­группе пациентов с преобладанием невротического типа депрессий.

В отношении депрессивных расстройств соматоформного и ипохондрического типов метод биоуправления показал среднюю сте­пень эффективности.

В подгруппе пациентов с психогенными депрессиями ката­тимического либо патохарактерологического типов — наименьшую эффективность.

Все больные хорошо перенесли лечебные процедуры, без ка­ких-либо осложнений или нежелательных, побочных явлений. При отсутствии положительного эффекта БОС-терапии в течение 3-х недель больные "нон-респондеры" переводились на другие мето­ды лечения.

Для обоснования дифференцированного подхода к терапии психогенных депрессий, что особенно важно в практическом от­ношении, было проведено сравнительное изучение динамики пси­хического состояния больных в группе исследования и группе сравнения в зависимости от клинической картины депрессивного расстройства.

У пациентов с невротическим вариантом депрессии в груп­пе исследования и в группе сравнения исходные клинические по­казатели не имели достоверных различий, то есть были вполне сопоставимы. Редукция клинических проявлений оказалась боль­шей в группе исследования, чем в группе сравнения, но в общем указывала на эффективность как метода биоуправления, так и стандартных лечебных средств в отношении данного типа депрес­сии. В то же время, различия выраженности психологических из­менений в сравниваемых группах были значительными. Это каса­лось, в частности, позитивных изменений в области субъектив­ного контроля и самооценки социальной адаптации, которые были существенно выше у пациентов, получавших терапию методом БОС.

Среди больных с соматоформным и ипохондрическим ти­пами депрессий в группе исследования получены значимые ре­зультаты как в клинической (редукция показателей шкал HDRS-21 и SCL-90-R), так и в психологической сфере. Снизились призна­ки депрессии, улучшилась самооценка социальной адаптации и субъективные показатели здоровья, произошли положительные сдвиги в области локус-контроля. Напротив, пациенты с указан­ными вариантами депрессии, получавшие терапию в группе срав­нения, вовсе не продемонстрировали положительных изменений, а по показателю интернальности в отношении здоровья прояви­лись негативные тенденции. Таким образом, стандартные методы терапии данной подгруппы пациентов следует рассматривать как менее эффективные в отличие от БОС-терапии, показавшей дос­таточный уровень лечебного воздействия.



Обратная картина наблюдалась в подгруппе пациентов с кататимическим и патохарактерологическим типами депрессии, где стандартные средства и методы терапии оказали наибольшее влия­ние, тогда как БОС-терапия была неэффективной. Степень ре­дукции клинических признаков расстройства в группе сравнения достоверно выше, чем в группе исследования. Стоит, однако, за­метить, что по психологическим показателям значимых позитив­ных изменений в группе сравнения не произошло, то есть стан­дартные методы терапии не повлияли на уровень самоконтроля и оценку социальной адаптации (Диаграмма 2). Важно подчеркнуть, что процентное соотношение "респондеров", "частичных респондеров" и "нон-респондеров" в группе исследования лучше, нежели в группе сравнения. У пациентов, получавших терапию методом биоуправления, подгруппа, не дав­шая ответ на процедуры, составила 20%, тогда как в группе срав­нения этот показатель был на уровне 32% (см. диаграмму 1).

15


Следовательно, общая переносимость метода и общая его эффективность по результатам проведенного исследования позво­ляют рекомендовать БОС-терапию для практического примене­ния в отношении больных с психогенными непсихотическими де­прессиями.



выводы

  1. Метод функциональной саморегуляции на основе биологической обратной связи (БОС) является эффективным при лечении больных с психогенными (непсихотическими) депрессиями. Он может применяться как самостоятельный, альтернативный метод, так и в комплексе с другими терапевтическими мероприятиями, с целью достижения положительных результатов в более широком диапазоне клинических проявлений депрессивных расстройств при минимальной вероятности нежелательных явлений.

  2. Для лечения больных психогенными депрессиями мето­дом БОС-терапии оптимальными представляются комбинации релаксационных протоколов, в частности, применение температурного протокола на начальных этапах с последующим присоединением мультипараметрических протоколов: температурного в сочетании с кожно-гальванической реакцией, электромиограммой или респираторными параметрами.

  3. Клиническая эффективность БОС-терапии при психогенных непсихотических депрессиях неоднозначна. В зависимости от степени редукции депрессивной симптоматики (по показателям шкал HDRS-21 и SCL-90-R) пациенты группы исследования разделились на 3 подгруппы: 1) "респондеры" (редукция депрессии 50% и более) — 37% больных; 2) "частичные респондеры5' (редукция депрессии от 25% до 49%) — 43% больных и 3) "нон-
    респондеры" (редукция депрессии менее 25%) — 20% больных.

3.1. В подгруппе "респондеров" преобладали депрессии невротического типа (в 90% случаев), структура которых определялась сочетанием депрессивного аффекта с тревожным, тревожно-фобическим, обсессивно-фобическим компонентами и вегетативной гиперактивностью как физиологическим коррелятом тревоги.

  1. В подгруппе "частичных респондеров" в 88% случаев отмечались депрессии соматоформно-ипохондрического типа с соматоформными вегетативными дисфунциями отдельных органов или систем и ипохондрическими фиксациями.

  2. Подгруппу "нон-респондеров" составили пациенты с психогенными депрессиями двух типов: а) кататимические (тоскливые депрессии сангедоническим, витальным компонентом, а также астено-апатические, гиподинамические депрессии); б) патохарактерологические (с истерическим, дисфорическим компонентами).

4. В процессе БОС-терапии достоверные различия установлены в динамике психологических характеристик изученных больных.

  1. У "респондеров" с депрессиями невротического типа отмечался значительный рост общей интернальности и интернальности в области здоровья и межличностных отношений (в 2 и 2,5 раза соответственно — УСК), снижение показателей тревожности и гармонизация структуры личности (ИТО), существенное улучшение показателей самочувствия и настроения (САН) и повышение самооценки социальной адаптации (при р<0,05).

  2. У "частичных респондеров" с депрессиями соматоформно-ипохондрического типа также значимо возрос уровень субъективного контроля по показателям общей интернальности и интернальности в области здоровья (на 30 и 75% соответственно УСК), уменьшилась выраженная до начала терапии в профиле ИТО поляризация ортогональных тенденций ("сензитивность спонтанность" и "лабильность — ригидность"), служивших факторами внутриличностной напряженности и риска соматизации аффективных расстройств. Улучшились по всем шкалам показатели теста САН и способность к социальной адаптации.

  3. У "нон-респондеров" при кататимическом и патохарактерологическом типах депрессии динамика психологических характеристик оказалась недостоверной, несмотря на наличие некоторых позитивных тенденций.

5. Сравнительный анализ эффективности БОС-терапии и стандартных методов лечения выявил разнонаправленные векторы. Так БОС более эффективна в отношении трудно поддающихся другим методам лечения психогенных невротических и соматоформно-ипохондрических депрессий, тогда как кататимические и патохарактерологические варианты, слабо отвечающие на БОС-терапию, лучше реагируют на адекватную психофармакотерапию.

При практически равной доле "респондеров" (36—37%) в сравниваемых группах, доля "нон-респондеров" в группе БОС-те­рапии в 1,6 раза меньше. Кроме того, редукция клинической симп­томатики в группе БОС-терапии сопровождается более выражен­ной положительной динамикой психологических характеристик пациентов, чем в группе сравнения.

Это открывает возможности для дифференцированного те­рапевтического подхода и применения взаимодополняющих тех­нологий.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ


  1. Низова А.В. Биологическая обратная связь (БОС): терапевти­ческие возможности метода и перспективы его использования в психиатрии (аналитический обзор) // Российский психиатрический журнал. - 2003. - №1. - С. 68-72 (Соавт. Мельникова ИА).

  2. Низова А.В. Показания к применению метода биологической
    обратной связи при лечении нервно-психических расстройств // Современные аспекты терапии и профилактики нервно-психических расстройств. — Сб. матер, междунар. научно-практич. конф., посвященной памяти проф. Л.П. Яцкова / Под ред. Семке В.Я., Мосолова С.Н. — Владивосток. - Дальнаука., 2003. - С. 127-128.

  3. Низова А.В. Диагностическая оценка непсихотических психогенно обусловленных депрессий. — Там же, 2003. — С. 130-132 (Соавт. Павлова М.С., Головизнина О.Л.).

  4. Низова А.В. Место психогенных непсихотических депрессий в международной классификации психических и поведенческих расстройств (МКБ-10) // Российский психиатрический журнал — 2003. — №4. — С. 7-11. (Соавт. Павлова М.С, Головизнина О.Л.).

  5. Низова А.В. Метод биологической обратной связи в реабили­тации больных с пограничными психическими расстройствами // Журн. "Паллиативная медицина и реабилитация". — 2004. — №2. — С.77 (Соавт.
    Мельникова И.А., Бобракова О.Т.).

  6. Низова А. В. Метод биологической обратной связи // Нелекар­ственные методы реабилитации больных с пограничными психическими расстройствами / Под ред. Тихоненко В.А. — Сб. научн. Трудов ГНЦ ССП им. В.П. Сербского. — М., 2005. — С. 111-128. (Соавт. Мельникова И А).

Сдано в набор 23.06.06 г. Подписано в печать 28.06.06 г.

Формат 60x84/16. Бумага офсетная №1. Печать офс.

Усл. печ. л. 1,0. Тираж 120. Заказ 18.


Набрано и отпечатано в Редакционно-издательском отделе

Федерального государственного учреждения "Государственный научный



центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского Федерального

агентства по здравоохранению и социальному развитию"

119992 ГСП-2, Москва, Кропоткинский пер., 23.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница