Л. Кин саентология больше, чем культ?



страница9/42
Дата10.05.2016
Размер2.24 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42

Роковая церковь


В период между 1950 и 1954 годами все складывалось хорошо для движения Хаббарда. Его лекции посещали тысячи людей, многие из которых прибывали из-за океана. Одиторы работали в больницах, помогая ускорять выздоровление больных. В Калифорнии было получено разрешение на учреждение сентологического университета. (Этот план в конечном счете провалился.) Организационное единство всему придавала МАСХ (Международная Ассоциация Саентологов Хаббарда), в которую входили Хаббард, несколько человек штатного персонала и большое количество рядовых членов, то есть одиторов, разбросанных по всему миру.

Если посмотреть, сколько писем по оргполитике написано в период между 1950 и 1953 гг., то можно сказать, что проблем у Хаббарда не было - он написал всего два таких письма. Его главной заботой была разработка “технологии” и ее философских аспектов.

Но этому не суждено было продолжаться долго. В 1954 году в Вашингтоне, Округ Колумбия, была образована Церковь Саентологии (ЦС). Теперь Хаббард занят ее построением: за пять лет с 1954 по 1959 гг. им выпущено 180 писем по оргполитике. А в будущем к ним прибавятся новые.

Вопрос о том, почему он основал ЦС, остается открытым. Некоторые говорят, что единственной причиной этому были налоги, и этого действительно нельзя сбрасывать со счетов. Но Хаббард, должно быть, столкнулся с более серьезной проблемой, если пронизанную простотой МАСХ он променял на беспрестанно усложняющуюся ЦС. Вероятно, ему был необходим инструмент, который давал бы ему законные основания для защиты своего движения от нападок.

Несмотря на уверенный рост саентологии вот уже на протяжении четырех лет, тучи начали сгущаться над ней чуть ли не с первого дня ее существования. В 1950 году через месяц после выхода в свет ДСНДЗ Американская Медицинская Ассоциация (АМА) объявила Хаббарда сумасшедшим. Всемирная Федерация Психического Здоровья (ВФПЗ), Американская Психиатрическая Ассоциация (АПА), ЦРУ - все они начали проводить расследования, строить предположения, высказывать собственные суждения, снабжать друг друга ложными или выдуманными данными и распространять слухи. Уже в 1951 году в ходе расследования, которое проводило ФБР, ложные отчеты попали в документацию Интерпола и стали доступны всем, кто пользуется документацией Интерпола по всему миру [7]. В последующие годы эти данные неоднократно использовались прессой в статьях, направленных против саентологии. Те, кто их использовал, никогда не ставили их под сомнение.

Это выглядит странным, если учесть, что дианетика (саентологии как таковой тогда еще не было) пока что не наделала никому никакого вреда. Цены не выходили за рамки обычного, общий настрой был высок, Хаббард лично появлялся на публике, распространяя вокруг себя атмосферу дружелюбия и духа научного первооткрывательства. Каждый месяц приносил новые открытия, которые публиковались в журналах, таких как “Бюллетень Дианетического Одитора”, “Вестник Саентологии” и “Бюллетень Профессионального Одитора”, а Хаббард писал больше, чем когда-либо. Кругом царила атмосфера большой счастливой семьи. И это вовсе не было “молодежным культом”, как отзывалась об этом пресса. Большинство из тех, кто участвовал в этом движении, были людьми здравого среднего возраста, профессионалами в различных областях деятельности, добропорядочными гражданами.

И все же дианетика и (позднее) саентология кое-что наделали. Всего лишь одним своим существованием они привлекли внимание к тем щекотливым моментам, которые вышеупомянутые организации предпочли бы держать в глубокой тайне. Те дали выход своему гневу, обвиняя саентологию как раз в том (забавно, не правда ли?), что они же сами и вытворяли.

Хаббард выступил с утверждением, что большинство заболеваний (70%) носят психосоматический характер и их можно излечить с помощью одитинга, а не медицины. Это бросало вызов врачам, и поэтому Американсакая Медицинская Ассоциация обвинила одиторов в шарлатанстве. Он выступил с утверждением, что наркотики, гипноз и электрошок не только не являются необходимыми для терапии, но на самом деле приносят вред. Это бросало вызов психиатрии, и Американская Психиатрическая Ассоциация обвинила саентологов в использовании наркотиков и гипноза. Он особо подчеркнул, что в процессе терапии не следует прибегать к какому бы то ни было насилию. Это бросало вызов Всемирной Федерации Душевного Здоровья, которая брала под свою защиту даже тех психиатров, которые под видом “терапии” насиловали своих пациенток, и они обвинили саентологов в том, что те устраивают сексуальные оргии. В довершение всего, разрабатывая дианетику, Хаббард отыскал способ устранения последствий промывания мозгов. В 40-х и 50-х годах одной из областей, представлявшей наибольший интерес для секретных служб, были техники, с помощью которых людей превращали в живых роботов, внушая им команды, когда они находились под воздействием боли, наркотиков и гипноза. Соответствующие исследовательские проекты были запущены на университетских факультетах психологии по всей планете. Особенно досадили дианетические техники Хаббарда Центральному Разведывательному Управлению, и - само собой - ЦРУ обвинило саентологию в промывании мозгов. Нависла угроза, что саентологические одиторы смогут раскрыть целый сценарий контроля над умами и широкомасштабного электронного контроля над населением [7, 8, 9, 10]. Это были враги, с которыми приходилось считаться. Хаббард это понял. Его ответом на исходящую от них угрозу стала ЦС. Как оказалось - слишком слабым ответом. На территории Соединенных Штатов Хаббарду не удалось удержать свои позиции под натиском врагов. В 1959 году он отъезжает в Англию.


Прибежище В Англии


Хаббард приобрел усадьбу Сент Хилл - старую усадьбу в Сассексе неподалеку от городка Ист Гринстэд, где дела пошли снова во все нарастающем темпе. К этому времени Саентология закрепилась во всех англо-говорящих странах планеты. Для всех саентологов по всему миру Сент-Хилл стал центром мира. Хаббард продолжал проводить исследования и преподавать. Преподавание его состояло только из чтения лекций, которые сопровождались конспективными резюме, получившими название БОХС (Бюллетени Офиса Хаббарда по Связям). Эти БОХС вместе с вышеупомянутыми журналами рассылались одиторам по всему миру. Устные выступления Хаббарда и его письменные обращения почти что всецело адресованы только профессиональным одиторам и персоналу церкви того времени, отчего сегодня они почти невразумительны для несаентологов или начинающих студентов.

В 50-х и 60-х годах не было “платной публики” в сегодняшнем смысле этого слова. Были только одиторы - как профессиональные, так и полупрофессиональные - и они одитировали друг друга. Хаббард выступал с лекцией и предлагал новый процесс, имея в уме цель отыскать кратчайший путь к Клиру. (Сам он делал Клиров еще с 1948 года. Теперь он пытался научить этому других.) Одиторы усаживались и проводили себе этот процесс: сначала первый в паре проводил этот процесс второму до получения результата, потом второй проводил его первому. Это стало называться коодитингом (взаимным одитингом). В некоторой степени каждый, где бы он ни находился, принимал участие в этих проектах. Телексы и письма летали туда и сюда между Сент Хиллом и саентологическими организациями, расположенными в Южной Африке, Австралии, Новой Зеландии и США. Дело не в том, что Хаббард прислушивался к чьему-либо мнению или принимал советы - нет, он полагался только на себя. Однако ему нужно было знать о достигнутых всеми результатах, чтобы определиться с дальнейшим направлением своих исследований. В 1965 году ознаменовался его грандиозным прорывом. Теперь клиров мог делать не только он, но и другие. Дело, казалось, было сделано.

Однако враг не дремал, и Хаббард, тратя все свое время на исследования, тем не менее зорко следил за прессой и политической ситуацией. Он с сарказмом заметил, что на курсах в некоторых саентологических организациях больше агентов ФБР, чем студентов. Встал вопрос о безопасности. Персонал стали обучать процедуре, называемой “проверкой на безопасность”, чтобы находить проникнувших в организации врагов с помощью Е-метра и умело составленных вопросов. И все же, как показало будущее, кое-кому удалось просочиться.

В 1963 году произошло непредвиденное: ФБР устроило облаву в саентологической организации ЦС в Вашингтоне, Округ Колумбия, в ходе которой была поломана мебель, персонал подвергли угрозам, были захвачены книги, Е-метры и папки преклиров, содержавшие не подлежащие разглашению сведения о преклирах, полученные от них во время одитинга. Похожие события имели место в Лос-Анджелесе. (Конфискованное имущество было возвращено только много лет спустя после затяжных судебных разбирательств.) В 1965 году саентология была запрещена в штате Виктория в Австралии. Потом этот запрет распространился на всю территорию Австралии, а также Англии. В Англии он касался только иностранных саентологов, въезжавших в страну. Их заворачивали назад на границе. (В Англии этот запрет был снят в 1980 году.)

Перед Хаббардом определенно стояла проблема. Казалось, что препятствия были сильнее его. По существу, проблема имела три стороны. Во-первых, против него были настроены правительства и пресса. Во-вторых, часть персонала не была предана ему и на самом деле находилась в услужении у упомянутых выше властных групп. В-третьих, верные ему члены персонала, может быть, и хотели, но не всегда были способны делать то, что от них требовалось - их профессиональная подготовка для этого не годилась. Хаббарду нужны были одиторы, кейс-супервайзеры и способные администраторы. А в его распоряжении были мясники, булочники, инженеры, медсестры, музыканты, секретари, домашние хозяйки, а иногда также и бизнесмены. С одной стороны у него был продукт (одитинг), который пользовался растущим спросом, несмотря на определенные попытки воспрепятствовать этому, а с другой - недостаток персонала, способного его предоставлять. В довершение всего, даже на обучение тех, кто находился в его распоряжении, не хватало времени. Обстановка складывалась напряженная и нервозная.

Казалось, что он теряет контроль над ситуацией. В доме начался пожар - Хаббард пытается затушить пламя потоком писем по оргполитике, приказов, телексов. В период между 1960 и 1969 гг он выпускает 1000 “Исполнительных Писем Офиса Хаббарда по Связям” (ИП ОХС). Большинство из них объемом от трех до пяти страниц. На первом плане тесной шеренгой выстроились вопросы о “подавляющих личностях” (ПЛ), о “процедурах правосудия” и об “этическом урегулировании”, что вполне объяснимо в свете той тяжелой ситуации, в которой оказалась саентология.

В 1966 году образуется особая структура: Офис Охранника (ОО). Она должна была разбираться со всякого рода внешними нападками, так чтобы свободные от этой заботы организации могли беспрепятственно предоставлять услуги. ОО строится по иерархическому принципу и получает свои представительства на каждом континенте, в каждой стране и в каждой организации по всему миру. Помимо обязанностей по защите саентологии, перед ОО была поставлена задача отслеживать и расследовать деяния психиатрии, ФБР и ЦРУ и разоблачать их в прессе. Это делалось в форме “журналистских расследований” и поначалу делалось совсем неплохо. Однако много позднее, в 70-х годах, сеть ОО стала настолько самостоятельной в определении своих полномочий, что переступила черту и начала устраивать гнусные выходки в отношении тех лиц, которых в ОО считали врагами саентологии. Для того чтобы ОО счел кого-либо потенциальной или активной “подавляющей личностью”, многого не требовалось. В отношении таких лиц стали применяться шантаж, клевета и даже угрозы личной безопасности и насилие. Самого незначительного заявления касательно саентологии, сделанного в прессе каким-нибудь членом Парламента, было достаточно, чтобы развернуть против него полномасштабное судебное преследование, что не помогало повышению общественного престижа ЦС [7, 9].

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница