Куш: модель рецепции египетской культуры



Скачать 135.39 Kb.
Дата10.11.2016
Размер135.39 Kb.
Куш: модель рецепции египетской культуры (referat V.Verenicha). 2004.

В середине XX века в Нубии была найдена курильница, относящаяся к заре истории (не позднее 3100 г. до н. э.). Она вызвала особый интерес благодаря необычной гравировке. На ней были запечатлены сидящий правитель в уборе, похожем на белую корону Верхнего Египта и двери дворца, а также изображения ястреба, позднее ставшие одним из символов царской власти в Египте. Некоторые ученые полагают, что это додинастический памятник проделал путь от Египта до Нубии; другие считают его доказательством нубийского происхождения египетского идеала царственности. В любом случае, это открытие вкупе с исследованиями нубийских некрополей изменило отношение к культурному наследию Африки.

Несомненно, что длительные отношения и взаимосвязь между Египтом и Нубией не могли не привести к образованию общего наследия, пережившего тысячелетия.

Известные как погребения группы А, нубийские некрополи восходят к промежутку между 3500 и 2800 гг. эпохи неолита. Они простираются по всей территории Нижней Нубии вплоть до второго порога в 200 км. к югу от Асуана. Археологи обнаружили тысячи погребений, множество предметов керамики, изделия из кожи, медное оружие, кварцевые палетки и прочие артефакты, указывающие на достигнутый нубийцами уровень цивилизации, — сходный с египетским, и все же отличный от него.

После объединения Верхнего и Нижнего Египта египетская культура стремительно развивалась, оставив нубийскую далеко позади. Могущество фараонов первых династий (3050–2163 гг. до н. э.) неуклонно возрастало, и вскоре они распространили свою власть на богатейшие минеральные ресурсы Нубии. Фараон Джер оставил надпись близ второго порога, повествующую о его благополучном путешествии в Нубию. На вершине холма, известного ныне как Гебель Шейх Сулейман, сохранилась запись о предпринятой в его правление военной экспедиции, в ходе которой он захватил два города.

Высокоразвитая цивилизация Египта постоянно нуждалась в сырье и редких для Египта материалах. Их добывали на близлежащих территориях. Отношения между малопригодной для земледелия, но богатой на минеральные ресурсы Нубией и Египтом начали развиваться в глубокой древности. Материалы из Нубии использовались повсеместно уже в эпоху строительства пирамид (2613–2181 гг. до н. э.). Имена фараонов Хафра, Менкаура, Усеркафа, Сахура, Нефериркара и Джедкара были найдены в поселениях медеплавильщиков в Бухене.

Нубийцы пытались сопротивляться захватчикам, но вскоре стала очевидна бесплодность такого рода усилий, и они оценили преимущества торговых отношений. Египтяне получали все необходимое, продвигаясь все дальше на юг и получая доступ к таким ценным материалам, как слоновая кость и эбеновое дерево, страусовые перья и шкуры пантер. Взамен Египет снабжал Нубию зерном, маслом и медом.

В 60-е годы археологическими миссиями, работавшими в Нубии, было сделано интересное наблюдение. Оказывается, египетские фараоны, стремясь подчинить себе Нижнюю Нубию, основывали постоянные поселения на юге, — такие как город Керма, служивший воротами в бескрайние земли центральной Африки.

Одной из самых плодотворных археологических миссий в Нубии была скандинавская экспедиция, объединившая под руководством Торги Саве-Содерберга из Уппсальского университета специалистов из Дании, Финляндии, Норвегии и Швеции. В ходе раскопок в Дебейре, на восточном берегу Нила к северу от Вади Хальфа, были обнаружены следы таинственной культуры группы С, со времен ее зарождения вплоть до необъяснимого исчезновения по прошествии тысячи лет.

Видимо, между 2300 и 1500 гг. до н. э., одновременно с распадом Египта на враждующие города-государства в ходе т. н. Первого переходного периода, в Нубии появился народ, названный группой С. Образцы их керамики и предметы из их погребений говорят о более высоком уровне культуры, чем культура более ранних народов группы А. Возможно, они были оседлыми скотоводами, потомками скотоводов, пересекших Сахару и вышедших в долину Нила, когда условия жизни ухудшились из-за неуклонного опустынивания. Вероятно, именно им принадлежат тысячи изображений животных на нубийских скалах. В самом деле, они нередко хоронили скот близ собственных погребений и использовали рога животных для украшения керамических изделий.

Саве-Содерберг долгое время считал, что существовала связь между египетскими крепостями у второго порога Нила и народом группы С, которые первоначально устраивали небольшие захоронения, окруженные каменными глыбами, а затем начали возводить каменные гробницы со святилищами. Он пришел к выводу, что они и были тем народом, который представлял опасность для фараонов Среднего царства и для защиты от которых и возводились военные укрепления.

Действительно, фараоны Среднего царства (2122–1786 гг. до н. э.) так заботились о безопасности своих торговых путей, что Аменемхет I построил крепость в Семне в районе второго порога, Аменемхет II укрепил позиции Египта в Керме, а Сенусерт III закрепил южную границу Египта в Семне.

Крепости Семна, Миргисса, Бухен и Уронарти были возведены на естественных возвышенностях. Опираясь на найденный в Фивах папирус, в котором были перечислены египетские крепости, Алан Гардинер утверждает, что не менее восьми из них находились в этой местности, свидетельствуя о желании Египта держать свои южные владения под контролем. Вскоре Нубия подверглась египетской колонизации.

В отличие от пустынной Нижней Нубии, Верхняя Нубия, или Куш (северный Судан), была плодородной и богатой на природные ресурсы. Населявшие эти края меджаи были сильны и храбры и отказывались подчиниться завоевателям. Лишь Сенусерту III удалось сломить их сопротивление. В походе принимали участие и наемные нубийцы, прославившие Сенусерта как национального героя-победителя. В его честь был построен храм, ставший процветающим центром египетского могущества в Нубии.

Поколения египетских солдат и поселенцев жили в Нубии, постепенно распространяя свои традиции, ремесленные навыки и религиозные верования. Прочно обосновавшись в этих местах, египтяне получали постоянный доступ не только к нубийским золоту и меди, но и пролегавшим далее на юге торговым путям. Египетские крепости в Нубии служили не только символом египетской военной мощи, но и важными центрами хранения ввозимого сырья и материалов. Так продолжалось вплоть до нашествия гиксосов, когда большинство крепостей было сожжено или разграблено.

Археологи долго пытались понять, почему военачальники эпохи Среднего царства возводили форты в небезопасной зоне близ второго порога Нила. Ответ на этот вопрос был найден миссией под руководством французского ученого Жана Веркуттэ. В течение пяти долгих лет он и его команда занимались расчисткой участка крепости Миргиссы. В 1964 г. их труды увенчались успехом — они нашли деревянную стелу с именем Хатхор. Это убедило Веркуттэ, что крепость была идеально расположенным для торговли египетским форпостом в Нубии, где процветал культ великой богини.

Полные энтузиазма, археологи исследовали местность вокруг, особенно берег реки, в поисках следов гавани, пристани и складов. Расчистив небольшой участок затопленного некрополя, они решили раскопать его целиком. Их ожидала редкая находка — тайник с примерно тремя тысячами «текстов», — обломков керамики, на которых перечислялись имена «врагов» Египта. Неподалеку были найдены четыре разбитых статуэтки пленников, а также человеческий череп на блюде, кремневый нож и разбитый кувшин.

Среднее царство пало с нашествием гиксосов, и Нижняя Нубия воспользовалась периодом нестабильности между XIII и XVII династиями, чтобы выйти из-под контроля Египта. И когда могущественная фиванская семья изгнала гиксосов из страны, Египту пришлось вновь подчинять себе Нубию.

Фараоны Нового царства стремились неуклонно расширять свои позиции в Западной Нубии и Куше. Рамсес II был щедр на строительство храмов, и в его правление между первым и вторым порогом Нила было возведено множество храмов (с севера на юг): Бейт эль-Вали, Герф Хуссейн, Вади эс-Себуа, Дерр, Абу-Симбел и Акша. Каждый их них, ныне спасенный от затопления и открытый для туристов, владел обширными территориями и храмовым хозяйством. Как правило, от берега реки к подножью высеченного в скале храма вели ряды статуй. Их расположение, а также следы постоянного местопребывания там больших египетских общин, указывают на изменение характера деятельности египтян в Нубии — от военных походов к мирной жизни и торговле.

Египетские технологические достижения и религиозные традиции глубоко укоренились в Нубии. Их влияние ощущалось и южнее, у четвертого порога. В 1000–300 гг. до н. э. там существовало еще одно египетское поселение — Напата. Однако в неразберихе, начавшейся после смерти Херихора, — жреца, узурпировавшего престол Верхнего и Нижнего Египта, несмотря на то, что Дельтой самостоятельно правила влиятельная танисская семья, — Куш воспользовался возможностью стать более независимым от Египта.

Куш возвысился в период упадка древнего Египта. Уже к 800 году до н. э. или немногим позднее фараоны XXII династии, видимо, предоставили, если не официально, то, по крайней мере, фактически, независимость этой державе, растущей у южных границ Египта. Новое кушитское государство, управлявшееся из Напаты, расположенной ниже четвертого порога, там, где начинается донгольская излучина, многое заимствовало у Египта. Тутмос I приходил сюда еще в 1525 году до н. э., а к 800 году до н. э. Напата приобрела известность как центр поклонения Амону, богу Солнца, изображавшемуся в виде барана. Некоторые авторитеты считают, что египетские жрецы храма Амона поддерживали кушитских монархов в их стремлении к независимости. Это вполне правдоподобно; мы знаем немало случаев, когда Юг проявлял "раскольнические тенденции" по отношению к Египту, выступая против "властелинов" Асуана. Вскоре Кашта, первый "великий царь" Куша, отправился в поход на Север.Наконец настало время триумфа южного соседа Египта. Освобожденные от египетского владычества, кушиты основали независимое государство в Напате. По происхождению оно было африканским, по традициям, религии и царскому церемониалу — египетским. В храме около Гебель Баркал, священной горы у четвертого порога, поклонялись «Великому богу» Амону Ра, а царская титулатура уподоблялась египетской. Кушиты были горды и честолюбивы. Наблюдая медленный упадок центральной власти в Египте, кушитский правитель Пианхи (730–663 гг. до н. э.) повел на свои войска на соседей.

Во главе сильной армии Пианхи продвигался на север, скорее как близкий по культуре освободитель, чем завоеватель. Он считал себя истинным фараоном и сумел очистить страну от варваров и восстановить утраченные добродетели. Держа в своих руках бразды правления над территорией от средиземноморского побережья до границ современной Эфиопии и, насколько мы можем судить, до границ Уганды, кушитские цари дали. Египту его XXV, или "эфиопскую", династию. В этот период Куш и стал на короткое время мировой державой. XXVI кушитская династия правила Египтом с 750 по 656 гг. до н. э. Пианхи и его потомки сумели привнести в страну внутреннюю стабильность, они возводили храмы и активизировали жизнь древнеегипетского социума. Сложно сказать, как долго они продержались на престоле. Известно лишь, что с приходом ассирийцев в Дельту в 671 г. до н. э. они были оттеснены назад, в родные края, где их царство процветало до 600 г. до н. э.



В 666 году до н. э. в истории наступил новый драматический эпизод: Нижний Египет подвергся нашествию ассирийцев. Кушитская армия с ее оружием из камня я бронзы (таким же, как у египтян) не сумела противостоять натиску ассирийских воинов, сражавшихся железным оружием, и принуждена была отступить к югу. Однако Куш сохранил независимость. Около 530 года до н. э.- историки в целом склоняются к этой дате кушиты перенесли столицу из Напаты в Мероэ, на несколько сот миль дальше к югу. Как ни странно, главным. свидетельством, говорящим в пользу названной выше даты, оказалось число похороненных царских жен. До конца правления царя Маленакена (553 - 538 гг. до н. э.) среднее число кушитских цариц, погребенных в течение каждого правления, равно четырем - это определено в результате раскопок царских гробниц и пирамид в Курру и Нури неподалеку от Напаты. B последствии средняя цифра составила уже полтора на каждое правление. В связи с этим высказывается предположение, что значение Мероэ неуклонно росло еще задолго до 538 года и центр кушитского царства постепенно перемещался к югу. Поэтому царских жен стали хоронить не только в Напате, но и в Мероэ. Непонятно, почему правители Напаты однажды приняли решение перенести столицу южнее, в Мероэ (Шенди). Так или иначе, на плодородном изгибе реки, в местности, богатой железной рудой и топливом для выплавки железа, они развили культуру, наследовавшую нубийско-египетской культуре Напаты и в то же время по-африкански индивидуальную. А возможно, причинами перемещения к югу были просто-напросто династические соображения, поскольку "у царей вошло и обычай", по словам Оркелла, "брать в жены представительниц аристократии Мероэ, которые, естественно, желали быть похороненными на родине". Как бы то ни было, Мероэ стало столицей Куша примерно за пять столетий до начала нашей эры и оставалось ею около 800 лет. Кладбища указывают, что жизнь в этом городе не прерывалась более тысячи лет. Египетское влияние сказалось на искусстве и верованиях жителей Мероэ; погребения правителей были выполнены в форме пирамид. .Ясно и то, что религия египтян занимала в Мероэ существенное место. Здесь есть многочисленные храмы Аписа, Амона и Исиды. Сама форма храмов несомненно египетская: они массивны, с пирамидальными стенами и двухмерными скульптурами. Царей и цариц Мероэ хоронили под пирамидами, построенными из облицовочного песчаника или кирпичей. Время от времени в одном и том же здании находят египетские и римские стилевые элементы, а также порой и средневосточные. Одно из зданий выглядит как копия римских терм. Жители Мероэ заимствовали многое из других культур, и для них конец верховного владычества Египта не означал предания проклятию всего египетского. Произведения искусства заставляют предполагать, что особо важны были для них львы и слоны. Богатство этого народа отчасти объясняется местными месторождениями железа. Жители Мероэ импортировали также бронзу, стекло и серебряные изделия. Хотя правили ими цари, царицы тоже обладали авторитетом. Поскольку письменность жителей Мероэ до сих пор не расшифрована, об укладе их жизни можно судить лишь предположительно. Язык Мероэ до сих пор не расшифрован полностью.

У греческого историка V века до н. э. Геродота в его описании далекой страны Эфиопии говорится и о священном обычае, который назывался 'трапезой солнца'. Каждую ночь служащие выносили вареное мясо на лужайку перед городскими воротами Мероэ. В течение дня каждый желающий мог есть это мясо. Царь Мероэ похвалялся, будто его подданные живут до 120 лет, потому что едят только мясо и молоко. К сожалению, уже невозможно проверить правдивость этого утверждения. Город Мероэ был столицей могущественного африканского государства, которое процветало, по всей вероятности, с VI века до н. э. по III век н. э. и влияние которого распространялось далеко за его пределы, на сотни километров вдоль Нила. Одно из зданий, откопанных невдалеке от центра, называют храмом Солнца - отчасти из-за данного Геродотом описания, но отчасти и из-за обнаруженной там каменной плиты, на которой как раз изображено солнце. Священный камень стоит на платформе, украшенной рельефами со сценами завоеваний. Не только Геродот, но и другие греческие и римские писатели оставили сведения об эфиопах и Мероэ. Поэтому европейскому исследователю Джеймсу Бресу в 1772 году было не так трудно догадаться, что руины, обнаруженные им в долине Нила в 161 километре к северу от Хартума, находятся на том самом месте, о котором он читал в классической литературе. Когда, наконец, в начале XX века археологи начали систематические раскопки, они обнаружили немало гробниц и культовых сооружений, керамику, ювелирные изделия и множество металлических изделий тонкой работы. Многое, правда, по сей день не исследовано и загадочно. Например, язык и письменность этого народа, до сих пор не поддающиеся попыткам их расшифровать и оставляющие мало надежд на то, что это когда-нибудь может произойти. Мероэ, которое на протяжении многих веков находилось под сильнейшим влиянием могущественного северного соседа — древнеегипетской цивилизации. В результате установления политического господства Египта над южными соседями в значительной мере насильственно подавлялась локальная культура, которая постепенно все больше и больше египтизировалась, сохраняя, тем не менее, некоторые самобытные черты.

Специфика этого процесса заключалась еще и в том, что Мероэ находилось на периферии древнего мира, осуществляя контакты и воспринимая достижения великих цивилизаций в основном через Египет. Черты религиозного мировоззрения и религиозной мысли мероитов, выработанных в результате синтеза элементов египетского религиозного учения и местной школы, складывавшейся еще в условиях египетского господства. В основе книги — гигантский свод письменных и изобразительных источников, в том числе впервые переведенных и не издававшихся ранее, археологических материалов выявленных в процессе раскопок, проводившихся в последние годы. Пока Египет переживал два персидских нашествия (в 525 и 345 гг. до н. э.) империя Мероэ процветала и распространяла свое влияние дальше на юг, постепенно обосновываясь в Верхней Нубии и Северном Судане. К началу правления Птолемея IV (222 г. до н. э.) правитель Мероэ Аргиманик контролировал русло Нила до самой Элефантины.

Между Нубией и птолемеевским Египтом установились хорошие отношения. Ситуация изменилась, когда в 30 г. до н. э. Египет захватили римляне. Между властями Мероэ и захватчиками произошел конфликт по поводу Нижней Нубии, который обостряли все более частые и разрушительные набеги кочевых племен Западной пустыни.В конце концов был подписан мирный договор, сделавший Нижнюю Нубию буферной зоной. И все же, несмотря на заключенное соглашение, разногласия между независимыми и гордыми жителями Мероэ и римскими гарнизонами не утихали. Время от времени первые нападали на солдат Цезаря и однажды заняли Асуан. Однако там они не продержались долго. Римская армия разбила их войска и заставила вернуться в родные земли, впрочем, уже тогда тронутые распадом.

Между серединой четвертого и серединой шестого веков н. э. в Нубии появился новый народ, названный народом группы Х, или Баллана. Его происхождение туманно. Некоторые ученые полагают, что это было воинственное племя из Восточной пустыни, известное римлянам как блеммвы. Другие отождествляют их с нободжаями, — народом, пришедшим в Нубию из Западного Судана. Эти все еще загадочные для нас народы (возможно, к ним относятся племена неба или беджа; в настоящее время археологи предпочитают называть их расплывчатым термином группа Х) изготовляли из железа даже складные стулья. Их богатые ювелирные изделия, ожерелья из черного и белого кварца и красного сердолика, отличаются неповторимым своеобразием. Возможно, а в дальнейшем обнаружится, что художники народов группы Х подражали мероитским образцам.
За народами группы X последовали "нубийцы"- теперь мы вполне можем называть их суданцами досредневековых и средневековых христианских монархий Судана. Эти удивительные островки христианства в море язычников сохранялись на протяжении VI- XIV веков, достигнув высокого уровня развития государственности и культуры. До самого XVI века могущественный ислам не мог с ними справиться. Несколько фресок и церквей из необожженного кирпича - вот и все, что нам осталось от чисто африканской разновидности христианства, Лишь Эфиопии удалось выжить благодаря окружающему страну горному барьеру.

Сейчас они находятся в Нубийском музее в Асуане. Среди них — серебряные короны, инкрустированные полудрагоценными камнями, бронзовые и серебряные кувшины, украшения, оружие и мебель. С хозяевами погребались также слуги и домашний скот, в том числе седла и уздечки, украшенные серебром. Лишь постепенно Нубия принимала христианскую веру. С 55 – по 1500 гг. н. э. на территории между современным Хартумом и Асуаном вдоль русла Нила существовало три христианских государства. Население Нубии росло и процветало. Строились новые церкви; старые храмы были превращены в христианские.

В 652 г. с расширением империи арабов был заключен мир между арабским правителем и христианами Нубии, вылившийся в 500–летнее добрососедство. Так или иначе, постепенно богатства нубийских правителей — христиан сокращались и они все больше подпадали под власть мусульман. В XIV в. в Каср Ибриме на престол был возведен ефиопский епископ, и влияние христианства неуклонно уменьшалось. Несомненно, что нубийская культура и ее памятники не существовали независимо от других культур, как это считалось ранее, — напротив, они составляют цепь непрерывного и последовательного развития. Египетские сооружения в Нубии и особенности их назначения свидетельствуют о большем, нежели лишь архитектурном или художественном совершенстве.И все же Куш оставил Африке внушительное наследство. Спустя сотни лет племя сао, обитавшее на берегах озера Чад, то есть в 1200 милях к западу от Куша, отливало изделия из бронзы тем же методом "потерянной формы", который был известен народам Нила. Трудно сказать, как они узнали о нем, в результате ли упадка Куша и расселения его жителей или же благодаря торговым связям, миграции и "дрейфу культуры". Но разве не поразительно, что предания, сохранившиеся среди народностей Чад, повествуют о древних сао, как о "гигантах, наделенных невероятной силой", людях высокого роста, какими и должны были быть народы Нильского Судана, об их огромных знаниях, какими и обладали жители Мероэ? Еще дальше к западу йоруба и другие народы Западной Африки поклоняются своим "божественным царям", а культ барана и солнца стал религией многих африканских племен.

Литература:



Кацнельсон, И.С. Государственный строй Напаты и Мероэ: (Опыт характеристики) // Древний Египет и Древняя Африка: Сб. ст., посв. памяти акад. В. В. Струве. М., 1967

Белова Г.А. Египтяне в Нубии. - М., 1988.

Берзина С.Я. Мероэ и окружающий мир I—III вв. н. э. — М., 1992.

Кормышева Э.Е. Мир богов Мероэ. — СПб.-М., ИВ РАН — Летний сад, 2000.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница