Л. Кин саентология больше, чем культ?



страница16/42
Дата10.05.2016
Размер2.24 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   42

Комментарии Хаббарда


Что мог бы сказать об этом Хаббард? На самом деле еще несколькими десятилетиями ранее он предвидел данное развитие событий и сделал несколько четких замечаний на сей счет. В своем “Эссе о руководстве”, написанном в августе 1951 года, он говорит: “(...) Большинство управленческих структур предпочитают безвредного мертвого вожака, чьи идеи и логика отвердевают, разделенные группой, а большинство групп предпочитают живых вожаков, ибо пока вожак жив (...), у группы есть твердый защитник.” [14] Ничего удивительного, что ЦС никогда не забывает уснащать свои рекламные материалы множеством фотографий с вечно улыбающимся Хаббардом. Создание впечатления, будто вожак все еще жив, способствует росту продаж.

В противоположность современному руководству ЦС сам Хаббард не видел ничего хорошего в монополизации своих техник. В “Дианетике” он говорит: “Дианетика никоим образом ни в какой своей части не подпадает под юридическое регулирование, ибо никакой закон не может воспрепятствовать человеку сесть и рассказать другому о своих проблемах, и если кому-то захочется заполучить монополию на это, можете быть уверены, что это желание не имеет ничего общего с Дианетикой, а продиктовано жаждой наживы.”

В той же “Дианетике” Хаббард даже обращается к саентологам с просьбой помочь ему в дальнейшем совершенствовании саентологических методов: “Через двадцать или сто лет изложенная в этом томе терапевтическая техника покажется устаревшей. Если этого не случится, то не оправдается вера автора в изобретательность своих собратьев. (...) Методы практического применения не могут не улучшаться. Все науки начинаются с открытия основополагающих аксиом. Они развиваются по мере обнаружения новых данных и расширения масштабов науки. Постоянно возникают различные инструменты и техники, которые совершенствуются и вновь совершенствуются. Основополагающие аксиомы, изначальные открытия дианетики являют собой столь прочные научные истины, что если они и изменятся, то лишь в малой степени. (...)” Заканчивает Хаббард такими словами: “В этом пособии у нас есть основополагающие аксиомы и терапия, которая работает. Ради Бога, беритесь за дело и постройте лучший мост!”

Он утверждал, что все люди вообще “... обладают неотъемлемым правом свободно думать, свободно высказывать, устно или письменно, свое мнение и оппонировать или высказываться, устно или письменно, по поводу чужого мнения.” От саентолога же в частности ожидается, что он будет “наилучшим образом в соответствии с моими способностями использовать лучшее из того, что мне известно в Саентологии, чтобы помогать моей семье, друзьям, группам и всему миру.” (“Кредо Церкви” и “Кодекс Саентолога”, то и другое из [1].)

Ничто из этого сегодня не находит своего отражения в ЦС. Они отлили Хаббарда в бронзе и торгуют изданиями его книг с золотыми обрезами и покрытыми слоем платины Э-метрами как “коллекционными предметами”. Сущий рай для охотников за реликвиями! Они освятили “технологию” и никому не позволят дотронуться до нее. Они не смеют пойти на шаг дальше того, “что написано”, сколь бы устаревшим это ни оказалось.

Хаббард открыл ряд аксиом, которые он возвел в закон природы. На одну и ту же тему, выраженную в этих аксиомах, он импровизировал большую часть своей жизни, находя все новые решения для постоянно изменяющихся проблем, которые ставили перед ним кейсы людей. Величайшая ошибка, которую допускают многие саентологи как внутри так и вне ЦС, заключается в том, что они ошибочно принимают итоги 30-летних исследований Хаббарда за истину в конечной инстанции. Вместо того чтобы последовать призыву Хаббарда и проводить дальнейшие исследования - всегда и неизменно основываясь на аксиомах - они возносят то “что сказал Рон” до уровня догмы и запирают себя в решениях прошлого. Я хочу сказать, что хотя большинство людей уже много узнали об этом предмете, они тем не менее полагают, что им еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем им удасться достичь его понимания или достанет смелости претендовать на это. На сегодня положение вещей таково, что в ЦС “технология” утратила живой дух и окаменела. Однако для тех, кому идут на пользу танцы вокруг идола, она все еще оправдывает свое предназначение.


Сектантство

Монолит рушится


Как уже упоминалось ранее, в 1983 году, сразу же после образования ЦРТ, сотни и сотни старых саентологов были объявлены подавляющими личностями. Большинство из них занимали высокое положение в административной структуре или были опытными одиторами высшего класса, многие из которых были обучены самим Хаббардом. В несколько месяцев без применения каких бы то ни было процедур правосудия, на которые вправе были рассчитывать эти люди, было сметено целое поколение саентологов, составлявших живую память о Хаббарде как о человеке. Некоторых неделями держали в потайных местах Калифорнийской пустыни (Гилман Хот Спрингс, Хэппи Вэлли) в условиях, напоминавших лагерь для уголовных преступников: мужчин и женщин вместе сутками удерживали в запертых туалетах, людей избивали, изводили приставаниями.

Как следствие, многие саентологи, движимые протестом, вышли из ЦС. Совершился настоящий исход - нечто, во что трудно было поверить даже тому, кто сам участвовал в этом исходе.

Стороннему наблюдателю трудно представить, насколько сильный удар был нанесен по жизням тех, кто пострадал в ходе чистки 1982-83 годов. У людей отняли насущное стабильное данное гигантских размеров: церковь не является безопасным местом, Рон не является непогрешимым на своем руководящем посту. Вопрос о том, виновато ли во всем лишь неправильное применение саентологии или она и в самом деле не работает (о чем до этого и подумать никто не мог), большим облаком черного дыма повис в воздухе.

ЦС, как всегда не ведающая пощады и исполненная убежденностью в собственной праведности, выпускает ряд писем по оргполитике, нагоняя страху на оставшихся, заставляя их молчать и отрекаться от своих самых близких друзей. “Отверженные” были подвергнуты остракизму. Попытки “отверженных” завязать дискуссию с “церковниками” ни к чему не привели, поскольку последние всякий раз попросту отворачивались. Тот, кто не шел на официальный “разрыв отношений” со своими “отверженными” друзьями, сам оказывался изгнанным. Обычным явлением тех дней стало “письмо-уведомление о разрыве отношений”, написанное “церковником” под диктовку своего этик-офицера.

Процитируем для примера одно из таких писем: “Привет, Джон. В настоящее время я получаю одитинг в Лондонской организации. Я полностью не согласен с тобой в том, что ты делаешь касательно саентологии и я хочу, чтобы ты прекратил это. Я не желаю контактировать с тобой ни физически, ни умственно, пока ты не урегулировал свое состояние. Пол.”

Для отдельного человека последствия всего этого зачастую принимали драматические формы. Вчерашние друзья вдруг переставали узнавать друг друга на улице; брат больше не разговаривал с братом; сыновья уходили от матерей, а дочери набрасывались на матерей с криком; коллеги по работе, делившие дотоле общий кабинет, прибегали к установке самых натуральных стен, чтобы отгородиться друг от друга за своими столами. Годы и даже десятилетия затраченного времени, труда, усилий и упований, казалось, пошли прахом; личные состояния - исчислявшиеся в некоторых случаях сотнями тысяч долларов - улетучились как дым. И потому тысячи людй пошли далее своей дорогой, закрыв эту главу своей жизни. Сотни попытались собраться вне церкви и начать все сызнова. Десятки решили взять в руки Э-метр и продолжить начатое. Вокруг них начала собираться потерявшая ориентиры паства. Это стремление к объединению для большинства было безотчетным действием, инстинктивной попыткой нащупать спасательный круг в борьбе за духовное выживание. На место утерянной группы должна была прийти новая.

Первую попытку организовать “отверженных” предпринял в Лос-Анджелесе бывший высший специалист по технологии и Международный Кейс-супервайзер Дэвид Мэйо, после того как его выкинули из ЦС как “подавляющую личность”. Он открыл в Штатах и в Европе сеть Центров Повышенных Способностей (ЦПС). После многообещающего начала они потерпели крах из-за судебного преследования со стороны ЦС. Причины преследования: “отверженные” получили в свое распоряжение конфиденциальные и тщательно охраняемые материалы уровня ОТ III и других уровней. Неожиданно оказалось, что “секретный” уровень ОТ III предоставляют не только пять Организаций повышенного уровня ЦС, но и около сорока не имеющих отношения к ЦС центров по всей Европе, США и Австралии. Изначально в 1967 году Хаббард наложил эту печать секретности из-за того, что считал некоторые аспекты этого уровня потенциально способными оказать глубокое воздействие на человека и даже свести некоторых с ума. Однако, если быть реалистичным, то гораздо вероятнее, что в 1983 году церковь увидела, что над ее сверхдоходной “тайной” и монопольным обладанием ею нависла угроза. Так или иначе, но они атаковали Мэйо и ряд других ведущих сотрудников ЦПС, начав против них дело в суде. Не обошлось также и без физического насилия.

Мэйо отступил, но дело было подхвачено независимой группой, организовавшейся в Европе под руководством Вильяма Робертсона (“Капитана Билла”), одитора высшего уровня, который на протяжении шестнадцати лет был правой рукой Хаббарда. Робертсон обладал всесокрушающим намерением довести до конца то, что начал “старик” (и что ЦС упорно не желала делать), а именно - галактическую войну против Ксену и его агентов посредством телепатических техник одитинга. Он разработал усовершенствованную технику прохождения уровня ОТ III, назвав ее Экскалибуром (по названию книги, написанной Хаббардом в 30-х годах), обучил ей несколько десятков ОТ, которые обучили других, и вскоре намерение отдельных соло-одиторов на всей планете снова начало просачиваться в коммуникационные линии Ксену.

С 1986 по 1988 год были проведены тысячи и тысячи часов соло-одитинга. Результат: Ксену перестал появляться. Это существо, которое отчаянно противилось индивидуальным сессиям и было противоборствующей стороной в многочасовых телепатических схватках, исчезло со сцены. Одиторы больше не могли вступить с ним в контакт. Вместо него объявились меньшие существа вроде низшего исполнительного персонала Ксену с контролирующих станций, расположенных на удаленных планетах и космических кораблях, движущихся по околоземным орбитам. Как только они узнавали, что игра, затеянная их хозяином, подошла к концу, их легко было проодитировать и реабилитировать.

Достойным упоминания побочным следствием проведенной Робертсоном работы стало получение огромного количества данных о рекультивации Земли после прекращения радиационного воздействия, оказанного инцидентом, имевшим место 75 миллионов лет назад, а также получение данных о различных галактических политических группировках, заинтересованных в формировании будущности этой планеты - как с хорошими, так и с плохими намерениями. В свете этих данных, собранных Робертсоном, можно заключить, что всякий прогресс в области культуры и всякая политическая катастрофа на Земле были инициированы и по сей день инициируются “пришельцами извне”. В качестве примера он интерпретирует провозглашенное в 1776 году стремление к “Единому Мировому Правительству” как хитроумный шаг, направленный на удовлетворение колониалистских намерений галактических конфедераций, которые давно планируют присоединить Землю к своей империи. Он рассматривает политическую неэффективность Земных правительств в области разрешения проблем, связанных с основными нуждами человека, как маневр, имеющий целью обман людей. В результате “манипулирования средствами массовой информации”, нарочито подобранных катастрофических новостей, необоснованного продолжения войн у населения должно создасться впечатление, что проблемы этой планеты слишком велики, чтобы их можно было решить политическими средствами. Перед лицом искуственно нагнетаемой безысходности ситуации человечество хотят довести до того, что оно добровольно захочет, чтобы ему протянули “руку помощи из космоса” и уполномочит полноправного представителя этой планеты - ООН - принять ее. Что превратит Землю в колонию путем плебисцита. Робертсон собрал свои размышления по этому поводу в рукописи под названием “9-й Сектор”, которая распространяется только частным порядком.

После того как Ксену был повержен, группа Робертсона начала распадаться. В 1990 году у последователей Хаббарда вне ЦС не осталось никакого организационного оформления, по крайней мере такого, какое заслуживало бы упоминания. Независимые одиторы в целом представляют собой достаточно разнородную картину. Некоторые открыто критикуют Хабабрда вследствие своего личного недовольства им, некоторые пошли по собственному пути из-за недостаточного понимания его работ, некоторые пытаются перещеголять саму церковь в буквальном следовании его словам.

Согласно словарю, “секта” это “религиозная община, отколовшаяся от господствующей церкви”. Это слово происходит от латинского “secare” - “отрезать”. Саентология как таковая это не секта, а самостоятельная философия, носящая религиозные черты и основанная на ряде аксиом. Пока у руля стоял Хаббард, именно его личность определяла существование того института, который можно рассматривать как “господствующую церковь” в выше приведенном определении. И все же уже во время его “правления” началось появление побочных движений, возникших вслед за ЦС - будь то из-за личных разногласий или по причине зазнайства. Это и есть секты в подлинном смысле этого слова.

Только со смертью Хаббарда стало ясно, насколько непрочной на самом деле была духовная сплоченность его движения, насколько сильно оно зависело от главенствующей личности. Не стало этой личности, и все развалилось. Сегодня существует добрый десяток саентологических сект. Их скрепляющим началом служит та интерпретация, которую дают работам Хаббарда их лидеры. Поскольку сама ЦС более не следует намерениям Хаббарда и далека от понимания философских основ саентологии, она является не чем иным, как еще одной сектой, хотя, несомненно, и самой большой.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   42


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница