Курдская проблема: локальный и региональный аспекты



Скачать 484.05 Kb.
страница1/2
Дата01.05.2016
Размер484.05 Kb.
  1   2


РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

Факультет: ИЯиОД


Дисциплина: История развивающихся стран


КУРСОВАЯ РАБОТА




на тему:


«Курдская проблема:

локальный и региональный аспекты»

Выполнил: Копылов С.М.

Группа: ЮЮ-75



Москва 2003г.

Содержание



Введение…………………..……………………………………………………………………………………. 3
Глава 1. История курдов и курдской проблемы………………………….………………………………. 6

§1. Периодизация истории курдской проблемы……………………………………………… 6

§2. Борьба курдов за свои права в рамках

существующей государственности………………………………………………………. 7

§3. Национальные организации Курдистана в борьбе

за самоопределение и права курдов в

постколониальный период…………………………………………………………………. 8

Глава 2. Курдский вопрос в системе международных отношений:

прошлое и настоящее……………………………………………………………………………… 11

§1. Краткая экономико-географическая

характеристика Курдистана …….……………………………………..……………….. 11

§2. Курдистан в эпицентре стратегических интересов

Запада после Первой мировой войны…………………….………………………..……… 11

§3. Курдистан и Запад сегодня…………………………………..…………………………… 14

§4. Курдистан и внешняя политика России …….…………………………………………… 16

Заключение …………………………………………………………………………………………………… 18

Список использованной литературы ….…………………….…………………………….………………. 20

Введение

Исторические судьбы курдского народа своеобразны и трагичны. Курды обитали вблизи древнейших очагов мировой цивилизации (Месопотамия и Иран, Сирия и Финикия, Урарту и Армения). Курдистан входил в состав крупнейших и могущественнейших держав Западной Азии. Самим же курдам за всю их многовековую историю никогда не удавалось создать свое государство. По общему признанию, курды – гордый, свободолюбивый и воинственный народ. Ни турецкие султаны, ни иранские шахи, ни британские империалисты, ни иные колонизаторы не могли полностью подчинить их своему господству. В то же время реакционным силам нередко удавалось направлять курдские движения в нужное для себя русло, что служило источником больших несчастий для всех народов, населявших Курдистан, в том числе (а может быть, и в первую очередь) для курдов.

Курдистан издревле лежал на пересечении караванных дорог, соединявших Иран и Месопотамию со странами Восточного Средиземноморья и Черноморья и служивших не только торговыми, но и миграционными путями. Бесчисленные орды завоевателей проходили по этому «перекрестку» Западной Азии, частично оседая в его долинах. Поэтому этнический состав населения Курдистана со временем стал весьма пестрым: наряду с курдами здесь жили армяне, турки, персы, арабы, ассирийцы (айсоры), азербайджанцы, шахсевены, луры и другие народности. Курдские же племена в результате многочисленных войн и нашествий были отселены в глухие и труднодоступные горные районы, отрезанные от внешнего мира и, можно сказать, от прогресса и цивилизации.

Демографический облик Курдистана характеризуется также религиозной чересполосицей. Эта горная страна - своего рода огромный заповедник мировых религий. Ее жители были приверженцами не только основных направлений ислама и христианства, но и многих сектантских ответвлений этих мировых религий. Здесь бок о бок жили сунниты и шииты, католики и православные, армяне-григориане и протестанты различных толков, али-илахи и езиды, не считая более мелких сект, многие из которых, соединяя в себе догмы и обряды различных, подчас противоположных религий, до сих пор недостаточно изучены.

Хозяйственный и общественный уклад Курдистана имел (и имеет) исключительно архаичные и застойные черты, даже в сравнении с соседними слаборазвитыми странами. И сейчас в Турции, Иране и Ираке, несмотря на развитие в отдельных местах крупной нефтедобывающей промышленности, курдские районы - наиболее отсталые. Безусловно, сравнительно суровые природные условия, нехватка удобных пахотных земель, отсутствие выхода к морю и судоходных рек, трудность прокладки шоссейных и железных дорог – все это в определенной степени создавало помехи для развития производительных сил в Курдистане. Однако основные причины бедности этой несуществующей горной страны коренились в специфике ее исторического развития. В течение многих столетий, являясь окраиной крупных феодальных империй, Курдистан не имел значительных центров торгово-ремесленной и предпринимательской деятельности. Товары и деньги, которые везли через перевалы Курдистана бесчисленные караваны, миновали эту сравнительно бедную страну и оседали в богатых и цветущих городах Ирака и Ирана, Сирии и Анатолии. Ни византийские императоры, ни арабские халифы, ни турецкие султаны, ни иранские шахи не были заинтересованы в прогрессе курдских провинций, видя в них только объект грабежа и эксплуатации.

Курдистан был поделен между несколькими государствами: до первой мировой войны – между Османской империей и Ираном (незначительное число курдов проживало и в пределах России), в новейшее время – между Турцией, Ираном, Ираком и отчасти Сирией. Это служило источником многочисленных конфликтов и острых политических противоречий между указанными государствами. Особую сложность и остроту противоречиям придавали два отмеченных выше фактора: пестрота и дробность национального и религиозного состава населения Курдистана и проживание на территории вышеперечисленных смежных государств многочисленного и компактного курдского меньшинства, основного населения собственно Курдистана.

С середины 19 века крупнейшие европейские державы – Англия, Франция и Россия – приступили к осуществлению планов неоколониального порабощения Османской империи и Ирана. Резко обострилось соперничество между этими великими державами (особенно между Англией и Россией), каждая из которых стремилась единолично утвердиться на Ближнем Востоке, что сулило большие материальные выгоды и военно-политические преимущества. В этих условиях Курдистан, расположенный на стыке территорий Турции, Ирана, арабских стран Азии и русского Закавказья, приобретал исключительно важное стратегическое значение как плацдарм, откуда можно было организовать экспансию во все указанные страны.

В конце 19 века, с наступлением эпохи империализма, роль Курдистана в международных отношениях значительно возросла. На Ближнем и Среднем Востоке появился новый опасный хищник – германские империалисты, начавшие осуществлять свои экспансионистские проекты железнодорожного строительства, которые непосредственно затрагивали и территорию Курдистана.

Определенный интерес проявили в этом районе и Соединенные Штаты Америки, которые еще с первой половины 19 века вели через миссионеров активную идеологическую работу в Курдистане и соседних с ним областях.

Активизировались также «старые» колониальные державы – Англия, Франция и Россия, планировавшие раздел Османской империи и Ирана.

В связи с «пробуждением Азии» в начале 20 века на Ближнем и Среднем Востоке появился мощный политический фактор, с которым нельзя было не считаться, - национально-освободительное движение угнетенных народов Османской империи и Ирана. Несмотря на социально-экономическую и культурную отсталость курдов, и они начали выступать с политическими требованиями, затрагивавшими интересы турецких и иранских реакционеров и западных колонизаторов. Все это намного осложнило проблему Курдистана, которая в начале 20 столетия представляла собой сложный клубок межимпериалистических и турецко-иранских противоречий и заняла далеко не последнее место в ряду международных конфликтов того времени.

Бесправие многомиллионного народа с самобытной культурой и богатейшими традициями национально-освободительной борьбы является историческим анахронизмом и, вместе с тем, фактором дестабилизации региональной системы международных отношений. Сложившаяся острая международная ситуация в регионе делает «курдский вопрос» одной из актуальных нерешенных проблем Ближнего и Среднего Востока. Курдская проблема представляет собой слишком заметный и важный геополитический фактор, чтобы ее не стремились использовать в своих интересах многие страны – как относящиеся, так и не относящиеся географически к ближневосточному региону. Важным фактором, определяющим повышенное внимание Запада к курдской проблеме, являются экономические интересы, возможность под предлогом защиты курдов вплотную приблизиться к нефтяным богатствам. События последних месяцев наглядно показали, что дальше всех в этом плане продвинулись США, которые в союзничестве с Великобританией развязали войну в Ираке, надеясь (и не без оснований) на активную поддержку местного курдского населения против режима Садама Хусейна.

Курдистан приобретает особое значение и в связи с вступающим в стадию реализации проектом транспортировки каспийской нефти к Восточному Средиземноморью через территории, населенные курдами. Западные страны, вкладывающие значительные средства в этот проект, заинтересованы в сохранении контроля над регионом на длительную перспективу.

Курдская проблема, несмотря на ее масштабность и значимость, вплоть до последнего времени, не была включена в реестр проблем постоянного геополитического внимания России. Поэтому она не получила легального, всестороннего и глубокого освещения в средствах массовой информации, особенно в части ее геополитических и геостратегических аспектов. Между тем, Россия должна не только определить свою позицию в курдском вопросе, но и быть активным и заинтересованным участником в его решении. Тем более, что на фоне всяческих притеснений, политики ассимиляции и всяческого ущемления прав курдского народа в государствах его расселения, на протяжении более семи десятилетий в средствах массовой информации СССР всячески «подогревался» тезис о том, что истинное и справедливое решение курдская проблема получила в Советском Союзе и в, частности, особенно в Армянской ССР и Азербайджанской ССР.

В мире растет убеждение в том, что курдская проблема – это борьба справедливая, и достойная уважения.

С учетом вышесказанного и особенно последнего обстоятельства исследование курдской проблемы в системе международных отношений, а также во внутригосударственном аспекте представляется чрезвычайно актуальным, своевременным и важным. По-видимому не случайным является тот факт, что на протяжении последних 10 – 12 лет в отечественной литературе не появилось по существу ни одного серьезного научного исследования по данной проблематике, что вряд ли можно расценивать в качестве свидетельства «остывшего» интереса к ней со стороны российских востоковедов. Тем не менее указанное обстоятельство заставляет нас констатировать и признать, что при написании настоящей курсовой работы автору пришлось опираться, в первую очередь, на те труды, которые вышли в свет в 60ые – 70ые – 80ые – 90ые годы двадцатого столетия.

Методологическую основу курсовой работы составили работы таких видных ученых – востоковедов, как Лазарев М.С., Ментешашвили А.М., Мирошников Л.И., Халфин Н.А. Все указанные авторы в разные годы являлись научными сотрудниками Института Востоковедения АН СССР (РАН). Из переводных работ иностранных авторов в курсовой были критически проанализированы положения монографий и статей Кальвокоресси П., Брои Р., Мгои Ш.Х., Сардара Хусейна.

Приступая к написанию курсовой работы автор ставил перед собой следующие задачи:



  • показать причины, вызвавшие к жизни появление в международных отношениях курдской проблемы;

  • представить периодизацию курдской проблемы с позиций внутригосударственной динамики развития и с точки зрения места курдской проблемы в системе международных отношений;

  • раскрыть антикурдский характер достаточно большого числа международных договоров и соглашений, которые на протяжении длительного периода времени заключались между собой как государствами региона, так и государствами преследующими свои интересы в этой части земного шара;

  • раскрыть цели, задачи и способы осуществления национально-освободительной борьбы курдского народа за свое освобождение и создание собственной государственности в рамках стран, разделивших этот народ между собой;

  • определить интересы, преследуемые иракскими курдами в ходе агрессии США и Великобритании против этой страны;

  • доказать, что и в без того неспокойном ближневосточном регионе нерешенность курдской проблемы лишь усложняет и на неопределенный срок откладывает установление мира, добрососедства и региональной безопасности.

Вышеперечисленные задачи предопределили структуру курсовой работы, которая состоит из настоящего введения, двух глав и списка использованной литературы.

В первой главе дается краткая оценка основных этапов развития курдской проблемы, описывается борьба курдов за свои права в рамках существующей государственности, дается оценка роли и вклада национальных организаций Курдистана в борьбу за самоопределение и права курдов в постколониальный период.

Вторая глава структурно состоит из четырех параграфов, в которых последовательно дается краткая экономико-географическая характеристика Курдистана, раскрываются интересы западных стран в Курдистане после первой мировой войны, в современных условиях, показано место курдской проблемы в системе приоритетов внешней политики России.

Глава 1. История курдов и курдской проблемы



§1. Периодизация истории курдской проблемы.

Название «Курдистан» в переводе с персидского означает «страна курдов». О племенах, зовущихся «курд», упоминают письменные источники древней Месопотамии. В 10 – 12 веках курдская династия Шададидов господствовала в закавказских городах Ани и Гянджа. Египетский правитель конца 12 века Салах-ад-Дин, или Саладин, возглавивший сопротивление мусульман крестоносцам, был курдом. Последние шесть столетий истории Курдистан служил пограничьем между Персией (Ираном) и Османской империей (Турцией). При этом некоторые курдские феодальные владения смогли сохранить элементы политической самостоятельности вплоть до первой половины 19 века.

Для курдов издавна характерна строгая клановая структура. Даже сегодня сохраняется сильное влияние племен, возглавляемых шейхами или племенными вождями. Традиционное курдское общество патриархально. Строго соблюдаются традиции эндогамии. Многоженство, допускаемое исламским правом, встречается лишь иногда. Курдская культура основывается на сельских архетипах.

Курды относятся к индо-средиземноморской расе большой европеоидной расы. Курдский язык принадлежит к западной (курдской) подгруппе иранской группы индоевропейской семьи. Среди диалектов выделяют: северные (курманджи, заза), южные (сорани) и др. Распространены арабский, персидский, турецкий, русский, армянский, азербайджанский языки. Письменность на арабской графической основе, в Турции и Сирии на латинской графической основе, на территории бывшего СССР – на русской графической основе. Большинство курдов – мусульмане сунниты (есть шииты), имеются также приверженцы синкретических культов (езиды и др.).

Официально раздел Курдистана был завершен в 1555 году подписанием соглашения между Ираном и Османской империей, по которому Турции отошли земли Западного Курдистана, а Ирану Восточного1.

В эволюции курдского национального вопроса можно выделить несколько основных периодов.

Первый период охватывает 30 – 80ые годы 19 века. В 30 – 40ых годах курдский сепаратизм жестоко подавлялся Османским правительством, что явилось одним из звеньев в цепи мероприятий, направленных против освободительного движения нетурецких народов, представлявших серьезную угрозу для целостности Османской империи. Одновременно в Турции началась серия «верхушечных» реформ, в задачу которых входили модернизация и укрепление внутриполитического строя страны. Так, в 1834 году Рашид-паша реорганизовал внутреннее управление в курдских областях, лишив курских баев их владений и расположив в городах этих областей турецкие гарнизоны. По аналогичному пути в середине 19 века пошло правительство Ирана (реформы Амира Низами).

Как отмечает Н.А. Халфин, «централизаторская политика, проводившаяся султанским и шахским правительствами вооруженным путем, особенно активизировавшаяся в первые десятилетия 19 века, натолкнулась на ожесточенное сопротивление курдов, которые упорно отстаивали свою самостоятельность»2. Так в 1834 году началось восстание курдских племен под предводительством шейха Равандуза Ахмед-паши (1835 – 1837 годы). Еще более значительное по масштабам восстание курдов произошло в 1843 – 1847 годы под предводительством Бадр-хана – шейха из Джазири. Наконец в 1880 году в Курдистане вспыхивает самое крупное за всю историю 19 века восстание, которое организовал и возглавил вождь небольшого племени в Орамаре шейх Обейдула из Нори.

В ответ на это в Турции и Иране усилились репрессии против непокорных курдских племен, увеличился экономический и социальный гнет. В 1862 году была ликвидирована автономная провинция Курдистана Арделан – в 1878 году она превратилась в обычную губернию.

Главная особенность курдского освободительного движения в 30 – 80ые годы 19 века заключалась в том, что, несмотря на массовость и размах, оно оставалось раздробленным и в значительной степени стихийным. По своей направленности и задачам оно носило феодальный характер: племенная верхушка стремилась к образованию независимых княжеств, в которых она могла бы править самостоятельно.

Второй период в истории курдского национального вопроса охватывает время с начала 90ых годов 19 века до 1918 года, когда Курдистан стал ареной бурных и трагических событий, последствия которых дают о себе знать и сегодня. Этот период характеризуется подъемом освободительного движения курдов, которое под влиянием буржуазно-демократической революции 1905 – 1907 годов в России приобрело качественно новые черты и направленность.

С осени 1905 года активизировались антиправительственные выступления курдов в Турции. Крупнейшим из них было восстание племени пенджар во главе с Бешар Чато. В период революции 1905 – 1911 годов в стране пришли в движение и иранские курды. Наиболее высокой ступени курдское движение достигло в 1908 – 1909 года – в период младотурецкой революции, которая по времени совпала с наивысшим подъемом Иранской революции.

Третий период в истории курдского вопроса – это период новейшей истории – с 1918 года и до окончания Второй мировой войны. В это время под влиянием идей победившей в России Великой Октябрьской социалистической революции, которую в последнее время чаще называют Октябрьским переворотом, национально-освободительное движение курдов приобретает все более отчетливую антиимпериалистическую направленность, а их борьба нацеливается против внутренней и внешней реакции, за свои национальные чаяния, социальный прогресс и демократические права.

Примером поддержки Советским государством национальных прав курдов может служить письмо народного комиссара иностранных дел РСФСР председателю Великого национального собрания Турции Мустафе Кемалю-паше от 3 июня 1920 года, в котором высоко оценивался принцип внешней политики нового турецкого правительства по предоставлению всем национальным меньшинствам, включая курдский народ, права самим определять свою судьбу путем свободного референдума3.

С окончанием Второй мировой войны в развитии курдского вопроса начался новый период, продолжающийся до настоящего времени и характеризующийся наивысшим подъемом национально-освободительного движения в основных районах Курдистана.

Курдские движения и в политическом, и в организационном отношении стали более зрелыми. По своим идейно-политическим, программным установкам они стали носить ярко выраженный национальный общедемократический характер, а по способам борьбы – радикальный. Курдские движения стали всенародными.


§2. Борьба курдов за свои права в рамках существующей государственности.

К несомненному успеху курдского национально-освободительного движения следует отнести образование 22 января 1946 года автономной демократической области курдов Ирана с центром в Мехабаде – Джумурети Мехабад (Республика Мехабад). Официально провозглашается автономия курдской демократической обслати и избирается автономное правительство. В конце января 1946 года созывается временный парламент автономной области и разрабатывается ее бюджет. 5 февраля 1946 года состоялось собрание Временного революционного комитета (ВРК), на котором было принято решение создать органы правительства из 12 министров (без министра финансов, поскольку финансовые вопросы относились к ведению центрального правительства).

Однако иранские, иракские и турецкие правящие круги, опираясь на поддержку Великобритании и США, потопили в крови автономную демократическую область курдов в Иране и национально-освободительное движение в Ираке и Турции.

С учетом событий в Иране М.С. Лазарев сделал следующие обобщения и выводы: во-первых, поражение национального движения иранских курдов в 1946 – 1974 годы было не абсолютным, а временным; в последующие годы там зрели «гроздья гнева»; во-вторых, реформы так называемой белой революции, затронувшие курдские районы лишь в последнюю очередь и далеко не в полном объеме, оказались не в состоянии решить национальный вопрос путем насильственной интеграции всех этнических меньшинств в единую иранскую нацию под лозунгом «бог, шах и родина»; в-третьих, официальная идейно-политическая доктрина «исламской революции» никак не может служить для этнических меньшинств альтернативой их законной борьбе за самоопределение, тем более что отстаиваемые аятоллами ценности шиитского ислама вызывают у нешиитов-курдов либо безразличие, либо отрицательные эмоции4.

Новый этап в развитии курдского движения в Ираке наступил после антиимпериалистической и антимонархической революции 1958 года. В провозглашенной 26 июля 1958 года временной Конституции Ирак официально объявлялся единым государством арабов и курдов, и курды впервые признавались самостоятельным народом, имеющим равные права с арабами. В частности, в статье 3 Конституции устанавливалось, что «арабы и курды рассматриваются как партнеры в этой стране, и их национальные права в рамках единого Ирака гарантируются Конституцией». Однако все эти демократические завоевания были аннулированы в результате государственного переворота 8 февраля 1963 года, положившего начало варварской войне диктаторского режима Арефа против курдского народа.

17 июля 1968 года в Ираке произошел новый государственный переворот, который возглавило левое крыло партии Баас. Под напором повстанческой борьбы курдского народа 11 марта 1970 года новое иракское правительство вынуждено было опубликовать Манифест об урегулировании курдского вопроса и предоставлении курдам автономии в рамках Иракской Республики. И хотя в дальнейшем в результате проведения политики диктата и арабизации курдская автономия была максимально урезана и практически сведена к нулю, само признание прав курдов на автономию явилось важным прецедентом, показывающим направление решения курдской проблемы, и имело большое международное значение.

Положение в Иранском и Иракском Курдистанах значительно осложнялось в связи с войной, которую на протяжении ряда лет вели между собой эти государства и которая привнесла множество новых проблем в вопрос о национальных правах курдского народа. Похоже, что в ходе войны руководство Ирана и Ирака «решило» и курдский вопрос в своих странах: военные действия велись в основном на территории, где проживают курды, в результате чего наибольшее число жертв приходится именно на них. Подтверждением этого может служить бомбардировка в марте 1988 года самолетами ВВС Ирака химическими боезарядами оккупированных иранскими войсками населенных пунктов с курдским населением. В результате только в городе Халабджа5 погибли 5 тысяч человек и 4 тысячи получили ожоги и ранения6. Как отмечалось в английской прессе, «иракская армия использовала химическое оружие против курдского населения, в результате чего погибло более 60 тысяч невинных людей и было уничтожено 1300 курдских деревень».

После заключения в 1988 году перемирия с Ираном Ирак в 1990 году напал на Кувейт. В 1991 году, в ходе операции «Буря в пустыне», Ирак потерпел поражение от многонациональных сил и бросил свою армию на подавление курдов, установивших к тому времени контроль над всем Иракским Курдистаном. Однако силы были неравны, и более 2 миллионов человек, спасаясь от иракских солдат, пересекли границы Турции, Ирана и Сирии. Поскольку события происходили ранней весной, когда в горах еще лежал снег, тысячи людей, главным образом дети, женщины и старики, погибли во время этого не знавшего аналогов по своим масштабам бегства целого народа.

Отличительная черта положения курдов в Сирийском Курдистане состоит прежде всего в том, что против них не проводится политика физического уничтожения. Это объясняется курсом правительства страны на их ассимиляцию и арабизацию.

Национальное пробуждение сирийских курдов наступило в конце 50ых годов под непосредственным влиянием революционных событий в соседнем Ираке.

В Турецком Курдистане все сменявшие друг друга в руководстве страны политические силы, в том числе и военные круги, которые активно вмешивались в политическую жизнь, на протяжении всей послевоенной истории резко враждебно относились к курдскому меньшинству, проводя по отношению к нему политику ассимиляции и дискриминации. Однако, несмотря на это, именно в последние четверть века курдское движение в Турции стало в политическом, идеологическом и организационном отношении более зрелым, приобретя, однако, в ряде своих проявлений экстремистские, порой откровенно террористические, черты.

Восточное государство мог возглавлять «кто угодно», араб, тюрок, иранец. Это было непринципиально. Однако с позиций наших дней поиск истоков, в том числе и государственных, стал важной частью исторической идеологии любого государства на Востоке или любого крупного этноса. Не стали исключением и курды.

Сами курды не признают, что у них не было государственных объединений. Они считают таковыми государство, созданное Салах-ад-дином (легендарным Саладином эпохи крестовых походов) в Египте и Сирии, а также государство Зендов, существовавшее на территории современных Ирака и Ирана. И действительно, Зенды и Салах-ад-дин были курдами, и взяли они власть кровавой борьбой, «с саблей в руках». Но полагать, что созданные ими государства были курдскими, по меньшей мере некорректно. Тогда можно признать Египет под властью кипчаков мамлюка Бейбарса кипчакским государством.
§3. Национальные организации Курдистана в борьбе за самоопределение и права курдов в постколониальный период.

Деятельность политических партий и общественных организаций в Курдистане проходит в специфических условиях, которые обусловлены разделенностью этнического Курдистана и необходимостью сочетания региональных и общекурдских задач в национально-освободительной борьбе, противоречиями между курдами и правящими режимами Ирака, Ирана, Турции и Сирии.



Демократическая партия Курдистана (ДПК), лидером которой был до недавнего времени (http://www.ntv.ru) Масуд Барзани, была основана в августе 1946 года. До 1975 года она оставалась единственной общепризнанной и влиятельной представительницей курдов за автономию в Ираке. В ноябре 1979 года состоялся IX съезд партии. Первоочередными задачами борющихся масс Курдистана съездом были выдвинуты: продолжение партизанской войны, борьба против переселения курдов и арабизации курдских территорий, создание широкого национального фронта в Ираке, создание Курдского национального совета. В целом партия придерживается демократического политического курса и считает, что решение курдского вопроса связано с демократизацией общественно-политической жизни Ирака.

Патриотический союз Курдистана (ПСК) – партия, основанная в мае 1975 года (лидер – Джалаль Талабани) является как бы союзом различных группировок и организаций, ведущих борьбу за национально-демократические права курдов. В состав ПСК вошли Социалистическое движение Курдистана, Марксистско-ленинская организация Курдистана, крестьянская организация Курдистана и некоторые другие.

Следует отметить, что хотя ПСК и ДПК по основным вопросам путей достижения национально-демократических прав курдов, методов борьбы занимают идентичные позиции, тем не менее, обе эти организации относились непримиримо друг к другу, нередко свои споры разрешали путем вооруженных столкновений, что приносило урон оппозиционным силам в их борьбе против иракского режима. Так, давняя вражда между этими двумя курдскими партиями вылилась в августе 1996 года в кровопролитные братоубийственные столкновения.



Народно-демократическая партия Курдистана (НДПК). Эта партия по своей идеологии мало чем отличается от других партий курдов Ирака, хотя и обладает некоторыми специфическими чертами. НДПК выражает боевую солидарность с борьбой курдского народа в Турции за свое самоопределение, осуждает политику ассимиляции. Партия также поддерживает борьбу курдского народа в Иране за свои национальные права и призывает Исламскую Республику Иран положить конец войне против курдов и удовлетворить их национальные требования.

Курдское национальное движение в Иране отражает стремление курдских трудящихся преодолеть рамки исламских догм и присоединиться к борьбе прогрессивных сил за национальное утверждение и демократическое преобразование своей страны.



Курдская демократическая партия Сирии (Аль-Парти) образована добровольным союзом единомышленников. Партия опирается в основном на рабочих, крестьян, мелких ремесленников. КДПС считает невозможным решение курдского вопроса в условиях буржуазного строя, поэтому выступает за создание патриотического прогрессивного фронта, который, сочетая социальную и национальную борьбу, установит народную демократию и решит курдский вопрос демократическим путем в рамках единой страны.

Во второй половине 70ых годов наблюдался новый подъем курдского движения в Турции. Значительная роль в подъеме движения в Курдистане принадлежала курдским нелегальным политическим партиям и группам.

В Турции действует около 10 курдских политических партий и организаций, среди которых:


  • Демократическая партия Турецкого Курдистана (ДПТК)

  • Партия рабочих Курдистана (ПРК) была создана в 1977 году А. Оджаланом и его единомышленниками, выступающими за леворадикальные методы борьбы. С 1984 года эта партия действовала в Турции в условиях подполья7.

  • Социалистическая партия Турецкого Курдистана (СПТК) создана в 1974 году представителями курдской интеллигенции.

  • Фронт национального освобождения Курдистана (ФНОК) создан в 1985 году и призван объединить различные слои и силы курдов в борьбе за свои национальные и политические права.

  • Парламент Курдистана в изгнании образован 12 апреля 1995 года в Гааге на первом съезде представителей различных курдских партий и движений и призван координировать действия всех курдов и их организаций.8

В 80 – 90ые годы в Европе действовало множество курдских организаций, которые объединяли большое число местных курдских обществ и союзов. К числу таких организаций относятся, например, Федерация курдистанских рабочих союзов в Западной Германии - Комкар, Демократические рабочие союзы Курдистана – ККДК, Курдистанский народный дом, Курдское общество культуры и солидарности в Швеции, Общество курдистанских демократических рабочих в Норвегии, Союз курдских рабочих в Швеции, Студенческий союз Курдистана за рубежом – АКСА, Комитет по созданию организации курдистанских женщин и др.

Одной из влиятельных организаций является Федерация курдистанских рабочих союзов в Германии, она была создана в январе 1979 года во Франкфурте-на-Майне в результате объединения союзов рабочих. В различных городах Германии эта организация имеет местные курдские общества или комитеты.

Начиная с 70ых годов стала наблюдаться тенденция сближения позиций различных курдских организаций в Европе. Так, в декабре 1979 года в Дармштадте состоялись переговоры между представителями Комкара и ККДК, в результате которых был подписан совместный протокол.

Курдские организации в Европе активно проводят различные акции протеста против бесправия курдов в государствах их проживания. Так, в Швеции весной 1981 года прошли мощные демонстрации против действий турецких властей в отношении курдов. Аналогичные акции протеста проходили и в 1982 году во многих крупных городах Западной Европы. Независимо от политической и социальной принадлежности их участники выступили совместно против бесчинств, чинимых режимом в Турции. Подобные действия проходили в Европе и в 90ые года.

Курдские организации в Европе еще не добились единства в своих действиях во имя борьбы за национальные права своего народа. Это, прежде всего, связано с тем, что наличие множества политических и общественных организаций пока не позволило им объединиться в единый фронт. Многие из них придерживаются различных мнений по вопросу о формах и способах борьбы.

За последнее время заметно активизировалась деятельность курдских организаций и в Российской Федерации – это Международный Союз курдских общественных организаций, Общество дружбы российского и курдского народов, Курдская национально-культурная автономия, Курдский культурный центр и др.

В будущем роль курдских организаций за рубежом, очевидно, будет возрастать, поскольку число курдов, покидающих родные места, постоянно растет, и в то же время, растет число проблем, связанных не только с увеличением числа курдов за рубежом, но и с активизацией курдского движения в целом9.

Глава 2. Курдский вопрос в системе международных отношений:

прошлое и настоящее



§1. Краткая экономико-географическая характеристика Курдистана.

Курды, будучи автохтонным (возникшим на месте современного местонахождения) народом региона, проживают на территории, площадь которой превышает 500 тысяч км2. Поскольку территория эта находится в пределах государственных границ современных Турции, Ирана, Ирака и Сирии, то в каждой из этих стран существует «свой» Курдистан: турецкий, иранский, иракский и сирийский (обозначаемые нередко в литературе соответственно как северный, восточный, южный и западный Курдистан). Больше всего курдов проживает в Турции (7,5 млн. человек), затем в Иране (5,6 млн. человек), Ираке (на юге страны 3,7 млн. человек) и Сирии (745 тысяч человек).

Курдистан располагает значительными природными ресурсами, в частности нефтяными месторождениями мирового значения (в Иракском Курдистане). Его недра содержат также хромовую, медную, железную и урановую руды. Обильно орошаемые естественным путем долины и ущелья Курдистана представляют собой богатые возможности для ведения интенсивного лесного и сельского хозяйства.

Иракский Курдистан – единственная в стране природно-климатическая зона (здесь преобладает средиземноморский климат континентального типа), в которой выпадает достаточное для богатого земледелия количество осадков. Основная отрасль животноводства здесь – разведение коз и овец. Так в 1978 году в этом регионе находилось 531,5 тысяч коз, или около 26% от их общего числа в стране, и 750,4 тысячи овец – около 8% от всего поголовья. Курдский регион вносил значительный вклад в производство сельскохозяйственной продукции. В 1980 году здесь было получено около 24% всей пшеницы, 15% ячменя, 52% семян подсолнуха10.

Курдский регион богат водными и гидроэнергетическими ресурсами. По его территории протекают крупнейшие притоки Тигра – реки Большой Заб, Малый Заб, Дияла, Хазир, а также много небольших речушек.

В Курдистане имеются значительные месторождения полезных ископаемых: известняков, доломитов, гипса, песка, гравия, глины и неметаллических минералов - серы и мрамора.

Говоря о естественных ресурсах, которыми наделен Иракский Курдистан, нельзя забывать о климатических. Ирак – страна с очень жарким летом, поэтому жители южных и центральных районов обычно устремляются во время отпусков и каникул на север. Почти все без исключений летние курортные районы находятся в курдском регионе.
§2. Курдистан в эпицентре стратегических интересов Запада после Первой мировой войны.

Международная борьба империалистических держав за сферы влияния, за передел мира, начавшаяся в первые годы 20 века, самым непосредственным образом отразилась на положении курдов11. Первая империалистическая война 1914 – 1918 годов сделала положение курдского народа в целом еще более трагичным: боевые действия на территории Курдистана причинили ему огромный материальный ущерб. Каждая из воюющих сторон стремилась использовать курдов, а также другие народы Восточной Турции и Западного Ирана в своих интересах. Антиправительственные выступления курдов беспощадно подавлялись. Около 700 тысяч курдов были депортированы (более половины из них погибли в пути), сотни тысяч умерли от голода, болезней, в результате военных действий.

Результатом Первой мировой войны стало подписание ряда международных договоров, один из которых напрямую касался курдской проблемы – это Севрский договор 1920 года12. Севрский договор являлся составной частью Версальской системы. Он состоял из 13 частей и 433 статей. Самостоятельный отдел, состоявший из трех статей 62, 63 и 64, непосредственно относился к Курдистану.

В статье 62 предусматривалась возможность подготовки в течение шести месяцев «местной автономии» для Северного Курдистана (части нынешнего Турецкого Курдистана). Эта подготовка поручалась правительствам Англии, Франции и Италии. Однако в статье 62 не уточнялось, что это за автономия, не определялись ее правовой статус и рамки. Включая в эту статью положение о «полных гарантиях для защиты ассиро-халдейских и других этнических и религиозных меньшинств» Курдистана, западные страны хотели использовать эти народы для реализации своих захватнических планов в районе и привлечь на свою сторону национальные меньшинства в борьбе против Турции и освободительных движений народов Ближнего Востока, в частности против курдов.

Статья 63 налагала на Турцию обязательство признать и выполнять решения комиссии, создаваемой на основании Договора, о «местной курдской автономии» и об окончательном установлении турецко-иранских границ в трехмесячный срок. В статье 64 устанавливалось: «Если через год курдское население указанных в статье 62 областей обратится к Совету Лиги наций и укажет, что большинство их жителей желает быть независимыми от Турции, а Совет Лиги признает этих последних способными к независимости, то Турция обязана отказаться от своих прав на эти области. Если в состав нового курдского государства захотят войти и курды Мосульского вилайета, то главные союзники не будут возражать против этого».

Как мне представляется, для создания курдского государства необходимо выполнение двух условий. Во-первых, в течение года курды должны обратиться к Совету Лиги Наций, «требуя» от Турции своей независимости и образования самостоятельного государства. Иначе как тактической уловкой империалистических государств, призванной отвлечь курдов от решения своих национально-патриотических задач и оказания давления на кемалистов, это положение не назовешь. Во-вторых, положение статьи 64 о том, что способность курдского народа к независимости должна быть признана Советом Лиги Наций, само по себе в сущности являлось дискриминационным и проимпериалистическим. Западные страны стремились выиграть время, чтобы успеть укрепиться не только в зависимой от них Турции, но и в Курдистане. Этими же соображениями было продиктовано включение в статью 64 положения о «добровольном» присоединении жителей Южного Курдистана (т.е. вилайета Мосул) к курдскому государству в случае его создания.

В договоре даже отсутствовало какое-либо упоминание о юго-западных районах Курдистана, захваченных Францией после первой мировой войны, и об Иранском Курдистане, хотя эти части Курдистана также были охвачены национально-освободительной борьбой за освобождение всего Курдистана и образование самостоятельного курдского государства.

Крайняя форма безразличия к судьбе курдского и других народов региона была продемонстрирована в статьях 88 – 93 договора, посвященных армянскому вопросу. В соответствии со статьей 89 определение границы между Арменией и Северным Курдистаном «в вилайетах Эрзерум, Трабзон, Ван, Быт-лис» возлагалось на президенте США, что несовместимо с требованиями международной законности: пограничный вопрос между двумя государствами решается ими самими, а не президентом третьего государства.

Примечательно, что в день подписания Севрского договора между Англией, Францией и Италией было заключено секретное соглашение о разделе сфер влияния в Курдистане и о совместной эксплуатации железных дорог в этом районе и в других частях Турции.

Проведенный анализ показывает заинтересованность западных держав в сохранении Курдистана раздробленным, отсталым районом, находящимся под их полным влиянием и контролем.

Включение же курдского вопроса в повестку дня Севрской конференции и наличие отдельных статей по этому вопросу в самом договоре объясняется прежде всего стремлением западных держав расширить свои владения за счет бывшей Османской империи и одновременно погасить пламя курдского освободительного движения, затормозить ход революционного процесса в Курдистане. Как отмечает английский ученый Г. Тэмперли, по Севрскому мирному договору армянам было предоставлено многое на бумаге, а курды получили и того меньше.

В конечном счете, договор так и не вступил в силу, явившись, по меткому выражению американского дипломата У. Иглтона, «мертвой бумагой со дня его подписания».

Вместе с тем, как отмечают многие отечественные исследователи, Севрский договор имел и определенное положительное значение, которое заключается, в частности, в том, что с момента его подписания курдская проблема получила международное признание v и что статьи договора по курдскому вопросу в немалой мере повлияли на национальное самосознание курдов.

В международном плане обстановка в регионе продолжала оставаться крайне напряженной в связи с разногласиями по курдской проблеме. Желая содействовать ее смягчению и нормализации, НКИД РСФСР в сентябре 1922 года предложил правительствам Англии, Франции, Италии, Югославии, Болгарии, Румынии, Греции и Египта созвать дипломатическую конференцию представителей всех заинтересованных держав, и в первую очередь черноморских государств, которые проявили бы интерес к урегулированию ближневосточного кризиса. Это предложение не встретило поддержки у западных держав, стремившихся решать ближневосточные вопросы без участия России и возлагавших большие надежды на уже готовившуюся в то время по инициативе Англии Лозаннскую конференцию. Суть их намерений состояла в следующем: превратить Турцию в орудие борьбы против России, усилить свои позиции на Ближнем Востоке и максимально сгладить те противоречия, которые, в частности, возникли между Англией и Францией во время раздела Турции.

Лозаннская конференция состоялась в конце 1922 - начале 1923 годов. В ее работе приняли участие делегации стран – участниц Севрской конференции – Англии, Франции и Италии, а также Турции, Румынии, Югославии и Греции. Была также приглашена Япония, которая не имела никаких интересов на Ближнем Востоке. В то же время за рамками конференции осталось такое причерноморское государство, как Болгария. Советская сторона была лишь допущена к участию в работе комиссии по территориальным и военным вопросам, причем только на заседания, специально посвященные вопросу о режиме Черноморских проливов.

Курды на этой конференции, так же как и на Севрской, непосредственного представительства не имели. Более того, политическая неподготовленность в оценке движущих сил национального, движения курдов не позволила курдским националистам к 1923 году, т.е. к периоду, непосредственно предшествовавшему подписанию Лозаннского договора, вновь выдвинуть проблему решения курдского вопроса. Для правящих кругов Ирана и Турции этого оказалось достаточно, чтобы ввести в курдских районах военную администрацию, закрыть школы, арестовать патриотов и пользующихся влиянием лиц и таким образом подавить всякую попытку вновь напомнить о курдах и курдском вопросе.

Одним из центральных пунктов повестки дня конференции стал вопрос о Мосульском вилайете – богатейшем нефтеносном и сельскохозяйственном районе, занимавшем выгодное стратегическое положение и формально находившемся под контролем Турции. Англия стремилась включить Мосул в состав подмандатного ей Ирака, но, встретив противодействие со стороны США, Франции и Турции, в январе 1923 года, не дожидаясь окончания работы конференции, передала проблему Мосула на рассмотрение Лиги Наций под предлогом, что она «влияет на международные отношения и угрожает спокойствию во всем мире». В соответствии с решением, вынесенным, комиссией, специально созданной Лигой Наций, вся территория Мосульского вилайета должна принадлежать Ираку. В дальнейшем это решение было подтверждено Постоянной палатой международного правосудия в Гааге (ноябрь 1925 года) и Советом Лиги, который обязал Англию в течение шести месяцев заключить новый договор с Ираком, предусматривающий передачу ему Мосульского вилайета. 13 января 1926 года такой договор был подписан. 5 июня 1926 года Турция заключила договор с Англией и Ираком, по которому окончательно закреплялось присоединение Южного Курдистана (Мосульского вилайета) к Ираку.

В результате такого «решения» Мосульского вопроса курды оказались разделенными не только между Турцией и Ираном, но еще и Ираком. При этом не принималось в расчет, что Южный Курдистан населяли главным образом те курды, которые в меньшей степени, чем курда других районов Курдистана, подвергались ассимиляции в связи с отдаленностью от основных центров Турции и Ирана, повышенной концентрацией курдского населения и значительно большей национальной и политической активностью.

К этому моменту между Францией и Турцией развернулась борьба и за юго-западную часть Курдистана. Несмотря на то, что еще в 1919 году значительная часть юго-западных районов Курдистана была освобождена от французских оккупантов, Франция все еще стремилась путем дипломатического торга присоединить эти районы к зависимой от нее Сирии. В результате подписания 9 мая 1921 года с Турцией соглашения Бриана-Бежира, а затем и заключения заменившего его Анкарского соглашения от 20 октября 1921 года небольшая часть юго-западного Курдистана (аль-Джезира и Джабель аль-Акрад) была присоединена к Французской Сирии.

Революционная ситуация, сложившаяся к середине 20ых годов в Турецком Курдистане и Сирии, привела к дальнейшему усилению сотрудничества кемалистов с Францией и к подписанию нового антикурдского договора от 30 мая 1926 года, который явился как бы развитием турецко-французского соглашения от 20 октября 1921 года и подтверждал разделение юго-западного Курдистана между Турцией и Францией.

Таким образом, в результате заключения всех указанных выше соглашений курдский народ оказался в принципиально новом, более сложном положении, чем раньше. Если прежде борьба курдов за свои национальные права велась в основном против турок и персов, то в середине 20ых годов курдский вопрос возник также в Ираке и Сирии.

Начало 30ых годов ознаменовались зарождением антикурдского ирано-ирако-турецкого альянса, обусловленного мощной волной освободительного движения курдского народа. Сближение на антикурдской платформе привело к подписанию Ираком, Ираном, Турцией и Афганистаном Саадабадского пакта от 8 июля 1938 года, решающую роль в подготовке и заключении которого сыграла английская дипломатия, рассчитывавшая с его помощью укрепить пошатнувшиеся позиции британского империализма на Ближнем Востоке.

Статья 7 Пакта устанавливала: «Каждая из высоких договаривающихся сторон обязуется принимать меры, каждая в своей сфере, против создания и деятельности вооруженных банд, обществ и организаций, стремящихся свергнуть существующие институты, которые брали на себя ответственность за сохранение порядка и безопасности в любом районе, а также на границе договаривающихся сторон».

Об антикурдском характере Саадабадского пакта писала и английская «Таймс» в 1937 году: «Азиатский пакт должен помешать тому, чтобы курдский вопрос стал причиной споров между Турцией, Персией и Ираком, в которых имеется курдское население и которые имеют неприятности с этими воюющими горцами»13.

Кроме того, и в стратегических планах западных держав Курдистан, как и прежде, занимает далеко не последнее место и рассматривается как «ключ» к усилению их влияния в регионе.

Таким образом, все перечисленные соглашения носили открыто антикурдский характер и были направлены на отрицание законных прав курдского народа, который следует рассматривать прежде всего как совершенно самобытный народ с ярко выраженными этническими признаками.


§3. Курдистан и Запад сегодня.

Отношения западных стран и их союзников к курдской проблеме очень важны для курдов, так как борьба курдов за свои права сильно зависит от внешних факторов и не в последнюю очередь от позиции США и их европейских союзников.

Позиция Запада в курдском вопросе в целом определяется интересами западных государств в ближневосточном регионе, которые основываются на:


  • географическом положении Курдистана, его богатых природных ресурсах (прежде всего нефть и вода), существующих и планируемых транспортных коммуникациях и т.д.

  • отношение к курдам и их борьбе рассматривается через призму отношений США и Европы со странами региона (Турцией, Ираном, Ираком и Сирией), а также через призму соперничества с Россией.

  • принимается во внимание готовность самих курдов к сотрудничеству с Западом, их политическая и идеологическая платформа организационная сила.

Надо отметить, что США и многие ведущие страны Европы имеют большие экономические интересы в странах, разделивших Курдистан, и это, естественно, влияет на их позицию в курдском вопросе. Запад не рассматривает курдскую проблему как целостную проблему почти 40-миллионного народа, ведущего борьбу за свои права. Для современной международной политики существует внутренний курдский вопрос по отдельности в Турции, Иране, Ираке и Сирии. Поэтому у Запада (и не только у Запада) различные отношения к курдской проблеме в каждой из стран региона и оно зависит от уровня развития взаимоотношений западных стран с той или иной страной, разделившей Курдистан. Так, например, одно дело курдская проблема в Турции, которая является членом НАТО и ближайшим союзником Запада, и другое дело - курдский вопрос в Ираке, где у власти находится «ярый враг западной цивилизации» Садам Хусейн. В отношении Турции Запад в лучшем случае ограничивается декларированным осуждением турецких властей за нарушение прав человека и национальных меньшинств, а в отношении режима Садама Хусейна дело доходит до силового воздействия. На такой подход к курдам со стороны Запада не стоит обижаться. Это объективная позиция, которая основывается на реальном положении дел в современной международной политике. Такому положению дел во многом способствует и отсутствие единства в самом курдском национальном движении, несогласованность и вражда между политическими организациями в отдельных частях Курдистана, отсутствие общенациональных структур, выражающих интересы курдской нации на международной арене.

В последнее время на Западе получает распространение и признание восходящая к традициям европейского Просвещения идея универсальной ценности прав человека. Все более отчетливым становится стремление стран Европейского сообщества и США следовать в своей практической политике принципам защиты прав человека. Такой подход наглядно продемонстрирован на событиях в Косово, Чечне, Южном Курдистане. В этой связи уместно привести мнение экспертов Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), которые считают, что причиной войн будущего станет не желание отдельных государств доминировать на мировой арене, а тотальное нарушение прав человека и преследование национальных меньшинств, то есть так называемые этнические чистки. Мировое сообщество больше не будет мириться с такими действиями в отдельных странах, при этом может пострадать и право этих государств на суверенитет. В рамках этой, безусловно, гуманистической концепции курдская проблема является как бы лакмусовой бумажкой, которая может проявить истинные намерения государств объединенной Европы и США на практике отстаивать принципы нравственности и справедливости, к числу которых относятся и права человека.

Идеи защиты прав человека, которые сегодня доминируют в общественном мнении западных стран, открывают для курдов новые возможности в отстаивании своих национальных прав. Задача заключается в том, чтобы курды в лице своих политических организаций правильно воспользовались открывающимися новыми возможностями.

Когда мы говорим об отношении Запада к курдам, мы не должны забывать и об отношении самих курдов к Западу. Оно также неоднозначно. Разные курдские политические партии по-разному видят роль западных стран в решении курдской проблемы. К сожалению, в курдском движении есть силы, которые рассматривают США и Запад как заклятых врагов курдского народа. Их отношение во многом носит идеологизированный, эмоциональный характер. Он не имеет ничего общего с подлинными интересами курдов. На мой взгляд, недопустимо рассматривать США и Запад как врагов курдского народа, ссылаясь на их сотрудничество с государствами, разделившими Курдистан. Это недальновидная и даже антикурдская позиция, ведь нельзя одновременно ругать Запад и требовать от него поддержки.

Антизападные и антисионистские настроения среди части курдов восходят к временам конфронтации двух мировых систем – социалистической и капиталистической. Курды оказались весьма чувствительными к коммунистическим идеям. Не случайно в Сирии и Ираке были самые влиятельные компартии в регионе, которые возглавляли курды Халед Багдаш и Азиз Мухаммад. В целом негативное отношение части курдов к Западу отражалось и на, честно сказать, необъяснимом отношении курдов к Израилю. Курдский антисиметизм вообще парадоксален. В условиях противостояния Израиля с арабскими странами, которые в свою очередь жестоко подавляли любое проявление курдского национализма, некоторые курдские лидеры, дабы не обидеть своих «арабских братьев», занимали резкую антиизраильскую позицию. Такое положение необъяснимо ни с точки зрения здравого смысла, ни, тем более, с точки зрения интересов курдского населения.

Западные страны действуют, прежде всего, в собственных интересах. Но во многом и сами курды виноваты в нынешнем, не всегда благоприятном отношении Запада к их проблемам. Поэтому весьма актуальной сегодня стала задача трезвого анализа и пересмотра политики курдов к Западу и вообще к внешнему миру (в том числе и к России) в соответствии с новыми реалиями современного мироустройства. Надо констатировать неприятный для курдов факт, что у них отсутствует единая консолидированная позиция по внешним вопросам. Справедливости ради надо сказать, что в условиях разделенности Курдистана очень трудно сформировать единый подход к внешнеполитическим вопросам. В каждой части Курдистана политические организации вынуждены вырабатывать внешнюю политику исходя из реальных условий «своей» части Курдистана.

Некоторые курды, их политические организации пытаются противопоставлять позиции Запада и России в курдском вопросе. Они постоянно призывают и приглашают Россию использовать курдов в ее соперничестве с империалистическим Западом и Турцией. Раздаются также жалобы и обиды, что Россия, вопреки своим национальным интересам, не уделяет достаточного внимания курдской проблеме. На самом деле Россия неоднократно и небезуспешно разыгрывала курдскую карту в своей политике на Ближнем Востоке, в своих отношениях со странами этого региона. Об этом свидетельствует новейшая история курдов от Мустафы Барзани до недавней истории с Абдуллой Оджаланом. Опыт взаимоотношений России с курдами наглядно демонстрирует, что Россия именно использует курдов для решения своих собственных проблем во взаимоотношениях со странами проживания курдов. Курды постоянно становятся разменной монетой в сложных отношениях России со странами региона. При этом всегда курды остаются в проигрыше, становясь жертвами межгосударственных отношений России с Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Отношения с этими странами для России более приоритетны, чем судьба курдского народа. Такая ситуация вообще характерна для современных международных отношений, которые не отличаются категориями нравственности и справедливости. Нужно подчеркнуть недостаточную политическую зрелость некоторых курдских организаций и их лидеров во взаимоотношениях с другими государствами.

Поэтому курды должны понять, что не надо предлагать России, США или Европе использовать их для решения каких-либо проблем на Ближнем Востоке. Вопрос заключается в том, чтобы великие державы, имеющие действительно большие возможности влиять на страны, разделившие и угнетающие курдов, способствовали решению курдской проблемы. Проблема курдского народа должна стать самостоятельной проблемой современной международной жизни. Давно пора рассматривать курдскую проблему не как эффективный инструмент давления на Турцию, Иран, Ирак и Сирию, а как крупнейшую проблему выживания одного из древнейших этносов на нашей планете.

В заключение надо отметить, что Запад рассматривает проблему курдов как органическую часть более широкой проблемы Ближневосточного региона. Не вдаваясь в известные постулаты об интересах западных стран, связанных с нефтью и ее транспортировкой можно сказать, что, безусловно, он не заинтересован в коренной дестабилизации обстановки в этом стратегически важном районе, даже в угоду справедливого решения курдского вопроса. Бжезинский З. в своей книге «Великая шахматная доска» прямо заявляет, что США не заинтересованы в дестабилизации обстановки даже в Иране, который, как известно, проводит резкую антиамериканскую политику. Из этого следует, что решение курдской проблемы может носить поэтапный и эволюционный характер.

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница