Ласточка ту-22 Воспоминания лётчика Дальней Авиации Белова Юрия Константиновича



Скачать 183.21 Kb.
Дата16.11.2016
Размер183.21 Kb.



ЛАСТОЧКА ТУ-22
Воспоминания лётчика Дальней Авиации

Белова Юрия Константиновича


Оглавление





Оглавление 2

Предисловие 3

Как я попал на самолет Ту-22 3

Об однофамильцах и катастрофе Пригожаева 4

Полеты "за угол" 5

Немного юмора 6

Тарима Алексей Дмитриевич 7

Палагин Николай Константинович и праздники в гарнизоне 7

Анна Матвеевна Никитина и полковой доктор 8

Наши техники 9

Летчики 1АЭ 10

Ещё немного юмора 11

И я с экипажем пошёл на боевой 12

Как мы летали ночью 12

О гордости за страну 13

Знакомство с Мубараком 14

Прекрасный самолёт Ту-22 15

Один из эпизодов про ш п а г у 15

Обучение молодых лётчиков из училища 16

Штурман Николай Горенков 17

Перелеты по маршруту Мачулищи-Энгельс 18



Предисловие



Материала у меня о жизни полка (121-го ТБАП) много. Я служил долго, в том числе с Демидовым Фёдором Ануфриевичем, а также с отцами: Мамонова Дмитрия Руфича и Краснянского Александра Анатольевича. Краснянский Анатолий Борисович был при моей службе в Мигалово (г.Калинин) зам.начальника штаба полка, а затем мы с ним повстречались, когда он был нач. штаба в нашей Гвардейской Бобруйской дивизии (22 гв.ТБАД). Повествование будет вестись только от первого лица без всяких домыслов. Что помню, обо всём расскажу. Будет ЧИСТЕЙШАЯ правда.



Как я попал на самолет Ту-22


Налетал на этой ЛАСТОЧКЕ 2000 часов. Общий налёт составляет 4000 часов. Подготовлен к полётам в качестве командира корабля и инструктора в полном объёме КБП, кроме дозаправки топливом в полёте. Допущен ко всем видам облёта. Летал на этом ПРЕКРАСНОМ самолёте с января 1966 года по конец 1980 года. Проходил службу командиром корабля, зам.командира АЭ по политчасти, зам.командира АЭ и последние два с половиной года консультантом командира АЭ в Ливии. Кстати, в Ливию не напрашивался! На предложение поехать туда – раздумывал, но после слов Юрия Евгеньевича Штыркина: «Волгу возьмёшь!»1 – дал согласие. Прибыл в Мачулищи я на должность командира корабля самолёта Ту-22 в звании старший лейтенант (1-й старший лейтенант на Ту-22). Почему старший лейтенант? На Ту-16 я летал в Мигалово (Калинин) и в первом самостоятельном вылете, ночью, у меня в воздухе возник пожар. КОУ2 и радист сгорели и мне за это от командира корпуса было объявлено неполное служебное соответствие. Пролетал на Ту-16 старшим лейтенантом до назначения в Мачулищи. Когда мне предложили на Ту-22, я напомнил, что у меня взыскание от командира корпуса. Командир полка звонит в корпус и сообщает, что я дал согласие на этот самолёт, ответ - снято!



Об однофамильцах и катастрофе Пригожаева


В одно и то же время в 1-ой АЭ служили я, Белов Юрий Константинович – замполитом и Белов Юрий Анатольевич – командиром корабля. У меня, Юрия Константиновича, жена – Мария Екимовна, дочь, Наталья, закончила Мачулищанскую школу с золотой медалью. Есть и сын, Виктор, который через 14 лет после сестры закончил школу в Минске тоже с золотой медалью.

Кстати, в 1-ой АЭ был и штурман, тоже Белов. Он был в штатном экипаже у Пригожаева и штатный оператор в этом экипаже был Анциферов Юрий, почему они не полетели в ту ночь, не помню. Я сел до катастрофы Пригожаева за 3-4 минуты. Условия были жёсткие: полоса открылась перед ближним на высоте 80-100 метров, но сноса на посадке не было. Заруливая в ус3, услышал команду РП: «Прекрати снижение, прекрати снижение!!». Естественно, я посмотрел направо и увидел багровое зарево. Зарулил на стоянку и мне инженер эскадрильи Гергеев сообщил о падении Пригожаева. Мы сели в тягач и поехали на место катастрофы – ТАМ ВСЁ ГОРЕЛО. Далее читать официальное заключение.

За эту катастрофу командира АЭ, п/п-ка Бочкова В.Г., разжаловали до майора и уволили (он давал контрольный), а мне, как замполиту, был объявлен выговор. Ну, на сегодня всё.

Полеты "за угол"


Я доложил командиру АЭ, м-ру Долгих А.В., о своём назначении в его эскадрилью, но он шел давать кому-то контрольный на спарке и попросил меня идти в каптёрку инженера и подождать его там. В каптёрке был слышен разговор экипажей с РП. Слышу разговор: КДП4 – Cнос на посадке 5 градусов, Долгих говорит, что у него прибор показывает 4 градуса. Я и подумал, куда я попал, если из-за 1-ого градуса ведут спор!

Там в каптёрке, встретил к-на Дьяченко Васятку (мы служили с ним в Тарту). Я его спросил о делах, много ли налетал в этом году? Да, много – 20 часов!! Вот сколько налётывали за год. С 1966 года полк начал летать по-НАСТОЯЩЕМУ.

В январе поехал в Барановичи – грызть теорию, эта грызня продлилась два с половиной месяца. Преподаватели были отменные, особенно запомнилось, как доходчиво объяснял топливную автоматику инженер нашего полка по авиационному оборудованию Козлов Виктор Владимирович, так объяснил, что я её до сих пор помню, хотя годков-то уже навалом!

В мае приступили к полётам. Летали много, в основном ночью на маршрут. Норма налёта на класс была 90 часов, но мы её значительно перевыполняли. При полёте по маршруту с 92-мя тоннами иногда отрывались чуть ли не с последней плиты, когда полосы уже не было видно.

Старая методика взлёта предписывала лётчику создавать взлётный угол за один приём – создашь угол и за метров 500 полосу уже не видишь, особенно летом.

Отвечу оппоненту, сомневающемуся в полётах «за угол». Да, действительно ходили. Взлетали в Мачулищах, доходили до моря и поворачивали за этот угол. Шли вдоль побережья Норвегии, естественно, в нейтральных водах, и шли до острова Медвежий, а далее, "таким же макаром", домой, в Мачулищи. Продолжительность полёта была 4.30–4.40.



Немного юмора


Сейчас немного юмора. Раньше мы летали ночью строем. Это не полёты строем на Ту-16, где ведущий самолет освещался прожекторами, на Ту-22 прожекторов нет.

Так вот, объясняет командир полка особенности полетов строем на Ту-22 и говорит, что летать на нём ночью строем всё равно, что днём – только ничего не видно – как у негра в попе. А подхалим ему вторит: всё-то Вы знаете и везде-то Вы были.

Это, конечно, шутка. Но строем мы летали, ведь для подготовки экипажа в плотных боевых порядках нужно было овладеть полётами строем.

Прошу извинения. В анекдоте про полёты строем допущена неточность. Следует читать как у афро-американца или как у чёрного, далее по тексту.



Тарима Алексей Дмитриевич


Я не застал подполковника Тариму, но точно знаю, он первым в полку взлетел на Ту-22 без спарки. Взлететь без спарки и без демпферов тангажа5, которых на самолёте ещё не было – это ЧТО-ТО!!

В 1966 г., когда я начал летать, на нём был уже установлен один канал демпфера тангажа (ДТ) и автомат рыскания Д2К-115. Это потом был установлен второй канал ДТ, автомат устойчивости АУ-105А, система приведения в нейтраль СПН-105, и АДУ.

При одном канале ДТ, во время вывозной программы, давался вывозной полёт с выключенными демпферами. Движения штурвалом были мизерными – с л о ж н о!

А вот полёт без спарки и без демпферов это, наверное, работа сродни эквилибристике. Но потом, с выполнением доработок, упражнение с выключенными демпферами не выполнялись.



Палагин Николай Константинович и праздники в гарнизоне


Хочу отметить большие изменения, которые происходили в гарнизоне, когда начальником гарнизона был Палагин Николай Константинович. Это при его руководстве был сделан парк у площади Героев.

При руководстве гарнизоном Чуйко Николаем Никифоровичем в дома был подведён природный газ и сделана остановка электрички, а до этого газ привозили в баллонах, и в город, и из города мы добирались на автобусе (личных машин тогда было мало). Если приедешь из Минска с одной оторванной пуговицей, то это считалось везением.

Жили очень дружно. На праздники проводили «о г о н ь к и», в каждом подразделении была художественная самодеятельность, я не говорю об обязательном футбольном матче между лётчиками (команда ТРИММЕР) и штурманами (команда ВЕТРОЧЁТ).

На репетицию, командир АЭ, подполковник Бочков Виктор Григорьевич, строил личный состав и сам во главе с замполитом заводил всех на сцену ГДО6 – пели все, несмотря на наличие вокальных способностей. Был у нас и женский хор, и кроме этого показывались другие номера самодеятельности.

Оставим в покое «ложную скромность», но на смотрах самодеятельности 1-ое место всегда за гвардейцами ПЕРВОЙ АЭ.

В новогоднюю ночь, после домашнего застолья, семьями приходили в ГДО.

Устраивали праздник и для солдат срочной службы – приходил я с женой и мешком с подарками, естественно, одетые в костюм ДЕДА МОРОЗА и СНЕГУРОЧКИ в казарму и мне опешивший дежурный докладывал, а было у нас в АЭ 46 человек солдат срочной службы: «Товарищ, ДЕДУШКА МОРОЗ!...». Вручались сладкие подарки, говорились слова с пожеланиями и быстрей домой снимать костюм МОРОЗОВСКИЙ и снова в ГДО.

Посещать казарму с подарками требования от командования не было – это делалось от души. Хочу ещё заметить, что понятия «д е д о в щ и н а» у нас не было, мы даже и слова такого не знали. Был, правда, случай, когда на построении перед демобилизацией я увидел на увольняющемся новую шапку, но после моей беседы с этим с т а р и к о м на следующем построении он стоял уже в своей шапке.

В последующие увольнения из армии таких случаев уже не было.

Анна Матвеевна Никитина и полковой доктор


В описании жизни полка не могу оставить без внимания период, когда заведующей лётной столовой была Анна Матвеевна Никитина. В ее бытность наша столовая была известна во всей авиации. Она сделала дополнительный стол, где были поставлены огурчики, квашеная и свежая капуста, солёное сало и др. Прилетающие экипажи из других гарнизонов спрашивали нас: «Что, у вас другая норма?», а мы с гордостью отвечали: «Да нет, просто у нас заведующая – Анна Матвеевна!!». Она постоянно находилась в зале и интересовалась качеством приготовления пищи, выслушивала наши отзывы и пожелания.

Однажды, она села ко мне за стол и порекомендовала заказать почки. Я отказался, мотивируя: «Нет, Матвеевна, меня уже почками накормили в подмосковном кафе!». А она и говорит: «Не волнуйся, я их сама отмачивала». Почки были отменные!!

Ещё момент: Анатолий Васильевич Долгих любил драники, так к его прилёту, готовилось это кушанье. Вот какая у нас была МАТВЕЕВНА!!!

Не могу не отметить и нашего полкового доктора – Юрина Ивана Андреевича. Он знал состояние здоровья каждого. Заранее, перед убытием экипажей в отпуск, опрашивал о желании члена экипажа поехать в санаторий, и к отпуску у него были путёвки.



Наши техники


Отвечаю на пожелание назвать имена техников.

Я только извиняюсь, что тут будут указаны только техники 1АЭ.

16 к-н Лепёшкин Аркадий Михайлович

11 ст.л-нт Кулешов Василий Герасимович

20 к-н Мадестов Павел Фёдорович

01 и 22 ст.л-нт Черноусов Владимир Иванович

17 и 21 ст. л-нт Николаев Иван Николаевич

18 ст.л-нт Рашевский Николай Константинович

14 ст.л-нт Морковкин Василий Сергеевич

19 ст.л-нт Лукашов Иван Фёдорович

15 ст.л-нт Пигалов Виктор Фёдорович

10 ст.л-нт Пчелинцев Василий


Начальники групп гвардейцы капитаны:

Степанищев

Алексеев

Петров


Лесин

Ивашутич
Инженером эскадрильи был м-р Гергеев Владимир Самбуевич.

Зам. инженера эскадрильи к-н Мартынов Николай Васильевич.
***

Хотел бы спросить, Юрий Константинович. Не вижу фамилии Карпова Александра Николаевича. Это нач. ТЭЧ отряда 1 АЭ. На 22, курносой. У него в отряде была 16 - Лепёшкина и № не упомню -Морковкина. У Вас Морковкин на 14-й.

Вопрос про Карпова. Его при Вас не было в 1 АЭ?
***

Извините! Да, действительно, Александра Николаевича я пропустил, хотя он у меня записан. Спасибо. Он был при мне.



Летчики 1АЭ


Хочу дополнить список лётчиков 1АЭ, некоторые лётчики в списках, написанных выше не упомянуты.

Долгих, Заверняев, Бочков, Точилкин, Баталин, Виноградов, Войтулевич, Мамонов, Денищенко, Иванов, Белов, Свириденко, Пригожаев.

Штурманы: Кожемякин, Спиридонов, Шкода, Овсянников, Сташенко, Вусик, Коваленко, Белов, Лахно, Рогалёв, Кононов, Чагаев.

Операторы: Чаглей, Чечель, Перцев, Компаниец, Погорелый, Макаров, Клоков, Греков.

Макаровых у нас в эскадрильи было двое и оба, поочерёдно, в экипаже у Свириденко Дмитрия Александровича.

Вроде и всех перечислил, если кого-то позабыл, то напомните, не обижусь.

Дополнение к списку лётного состава 1 АЭ.

гв. м-р Климин – командир отряда,

операторы:

гв. ст. л-нт Кузин;

гв. ст. л-нт Дёмин;

гв. ст. л-нт Слепченко.

Эти и упомянутые ранее гвардейцы, это только те, кто начинал первыми осваивать самолет в 1АЭ.


Ещё немного юмора


Но это юмор-быль, тут нет никакой выдумки, всё чистая правда. Сидим как-то в лётной столовой. Завтракаем. Я сидел за одним столом со штурманом отряда к-ном Нисманом Леонидом Борисовичем, по моей забывчивости, не включённым мною в список штурманов 1 АЭ. Сидим все в лётных комбинезонах – завтракаем. И тут в столовую входит начальник связи полка гв. подполковник Аркадий Кобзан в парадной форме одежды. Тишина, только слышен звон вилок о тарелки. Это было время войны Израиля с Египтом, когда израильтяне не дошли до Каира километров 60. На Кобзана все обратили внимание – одет был не как все. Он проходит у нашего стола и Лёня Нисман задаёт вопрос: «Что, «наши» Каир взяли?». Хохот был неимоверный.

И ещё про Нисмана. Захожу я как-то в штаб эскадрильи и вижу как Лёня стоит на табуретке и подписывает огнетушитель: «ОТВЕТСТВЕННЫЙ за противопожарную безопасность М.И.Алов». Я его спрашиваю, почему он на табуретку залез (он был маленького роста), а он мне отвечает: «Что бы Михаил Иванович не узнал, что это я сделал». К-н Алов М.И. был у нас в эскадрильи начальником связи эскадрильи (по моей забывчивости также не включённый в список операторов эскадрильи).



И я с экипажем пошёл на боевой


В 1966 году, когда я прибыл в полк, 121-ый тбап был отдельным разведывательным полком и имел на вооружении одну эскадрилью разведчиков, бомболюки у которых были напичканы фотооборудованием и две эскадрильи бомбардировщиков. Эти самолёты не были оборудованы системой дозаправки топливом в полёте. Инструктором у меня был гв. м-р Заверняев, зам.командира АЭ у Долгих. Он дал мне три вывозных и отдал на проверку гв. подполковнику Маликову Петру Ивановичу. Слетал он со мной контрольный и спрашивает меня:

– Как, сам пойдёшь?

– Если они не боятся, пойду.

Оператор Яков Погорелый: нeeeее, не боимся.

И я с экипажем пошёл на боевой.

Мне ещё вспомнился эпизод из жизни полка. Раньше мы ходили в сапогах, и вот после ухода командира полка в отпуск, Пётр Иванович на построении говорит: «Даю месяц для ремонта сапог».

Вот этот м е с я ц и продлился до моей демобилизации.

Как мы летали ночью


Все лётчики и штурманы были с первым классом. Если полёты ночью, то утром мы даже не строились. Сходим на завтрак и некоторые грибники за грибами на 43-45 километр по Слуцкому шоссе. У моего оператора Якова Погорелого был мотоцикл Ява. Вот мы на мотоцикл и с двумя бельевыми корзинами ехали в лес. Наберём белых и подосиновиков и домой. После грибов шли на обед, а с обеда на отдых. Отдохнём (поспим) и на ужин, с ужина на аэродром, на полёты. На маршрут полк взлетал с 30-ти секундным интервалом – 12-13 минут и весь полк в воздухе. На учениях командование полка договаривалось с руководством Лошицы7 о прекращении взлётов с курсом 300 градусов. И мы взлетали. Это было зрелищно!!! В Минске даже стёкла в домах дрожали. Мне говорили, что как-то Петру Мироновичу Машерову городские жители пожаловались на шум от самолётов, на что он ответил: «Давайте потерпим, это экипажи тренируются. Мне радостно на душе – я понимаю, что сейчас мир и нет войны».

После взлёта на стоянке оставались только спарки и 1-2 самолёта в ТЭЧ.



О гордости за страну


Расскажу ещё о возникающей гордости, что ты служишь в рядах Вооружённых Сил СССР.

При перегонке самолётов в Ирак и в Ливию обязательным было запрашивать у земли разрешение на пролёт словами: Я – (свой позывной), разрешите пересечь границу Союза Советских Социалистических Республик. Это не какие-то пафосные слова – это были слова гордости, что ты служишь своей Родине.

И ещё, когда мы прилетели в Ирак на аэродром посадки – поднялась песчаная буря и видимость была очень плохая, а на аэродроме был только один привод, да и тот находился не в створе полосы. Системы СП-50 там не было, но нашим штурманам – честь и хвала – они сработали о т м е н н о! – никто, в таких погодных условиях не ушёл на второй круг. Все сели в очерёдности взлёта. После посадки и заруливания на стоянку мы вышли из самолётов и построились. Я доложил нашему заместителю командующего ДА8 о выполнении задания. Там за нашими посадками наблюдал командующий ВВС Ирака и на построении он сказал: «Мне ещё раз посчастливилось наблюдать мастерство советских лётчиков!».

Нам эти слова их командующего, конечно, были приятны.



Знакомство с Мубараком


Юрий Константинович, расскажите, пожалуйста, как Вы выпивали с Мубараком. Мало кому была предоставлена такая честь.
Я тогда летал правым лётчиком на Ту-16, и несколько экипажей были направлены в Египет (Каир) для выполнения задания. И вот однажды, при возвращении в Каир, испортилась погода и нас направили в Луксор, это южнее Асуана (на Ниле). Мы сели в Луксоре, и повезли нас в отель на ночёвку. Когда мы вошли в отель, то увидели, что из кафе выходят весёлые туристы, ну и нам захотелось немного отметиться в этом заведении.

Командир и я, умывшись, идём к лестнице, а у Хосни Мубарака дверь в номер была открыта. Мубарак в то время был командиром полка на Ту-16. Он, увидев нас, пригласил к себе. Мы, конечно, отказывались, но потом зашли в его номер. Через некоторое время (а это было примерно в 2 часа ночи) в номер принесли большой поднос бутербродов и много бутылок пива. Мой командир, я и Мубарак со своим правым лётчиком посидели, попили пивка с бутербродами и пошли к себе в номер. Не доходя до своего номера, встретили заместителя Мубарака, который шёл из бара, поговорили с ним, рассказали ему как мы шли в бар, и туда не попали и он предложил нам в номере выпить виски. После этой выпивки мы полезли в карманы, чтобы рассчитаться с работником бара, но эта попытка была отвергнута выражением: Всё оплачено! Мы были поражены, что даже выпивка и та за счёт египтян!

Я несколько раз летал в экипажах Мубарака и Ситки и выпивал на приёмах с ними. Можно много рассказывать про полёты в Египте, но тема у нас другая – Ту-22.

Прекрасный самолёт Ту-22


А прекрасным он был и по фигуре (вид сверху) и по лётно-техническим данным. Однажды, взлетая в зону с малым взлётным весом, я не сразу пошёл в набор высоты, а немножечко прижал его, а потом перешёл в набор, и вертикальная скорость была 150 метров в секунду9. Мне потом на земле, рассказали о «женской талии» при наблюдении за самолётом со спины. Снижение Ту-22 допускал 100 метров в секунду, но, правда, быстро растёт скорость. Да и вообще он был красавец, не только со спины!!! Маневренность у него была превосходная – он позволял и большие крены, набор и снижение с большой вертикальной скоростью.

Однажды мы пошли на проверку ПВО Москвы и я впоролся в грозу! Меня только на спину не клало – крены, знакопеременные вертикальные скорости, кидало нас здорово, я даже слышал грозовые раскаты. И только после выхода из грозы вверх кидание прекратилось. Я увидел, что у меня горят лампы воздухозаборников, а они загораются при выпуске шасси – шасси сорвало с замков. Вы можете меня обвинить – чего это я в грозу полез! Так я летал на ракетоносце и экипаж на дальности до 100 километров был слеп из-за малого угла обзора прицела.



Один из эпизодов про ш п а г у


31-го мая (год не помню) днём я шёл разведчиком погоды. Мачулищи по погодным условиям закрылись, и меня посадили в Шауляе. Вышли мы из самолёта, нас стали окружать – кто с вёдрами, а кто с канистрами, стоят и не подходят. Затем один смельчак подходит ко мне, видно узнал по планшету, что я командир, но он не догадался, что я же и замполит АЭ, и говорит: «Командир, плесни горючего». Я вначале не мог понять какого горючего, ведь у них ЭМКИ, а они ведь тоже керосином заправляются. Я его спрашиваю: «Какого горючего, шпаги что ли?». Он мне с улыбкой до ушей: «Да!». Обрадовался, что нашёл со мной общий язык. Я ему и отвечаю: «Милок, ты опоздал, шпага у нас заливается только зимой». И после этого вся эта публика, с вёдрами и канистрами, ушла и уже не подходила к экипажам, севшим через 2 часа после меня.

На следующий день прилетел инженерно-технический состав и начали готовить самолёты к вылету. На моём самолёте был отказ топливной автоматики, крайне редкий случай. Мне инженер по авиационному оборудованию Виктор Владимирович Козлов и говорит: «Юрий Константинович, принимай решение, лететь при ручной выработке топлива или ждать блок топливной автоматики». Я, конечно, принял решение не ждать блок.

В Шауляе на хуторах росли кусты очень красивой сирени (местные её называли королевской). Мы наломали много сирени, и к самолёту на вылет.

Договорились, чтобы после взлёта форсаж не выключать, а набирать высоту на форсаже.

В Шауляе в это время служил сын Дмитрия Александровича Свириденко, и его сослуживцы, после нашего взлёта полком, были поражены мощью наших л а с т о ч е к.

Я свою сирень положил на приступочку, а штурман мой – старший штурман полка подполковник Спиридонов, положил у себя на люк: его сирень потемнела, а у меня осталась свежей. Я, конечно, с ним поделился. 1-го июня, в день регистрации брака с Марией Екимовной, я пришёл домой с букетом сирени!



Обучение молодых лётчиков из училища


В 1977 году было организовано обучение молодых лётчиков, прибывших из Тамбовского авиационного училища. Отобраны 16 лётчиков, которые, кроме как в училище нигде не летали. Восемь лётчиков назначили в наш корпус и восемь – в южный. Из этих лётчиков четырёх – в наш полк, двух – в Зябровку и двух – в Барановичи. Обучение было организовано на базе в Барановичах. После теоретической подготовки приступили к лётному обучению. Двое из четверых достались мне: лётчики 3-го класса, лейтенанты Шелудяков и Евгенов, и два – Точилкину: Разин и второго, к сожалению, фамилию позабыл. Эти лётчики имели общий налёт на всех типах 300 часов, кроме училища они нигде больше не летали. Конечно, не скрою, с ними велась кропотливая работа, ведь это было экспериментальное переучивание. И мы выполнили задачу – они успешно освоили полёты на Ту-22 в районе аэродрома и по маршруту.

Не вина этих лётчиков, что в Южном корпусе, при полётах на самолётах Ту-95 или М-3 по маршруту при безоблачном небе столкнулись два самолёта. На месте командиров кораблей были лётчики с 3-м классом и в звании старших лейтенантов (даже зам. командира АЭ, тоже – старший лейтенант).

Всех лётчиков с 3-м классом и в звании «старший лейтенант» с командирских должностей понизили. Но некоторым лётчикам досрочно присвоили звание «капитан», и они сдали на 2-ой класс (при достаточном налёте). Наших лейтенантов с 3-м классом отправили в Рязань на Ту-16 для налёта часов. После соответствующей подготовки на Ту-16 они вновь начали летать на самолёте Ту-22. Один из них (мой подопечный) – заместитель командира АЭ майор Шелудяков, судьба Евгенова мне неизвестна.

Штурман Николай Горенков


Продолжу свои воспоминания о гвардейцах 121-го. Летал в нашем полку с Леонидом Федяевым штурман Николай Горенков, прекрасный человек, отличный штурман и непревзойдённый рыболов. К нему прицепилась кличка КАРАСЬ. Как-то на стоянке личных автомашин около штаба полка после дождя образовалась лужа. Я и намекнул Николаю, что он теряет время. Ему было безразлично, есть ли в водоёме рыба или её там нет. Для него была бы вода, а рыбу он всё равно поймает. И ещё момент из жизни Николая. Нас по два экипажа направляли в профилакторий в Стайки. Кроме питания из лётной столовой, КАРАСЬ снабжал нас рыбой, которую мы жарили, варили и делали уху, приготовленную на костре. Но, жаль, гвардии подполковника Горенкова уже нет среди нас. Он похоронен на кладбище в Дубках, светлая память ему.

Перелеты по маршруту Мачулищи-Энгельс


В 1970 году экипажи гв. подполковника Нестерова (ведомым был экипаж гв. майора Белова) выполняли практический пуск ракеты на морском полигоне. Выполнив пуск, мы совершили посадку на аэродроме Энгельс. Покушали, заправились и на взлёт, в свои родные Мачулищи. Это было кратковременное пребывание самолётов на этом аэродроме10. А в августе 1994 года наши ЛАСТОЧКИ покидали Мачулищи НАВСЕГДА на тот же аэродром Энгельс, чтобы там их утилизировали.

Жаль, очень жаль!


От редактора

Юрий Константинович Белов рассказал о себе , о своей службе не сразу и не по заказу какой-то газеты неизвестному корреспонденту. Его рассказы записывались в разное время при встрече с разными собеседниками, которым он доверяет. В результате получился вот этот сборник воспоминаний.



Хотелось бы высказать благодарность и признательность за подготовку этого материала Марине Викторовне Бровиковой, а также Дмитрию Руфичу Мамонову и Андрею Федоровичу Демидову.

1 Автомобиль "Волга" считался верхом мечтаний любого автомобилиста СССР

2 КОУ - командир огневой установки, т.е. борт-стрелок в кормовой части самолета Ту-16

3 Ус - рулежная дорожка, примыкающая к взлетно-посадочной полосе

4 КДП - командно-диспетчерский пункт, где находятся руководители полетов

5 Демпфер тангажа - устройство, предотвращающее раскачку самолета по тангажу

6 ГДО - гарнизонный дом офицеров, где проходили все торжественные мероприятия

7 Лошицы - микрорайон Минска, где располагался аэропорт МИНСК-1

8 В то время это генерал-лейтенант Плохов Алексей Александрович, Герой Советского Союза

9Для бомбардировщика непревзойденный показатель. К примеру, даже у истребителя МиГ-23: 215 м/с

10 Сейчас аэродром Энгельс - главная авиабаза Дальней Авиации РФ



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница