Лавочник пьеса в одном действии действующие лица: костя – 23 года. Нина ароновна – 69 лет. Даша – 19 лет. Весна. Под то теплым, то холодным солнцем замерзает и снова тает грязный снег. Уже тепло. Все сняли шубы, надели пальто и пиджаки



Скачать 195.54 Kb.
Дата11.05.2016
Размер195.54 Kb.
Конторович Маша

ЛАВОЧНИК

Пьеса в одном действии

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

КОСТЯ – 23 года.

НИНА АРОНОВНА – 69 лет.

ДАША – 19 лет.



Весна. Под то теплым, то холодным солнцем замерзает и снова тает грязный снег. Уже тепло. Все сняли шубы, надели пальто и пиджаки. На скамейках сидят молодые мальчики, лузгают семечки, смеются, о чем-то говорят. Мимо проезжают трамваи – звенят. Щебечут птицы и частенько завывает ветер. С крыши дома капает сосулька.

1. Коридор, кухня.

Большая старая трехкомнатная квартира с высокими потолками. Старый ремонт, обои отклеиваются, те части, что уже отклеились, аккуратно срезаны ножницами. На каждом углу стоят пустые кошачьи лотки. По запаху и лоткам сразу понятно, что тут долгое время жил или живет кот. С кухни слышно, как бежит вода и бубнит радио. На кухне тоже старый ремонт, но техника вся новая, чистенькая, беленькая.

У раковины стоит Нина Ароновна, ей 69 лет, она моет новенький набор чашек. Домыла, поставила их аккуратно вверх донышками на полотенце. Зашла в свою спальню – самую маленькую комнату в квартире, открыла шкаф, вытащила из-под груды новых панталон большую трехлитровую банку красной икры. Любуется ей.

НИНА АРОНОВНА. Хорошая моя.



У Нины Ароновны совсем недавно умер кот, ей совсем не с кем поговорить, поэтому она разговаривает с банкой икры.

НИНА АРОНОВНА. Маленькая моя, миленькая. Как-нибудь. Когда-нибудь.



Раздается звонок в дверь. Нина Ароновна поспешно прячет банку с икрой за свои новые панталоны в шкафу.

НИНА АРОНОВНА. Здесь все умерли, идите к соседке сверху. Она еще точно не умерла.

КОСТЯ. (За дверью) Здравствуйте! Меня зовут Константин. Я только что от вашей соседки сверху, она направила меня к вам. Я делаю обход всех квартир. Разрешите войти?

НИНА АРОНОВНА. Я же сказала, что я умерла.

КОСТЯ. Девушка, это займет всего минуту.

НИНА АРОНОВНА. Девушка?



Нина Ароновна давно ни с кем не разговаривала, а тут юноша, а она девушка. Она вспомнила свою первую любовь… и открыла дверь Косте.

КОСТЯ. (Заходит в квартиру. Это молодой человек в сером пиджачке) Здравствуйте еще раз. Я представитель фирмы «Золотая фиалка». Я хочу пригласить вас на ярмарку, которая будет проходить завтра по адресу Большая Московская, дом 23.

НИНА АРОНОВНА. Что-то еще?

КОСТЯ. Можно, я к вам в туалет зайду?

НИНА АРОНОВНА. Что?

КОСТЯ. Ну, в туалет. Если нельзя, то…

НИНА АРОНОВНА. То что?

КОСТЯ. Можно?

НИНА АРОНОВНА. Сейчас. (Заходит в туалет, смотрит, нет ли там чего ценного). Заходите.

КОСТЯ. Я сейчас. (Уходит в туалет).

НИНА АРОНОВНА. Ладно. (Снимает с вешалки шарф, закрывает им шею, где у нее золотые цепочки с золотым крестом и золотой звездой Давида, убирает в шкаф пару фарфоровых статуэток). Насильник? (Берет связку ключей, держит их так, что между пальцами оказывается по ключу. Вертится перед зеркалом, поправляет прическу). А почему бы и нет? (Улыбается) Насильник. (Закрывает входную дверь)

КОСТЯ. (Выходит из туалета) Спасибо большое, совсем замотался. Так вот. Завтра будет ярмарка, а в честь нее сегодня и только сегодня мы дарим вам супер подарки. Например, этот замечательный набор фарфоровых ножей, изготовлено по супер японской технологии. Как думаете, сколько они стоят?

НИНА АРОНОВНА. Молодой человек, вы давно кушали? Может, чай?

КОСТЯ. Нет-нет. Сколько?

НИНА АРОНОВНА. Ну не пихайте мне это барахло! Красная цена – сто рублей.

КОСТЯ. Ну нет, ну восемьдесят тысяч. Вы дешевле нигде не найдете. Ну, а этот фарфор? Посмотрите, это точная копия сервиза Екатерины II, изготовлено в Венеции. Это фарфор из самой Венеции. Вы понимаете? Посмотрите, тут по краю чашечки толстая золотая линия. Это очень дорогая вещь. Как думаете, сколько стоит?

НИНА АРОНОВНА. Если нужны деньги или драгоценности, то у меня ничего нет. Я даже на похороны отложить не могу, как белые люди. Так что красная цена этой чашке – четырнадцать рублей. Давайте, я вас накормлю. Как раз салатики собиралась готовить.

КОСТЯ. Нет, вы не поняли. В связи с открытием ярмарки мы дарим суперподарки. Это же точная копия сервиза Екатерины II. Ну? А вот еще есть чудо-кот. Нажмешь на пузико и счастье!



Костя достает игрушку кошечку в платье в горошек и в матроске. Нажимает ей на пузико, кошечка начинает петь очень грустную и очень веселую песню про моряка, которого она уже давно ждет на берегу, смотрит на море, на чаек, на песок, вспоминает, как было хорошо, как мало дней она провела со своим матросом и как много он уже в море совсем один, согреваемый только ее любовью на расстоянии. Ну, это так подумалось Нине Ароновне… А вот и сама песня:

Красный мак поспел на грядке.

Твои ушки для любви.

Серый заяц верит в сказки.

Твои глазки для любви.

Не хожу теперь к гадалке.

Твои губки для любви.

Бурый мишка сел в салазки.

Дай сердечко для любви.

Нина Ароновна снова вспомнила молодость и решила довериться молодому человеку.

НИНА АРОНОВНА. Меня Ниной звать. А вас? Ну, Нина Ароновна-то. Да вот.

КОСТЯ. Костя. Как думаете, сколько стоит эта кошечка?

НИНА АРОНОВНА. Костя? Мою четвертую любовь так звали. Ах, где мои семнадцать лет? Костя, вы голодны? Давайте, я вас все-таки накормлю, у меня тут есть немного. Я бедно живу, конечно. Сами понимаете, время какое. Салатики из крабовых палочек вы едите? Палочек мало, салатика, соответственно, тоже. Но главное не количество, а вкус. Так? Костя.

КОСТЯ. Спасибо большое, но я бы хотел рассказать вам о преимуществах…

НИНА АРОНОВНА. Какие преимущества на голодный желудок, ну? Я вам, Костя, лучше сама расскажу про все преимущества.

КОСТЯ. Я не голоден, спасибо. Я только чудо-котика хотел показать.

НИНА АРОНОВНА. А я вас хочу накормить. У вас, Костя, аура подходящая.

КОСТЯ. Если тому котику нажать на пузико второй раз, то он говорит: «Я тебя люблю!»

НИНА АРОНОВНА. Это кошечка.

КОСТЯ. Ну да. Кошечка-счастье, кошечка-чудо. Ну? Сколько?

НИНА АРОНОВНА. Знаете, со своим вторым мужем я примерно так и познакомилась. Он пластинками торговал. Смешной такой. Во всем цветном ходил.

КОСТЯ. Хотите, я расскажу вам про наши новинки?

НИНА АРОНОВНА. На тебя кто-то влияет. Аура у тебя хорошая, но много негатива.

КОСТЯ. Нина Ароновна!

НИНА АРОНОВНА. Ниной можно.

КОСТЯ. Нина!

НИНА АРОНОВНА. Нет, Костя, вам это не идет. Лучше Нина Ароновна. А то как-то вы глупо выглядите. Да и с вами лучше на вы… «Ты» сюда никак. Если у вас когда-нибудь появится девушка Нина…

КОСТЯ. Нина Ароновна! Я вам сейчас расскажу, как одна покупательница вылечилась от рака мозга только с помощью нашей чудо-кошечки!

НИНА АРОНОВНА. Нет, вылечиваются только тогда, когда искупают все грехи. Верю-верю каждому зверю, а тебе, ежу, - погожу! (Смеется)

КОСТЯ. Простите?

НИНА АРОНОВНА. Это моя седьмая любовь так говорила… Толя.

КОСТЯ. Вы будете смотреть еще одну чудо-кошку?

НИНА АРОНОВНА. Я вас совсем уморила! Что же за работа такая у вас скотская?

КОСТЯ. Ничего. Я привык.

НИНА АРОНОВНА. Пожалейте меня, Костя! У меня умер кот! Он такой хорошенький был. Он сам весь черный, а галстучек беленький. И лапки беленькие. И носик беленький. Синусом звали. Такой умный котик! Ходил с колокольчиком на шее, как гулять уходил, так я его по колокольчику находила. Если бы вы его видели, Костя! У меня поминки по нему сегодня. Я гостей жду. Помяните бедного Синуса вместе со мной, Костя! Сжальтесь надо мной. Я старая бедная женщина!

КОСТЯ. Я сочувствую вашему горю. Поэтому предлагаю вам купить этого чудо-кота, который будет напоминать вам о вашем Косинусе…

НИНА АРОНОВНА. Синусе!

КОСТЯ. Синусе. Будет напоминать вам о Синусе. Он будет говорить вам: «Я тебя люблю». Каждый день. Столько, сколько захотите.

НИНА АРОНОВНА. Думаете, я одинокая кошатница? Думаете, мне некому сказать: «Я тебя люблю»?

КОСТЯ. Я совсем не то…

НИНА АРОНОВНА. Нет. Вы именно это хотели сказать. Думаете, я не хороша собой?

КОСТЯ. Хороша…

НИНА АРОНОВНА. Думаете, у меня пропал шарм?

КОСТЯ. Да куда там…

НИНА АРОНОВНА. Молчите, Костя, молчите. Иногда надо помолчать. Особенно, когда вы правы. У меня никого нет. Никого-никого. Даже кот умер.

КОСТЯ. Нина Ароновна, не переживайте. Чудо-кот спасет от всех невзгод! Я вам сделаю персональную скидку. 70% скидка! Берите! Такое бывает только раз в жизни.

НИНА АРОНОВНА. Не надо сбивать весь настрой! Ну куда вы лезете? Только создали атмосферу. Сейчас надо пострадать, потом вы скажете шутку или выкинете номер, и мы посмеемся. Потом я скажу вам, как я несчастна, вы меня пожалеете. Потом вы расскажете печальную историю из своей жизни, и я пожалею вас. Костя. Не нарушайте естественного порядка вещей. Я была замужем четыре раза. Но это все несерьезно. Вы не думайте. Вот сколько раз вы были женаты?

КОСТЯ. Я и сейчас, собственно.

НИНА АРОНОВНА. Такой молодой и уже? Разводитесь, Костя. В женитьбе самое приятное – развод.

КОСТЯ. Чудо-кот. Два по цене одного отдам. Только вам.

НИНА АРОНОВНА. Костя, я бы вам тоже что-нибудь продала, но каждая вещичка — это память. Везде кусочки моей ауры. Это нельзя так просто кому-то отдавать.

КОСТЯ. Чудо-кот…

НИНА АРОНОВНА. Что же мы все в проходе? Проходите ко мне сюда, на кухню. Костя, вы меня буквально выручили, что пришли. Вы умеете открывать консервные банки ножом? У меня сломалась открывашка, а ножом я не умею. И мужчины нет, а салатик делать надо. Подруга придет, Синусика моего помянуть. Единственный мужчина мой был за последние два месяца. Но это все несерьезно, Костик. Вы такой красивый. Разводитесь. Вам точно надо разводиться. Несправедливо, что такой мальчик и такой женатый.

КОСТЯ. Если вы отказываетесь что-то покупать, то не могли бы вы заполнить бумажку? Тут надо только вашу подпись и телефон. Вам звонить не будут. Просто для статистики.

НИНА АРОНОВНА. Телефон и подпись не могу оставить. Это будет отпечаток моей ауры.

КОСТЯ. Я пошел. Извините за беспокойство.

НИНА АРОНОВНА. Костя! Куда? У меня горе! Горе! Страшное горе! Костя! Оставайтесь. Срочно оставайтесь!

КОСТЯ. Всего хорошего. (Пробует открыть дверь)

НИНА АРОНОВНА. Вы не можете так просто уйти. Вам нельзя. У меня же все было несерьезно. Ну как так? Костя.

КОСТЯ. Нина Ароновна, я на работе.

НИНА АРОНОВНА. Нет. Вы, Константин, дурак. Вы мелкий торгаш. Вы лавочник. Вы… сатрап!

КОСТЯ. Выпустите меня, ну?

НИНА АРОНОВНА. Никто не держит.

КОСТЯ. Но…

НИНА АРОНОВНА. Что вы меня все время перебиваете? Сидите и слушайте, пока я жива.

КОСТЯ. Мне надо дальше…

НИНА АРОНОВНА. Смотрите-ка! Слушай. Мой папа был профессор. Я тоже преподаю. Математику. Но студенты идиоты, в стране кризис… Я открыла в себе дар. Хотите посмотреть? Не отвечайте. Знаю, что хотите. Я все про всех заранее знаю. Уж такой дар открылся. Открылся и открылся. Куда деваться? Так вот. Костя. Я вижу, что вам около двадцати лет. Родители не дают вам достаточно денег. Вам их сильно не хватает. Стоп-стоп. Не перебивайте. У меня поток. Шланг из космоса, понимаете? Вам нужно есть побольше мучного.

КОСТЯ. Чего?

НИНА АРОНОВНА. Не перебивайте! Мучного… мучного… зачем мучное? Ну вот! Все сбили! А я бы вам абсолютно бесплатно рассказала все, что вам нужно делать в жизни.

КОСТЯ. Вы ненормальная. Выпустите меня. Вы меня насиловать собрались? Если вы это, то не думайте. Я ничего. Нина Ароновна! Что же это такое? Выпустите! Я уйду!

НИНА АРОНОВНА. Что там у вас еще есть в сумке?

КОСТЯ. Что вам надо от меня?

НИНА АРОНОВНА. Чтобы вы мне что-то продали.

КОСТЯ. Так я сразу это начал. А вы меня гнать. Нет уж. Выпустите. Я не могу так.

НИНА АРОНОВНА. Не могу я вас выпустить. Я должна вас накормить. Вы мне посланы свыше.

КОСТЯ. А вы мне за что посланы? И ипотека за что? И жена. И батя ее. За что?

НИНА АРОНОВНА. Чаю?

КОСТЯ. Купите хоть что-нибудь. Пожалуйста!

НИНА АРОНОВНА. У меня с бергамотом. Подруга подарила. Дорогой. Очень дорогой.

КОСТЯ. Неужели вам не нравится этот котик?

НИНА АРОНОВНА. Нравится.

КОСТЯ. Купите!

НИНА АРОНОВНА. Не могу я. Костя. Ну не могу. Так нельзя. Вы продаете втридорога. Я же знаю все ближайшие магазины. Я пробок боюсь.

КОСТЯ. Семьдесят. Семьдесят процентов!

НИНА АРОНОВНА. Не перебивайте. Я делюсь с вами самым сокровенным. Я пробок боюсь. Поэтому я никуда не езжу. Только пешком. А ноги у меня уже не те. Вот я и знаю все магазины поблизости. Знаю все товары в них и знаю всему цену.

КОСТЯ. Я тоже знаю всему этому цену. Нина Ароновна!

НИНА АРОНОВНА. Да?

КОСТЯ. Купите или выпустите меня!

НИНА АРОНОВНА. Я вас накормлю.

КОСТЯ. Не надо.

НИНА АРОНОВНА. Надо.

КОСТЯ. Если вы меня накормите, то купите?

НИНА АРОНОВНА. Подумаю.

КОСТЯ. Хоть что-нибудь!

НИНА АРОНОВНА. Подумаю.

КОСТЯ. Мне нужны гарантии.

НИНА АРОНОВНА. Костя, сидите ровно.

КОСТЯ. Мне надо, вы не понимаете!

НИНА АРОНОВНА. Мне тоже надо.

КОСТЯ. У меня всего час.

НИНА АРОНОВНА. Хватит.

КОСТЯ. А мне нет!

НИНА АРОНОВНА. С минуты на минуту подойдет моя подруга. Вы поможете мне все приготовить. И я у вас что-нибудь куплю.

КОСТЯ. Правда?

НИНА АРОНОВНА. Возможно.

КОСТЯ. А точнее?

НИНА АРОНОВНА. Ножом умеете?

КОСТЯ. Сказал же.

НИНА АРОНОВНА. Сказал-мазал. Ничего не сказали.

КОСТЯ. Какой мазал?

НИНА АРОНОВНА. Мой одиннадцатый мужчина так говорил: «Сказал-мазал». По любому поводу. Так много у мужчин привычек. И все липнут. Вот у вас дурацкая привычка топтаться в коридоре и не заходить на кухню, когда зовут.

КОСТЯ. Это воспитание.

НИНА АРОНОВНА. Дурное. Надо есть пока естся. А то скоро голод и война. Что кушать будете? Чему радоваться? Колбаски и сыра уже не будет. Да их и сейчас нету. А вот война. Вы призывного возраста. Вам воевать.

КОСТЯ. Где уже ваши консервы?

НИНА АРОНОВНА. Разувайтесь, откладывайте в сторону свое китайское барахло и идемте за мной на кухню. Она бедная, но чистая. Я каждый день прибираюсь.

КОСТЯ. Я понял. Ну?

Нина Ароновна нежно берет Костю за руку. Костя в полном отчаянии и уже не сопротивляется этой сильной женщине. Они идут по коридору на кухню. На кухне под раковиной стоят две грязные кошачьи миски. Костя их замечает. Ему становится не по себе. Синус-то умер.

КОСТЯ. Почему не выбросите?

НИНА АРОНОВНА. Что?

КОСТЯ. Миски почему не выбросите?

НИНА АРОНОВНА. Память.

КОСТЯ. А почему они грязные? Помойте их хотя бы. Ну не знаю. Это же как-то…

НИНА АРОНОВНА. Как?

КОСТЯ. Не знаю. Как-то… ну… Что вам открыть надо?

НИНА АРОНОВНА. Я не клала Синусу еды до тех пор, пока он не съест до самого конца старую. Перед смертью он был уже слаб и поэтому немного не доел. Не могу я выбрасывать. Еда все-таки.

КОСТЯ. Она же никуда.

НИНА АРОНОВНА. Жалко. Еду выбрасывать нельзя.

КОСТЯ. Как хотите. Консервы покажите.

НИНА АРОНОВНА. Открываете холодильник и на самой нижней полочке далеко в правом углу. Сразу увидите. Там совсем ничего нету.

Костя открывает холодильник, а там… Невероятное изобилие всего на свете: колбасы, сыры, фрукты… Две полки занимают одни только банки с вареньем и соленьями. На самой центральной полке в самом центре лежит большой шоколадный торт. А на самом верху целая полка, которую занимает все молочное: пакеты молока, кефира, сливки, йогурты, ряженка… Костя даже на своей собственной свадьбе не видел столько еды. Но больше всего его покоробило то, что из холодильника доносился стойкий аромат чего-то умершего. Умершего очень давно. Поэтому он совсем позабыл о консервах.

КОСТЯ. Это вы называете мало?

НИНА АРОНОВНА. Мало.

КОСТЯ. Да это же…

НИНА АРОНОВНА. Еды много не бывает. Надо есть пока естся. Костя, милый, откройте баночку с кукурузой. Она в углу, достаньте, пожалуйста, милый.

КОСТЯ. Там все протухло! Надо все срочно выбрасывать.

НИНА АРОНОВНА. Это святотатство!

КОСТЯ. Говорите, что одна живете?

НИНА АРОНОВНА. Теперь да. Я свободна.

КОСТЯ. Ну Нина Ароновна!

НИНА АРОНОВНА. Да?

КОСТЯ. Хватит.

НИНА АРОНОВНА. Что, милый?

КОСТЯ. Заигрывать хватит. Нельзя так. Слышите? Нельзя! У нас разница в возрасте в конце концов. И я на работе. А вы дома.

НИНА АРОНОВНА. А я дома.

КОСТЯ. Не называйте меня милым! Это пошло. Вы не девочка. Бантики вам не идут.

НИНА АРОНОВНА. Вы же сами меня девушкой назвали… И не ношу я никакие бантики.

КОСТЯ. Если бы я назвал вас бабушкой, то вы не открыли бы.

НИНА АРОНОВНА. Бабушкой?

КОСТЯ. А шарф этот? Жеманство. Сплошное жеманство. Противно. До чего противно. И вот у вас холодильник забит продуктами, они там гниют, кота заморили голодом, и еще жметесь купить чудо-котика! Прибедняетесь. А людям жить не на что. Знаете, сколько приходится выслушивать за день? Сколько прекрасных людей живет, которые так и норовят купить подешевле или наорать, оскорбить. А я маленький человек, Нина Ароновна! Маленький! У меня жена. Батя ее. Не могу я. Нельзя мне. А вы тут!

НИНА АРОНОВНА. Я не бабушка.

КОСТЯ. Молодящаяся. Сколько подтяжек сделали? А сколько они стоят? Вы одна на такую огромную квартиру в центре города. В холодильнике гниют ананасы! А на чудо-котика потратить пять тысяч рублей жалко!

НИНА АРОНОВНА. Я не молодящаяся. Я гордо несу свой возраст. Вот если бы я сказала вам, что мне почти семьдесят, то вы поверили бы? Ни одной подтяжки. Ничего. Только хорошая аура. Батюшка раз в неделю приезжает освещать все. Моя молодость держится на одной только чистой энергии. Вам не понять. Вы торгаш! Я со своим вторым мужем так и разошлась.

КОСТЯ. И батюшка молодой, да?

НИНА АРОНОВНА. А вам какое дело?

КОСТЯ. Молодой.

НИНА АРОНОВНА. Воспитанный. Симпатичный. Таких мало осталось.

КОСТЯ. Милым его называете?

НИНА АРОНОВНА. Тебя тоже назвать?

КОСТЯ. У меня жена есть.

НИНА АРОНОВНА. Милый, милый, милый, милый, милый, милый, милый, милый…

Костя идет в коридор, достает своего чудо-котика, нажимает ему на пузико два раза, котик противным писклявым голосом разносит по квартире Нины Ароновны счастье: «Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя!»

НИНА АРОНОВНА. Милый! Милый! Милый! Милый!

КОСТЯ. Купите, раз я такой милый! За полцены отдаю! Купил за десять тыщ, отдаю за пять!

НИНА АРОНОВНА. Останься на поминки Синусика и…

КОСТЯ. Что еще?

НИНА АРОНОВНА. Можно…

КОСТЯ. Ну что? У меня времени в обрез. Через час надо уже в офисе быть. А вы с котом со своим. Мне срочно надо! Пожалуйста, ну купите! Ну совсем уже… Пожалуйста, Нина Ароновна.

НИНА АРОНОВНА. Можно тебя обнять и поцеловать?

КОСТЯ. Деньги.

НИНА АРОНОВНА. Маленький, милый, глупый. Деньги не главное. Главное – нежность. И все-все слова, где есть звуки «м» и «н». Маленький мой, нежный, мне мало тебя. Когда произносишь «м» и «н», особенно, если вместе: «мн» - будто целуешь кого. Нежно. У меня первый муж филологом был. Фонетику изучал, говорил, что у меня идеальное произношение звука «м».

КОСТЯ. Нимфоманка.

НИНА АРОНОВНА. Нет, конечно, есть и такие нехорошие слова. Это исключения.

КОСТЯ. Дайте денег, и я уйду. Пожалуйста. Пять тыщ и чудо-котик ваш.

НИНА АРОНОВНА. Поминки.

КОСТЯ. Без поцелуев?

НИНА АРОНОВНА. И поцелуи.

КОСТЯ. Не надо.

НИНА АРОНОВНА. Тебе же надо продать твое барахло, которое стоит сто пятьдесят восемь рублей в соседнем магазине? Надо? Я готова заплатить такую наценку. Поцелуй. Один. Один поцелуй. И просто помянем котика.

КОСТЯ. У вас есть водка? Давайте тогда сначала помянем котика, а потом поцелуи.

НИНА АРОНОВНА. Ну у тебя же будет перегарчик. Ты не бойся. Я как мама. В лоб тебя поцелую один раз и все. Не буду больше. Только один раз. Ты красивый такой. Маленький. Как сын. Посиди со мной только. Пожалуйста. Помоги салат нарезать. Расскажи все свои проблемы. Все расскажи. Я тебе помочь смогу. У меня на сеансах много кто бывает. И генералы даже, и политики, бизнесмены. Я им ауру чищу, они меня любят за это. Что ни попрошу – все сделают. А ты как сын. Сыночек мне. Красивый такой. Глазки какие у тебя. Большие такие. Руки сильные, изящные, как у пианиста с завода. Скольких ты будешь ими обнимать… Какие они все молодые и счастливые будут, что ты их обнимал своими руками и смотрел на них своими глазами. И я сейчас снова счастливая. Снова молодая. Возьми меня за руку, только не смотри на нее, и я не буду смотреть. Я буду думать, что мне семнадцать, и я тебя дождалась из армии. И ты рад, что я дождалась тебя. Ты даришь мне цветы. Я тебя встречаю с веточкой сирени. Сирень белая и пахнет. Голова кружится, солнце светит. Ну? Возьми меня за руку. Посмотри на меня своими глазами. Большими такими. Солнце тебя слепит что ли? Из-за этого посмотреть не можешь? Глупенький. Возьми, возьми мою руку. Представь. Пожалуйста. Я молодая. Мне семнадцать. Если смотреть только в мои глаза, то там только семнадцать. Там нету семидесяти. Только в глаза смотри. В глазных яблоках нет морщин.



Она берет чудо-котика, нажимает ему на пузико два раза, чудо-котик истошно вопит о своей любви. Нина Ароновна протягивает его Косте и одними губами повторяет за котиком: «Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя!» Вдруг раздается шорох и звук, будто что-то крепко упало. Костя выхватывает чудо-котика из рук Нины Ароновны, защищается им.

КОСТЯ. Что это? Кто у вас еще?

НИНА АРОНОВНА. Никого.

КОСТЯ. Нет, кто-то есть. Кто-то упал.

НИНА АРОНОВНА. И что?

КОСТЯ. Нас увидят.

НИНА АРОНОВНА. Никого тут нет.

КОСТЯ. Тогда кто это?

НИНА АРОНОВНА. У меня паранормальная квартира. У меня тут духи иногда через портал являются.

КОСТЯ. Какие духи?

НИНА АРОНОВНА. Самые обыкновенные. Умершие.

КОСТЯ. Вы ненормальная.

НИНА АРОНОВНА. Нормальная я.

КОСТЯ. Вы сумасшедшая нимфоманка. Вы… (Направляется в сторону выхода).

НИНА АРОНОВНА. Я куплю все.

КОСТЯ. Врете.

НИНА АРОНОВНА. Как сказал, так мазал!

КОСТЯ. У вас нет столько.

НИНА АРОНОВНА. Показать?

КОСТЯ. Давайте.

НИНА АРОНОВНА. Поцелуй.

КОСТЯ. Блин. (Закрывает глаза, морщится, все-таки целует руку Нины Ароновны)

НИНА АРОНОВНА. Милый.

КОСТЯ. Да хватит!

НИНА АРОНОВНА. Не подглядывай!

Нина Ароновна игриво убегает в свою спальню. На радостях она совсем забывает, что нужно закрыть дверь в комнату, так как в коридоре стоит зеркало и из кухни через него видно все, что она делает. А она находит на книжной полке четвертый томик Маяковского, убирает его, а за ним лежит шкатулка, в которой все сбережения Нины Ароновны «на потом». Она отсчитывает немалую сумму, убирает шкатулку на место. Возвращается на кухню.

КОСТЯ. (Берет деньги у Нины Ароновны, пересчитывает их) Бедная она.

НИНА АРОНОВНА. Бедная. Хватит тут, чтобы барахло все купить?

КОСТЯ. Если только по спец-цене.

НИНА АРОНОВНА. Не торгуйся. Тебе это не идет.

КОСТЯ. Вам все-таки рассказать, как одна моя покупательница вылечилась от рака мозга с помощью чудо-котика?

НИНА АРОНОВНА. Можно?

КОСТЯ. Что?

НИНА АРОНОВНА. Я поцелую?

КОСТЯ. Целуйте, раз продался.

НИНА АРОНОВНА. (Целует его в лоб). Маленький, какой ты маленький.

КОСТЯ. Где? Кого поминать?



Что-то опять где-то грохается. Нина Ароновна и Костя подпрыгивают.

НИНА АРОНОВНА. Не дай бог, икона.

КОСТЯ. Какая икона? Что вы городите такое?

НИНА АРОНОВНА. Не пугайся, говорю – паранормальное все. Я сеансы устраиваю. Зарабатываю так. В институте много не наработаешь. А сеансами, особенно, если дар открыла – можно. Приходят многие с бесами в душе или с аурой грязной. Бывает, что с порчей, но с ней реже. От этого всего плохая энергетика копится и пытается позвать из потустороннего мира своих помощников, чтобы завладеть этой квартирой. Но у меня много светлой энергии, тем более батюшка…

КОСТЯ. Молодой который.

НИНА АРОНОВНА. Профессионал. В общем, летает часто всякое. А еще это, может, Синус. Не понял еще, что умер. Вот и бродит. Спать не дает.

КОСТЯ. Вы меня этими штуками не пугайте. Давайте, помянем и я пойду.

Что-то еще раз со стуком падает. Из кабинета Нины Ароновны выбегает Даша, ее домработница. Она в обычных джинсах и майке, только волосы у нее сильно растрепаны, а на руках нарисовано много крестов черной краской.

ДАША. Нина Ароновна! Не действует.

НИНА АРОНОВНА. Даша, иди отсюда. Обратно иди.

ДАША. Ну не действует.

НИНА АРОНОВНА. Что там не действует? Иди обратно и читай то, что я сказала тебе читать.

ДАША. Так я уже.

КОСТЯ. Ты кто? Это ты дух злой?

ДАША. Тьфу на тебя. Нельзя про них говорить незаговоренным. Дед мой не верил в заговоры, постоянно черта поминал. Так и всё.

КОСТЯ. Че всё?

НИНА АРОНОВНА. Даша, иди.

ДАША. Помер. Семьдесят пять лет было. И помер. Все из-за того, что без защиты чертей вспоминал.

КОСТЯ. Он бы и так помер.

ДАША. Он бы дольше прожил. Нина Ароновна говорит, что в идеале, если человек не грязнит себе ауру, то он живет от ста пятидесяти до двухсот лет.

НИНА АРОНОВНА. Даша, иди.

ДАША. Нина Ароновна, давайте, я на стол накрою. Помянуть надо Синусика. К вам Надежда Ивановна скоро придет. Что приготовить? Еврейский, крабовый, селедку и пельмени сварить?

НИНА АРОНОВНА. У тебя аура недочистилась.

ДАША. Так сколько еще ждать?

НИНА АРОНОВНА. Нельзя приступать к готовке, если проблемы с аурой. Отравить всех хочешь?

ДАША. Да Нина Ароновна! Да надоело! Каждый день одно и то же! А вы мне обещали бусы подарить красные. И не думать на меня всякое. Я же хорошо работаю. Я же звуки эти все издаю. (Изображает привидение) Стучу везде. (Стучит) Скрипеть даже научилась, будто половицы, хотя у вас линолеум на бетоне. (Изображает скрип, действительно, как самые настоящие половицы из фильмов ужасов). Даже, прости, господи, иконку кинула через всю комнату из-за ширмы. Помогаю вам дурить народ. Хоть они и заслуживают этого, потому что они сами всем карму портят, но меня не любить за что?

НИНА АРОНОВНА. Ты можешь это все оставить там, за дверью? Хочешь, шарф подарю? Держи. (Снимает с себя шарф, становятся видны золотые крест и звезда Давида).

КОСТЯ. (Показывает на символику на груди Нины Ароновны). Не многовато?

НИНА АРОНОВНА. А вдруг, бог антисемит? На всякий случай надо.

ДАША. (Берет шарф). Спасибо. Нина Ароновна, помогите мне карму почистить. Мне ну очень надо. Я все сделала, как вы сказали…

КОСТЯ. Дурдом.

НИНА АРОНОВНА. Нормально все. Даша, давай, потом?

ДАША. Не могу. Вы сами говорили, что надо все сразу выговаривать. Вот я и выговариваю.

НИНА АРОНОВНА. Даша!

ДАША. Вы сказали, чтобы после мантр я попробовала бросить книжку, если смогу бросить, то бес еще сидит. Я три раза бросала. Каждый раз получалось.

НИНА АРОНОВНА. Костя, подождите тут пару секунд, пожалуйста. (Уходит вместе с Дашей).

2. Кабинет.

В кабинете у Нины Ароновны много всякого барахла. В большом книжном шкафу перемешаны книги по математике с книгами по экзорцизму, а большой старый стол уставлен невероятным количеством различных магических приспособлений: от свечей и ножей до черепов животных и банки с засохшими пауками. В комнате темно – окна завешены плотными темными шторами. Одна стена вся увешана портретами различных мужчин, около каждого мужчины горит свечка, это единственное освещение в комнате, не считая тускло пробивающегося света сквозь шторы.

НИНА АРОНОВНА. Посмотри на все эти портреты. Это все мои мужчины. Что с ними со всеми?

ДАША. Тут висят.

НИНА АРОНОВНА. Именно что. Только здесь и в моем сердце. Все умерли. А я живая. Думала, что это судьба у меня такая. А это не то. Это проклятие. Черная вдова.

ДАША. Так у вас супераура.

НИНА АРОНОВНА. Именно что. Я ее не так давно смогла окончательно очистить. И мне надо хотя бы проверить.

ДАША. Вы и этого угробить хотите?

НИНА АРОНОВНА. Чем ты слушаешь? Идиотка.

ДАША. Ниче я не такая.

НИНА АРОНОВНА. Я почистила ауру. На мне не должно теперь быть этого проклятия. И мне скоро семьдесят. Мне надо мужчину. Я не хочу умирать одна. Я женщина, ты понимаешь? Я хочу пятого мужа.

ДАША. Так многовато.

НИНА АРОНОВНА. В самый раз.

ДАША. Он же молоденький совсем.

НИНА АРОНОВНА. А я старая?

ДАША. Нет. Но… Я вот еще не была замужем.

НИНА АРОНОВНА. У тебя все впереди. Хочешь, я тебе свои платья подарю? Все платья, в которых я ходила, когда была как ты. Все украшения тех лет. Хочешь? Ты только не лезь. Вот сейчас не лезь. Я его окручу, и он с нами жить будет. Гвозди забивать будет, полочки там.

ДАША. Ну я же это делаю все.

НИНА АРОНОВНА. Что заладила: «Ну, да ну»? Говорю, он с нами будет. Мужчина в семье нужен. А то даже кот и тот подох.

ДАША. А меня куда?

НИНА АРОНОВНА. Учиться пойдешь наконец-то. Скоро экзамены вступительные. Попробуй только не поступить, как в прошлом году.

ДАША. Мне у вас хорошо. Я буду учиться и у вас жить, можно? Я не хочу в общежитие. Там клопы. Нина Ароновна! Ну не бросайте вы меня из-за мужика какого-то. Ну я же лучше мужика. Я готовить могу, убираться, пол мыть умею. Даже гвозди вбиваю. Ну?

НИНА АРОНОВНА. Посиди тут, ладно?

ДАША. Научите меня, ну? Как мне жить? Что делать? Я тоже замуж хочу. Как кресты эти с рук смыть? Что вообще? Нина Ароновна.

НИНА АРОНОВНА. Даша, самое главное – разделить всех мужчин на три категории. А дальше все пойдет как надо. Не мешай. Посиди тут.

ДАША. Зачем на категории? Они же человеки... Какая категория?

НИНА АРОНОВНА. Ну есть любови, есть мужья и просто мужчины. Любови - это когда ты влюбилась. Не важно – живете вместе или нет. Это и на расстоянии быть может. Главное – ты любишь. Мужья – это все официально. Любовь или не любовь – не важно. И просто мужчины - это когда ты с ним, но его не любишь.

ДАША. Без любви-то как?

НИНА АРОНОВНА. Вот так. Главное – если без любви, то сама не висни на нем. Пусть он виснет. А если любовь – то главный он.

ДАША. У вас любовь?

НИНА АРОНОВНА. Да.

ДАША. А у меня тогда что?

Нина Ароновна выбегает из кабинета.

3. Лавочник.

Как только Даша с Ниной Ароновной ушли в кабинет, Костя кинулся к тайнику Нины Ароновны. Там он нашел деньги, положил их в карман. Рядом нашел шкатулку с украшениями, ссыпал их в рюкзак, не разбирая, покидал туда какие-то статуэтки, салфетки, тряпки, бумажки, блокнотики, даже какие-то чашечки. Прошелся по другим комнатам, заглянул в шкаф с новыми панталонами Нины Ароновны, нашел трехлитровую банку икры, сунул подмышку. Больше он ничего для себя интересного не нашел. Подошел ко входной двери, открыл ее и выбежал на улицу. На улице под окнами Нины Ароновны, около грязной лужи от черного снега стоят молодые мальчики в пиджаках, как Костя. Он подбегает к ним, отдает рюкзак.

КОСТЯ. Я все сделал! Я все сделал! Я не должен вам! Никто развести эту бабку не мог? Я развел. Я! Я! На красоту, дура повелась. На руки мои красивые, на глаза красивые. Как девочку. Я! Я это сделал! И пусть. У нее много. У нее еще будет. И аура у меня ништяк. И жена не будет приставать с деньгами и батя ее, мент этот, отвалит. Я свободный. Никаких паранормальных, никаких беременных, никаких ментов. Никого! Уеду туда, где нету этого грязного снега, который то тает, то замерзает. Не будет солнца, которое светит и не греет, где не будет серых одинаковых домов. А под ногами не будет шелухи от семечек, перемолотых с грязью. И китайской мишуры не будет. Яркого говна этого всего. Все будет только дорого и евро. Вегетарианцем стану. Мясо плохо влияет на ауру. Уеду, где все будет натуральное. Лежишь под пальмой, проголодался – а банан уже упал. И жара. И никого. Солнце греет, снега нет. Счастья, счастья, счастья много. Умотаться счастья – как бананов его. И вас никого не будет. Продолжайте дурить бабок и впаривать им золотые пылесосы. Я сваливаю. Я под пальмой буду ауру свою чистить. Чище всех будет. Самый чистый буду. Я все! Все я!



Костя убегает дальше, шлепает по лужам, грязные брызги разлетаются в разные стороны, блестят на солнце. Небо голубое, птицы щебечут, парни в костюмах невозмутимо стоят, лузгают семечки. Из окна Нины Ароновны доносится пение чудо-котика:

Красный мак поспел на грядке.

Твои ушки для любви.

Серый заяц верит в сказки.

Твои глазки для любви.

Не хожу теперь к гадалке.

Твои губки для любви.

Бурый мишка сел в салазки.

Дай сердечко для любви.

КОНЕЦ


Екатеринбург. 2015 год.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница