Л. Г. Лунякова о современном уровне жизни семей одиноких матерей



Скачать 326.8 Kb.
Дата11.11.2016
Размер326.8 Kb.




 2001 г.

Л.Г. ЛУНЯКОВА

О СОВРЕМЕННОМ УРОВНЕ ЖИЗНИ СЕМЕЙ ОДИНОКИХ МАТЕРЕЙ

ЛУНЯКОВА Лариса Григорьевна – кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН.

“Четвертая часть всех домохозяйств


в мире возглавляется женщинами1...”
Пролегомены. Прежде чем приступить к рассмотрению уровня жизни и проблем семей одиноких матерей, попытаемся дать определение объекта исследования. Ни один современный словарь или энциклопедия не дают толкование понятия “одинокая мать”, а тем более - “семья одинокой матери”. Более того, термин “одинокая мать” употребляется в государственных нормативных актах в значении, весьма далеком от обыденного восприятия. Впервые юридический термин “одинокая мать” (в узком смысле) появился в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944 г. о материальной
__________________

Публикация подготовлена по результатам эмпирического исследования в рамках проекта “Семьи одиноких матерей: стратегии выживания в период социальных трансформаций и кризиса в России”, поддержанного Институтом “Открытое Общество”, RSS № 284/1999.

помощи многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства и учреждении “материнских” наград2. Из него следовало, что одинокая мать — это женщина, не состоящая в законном браке и имеющая “внебрачных” детей. Развернутая коннотация этого термина обозначает более широкую категорию матерей, воспитывающих детей в семьях без отца, в том числе разведенных и вдовых. Как правило, в обыденном сознании россиян понятие “одинокая мать” отождествляется с одиноким материнством, а семьи одиноких матерей различного брачного статуса именуются неполными или материнскими семьями 3. В настоящее время спектр неполных семей пополняется, помимо названных выше, семьями фактически раздельно проживающих супругов, за счет практики усыновления ребенка одинокой женщиной, а также установлением опеки или попечительства в случае сиротства. Из сказанного следует, что близкие по смыслу дефиниции “семья одинокой матери”, “неполная семья”, “материнская семья” универсального содержания не несут. В научной зарубежной литературе наряду с терминами “одинокая мать” – lone (single) mother и “семьи одиноких матерей” с уточнением их семейного статуса – lone (unmarital, divorced or widowed) mother families, используется также обобщающее понятие “семьи, возглавляемые женщинами” – families headed by women или mother headed families. Автор данной работы использует термин “семьи одиноких матерей” в широком социальном контексте и придерживается его международной интерпретации4.

Основными факторами формирования семей одиноких матерей являются разводы, не компенсируемые последующим вступлением в брак, овдовения из-за преждевременной смерти отца ребенка/детей, внебрачные рождения. В России с 1988 по 1997 гг. из-за расторжения браков на иждивении одного из родителей насчитывалось 5,2 млн. детей; в 1998 г. при разводах в органах загса было учтено 389,7 тыс. детей в возрасте до 18 лет (или 127 детей на 100 распавшихся пар)5, и в подавляющем большинстве случаев дети остаются с матерью. При современном уровне смертности каждый пятый ребенок еще до совершеннолетия может стать сиротой, при этом вероятность смерти отца равна 15,3%, матери — 3,2%, обоих родителей — 0,6%6. В 1998 г. среди умерших в трудоспособных возрастах мужчины составили 81% (уровень мужской смертности в 4 раза превысил уровень женской смертности7).

Рождение ребенка незамужней женщиной совсем недавно считалось социально-аномальным явлением и было предосудительным с точки зрения нравственности и морали. Теперь это табу снято, число внебрачных рождений возросло. По данным статистики за период с 1989 г. по 1998 г. их доля в общем числе рождений в целом по России увеличилась в два раза с 13,5% до 27,0% 8. К концу 90-х годов сложилась ситуация, при которой “четвертая часть домохозяйств в России возглавляется женщинами”9. Демографические тенденции таковы, что семьи одиноких матерей будут формироваться и в дальнейшем.



Постановка проблемы. Проблема семей одиноких матерей в нашей стране сама по себе не нова, но работ, посвященных этим семьям, немного, причем большинство из них написано на основе материалов исследований дореформенного периода10. Предпринятые учеными ИСЭПН РАН эмпирические исследования и результаты гендерного анализа изменений социально-экономического положения россиян в период реформ свидетельствуют о том, что такого рода семьи составляют существенную долю среди бедных и самых бедных. В течение последних двух лет их положение продолжало ухудшаться11. Несмотря на проведение ряда исследований до сих пор не сложилось четкого представления о средствах существования, специфических нуждах и способах выживания неполных семей12. Иными словами, проблемы повседневной жизни одиноких матерей и их детей не воспринимаются как особо значимы, а их решение, к сожалению, не стоит в ряду первоочередных государственных задач.

Фокусированные обследования бюджета и материальной обеспеченности семей, возглавляемых одинокими матерями, в нашей стране практически не проводились. Между тем они имеют большое значение для разработки различных вариантов эффективной социальной поддержки наиболее нуждающихся семей. В данной статье, в рамках исследовательского проекта, осуществленного зимой 1999-2000 гг., предпринята попытка проанализировать и сравнить опыт выживания и приспособления к условиям непрекращающегося кризиса в России семей одиноких матерей различного брачного статуса на примере двух городов: среднего провинциального (Рыбинск Ярославской области13) и столичного мегаполиса (Москва).



Приведем официальные статистические данные органов социальной защиты населения Рыбинска и Москвы. Согласно этим данным по состоянию на 01.01.2000 г., в Рыбинском муниципальном округе, насчитывающем 271,5 тыс.чел. населения, в отделе по социальным вопросам на учете состояло около 32 тыс. детей в возрасте до 16 лет. Жизнь многих из них протекала в неполных семьях, в том числе 2710 детей — в семьях матерей-одиночек14. По данным Комитета социальной защиты Москвы на 01.01.2000 г., численность детей в возрасте до 18 лет, состоявших на учете в органах социальной защиты населения, составила по всем административным округам 1183,3 тыс.чел.; среди них 98,4 тыс. — дети без одного или обоих кормильцев, 84,2 тыс. — дети матерей-одиночек. В Москве проживает 29,9 тыс. детей-инвалидов, из них около 20% воспитываются в семьях без отцов15.

Организация обследования. Для формирования списка респондентов применялся целевой, теоретический тип выборки, который репрезентирует не генеральную совокупность, а изучаемый феномен. Единицы наблюдения отбирались таким образом, чтобы наиболее полно отразить само явление — образ жизни и способы выживания семьи одинокой матери. Помимо анонимного опроса с помощью стандартизированной анкеты (содержащей 78 вопросов, в том числе 15 открытых), впоследствии у наиболее интересных, с точки зрения конкретных жизненных ситуаций, респондентов по предварительной договоренности были взяты углубленные интервью, послужившие основой для содержательной интерпретации материалов, собранных в процессе обследования.

Полевые работы проводилось в два этапа: в Рыбинске в октябре-ноябре 1999 г. и в Москве — с конца февраля по апрель 2000 г. С помощью анкет было опрошено 205 человек в возрасте от 19 до 60 лет: 105 — в Рыбинске и 100 — в Москве, и проинтервьюировано 25 одиноких родителей. Кроме того, состоялись встречи с представителями городских исполнительных органов власти. Поскольку центральным объектом исследования были неполные семьи, возглавляемые женщинами, то далее представлены результаты анализа жизненных ситуаций 176 семей одиноких матерей различного брачного статуса. Из табл.1 видно, что среди них преобладали однодетные материнские семьи (68,2 %), в каждой четвертой семье было по два ребенка, а в 6,8% случаев — по трое и более детей. В Рыбинске меньше половины, в Москве немногим более половины респонденток жили вместе с одним из своих родителей или в расширенных семьях, но это вовсе не означает, что они имели общее домохозяйство.



Материальное положение семей одиноких матерей. Семейный бюджет — тема весьма деликатная, но, тем не менее, анкета содержала просьбу перечислить все источники и размер денежных поступлений за предыдущий месяц и оценить доход, приходящийся на одного члена семьи. Объективным (формальным) критерием материального достатка, как правило, выступает среднедушевой доход. Сопоставим данные среднего душевого дохода, полученные в ходе опроса, с основными социально-экономическими показателями уровня жизни населения по России в целом и конкретным городам.

Таблица 1
Состав семей опрошенных одиноких матерей различного брачного статуса

(Рыбинск-Москва, 1999-2000 гг.)





Одинокие матери

Состав

Незамужние (n=65)

Разведенные (n=71)

Овдовевшие (n=40)

Всего опрошено



Семьи

Количество детей

Количество детей

Количество детей




1

2

3 и более

1

2

3

1

2

3

чел

%

Мать и дети

24

5

3

28

10

3

13

13

1

100

56,8 %

Мать и дети, бабушка (и дедушка)

17

4

1

15

3

0

5

1

0

46

26,1%


Мать и дети, другие родственники

7

3

1

7

4

1

4

1

2

30

17,1%


Всего семей

48

12

5

50

17

4

22

15

3

176

100,0%



По данным Госкомстата, в целом по России средняя месячная начисленная заработная плата в 1999 г. равнялась 1523 руб., в первом квартале 2000 г. – 1899 руб.16. Величина прожиточного минимума в среднем на душу населения составляла 908 рублей, в том числе по социально-демографическим группам: для трудоспособного населения - 1003 руб., для детей - 902 руб.; для Москвы соответственно 1376 руб., 1573 руб. и 1386 руб.; по Ярославской области – 817 руб., 896 руб. и 803 руб., (в первом квартале 2000г. ПМ определен в 1138 руб.). Cтоимость набора основных продуктов питания в прожиточном минимуме в конце 1999 г. составляла 564 руб. (для Москвы – 744,6 руб.) 17. По оценкам правительства Москвы в первом квартале 2000 г. (период обследования семей одиноких матерей) прожиточный минимум составлял в столице 2700 рублей.18

Совершенно удручающая картина сложилась в семьях одиноких матерей Рыбинска. Опрос показал: ни одна из семей незамужних одиноких матерей не имела душевого дохода выше 500 рублей: в 16,0% семей на одного человека в месяц приходилось менее 100 руб., в 42,0% семей — менее 200 руб., в 54,9% — менее 300 руб. в месяц. Следовательно, в каждой второй семье, возглавляемой незамужней женщиной-матерью, душевой доход не превышал 30% ПМ. И хотя в неполных семьях разведенных и овдовевших матерей зафиксирован несколько более высокий среднедушевой доход, по объективному критерию они также находились за чертой бедности. Только у шести из всех опрошенных респонденток бюджет незначительно превышал прожиточный минимум, но и он не достигал показателя “среднеобеспеченной” семьи, условно принимаемого равным удвоенной величине ПМ. В целом средний душевой доход 85,0% семей опрошенных одиноких матерей в Рыбинске был меньше 500 рублей в месяц, т.е. не дотягивал даже до размера стоимости набора основных продуктов питания.

По результатам обследования одиноких матерей в Москве, средний душевой доход менее 500 руб. имели 21,0%, менее 1000 руб. — 60,0% семей респонденток; у 30,0% ответивших доход превышал 1500 руб., а у 17,0 % — 2000 руб. на каждого члена семьи. По абсолютным величинам материальный достаток семей одиноких матерей в Москве выглядит несколько лучше, чем в провинциальном городе. Но жизненные стандарты столицы намного превышают средние по России, и фактически не более пяти из всех опрошенных московских семей одиноких матерей имели средний и только две — высокий материальный достаток.

В ходе опроса респонденткам было предложено дать субъективные оценки своего уровня жизни, основанные, во-первых, на реальной возможности удовлетворения потребностей их семей, и, во-вторых, на индивидуальных представлениях о материальном благополучии: по девятибалльной шкале (на нижней ступени – нищие, на высшей, девятой, – богатые) указать свое положение в обществе. Субъективные оценки вполне корреспондируют с объективными критериями и дают все основания характеризовать семьи одиноких незамужних матерей как маргинальные: бедность и нищета пронизывают их жизнь и быт особенно в провинциальном городе — в 42% семей матерей-одиночек денег не хватает даже на самые необходимые продукты питания. Для других категорий семей, возглавляемых одинокими матерями, постоянные долги стали жизненной нормой (табл. 2).

Положение своих семей в обществе оценивается одинокими матерями более чем скромно: преобладающему большинству из них хватило бы трех самых нижних ступеней. Вполне понятно, что семьи со средним доходом ниже 300 рублей на человека, а это 30,8% незамужних, 21,1% разведенных матерей и 15,0% вдов — ощущают себя нищими и примерно столько же, с доходами от 300 до 500 рублей на человека (33,8% незамужних, 19,7% разведенных матерей и 15,0% вдов) — на грани нищеты или очень бедными. Лишь около 3% разведенных одиноких матерей и 8% вдов поставили себя

Таблица 2

Субъективная оценка одинокими матерями возможностей удовлетворения потребностей своих семей

(в процентах к числу ответивших одиноких матерей по группам различного брачного статуса)



Оценка возможностей удовлетворения потребностей

Одинокие матери


Незамужние

Разведенные

Овдовевшие

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Живем в нищете, денег не хватает даже на самые необходимые продукты питания

42,0

29,4

5,6

2,8

14,3

3,8

Живем от зарплаты до зарплаты, часто прихо-дится занимать деньги на самое необходимое

25,8

29,4

44,4

38,9

42,9

30,8

На ежедневные расходы денег хватает, покупка одежды пред-ставляет трудности

29,0

26,5

38,8

33,3

28,5

42,4

Денег в основном хватает, но покупка товаров длительного пользования пред-ставляет трудности

3,2

5,9

2,8

16,7

14,3

11,5

Живем более-менее прилично

0,0

5,9

5,6

8,3

0,0

11,5

Затрудняюсь ответить

0,0

2,9

2,8

0,0

0,0

0,0

выше пятой (средней), но не выше 7-ой ступени. Это те немногие семьи, которые ни по формальному, ни посубъективному признакам нельзя отнести к категории материально нуждающихся и которые живут “более-менее прилично”. Данные нашего исследования полностью подтверждают экспертные оценки, согласно которым “именно неполные семьи по доле бедных опережают все другие типы семей”19.

Источники существования семей, возглавляемых одинокими матерями. Совокупный бюджет семей, возглавляемых одинокими матерями, складывается из индивидуальных трудовых доходов самих женщин-матерей, а также из пособий, пенсий, компенсационных выплат и льгот, определяемых государством, — так называемых социальных трансфертов, и частных трансфертов — алиментов на детей после развода, подарков в деньгах или вещами, продуктов от родственников или друзей. Если одинокая мать с детьми живет со своими родителями или в расширенной семье, то семейный бюджет пополняется пенсией или заработной платой совместно проживающих родственников.

Совокупная выборка опрошенных одиноких матерей настолько пестра и многолика, что лишний раз подтверждает крайнюю социально-демографическую неоднородность этой категории семей, которая никак не отражена статистическими данными. Например, в группе незамужних одиноких матерей в Москве каждая вторая (50%) имела высшее образование, одна была студенткой, а одна — малолетняя жертва сексуального насилия; дети одной из многодетных семей родились от случайных контактов. В такой же группе одиноких матерей Рыбинска преобладали женщины со средним школьным или технических образованием, однодетные; матери, имеющие двоих детей, родили своих первенцев в зарегистрированном, но затем распавшемся браке. В группе разведенных и овдовевших одиноких матерей доля женщин с высшим и средним специальным образованием составляла более 80%. Безусловно, уровень образования, число детей и состояние их здоровья предопределяют трудовую активность одиноких матерей, однако прямой зависимости размеров индивидуальных доходов от уровня образования женщин, возглавляющих неполные семьи (особенно в Москве), не обнаружено. В московской выборке наиболее обеспеченные семьи возглавляли женщины-матери, работающие в престижных сферах экономики с высокой оплатой труда.

Преобладающее большинство одиноких матерей занимали низкооплачиваемые должности в бюджетных организациях или на государственных предприятиях. По результатам опроса выявлена заметная разница между минимальными и максимальными размерами индивидуальных денежных доходов одиноких матерей Рыбинска и Москвы (табл. 3). Как видно из таблицы размеры индивидуальных доходов одиноких матерей в Рыбинске в два-три раза меньше, чем в Москве, что отражает региональные различия уровней заработной платы и жизненных стандартов. В целом, внутри демографической категории “неполные семьи” за годы реформ как отражение всех глобальных процессов произошла социальная и имущественная дифференциация семей одиноких матерей на “бедных - очень бедных” и “вполне благополучных”.

В основу рабочей гипотезы данного исследования было положено мнение о том, что в новых экономических условиях, при которых значительно сократился перечень социальных гарантий и снизился уровень социальной защиты, женщина-мать, воспитывающая ребенка/детей без отца ребенка, сама должна нести ответственность за благосостояние своей семьи. Иными словами, необходимость содержания и воспитания ребенка/детей должна побуждать таких женщин быть активнее и предприимчивее в поисках более оплачиваемой работы или дополнительных заработков. В исследовании не ставилась цель детального выяснения форм занятости и ее юридического оформления. Важно было установить, работает или не работает респондентка вообще и имеет ли дополнительные заработки.


Таблица 3
Индивидуальные денежные доходы работающих одиноких матерей

(по результатам опроса зимой 1999-2000 гг.)


Брачный статус одиноких матерей

РЫБИНСК

МОСКВА

Индивидуальные доходы, руб.

Индивидуальные доходы, руб.

минимальный

средний

максимальный

минимальный

средний

Максимальный

Незамужние

200,0

471,7

977,0

400,0

1441,8

5000,0

Разведенные

180,0

683,2

2400,0

598,0

2026,6*

20000,0

Овдовевшие

209,0

640,3

1500,0

640,0

2247,1*

10000,0

* Чтобы искусственно не завышать величины средних доходов опрошенных работающих одиноких матерей по Москве, при расчетах не учитывались индивидуальные доходы, превышавшие 10000 рублей (четырех разведенных и одной овдовевшей женщины-матери).

По полученным на момент опроса данным большинство одиноких матерей были включены в трудовую деятельность (табл. 4) и работали полный рабочий день. Дополнительная занятость имеет довольно широкое распространение: одни подрабатывают регулярно, другие — эпизодически (по характерному замечанию одной из опрошенных, “вдруг и в самый нужный момент”). Около 30% ответивших подтвердили, что помимо основной работы, имеют приработки, которые существенно увеличивают денежные доходы семьи. Безусловно, побудительным мотивом второй работы является необходимость улучшения материального достатка и уровня жизни. Помимо этого, обследование показало, что среди опрошенных не так уж редки ситуации, выражаясь бытовым языком, неработающих матерей-иждивенок. Около 17% одиноких матерей, включая студенток дневного обучения и находящихся в отпуске по уходу за малолетним ребенком, в период опроса не работали.

При анализе занятости и трудовой активности одиноких матерей были выявлены некоторые региональные особенности. Только одна из опрошенных работающих незамужних одиноких матерей-рыбчанок, помимо основного места работы, имела приработок, в то время как в Москве в дополнительную занятость была вовлечена каждая вторая респондентка этой совокупности женщин. Среди имеющих постоянную работу одиноких разведенных матерей в Москве подрабатывала каждая третья, а в Рыбинске — одна из десяти женщин. Безработные одинокие матери из Рыбинска, живущие, по их заявлению, на мизерные случайные заработки, жаловались на невозможность устройства на любую постоянную работу, а москвички отвечали, что “нет проблем заработать на кусок хлеба, непрестижных работ — навалом, но ведь хочется и себя немного уважать”. Сравнение совокупности одиноких овдовевших матерей с другими группами одиноких матерей показало, что в целом среди них подработками занималось



Таблица 4

Распределение одиноких матерей по их занятости, включая дополнительную оплачиваемую деятельность

(в процентах к числу ответивших одиноких матерей по группам различного брачного статуса*)


Работы

Одинокие матери


Незамужние

Разведенные

Овдовевшие

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

На государственном или муниципальном предприятии

29,0

44,1

38,2

44,4

35,7

42,3

На акционерном предприятии

22,6

5,9

23,5

8,3

28,6

19,2

На частном предприятии

3,2

11,8

5,9

13,9

0,0

11,5

В общественной организации

0,0

5,9

2,9

2,8

0,0

3,8

По найму у частных лиц

6,4

35,3

11,8

13,9

7,1

7,6

Самозанятость

3,2

8,8

11,8

13,9

0,0

3,8

Стою на учете в ФЗ

3,2

5,9

2,9

0,0

0,0

0,0

Другое **

35,5

17,6

14,7

27,8

28,6

30,8

* Поскольку респондентки указали основную и дополнительную оплачиваемую деятельность, приносящую денежный вклад в семейный бюджет, сумма процентов по столбцам может превышать 100%.

** Группу ответов “Другое” составляют: a) случайная, эпизодическая занятость; b) уход за малолетними детьми и детьми-инвалидами с детства или престарелыми родителями-инвалидами I группы инвалидности; c) существование на пенсию по потере кормильца.

наименьшее число женщин. Так, в Рыбинске опрошенные вдовы с детьми имели либо одно место работы, либо не работали вовсе (28,6%), так как размер назначенной им пенсии по утрате кормильца превышал зарплату на прежнем месте их трудовой деятельности. В Москве среди респонденток-вдов по совместительству работала примерно каждая четвертая одинокая мать.

Несмотря на то, что “дополнительный” труд зачастую оплачивался существенно выше, одинокие матери не увольняются со своих официальных мест работы и держатся за них: “Вдруг в прошлом году мой хозяин на несколько месяцев отказался от моих услуг, и мы с сыном остались на моей мизерной зарплате и его пособии...” Этот факт иллюстрирует эфемерность подработок, которые, как правило, выполняются по устной договоренности или носят временный (по контракту) характер.

Результаты обследования демонстрируют острейшую актуальность проблемы материального достатка — потребность в приработках испытывают практически все одинокие матери, но далеко не все могут себе это позволить. Их вовлеченность в дополнительную занятость во многом определяется не столько профессиональными, образовательными или адаптивными качествами, сколько возможностью выбора такой стратегии поведения.

Особую нужду испытывают неполные материнские семьи, в которых растут дети с отклонениями от нормы в физическом или нервно-психическом развитии, а тем более, дети-инвалиды (совокупная выборка содержала 34 такие семьи (19,3%), в том числе 12 — с детьми-инвалидами). Если ребенок-инвалид, нуждающийся в постоянном присмотре и уходе, воспитывается в семье одинокой незамужней матери, то женщина-мать не имеет никакой возможности улучшить материальное благосостояние семьи, и им приходится жить на пенсию по инвалидности ребенка и детское пособие.

По признанию одиноких матерей г. Рыбинска, они так “выкладываются” на своей основной работе, а вечером предстоит “гора” домашних дел, которые никто, кроме них не сделает, что "всякие мысли о приработке исчезают”. Правда, некоторые “не прочь поменять работу на более прибыльную” (“...но Рыбинск — город маленький, хорошие места давным-давно заполнены, новых не предвидится, поэтому приходится держаться за свое, а то можно и его потерять”), а иные на “хлебную” (На вопрос: “Что Вы назвали бы удачей для себя на сегодняшний день?” - как безработные, так и работающие одинокие незамужние матери отвечали, что хотели бы “найти работу, где питаться можно, в больницу куда-нибудь устроиться...”). Такая ситуация типична для провинциальной России. Столичный же мегаполис Москва предоставляет всем трудоспособным, в том числе и одиноким матерям, больше шансов найти дополнительную или более высокооплачиваемую работу.

Как показал опрос, в дополнительную трудовую деятельностью вовлечены, как правило, одинокие матери старших возрастов (30-50 лет), имеющие высокий образовательный статус. Чаще всего это работа не по специальности по найму у частных лиц (по рекомендациям знакомых); если по специальности, то это преподавательская или репетиторская деятельность, выполнение частных заказов. Среди опрошенных были и такие, кто “попробовал” себя и в индивидуальном предпринимательстве.

Некоторые респондентки, живущие с их слов “исключительно случайными заработками”, объясняли свой выбор тем, что “из-за ребенка не могут позволить себе устроиться на постоянную работу, которую необходимо регулярно посещать”. Перед каждой одинокой матерью стоит проблема создания нормальных условий жизни себе и своему ребенку/детям. Необходимость ухода за ребенком в отсутствии помощи со стороны, разрушение сферы бытовых услуг не позволяют им проявить себя в профессиональной сфере: решающее значение на их выбор и формирование поведения оказывает материнская ответственность. Многие женщины считают воспитание и уход за детьми своим главным предназначением и отодвигают на второй план профессиональный успех и карьеру. И в то же время чрезмерная озабоченность материальным благополучием и нередко занятость на двух работах отстраняют одинокую мать от воспитания и ухода за ребенком, и он предоставлен самому себе.

Способы приспособления семей одиноких матерей к экономическим лишениям. Изложенное выше свидетельствует, что подавляющее большинство семей одиноких матерей — это семьи с весьма скудными материальными ресурсами и ограниченными возможностями в выборе вариантов изменить свою жизнь к лучшему. Какие шаги предпринимали одинокие матери в критических ситуациях, когда денег на жизнь не хватало? Из предложенных вариантов ответов на этот вопрос респондентки могли выбрать несколько позиций (табл. 5).

Судя по данным таблицы, как в провинции, так и в столице, большинство попавших в затруднительное материальное положение одиноких матерей применяли традиционные способы: экономили на всем и занимали деньги. При этом к экономии больше прибегали наименее материально обеспеченные семьи незамужних и разведенных матерей в Рыбинске. Каждая третья из всех опрошенных разведенных и незамужних матерей в Москве активизировали свою профессиональную деятельность: оказывали разнообразные платные услуги, а каждая пятая из незамужних матерей и вдов в Рыбинске пытались найти более оплачиваемую работу. Не последнее место в способах экономической адаптации в провинциальном городе занимала продажа продуктов с огорода, а в Москве — продажа личного имущества. Наличие небольшого, нажитого совместно с мужем, капитала позволяло вдовам “класть деньги под проценты”, а также сдавать в аренду излишки жилой площади или дачу.



Таблица 5
Способы экономической адаптации семей одиноких матерей

(в процентах к числу ответивших одиноких матерей по группам различного брачного статуса)

Что предпринималось в критических ситуациях

Незамужние

Разведенные

Вдовы

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Занимала деньги

38,3

44,1

51,4

38,9

64,3

42,3

Искала более высокооплачиваемую работу

22,6

14,7

17,1

19,4

21,4

19,2

Экономила абсолютно на всем

77,4

38,2

68,6

33,3

42,9

42,3

Оказывала платные услуги

6,5

29,4

28,6

30,6

0,0

15,4

Торговала промышленными товарами

0,0

2,9

2,9

2,8

0,0

3,8

Продавала продукты со своего огорода

12,9

0,0

8,6

2,8

14,3

0,0

Продавала личное имущество

6,5

8,8

5,8

5,6

0,0

11,5

Сдавала комнату, дачу

0,0

2,9

0,0

5,6

0,0

15,4

Положила под процент деньги

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

23,1

Один из видов частных трансфертов, направленных на поддержку материнских семей, - денежная и натуральная помощь от родственников, знакомых и даже посторонних лиц. Как видно из табл. 6, она имеет наибольшую распространенность среди всех групп одиноких матерей различного семейного статуса как в провинции, так и в Москве. Самая распространенная — это помощь родителей и близких родственников, например: “...когда обнаружилось, что нам с сыном не на что есть, мы на пару дней съездили в деревню к моей маме — там корова, куры, картошка. И с собой немного дали...” В периоды длительных задержек заработной платы работающим матерям в г.Рыбинске (1997-1998 гг.) самым надежным вкладом в бюджет неполной семьи были пенсии пожилых родителей, чаще всего бабушек. Многие семьи тогда жили не от зарплаты до зарплаты, а от пенсии до пенсии.

В постоянный обмен вещами, продуктами и услугами вовлечены все слои населения, и чаще всего они помогают именно материнским семьям. Как правило, это происходит между коллегами по работе, соседями и знакомыми, благодаря уже налаженным контактам. Роль такого вида бескорыстной взаимопомощи столь велика, что ее невозможно оценить. Почти каждая анкета и интервью содержит характерные комментарии: “Спасибо, мир не без добрых людей, что-то дают, тем и пользуемся”;нужда заставляет многому научиться. Я и другим помогаю”;моей дочери скоро пять лет, а я ей ни разу не покупала одежду и обувь. Сейчас мы все это можем передать еще кому-нибудь”; “нас столовая на работе выручает — хлеба можно взять”; “у знакомых хороший урожай, вот и поделились со мной немного...”. Некоторые интервью свидетельствовали, что делают даже такие ценные подарки как предметы мебели, велосипед, магнитофон, компьютер. Обмен продуктами, вещами, книгами осуществляется безвозмездно, и никто не чувствует себя в долгу перед другими. При этом


Таблица 6

Социальные и иные виды материальной и натуральной поддержки

малоимущих семей одиноких матерей

(в процентах к числу ответивших по группам одиноких матерей различного брачного статуса)



Иные денежные и натуральные поступления в семейный бюджет

Одинокие матери


Незамужние

Разведенные

Вдовы

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Рыбинск

Москва

Льготы по оплате квартиры и коммунальных услуг

12,9

47,1

11,4

34,3

7,1

15,4

Субсидии по оплате квартиры

25,8

41,2

17,1

28,6

7,1

19,2

Льготы по оплате транспорта

12,9

32,4

11,4

22,9

28,6

53,8

Льготные детские путевки

3,2

26,5

17,1

14,3

14,3

15,4

Материальная помощь на работе

6,4

14,7

2,9

5,7

0,0

7,7

Денежная/натуральная помощь от родственников, знакомых,

Посторонних лиц/организаций



71,2

79,4

60,0

57,1

42,9

65,4

Другое

12,9

2,9

14,3

14,3

28,6

11,5

одинокие матери оказываются как получателями, так и дарителями. Нередко они образуют стихийные сети взаимопомощи, которые не зависят от “взноса” участниц спонтанных сообществ.

Выше упоминалась роль дачных участков как одного из возможных способов приспособления малоимущих семей к экономическим лишениям. В ходе опроса выяснилось, что у 35-45% респонденток (в Москве примерно у 62% семей незамужних одиноких матерей) нет земли, на которой можно возделывать продукты питания. В Рыбинске же ситуация иная. Здесь у жителей в большей мере сохранились социокультурные нормы крестьянского хозяйствования, а некоторые представители старшего поколения (родители или близкие родственники респонденток) продолжают жить в деревне недалеко от города и ведут там натуральное хозяйство. Со слов преобладающего числа опрошенных, в урожайные годы участки обеспечивают семьи овощными культурами практически полностью. Семьи имеют возможность сэкономить на расходах на эти продукты питания, так как они, как и все прочее, перестали быть дешевыми. В хорошие летние сезоны удается сделать запасы лесных ягод и грибов. В целом большая часть материнских семей, имеющих земельные участки, придает им особую значимость, как способу выживания: “Без огорода и припасов мы бы в последние годы точно не выжили...

В Подмосковье размеры садовых участков не позволяют собирать с них значительные урожаи. Среди респонденток не нашлось ни одной, которая отметила бы существенный вклад земельного участка в обеспечение семьи продуктами, а тем более их наличие на продажу.

Структура расходов в преобладающем большинстве обследованных неполных семей чрезвычайно проста: практически весь семейный доход расходуется на еду. Рацион питания находится в прямой зависимости от доходов. Матери отмечали, что отказывают себе во многом в пользу детей: “Я могу себя урезать в еде, что я, откровенно говоря, и делаю, но дети обязательно должны иметь хлеб с маслом...” Приобретение одежды сразу сказывается на количестве и качестве продуктов, и “на еду приходится выкраивать”. О крупных покупках многие одинокие матери забыли вообще. Вопросы о досуге вызывали грустную, недоуменную реакцию — “в лучшем случае, детский сад или школа что-нибудь организует”. Круг общения ограничен своей семьей, а досуг — телевизором. Таким образом, главной проблемой в этих семьях является забота о хлебе насущном.

Лишь небольшая часть (8-10%) вошедших в выборку семей одиноких матерей не относится к категории материально нуждающихся. В основном, это разведенные или овдовевшие женщины-матери, обладающие достаточно высоким социальным статусом, а имеющие хорошо оплачиваемые должности в престижных организациях или областях деятельности, в которых они работали еще до того, как их семьи стали неполными. При этом им удается поддерживать достигнутый уровень и качество жизни без изменений. Самой важной дефицитной ценностью на момент опроса многие из этой группы одиноких матерей назвали недостаток времени на общение с ребенком. Получение высшего образования как непременного атрибута для достижения детьми достойного места в жизни и гаранта устройства на работу в приоритетной отрасли объявлено этими матерями их главной целью. Поэтому основу жизненной стратегии они строят на сохранении и поддержании своего материального и социального положения и приобретении “нужных” контактов, которые могут помочь их детям в будущем.

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что подавляющее большинство обследованной совокупности семей одиноких матерей (до 90%) живет за порогом бедности: средние душевые доходы этих семей существенно не дотягивают до величины ПМ, который, как известно, устанавливает для основных социально-демографических групп населения некий потребительский минимум, обеспечивающий нижний предел выживаемости. Поэтому требуются специально закрепленные законодательно дополнительные льготы, особые меры социальной политики по оказанию адресной социальной помощи именно таким семьям.

ПРИМЕЧАНИЯ



1 Итоговые документы IV Всемирной конференции по положению женщин. Платформа действий. Глава II. Глобальный контекст. Цит. по: Хрестоматия к курсу “Основы гендерных исследований”. М., 2000. С. 331.

2 Ведомости Верховного Совета СССР. 1944, №37. (Указ от 08.07.1944 “Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания “Мать-героиня” и учреждении ордена “Материнская слава” и медали “Материнство”).

3 По мнению С.И. Голода, неполную семью нельзя приравнивать к материнской из-за их различного происхождения, ибо “материнская семья... изначально безбрачна, тогда как неполная не что иное, как “осколок” моногамии”. — Голод С.И. Семья и брак: историко-социологический анализ. Санкт-Петербург, 1998. - С.189.

4 Lone Mothers in European Welfare Regimes. Shifting Policy Logics. / Ed. by Jane Lewis. Jessica Kingsley Publishers. London & Philadelphia, 1997. 214 PP.

5 Здоровье женщин России. М., 1998. С.18; Антонова О.И. Современная демографическая ситуация в Российской Федерации. Материалы Российского статистического агенства. М.,1999. С. 11.

6 О положении семей в Российской Федерации 1994-1996. М., 1998. С. 17.

7 Антонова О.И. Указ.соч. С. 7.

8 Там же. С. 10. По этим показателям Россия не догнала такие европейские страны, как Великобритания (31%), Франция (32%), Норвегия (43%), Дания (47%), Швеция (50%). — Цит. по данным Международного доклада по положению женщин в 140 странах , 1997-1998 “Where Women Stand” by Naomi Neft & Ann D. Levine. Random House, New York, pp.499-501.

9 Национальный доклад о выполнении в Российской Федерации Платформы действий, принятой на Четвертой Всемирной конференции по положению женщин. Цит. по: Хрестоматия к курсу “Основы гендерных исследований”. М., 2000. С. 379.

10 Семья как объект социальной политики. М. ИСИ АН СССР. ССА. 1986. 202 с.; Семья и социальная структура. М. ИСИ АН СССР. ССА. 1987. 180 с.; Гурко Т.А. Программа социальной работы с неполными семьями. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1992. 55 с. – В работе отражены появившиеся в начале переходного периода и усилившиеся к настоящему времени негативные тенденции изменения политики в отношении семей с детьми, в частности – неполных семей; Киблицкая М. Исповеди одиноких матерей. М.:”Эслан”, 1999. 160 с. – Издание содержит материалы качественного социологического обследования 69 одиноких матерей.

11 Россия -1999. Социально-демографическая ситуация. М.: Издательство ИСЭПН, 2000. С. 162-166, 241-250.

12 Феминизация бедности в России. Макроэкономический анализ феминизации бедности в России. - М., 2000. С. 6-68.

13 В недавнем прошлом Рыбинск был преуспевающим городом с высоким (80%) удельным весом пред-приятий ВПК. За годы перестройки испытал на себе все отрицательные последствия спада производства: сокращение рабочих мест и проблемы безработицы, задержки заработной платы и задолженности в выплате пособий, разрушение социальных инфраструктур и сокращение общественных фондов потребления.

14 Данные предоставлены администрацией Рыбинского муниципального округа; по записям отдела ЗАГС с 1990 по 1998 гг. в Рыбинском округе распалось около 13 тыс. семей.

15 Данные предоставлены Комитетом социальной защиты Москвы.

16 Социально-экономическое положение России, 2000, январь-июнь, VI. Госкомстат РФ, М. С. 191.

17 Социально-экономическое положение России, 1999 год, XII. Госкомстат РФ, М. С. 187, 343, 121.

18 “Метро”, 2000, №35, 28 февраля. С.2

19 Феминизация бедности в России. - М.: Издательство “Весь Мир”, 2000. С.12



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница