Л. Д. Троцкий «Дневники и письма» Большевики против Ленина



Скачать 121.28 Kb.
Дата30.04.2016
Размер121.28 Kb.
Великий октябрь

http://правь.рф/istorija-rossii-xx-vek/34-velikiy-oktyabr.html



Народу кажется, что он свободен в революциях, это - страшный самообман. Он - раб темных стихий... В революции не бывает и не может быть свободы, революция всегда враждебна духу свободы... Революция... случается с человеком, как случается болезнь, несчастье, стихийное бедствие, пожар или наводнение. (Николай Александрович Бердяев)

Миф о том, что октябрьскую революцию 1917-го года сделали большевики, является, по сути, официальной исторической точкой зрения. Самым забавным в этой истории является то, что именно члены партии большевиков стали самой большой проблемой для Ленина и Троцкого, прибывших из заграницы с единственной целью - взять власть у товарища Керенского. При этом Керенский со своей стороны всем, чем мог, помогал Владимиру Ульянову, Лейбе Бронштейну и Якову Свердлову в их нелегком деле.

«Если б в Петербурге не было ни Ленина, ни меня, не было бы Октябрьской революции: руководство большевистской партии помешало бы ей совершиться…» (Л.Д. Троцкий «Дневники и письма»)

Большевики против Ленина

Ленинские идеи о необходимости взятия власти большевиками, высказанные им в работе «Апрельские тезисы», опубликованные в «Правде», вызвали недоумение у соратников по партии. Требования Ильича углублять революцию и двигаться к диктатуре пролетариата были непонятны его соратникам, пугали их и возмущали. На собрании Петроградского комитета большевиков Ленин оказался в полной изоляции.

«Делегаты переглядывались. Говорили друг другу, что Ильич засиделся за границей, не присмотрелся, не разобрался». (Л.Д. Троцкий из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Апрельские тезисы были отклонены, против них проголосовало 13 человек, за - только двое. Во время выступления лидера мирового пролетариата в Таврическом дворце перед социал-демократами, Ленин попал еще в более трудное положение.

«… Ленин вынужден был повторить свою речь на заранее назначенном общем собрании большевиков и меньшевиков, где она большинству слушателей показалась чем-то средним между издевательством и бредом. Более снисходительные пожимали плечами. Этот человек с Луны свалился: едва сойдя, после десятилетнего отсутствия, со ступеней Финляндского вокзала, проповедует захват власти пролетариатом». (Л.Д. Троцкий из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Непосвященные в планы союзных спецслужб, большевики были в ужасе от стремления Ленина к диктатуре пролетариата. Нахамкес, Гольдберг, Богданов - его ближайшие соратники, недоумевали: ведь только что свершился февраль, скоро будет создано Учредительное собрание, а Ильич маниакально требует революции!

«… Нельзя ждать!! Можно потерять все!! … Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия…» (Из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Конечно, Ленин не мог объяснить своим товарищам политическую цель взятия власти, ведь у него была масса секретных обязательств, точно так же как у Троцкого и Свердлова. Берешь деньги - должен их отработать. Весь вопрос в том, почему же Владимир Ильич так торопился? В чем же было дело? Ответ здесь достаточно простой.



Ленин – инструмент разрушения страны

Полковник Хаус - главный советник президента Вильсона, представлявший интересы банкиров в Белом доме, как-то сказал, что если Троцкий будет плохо работать, они вновь призовут Керенского. Хотя это заявление было сделано после великого октября, оно объясняет почти все. И Троцкий, и Ленин понимали, что если они не выполнят своих обязательств, то за них это сделают другие, а с ними поступят жестко, поэтому Ленин так торопится, при этом не может ничего объяснить своим сподвижникам.

«У него четкие сроки и конкретные обязательства перед «союзниками». Как ему (Ленину) объяснить своим излишне принципиальным товарищам, что «специально сложившиеся условия» для революции действуют только сейчас! Что Керенский будет вести себя так странно и играть в поддавки, только пока у него есть такое указание. Переменится позиция его хозяев, и большевиков могут прихлопнуть в один момент. Объяснить это невозможно». (Из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Теперь самое интересное: раз Ленин торопится, значит, есть срок, к которому он должен взять власть. Что это за срок, почему именно к этому сроку Ильич должен взять власть и зачем? Дело тут в целях и задачах заказчиков и соучастников, совершивших февральскую революцию и готовивших октябрь. Если февральский переворот не позволил России провести операцию по захвату Дарданелл и не позволил нам добить Германию, а также привел нашу страну усилиями Керенского к состоянию полного хаоса, то октябрь по замыслам западных спецслужб должен лишить Россию легитимной власти, а значит и лишить права претендовать на плоды победы над Германией. Запад признал Временное правительство и тем дал ему возможность разрушить Россию, но теперь нужно лишить Россию плодов победы, а значит, нужно, чтобы группа экстремистов со стопроцентной надежностью свергла Керенского и компанию, при этом Александр Федорович Керенский помогает Ильичу так активно, что это даже возмущает сподвижников лидера февралистов. Вот что вспоминала обо всем этом бабушка русской революции Брешко-Брешковская:

«Сколько раз я говорила Керенскому … - Саша! Возьми Ленина! А он не хотел… А надо бы посадить их на баржи с пробками, вывести в море – и пробки открыть… Страшное это дело, но необходимое и неизбежное». (Воспоминания Брешко-Брешковской из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Главной проблемой Ленина и Троцкого оказались большевики и меньшевики, и другие их коллеги по борьбе, ожидавшие созыва учредительного собрания для решения судеб страны, а потому нежелавшие новых революций. Само по себе это обстоятельство ставило перед Лениным задачу - совершить революцию до созыва Учредительного собрания, чтобы легитимность власти не была продлена.

Мы видим, что великая октябрьская социалистическая революция совершилась 7 ноября 1917-го года, а выборы в учредительное собрание должны были пройти 25 ноября. Поскольку многие большевики и другие социал-демократы не разделяли идеи Ленина и Троцкого, нужно было брать власть до второго съезда советов, назначенного как раз на 7 ноября, и именно 7 ноября Ленин и Троцкий провернули свою операцию.

Роль Свердлова в октябрьской революции

Но далось им это непросто. Ни Ленин, ни Троцкий не смогли организовать переворот 1917-го года, скорее это сделал Янкель Мовшевич Свердлов. На апрельской конференции Свердлов переломил ситуацию в пользу Ленина и Троцкого - то, что не смогли сделать теоретики, сделал боевик с уголовным прошлым. Вот, что писал о Свердлове в 1902 году Максим Горький:

«В Нижнем ужасные творятся вещи! Страшные дела! Пойманы и посажены в тюрьму отвратительные преступники, политические агитаторы, революционеры … сыновья гравера Свердлова – наконец-то!» (Максим Горький из письма Иосифу Гаршису)

Яков Свердлов с юности был связан с уголовной средой. В период революции 1905 года он возглавил боевые группы террористов в Сибири. Свердлов стал одним из тех, кто начал привлекать в партию уголовников и шпану. Жизнь его была построена по известной схеме: вышел – украл - в тюрьму, и так много раз. Но при этом Яков Михайлович был отличным практиком и организатором. Свердлов, увидев проблемы, вставшие перед Лениным и Троцким, сразу взялся им помогать, он смог разобраться с ЦК партии. Свердлов сократил число членов ЦК с 30 до 9 человек, выгнав всех, кто был против идеи революции. Он был назначен секретарем ЦК и фактически стал руководителем аппарата партии. Под контроль Якова Михайловича попали все финансовые потоки – это не должно нас удивлять, ведь деньги, приходившие к большевикам через немцев и англичан, были деньгами Якоба Шиффа, а брат Свердлова, Биньямин, был американским банкиром и подручным Шиффа. Логично предположить, что и назначение Якова Свердлова на должность секретаря ЦК произошло не без участия заокеанских покровителей. Свердлов перестроил партию под Ленина, а точнее, под задачи, поставленные Ленину и Троцкому хозяевами.

«И, по сути, он не только «завоевывал» партию – он в данный период создавал новую партию. Очень отличающуюся от прежней, хотя и сохранившую старое название – РСДРП(б). Она даже по составу изменилась». (Валерий Шамбаров «Оккультные корни Октябрьской революции»)

Свердлов сам расставлял все кадры в партии, он являлся ее творцом, таким образом, Янкель Мовшевич Свердлов победил главного врага революции - большевиков, не желавших поддерживать план Ленина.



Керенский – пособник Ленина и компании

Со своей стороны Керенский также старался помогать Ленину всем, чем мог. Сразу после июльского мятежа 1917-го года, устроенного большевиками и провалившегося, Александр Федорович принимает все меры для их спасения.

«Керенский официально приказывает командующему округом генералу Половцеву прекратить разоружение большевиков!» (Из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Весьма забавной является история о том, как Ленин якобы прятался от Временного правительства в Разливе. Современные исследователи опровергают эту историю, указывая, что ни в каком шалаше Ильич вообще не жил, а отсиживался в Кронштадте - цитадели большевиков. Но на самом деле, неважно, прятался ли Ульянов в Разливе или ездил ночевать в Кронштадт, потому что прятаться ему было не от кого. Когда Керенскому посоветовали изолировать Ленина, Александр Федорович заявил:

«Я желаю, чтобы Ленин мог говорить столь же свободно в России, как и в Швейцарии!» (А.А. Керсновский «История русской армии»)

Удивительная позиция для главы правительства, за свержения которого выступал Ленин. Однако позиция вполне понятная для марионетки союзных властей.

«Попустительство, проявленное в отношении большевиков, - самая темная страница в истории деятельности Временного правительства». (Антон Иванович Деникин «Очерки русской смуты»)

Понятно, что Керенский не трогал большевиков именно по указанию своих хозяев. Ведь расправился же он весьма жестко с ни в чем неповинными генералами Корниловым, Крымовым, Эвертом и тысячами простых офицеров, якобы принявших участие в Корниловском мятеже, а вот с Лениным и Троцким, и с их друзьями, прибывшими в Россию в запломбированных поездах, Керенский нянчился, как с нашалившими детьми. При этом, конечно, не малую роль играл тот факт, что и Керенский, и многие большевики, например Троцкий, были братьями.

«Троцкий был активным масоном, поддерживал связи с американскими сионистскими ложами. В частности, с Якобом Шиффом Лев Давидович лично встречался и контактировал с ним в период пребывания в США в 1916 году. И сама группировка троцкистов, по сути, представляла не только «центристов», а также масонствующие течения социал-демократии». (Из работы Валерия Шамбарова «Оккультные корни Октябрьской революции»)

После установления контроля в партии Ленин, Троцкий и Свердлов торопливо готовят восстание. В момент так называемого Корниловского мятежа, Керенский вооружает большевиков. Ленин и Троцкий торопятся, ведь приближается срок выборов в Учредительное собрание, а Владимир Ильич и Лев Давидович очень боятся прогневить своих спонсоров.

10 октября на квартире члена ЦК Гиммера состоялось заседание ЦК. Вел его Свердлов, было принято решение о взятии власти. Уже 17 октября рабочие по ордерам военно-революционного комитета боевой организации большевиков получают оружие с казенных складов – вот она деятельность товарища Керенского.

«О, паршивый адвокатишка, такая сопля во главе государства – он же загубит все». (Академик Иван Петрович Павлов из работы В.С. Брачева «Масоны у власти»)



Подготовка революции

Основным организатором восстания выступает Яков Свердлов, он проводит многолюдные собрания с представителями заводов, фабрик, воинских частей, с экипажами кораблей, говорит о необходимости восстания, как о вопросе жизни и смерти.

«Решение ЦК по вопросу о выступлении состоялось. Я здесь от имени Центрального Комитета партии и никому не позволю отменять его решения. Мы собрались не для того, чтобы обсуждать принятое ЦК решение…» (Из выступления Якова Свердлова 18 октября в Смольном)

При этом тайны из подготовки революции никто не делал. О том, что большевики хотят взять власть говорили на улицах и в магазинах, да и лидеры большевиков ничего не скрывали от властей, то есть от господина Керенского. Зачем что-то скрывать от своих союзников?

«Нам говорят, что мы готовимся захватить власть. В этом вопросе мы не делаем тайны. Власть должна быть взята не путем заговора, а путем дружной демонстрации сил». (Л.Л. Троцкий из работы Валерия Шамбарова «Оккультные корни Октябрьской революции»)

В общем бардаке, устроенным Керенским, Ленину и Троцкому нечего было бояться, и незачем было скрывать свои намерения взять власть, особенно учитывая количество денег, которое у них было.

«По оценкам современных исследователей большевистский «десант», прибывший из эмиграции, привез с собой очень крупные суммы, около 50 млн. марок. Были созданы и каналы подпитки. Один – через банк «Ниа» в Стокгольме, откуда средства должны были переводиться в российский Сибирский банк». (Из работы Валерия Шамбарова «Оккультные корни Октябрьской революции»)

Сумма 50 млн. марок во времена Ленина – это примерно 700 млн. долларов в наше время, то есть без малого миллиард. Учитывая помощь Керенского и десятки килограмм немецкого кокаина, становится ясным, как большевики брали власть. Интересно, кстати, что Ленин довольно открыто говорил о причинах назначения даты революции на 7 ноября, по старому стилю на 25 октября.

«24 октября будет слишком рано действовать – для восстания нужна всероссийская основа, а 24 не все еще делегаты на съезд приедут. С другой стороны, 26 октября будет слишком поздно действовать: к этому времени съезд организуется. Мы должны действовать 25 октября – в день открытия съезда, так, чтобы сказать ему – вот власть…» (В.И. Ленин из выступления 21 октября на совещании ЦК партии)

Как мы видим, Ильич не скрывает, что сам съезд советов не является для него и для Троцкого помехой – нужно взять власть и поставить советы перед фактом.



Мавр сделал свое дело, мавр может уходить

Вечером 24 октября отряды красной гвардии, вооруженные фактически при содействии Керенского, заняли все типографии, а в ночь на 25 захватили телеграф, банки и вокзалы. К утру весь город был под их контролем. Керенский уехал в автомобиле американского консула.

«Никакого штурма Зимнего, в общем-то, не было. Ночью осаждающие стали просачиваться в окна через неохраняемые входы. Юнкера Петергофской школы договорились с большевиками и ушли. А те, кто держал оборону со стороны Невского, прислали делегатов: «Пусть придут и выгонят нас». И толпы солдат, матросов, красногвардейцев захлестнули дворец. Внутри здания никакого сопротивления не было…» (Из работы Валерия Шамбарова «Оккультные корни Октябрьской революции»)

Членов Временного правительства отправили в Петропавловскую крепость. Керенский занялся якобы организацией сопротивления большевикам, он наобещал генералу Краснову, что скоро прибудут подкрепления и, конечно, обманул генерала. Два дня ждал боевой генерал войск, обещанных Керенским, не дождавшись, пошел на Петроград с теми силами, что у него были.

«Итак, к вечеру 29 октября мои силы были: 9 сотен, или 630 конных казаков, или 420 спешенных, 18 орудий, броневик «Непобедимый» и блиндированный поезд. Если настроение Петроградского гарнизона такое же, как настроение гарнизонов Гатчины и Царского села, - войти в город будет возможно…» (Генерал П.Н. Краснов из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Но войти в город генералу Краснову не удалось. Сил было слишком мало. Керенский растворился, уехав из Гатчины в неизвестном направлении. Он назначил генерала Краснова главнокомандующим несуществующей армии России, при этом Керенский оставил записку:

«Слагаю с себя звание министра-председателя, передаю все права и обязанности по этой должности в распоряжение Временного правительства. А. Керенский» (Из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Керенского никто не ловил, Ленин и Троцкий поступили честно. Керенский, будучи министром-председателем, делал вид, что ищет их, а долг, как известно, платежом красен. Настала очередь Ленина и Троцкого делать вид, что они ловят своего коллегу по разрушению России.



Разгон Учредительного собрания

Тем временем, 25 октября начался съезд советов рабочих и солдатский депутатов. Были приняты первые декреты о мире, земле и свободе перемены фамилий. Получив власть, Ленин, Троцкий и Свердлов принялись выполнять свои дальнейшие обязательства перед спонсорами. Была срочно опубликована «Декларация прав народов России», зафиксированной возможностью для свободного самоопределения вплоть до отделения.

«В первые же недели большевистской власти объявили о своем суверенитете Финляндия и Украина, об автономии заявили Эстония, Крым, Бессарабия, Закавказье. Даже исконно русские казачьи области и Сибирь сформировали не только свои правительства, но, по сути, свои мини-государства. Буквально за считанные дни тысячелетняя Россия перестала существовать». (Из работы Николая Старикова «Февраль 1917: Революция или спецоперация?»)

Оставалось у Ленина и Троцкого еще одно важное обязательство. Ведь победили большевики, дав обещание созвать Учредительное собрание, а американцам, англичанам и французам нужно было, чтобы Учредительное собрание было разогнано, а не то Россия сможет претендовать на плоды победы над Германией. Ленин срочно стал готовиться к разгону Учредительного собрания. Для начала комиссию по созыву Учредительного собрания Ленин и Троцкий поручают возглавить Урицкому, а потом комиссию и вовсе разгоняют. 18 января 1918-го года после открытия Учредительное собрание было разогнано, а манифестация в его защиту расстреляна.

С этого момента почти все обязательства Ленина и Троцкого выполнены. Россия больше ни на что не имеет права претендовать, а ведь если бы не февраль и октябрь, то наша страна могла бы получить очень многое.

«Если бы Россия в 1918 году осталась организованным государством, все дунайские страны были бы ныне лишь русскими губерниями. Не только Прага, но и Будапешт, Бухарест, Белград и София выполняли бы волю русских властителей. В Константинополе на Босфоре и в Катарро на Адриатике развивались бы русские военные флаги. Но Россия в результате революции потеряла войну и с нею целый ряд областей…» (Канцлер Венгрии граф Бетлен 1934 год)


Если бы Шиффу, Рокфеллерам, Морганам не удалось с помощью генеральского заговора, депутатов Госдумы, а также Керенского, Ленина и Троцкого разрушить Российскую Империю, то после победы над Германией и ее союзниками Россия оказалась бы первой в мире супердержавой, и ее экономическому, и военному могуществу ничто не могло бы противостоять. К февралю 1917 года русские войска захватили Багдад, наши части заняли Мосул – крупнейшее нефтяное месторождение на территории нынешнего Ирака, расположенного тогда на турецкой территории. Россия также контролировала к 1917 году половину Ирана и не собиралась уходить с территории, столь желанной для англичан. Каспий с его нефтяными и рыбными запасами становился, фактически, внутренним российским морем. Ставшая с началом 20-го века мировым лидером в области нефтеторговли, с победой в Первой мировой войне наша страна окончательно бы выдавила с рынка рокфеллеровскую компанию «Стандарт Ойл».



Октябрь неотделим от февраля – это два звена одной цепи. Ленин смог отдать приказ «грабь награбленное» исключительно потому, что за семь месяцев до этого Керенский заявил, что он желает, чтобы Ленин мог говорить в России столь же свободно, как и в Швейцарии. Кровь десятков миллионов людей, уничтоженных Лениным, Троцким, Моисеем Урицким, Яковым Свердловым, Дзержинским, на руках Керенского. Важно отметить, что ни Троцкий, ни Ленин выступили основными организаторами так называемого великого октября. Это сделал Янкель Мовшович Свердлов. И именно Свердлов в скором времени сыграет ключевую роль в страшном преступлении – убийстве русского царя и его семьи.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница